Альфа-банк решил платить клиентам за продвижение своих карт |

Альфа-банк решил платить клиентам за продвижение своих карт | Вклады для молодёжи

“альфа”

Первая группа в начале 80-х годов имела прямое отношение к Московскому институту стали и сплавов (МИСИС). В 1981-1986 годах студентом этого вуза был Михаил Фридман, в 1982-1988 годах – Герман Хан. В этот же период в МИСИС учился Алексей Кузьмичев. Их общим преподавателем был Олег Киселев. В первой половине 80-х годов в МИСИС учился и Владимир Сурков, который, впрочем, вскоре перешел в институт культуры.

Фридман, Хан и Кузьмичев стали организаторами фирм “Альфа-Эко” и “Альфа-фото”. Пост председателя кооператива “Альфа-фото”, а затем гендиректора “Альфа-Эко” занимал Александр Файн, который был намного старше всех остальных партнеров (родился в 1936 году) и сделал неплохую карьеру:

к концу 80-х годов он был главным конструктором в КБ. Хан возглавлял в “Альфа-Эко” ключевой отдел оптовой торговли, Кузьмичев – международный отдел. Отделом рекламы в “Альфа-Эко” стал руководить Михаил Безелянский, некоторое время до этого заведовавший складом магазина “Книжный мир” (ныне “Библиоглобус”). У истоков “Альфы” стоял также Андрей Шелухин, бывший финансовый директор “Альфа-Эко”.

В настоящее время из организаторов “Альфы” в структурах компании не работает лишь Киселев, бывший руководителем “Альфа-фото” и “Альфа-Эко” до Файна, но разошедшийся со своими бывшими учениками и занявшийся собственным бизнесом. Впрочем, “развод” не носил скандального характера – в последнее время Киселев и Фридман активно сотрудничают в рамках бюро правления РСПП.

Таким образом, “Альфа”, как и другие крупные бизнес-структуры (группы Потанина, Ходорковского и др.) имеет ярко выраженное командное ядро, которое подвержено лишь минимальным изменениям. В данном случае это Фридман, Хан, Файн, Кузьмичев. В настоящее время Фридман является фактическим главой Альфа-банка, Хан представляет интересы “Альфы” в ТНК (в ранге первого вице-президента)

, Файн продолжает руководить торговой компанией “Альфа-Эко”, Кузьмичев занимается внешним связями (в том числе офшорами). В тоже время ветераны “Альфы” Безелянский и Шелухин, по некоторым данным, покинули руководство “Альфы” в 2000 году из-за разногласий с Фридманом.

Андрей Раппопорт, бывший в 1991-1996 годах председателем правления Альфа-банка, к “ядру” не принадлежал, что, возможно, и стало одной из причин того, что он достаточно быстро выбыл из команды Фридмана, когда именно на него возложили ответственность за неудачу “Альфы” на залоговых аукционах 1995 года.

Раппопорт начал свою карьеру в бизнесе в Донецке, а с Фридманом, по его собственным словам, познакомился, прочитав в газете объявление о вакантной должности председателя правления для только что созданного Альфа-банка. После ухода из “Альфы” он работал в ЮКОСе, а затем стал первым заместителем Анатолия Чубайса в РАО ЕЭС. С Фридманом он более не сотрудничал.

В период чековой приватизации активно действовал чековый инвестиционный фонд (ЧИФ) “Альфа-капитал”. В отличие от большинства своих “собратьев” он сохранился (в качестве ПИФа – паевого инвестиционного фонда). Показательно, что для привлечения вкладчиков “Альфа-капитал” использовал имидж космонавта Алексея Леонова, занимавшего пост президента фонда.

Выбор был сделан точно – Леонов – “живая легенда” российской космонавтики, первый человек, вышедший в открытый космос. К подобным пиаровским приемам прибегала не только “Альфа”, но она оказался чуть ли не единственной, кто после окончания приватизационного бума сохранил заслуженного генерала в своей структуре: Леонов занимает почетные посты президента ПИФ “Альфа-капитал” и вице-президента Альфа-банка.

В первой половине 90-х годов центрами империи “Альфы” были “Альфа-Эко” и Альфа-банк. Первое занималось торговым операциями, наиболее прибыльными из которых были нефтетрейдерские и “сахарные” (кубинское “направление” “Альфа” делила с “Менатепом”). Банк же быстро вышел в число ключевых игроков на российском финансовом рынке.

Среди крупнейших акционеров банка до сих пор числится фирма с “говорящим” названием ООО “Хан” (более 28% паев). Еще одна фирма, ООО “Безелянский”, имеет более 2% паев. Остальные фирмы-учредители не имеют столь ярко выраженных названий – по некоторым данным, большинство из них контролируется Фридманом. Так, он лично руководил фирмой “Альфа-Ом” (более 13% паев) – затем его сменил Шелухин.

От банка как отправной точки началась экспансия “Альфы” в промышленную сферу. Однако она носила противоречивый характер. Борьбу за контроль над Западно-Сибирским металлургическим комбинатом и Ачинским глиноземом “Альфа” вела, активно используя процедуру банкротства, но в обоих случаях была вынуждена отступить в пользу структур, близких к “семейной” группе.

В последнее время среди приоритетов “Альфы” выделяется телекоммуникационная сфера. В начале 2001 года в “Альфа-Эко” был создан департамент телекоммуникаций, который возглавил специалист в этой сфере Станислав Шекшня. В течение года были куплены крупные пакеты акций компаний “Голден Телеком” и “Вымпелком”.

“альфа” и политический лоббизм

На основе Альфа-банка Фридман начал формировать систему политических связей, которая превратила “Альфу” в одну из самых эффективных лоббистских организаций. В конце 1993 года в банке был введен пост президента (наряду с председателем правления), в функции которого входило представительство “Альфы” в публичном пространстве.

Этот пост занял Петр Авен – бывший министр внешнеэкономических связей, учившийся в МГУ вместе с Егором Гайдаром. Авен продал “Альфе” свою компанию ФинПА (“Финансы Петра Авена”), получив взамен более 9% акций банка (для своей компании с романтическим названием “Кальдерра”).

Вместе с Авеном в банк пришел его бывший коллега по Международному институту прикладного системного анализа в Вене, а затем и МВЭС Ильдар Каримов. В 1994 году он стал главным экономистом Альфа-банка, а вскоре – зампредом его правления. Также в 1994 году в банк пришел старый друг Авена Александр Гафин, который возглавил “пиаровское” направление “Альфы” в качестве вице-президента (заместителя Авена).

Однако лоббистский ресурс Авена уменьшился после ухода Гайдара из структур исполнительной власти. Поэтому возникла необходимость во включении в состав руководства “Альфы” человека, близкого к новому премьеру, что и было сделано с некоторым опозданием.

Как уже говорилось выше, в 1996 году председатель правления Раппопорт был уволен, и его место занял Леонард Вид. Высокопоставленный чиновник союзного правительства (бывший 1-й зампред Госплана), он работал и в российском кабинете министров, а в 1995 году стал председателем исполкома движения “Наш дом – Россия”, возглавляемого Виктором Черномырдиным.

В этот же период Альфа-банк становится одним из двух основных финансовых институтов-партнеров Министерства сельского хозяйства (из чиновников этого ведомства с “Альфой” наиболее тесно сотрудничал замминистра Леонид Холод), наряду с СБС-АГРО. Разумеется, такого успеха банк не мог достичь без выстроенных отношений с премьером.

Система политлоббизма “Альфы” приняла завершенный характер весной 1997 года, когда в компанию пришла группа специалистов по “пиару” во главе с Владиславом Сурковым, ране работавшая в “Менатепе”. В составе этой группы (на 1997 год) были следующие менеджеры:

– Владислав Сурков, зампред правления Альфа-банка. В настоящее время занимает пост заместителя руководителя администрации президента. 

– Александр Абрамов, начальник управления. В настоящее время – заместитель руководителя администрации президента. 

– Константин Ветров, менеджер управления. В настоящее время – председатель Комитета Госдумы по информационной политике. 

– Александр Антонец, менеджер управления. В настоящее время – заместитель министра сельского хозяйства. 

– Вячеслав Тимченко, менеджер управления. В настоящее время – вице-президент Тюменской нефтяной компании. 

В этот же период в систему “Альфы” приходят бывшие депутаты Госдумы Андрей Попов (Аграрная фракция) и Вадим Бойко (группа “Либерально-демократический союз 12 декабря”). В настоящее время Попов возглавляет Главное региональное управления президента (ранее он был начальником Главного управления по внутренней политике).

Приход Суркова и его соратников во власть породил версию об эксклюзивных отношениях между “Альфой” и администрацией президента. Однако это верно лишь отчасти. Контакты между Сурковым и “Альфой”, безусловно, сохранились (и это связано не только со старым знакомством с Фридманом, но и с фигурой Тимченко, оставшимся в системе “Альфы”).

Тот факт, что сурковская команда больше не замыкается на “Альфе”, подтверждает и переход Бойко в МДМ, являющийся составной частью “семейной” группы. Показательно, что в администрацию президента Сурков пришел первоначально тоже в качестве помощника Александра Волошина.

В настоящее время люди Суркова ушли из банка, а его место в качестве главного лоббиста занял Андрей Калмыков, занимавший до этого пост вице-губернатора Самарской области, близкий к Константину Титову. Но не менее примечателен тот факт, что он ранее входил в состав совета директоров “ЛогоВАЗа” как представитель областных властей.

После прихода в “Альфу” команды Суркова количество лоббистов в ее структурах увеличивалось за счет политиков. Так, в 1998 году первым заместителем председателя совета директоров Альфа-банка (то есть Фридмана) стал ушедший из администрации президента Олег Сысуев.

Он курирует региональные проекты “Альфы”, но как лоббист обладает куда меньшим потенциалом, чем во время пребывания на госслужбе. После парламентских выборов 1999 года в “Альфу” перешли работать некоторые депутаты, не избранные на новый срок. Так, вице-президентом “Альфа-Эко” стал Сергей Босхолов, а Аркадий Янковский был назначен гендиректором “Альфа-Эко-Новосибирск”.

Впрочем, попытка использовать политика (хотя и с предпринимательским прошлым) в качестве топ-менеджера, отвечающего за текущую деятельность компании (а не за “пиар” и лоббизм) завершилась неудачей – из-за разногласий с руководством “Альфа-Эко” Янковский осенью 2001 года покинул компанию.

В то же время менеджеры “Альфы” (исключая Ветрова, прошедшего по списку ЛДПР) не пополнили собой ряды нынешних думцев – инверсии не произошло. Некоторое время считалось, что “Альфа” тесно связана с группой “Народный депутат”, однако к этой версии стоит подойти критически.

“Нардепы” действительно работают в тесном контакте с Сурковым, который выступает во взаимоотношениях с ними в качестве “государева человека”, а не бывшего менеджера Альфа-банка. По информации “Новой газеты”, “Альфа” спонсировала избирательные кампании ряда членов группы.

Читайте также:  Реферат Иностранные инвестиции и их роль в экономике России

В Совете Федерации “Альфу” представляет Глеб Фетисов, делегированный от Воронежской области (это назначение подтвердило данные об отношениях “Альфы” с губернатором Владимиром Кулаковым). В течение длительного времени он занимал различные посты в “Альфа-Эко”.

“ренова”

Истоки создания “Реновы” следует искать в дружбе двух однокурсников по Московскому институту инженеров железнодорожного транспорта, которые учились в нем во второй половине 70-х годов. Один из них, Леонид (Лен) Блаватник, не закончив обучения, эмигрировал в США, где получил ученые степени в Колумбийском университете и Гарварде, занимался бизнесом (одной из его компаний стала “Эксесс индастриз, инк”).

Второй – Виктор Вексельберг, остался в СССР, окончил институт и аспирантуру, а с 1989 года стал предпринимателем. В 1991 году Блаватник и Вексельберг создали СП “Ренова”, две трети акций которого принадлежали фирме “Комвек” (одним из учредителей был Вексельберг), а одна треть – “Эксесс индастриз, инк”. Гендиректором компании стал партнер Вексельберга по “Комвеку”, юрист Владимир Балаескул.

Основные инвестиции “Реновы” были сделаны в алюминиевую отрасль. В течение 90-х годов компания поставила под контроль Уральский и Иркутский алюминиевые заводы, Богословский и Кандалакшский алюминиевые заводы, Каменск-Уральский металлургический завод, бокситовые рудники и другие предприятия.

Все они объединены в “Сибирско-Уральскую алюминиевую компанию”, контролируемую “Реновой”. Посты сопредседателей координационного совета СУАЛ занимают Вексельберг и близкий к свердловскому губернатору Эдуарду Росселю политик Виктор Якимов (он также является председателем палаты представителей Законодательного собрания Свердловской области).

Это не случайно, так как “Алюминиевая компания Урала”, контролируемая Росселем, владеет более 14% акций СУАЛ. В координационный совет СУАЛ также входят Блаватник, Балаескул, нынешний гендиректор “Реновы” Евгений Ольховик и руководители предприятий, включенных в состав холдинга.

СУАЛ является главным конкурентом “семейного” холдинга “Русал” в алюминиевой отрасли. Впрочем, при необходимости они объединяют свои усилия – как, например, при установлении контроля над “Иркутскэнерго”, связанным с вытеснением из компании старого менеджмента.

Одним из первых “опытов” “Реновы” на российском рынке стала успешная борьба за контроль над Владимирским тракторным заводом. В дальнейшим этот проект перестал быть для компании приоритетным – его основным результатом стало установление тесного контакта между “Реновой” и Иосифом Бакалейником, долгое время бывшим заместителем гендиректора завода, получившим диплом в области управления в США и избранным при поддержке “Реновы” гендиректором в 1994 году после грамотно проведенной пиар-компании в СМИ. В настоящее время Бакалайник является доверенным человеком “Реновы” в качестве первого вице-президента ТНК.

Альфа-банк решил платить клиентам за продвижение своих карт

Альфа-банк решил отказаться от рекламы своей дебетовой карты и вместо этого платить своим клиентам по 500 рублей за ее рекомендацию друзьям, рассказал «Ведомостям» представитель банка.

Клиент банка получит 500 рублей после того, как отправит ссылку на оформление бесплатной дебетовой «Альфа-Карты» своему другу и тот совершит первую покупку. При этом друг также получит 500 рублей. Новый клиент банка, оформивший дебетовую карту на промо-странице, также после первой покупки получит 500 рублей.

Директор по маркетингу и коммуникациям Альфа-Банка Алексей Гиязов считает, что в нынешней экономической ситуации такая реферальная программа будет работать даже эффективнее, чем в «мирное время», ведь возможность заработать, пусть и небольшие, деньги всегда вызывает интерес.

Крупные банки начали запускать акции для клиентов в связи с коронавирусом

Банк рассчитывает, что программа «Заработайте на Альфа-банке» принесет до конца года как минимум 100 000 новых карт, а ее эффективность окажется на 30% выше, чем классической рекламной кампании. Она оценивается как отношение маркетинговых затрат к количеству новых карт, пояснил Гиязов. Он не назвал сумму, какую банк потратил бы на обычную рекламу дебетовых карт с таким же эффектом.

Но если при открытии каждой новой карты банк обещает платить по 500 рублей и новому клиенту и тому, кто ее ему порекомендовал, то затраты на программу составят как минимум 100 млн рублей. Расходы банка на рекламу и маркетинг в 2022 году составили 5,4 млрд рублей, свидетельствуют данные из его отчетности по МСФО.

Двойной обман: как мошенники выманивают деньги россиян, используя тему COVID-19

Сроки действия новой программы будут зависеть от ее востребованности. Если ожидаемого эффекта не будет, то она будет закрыта. А если «полетит», то банк будет ее развивать за счет новых инвестиций и распространения на другие продукты и сервисы. Клиенты смогут получать деньги не только за друзей, пришедших в банк по их рекомендации, но и за тех, кого приведут друзья, то есть «за всю цепочку», рассчитывает Гиязов.

Подобный способ продвижения карт используют и другие крупные банки, в том числе «Открытие», Промсвязьбанк, «Тинькофф банк», «Почта банк» и Рокетбанк. По мнению основателя платформы автоматизации маркетинга Mindbox Ивана Боровикова, он затрагивает обычно клиентов с низким доходом и нулевой лояльностью, которые переходят от банка к банку в поиске скидок. А эффективность программ сетевого маркетинга измеряется не в том, сколько клиентов банк смог привлечь, а в том, сколько он на них заработал и сколько смог удержать, отметил эксперт.

Вечная музыка: зачем альфа-банку самый дорогой в россии фестиваль

Как крупнейший частный банк создал самый дорогой в России фестиваль электронной музыки Alfa Future People и за счет чего рассчитывает его окупить

В поле на берегу Волги — белая голова робота-андроида высотой с восьмиэтажный дом с красной буквой «А» на макушке. Челюсть андроида опускается вниз, внутри оказывается «диджейка» — диджейский пульт и сам диджей. Внизу двигается в ритм бита огромная толпа с восторженными лицами, в которой есть, например, люди в костюмах роботов и мышей. Так в прошлом году выглядела главная сцена фестиваля электронной музыки Alfa Future People (AFP), который с 2022 года организует Альфа-банк.

AFP — самый дорогой музыкальный фестиваль в России, и конкуренты называют его бюджет «космическим». Дорого здесь все — и артисты из топ-10 мировых хит-парадов, и декорации, каких не строит больше ни один российский фестиваль, и инфраструктура. Ежегодный бюджет AFP, на котором в этом году ждут 50 тыс. человек — почти 500 млн руб., а у почти 180-тысячного «Нашествия», по оценкам конкурентов, — около 150 млн руб. То есть на одного зрителя AFP тратит почти в десять раз больше денег — около 10 тыс. руб. против примерно 1 тыс. руб. на «Нашествии». Зачем крупнейший частный российский банк так щедро инвестирует в электронную музыку?

Техно вместо симфоний

В 1994 году Альфа-банк решил строить свой маркетинг на концертах знаменитых музыкантов: Рэя Чарльза, Пола Маккартни, Стинга. «Мы были банком московского масштаба, тратили на это десятки, сотни тысяч (долларов. — РБК), а получали огромный интерес, все просили билеты», — говорит РБК совладелец «Альфа-Групп» миллиардер Михаил Фридман.

Фридман и был автором этой идеи, вспоминает Александр Гафин, бывший начальник отдела маркетинга и рекламы и член совета директоров Альфа-банка. «Он очень увлекается музыкой, хорошо знает многие жанры и сам прекрасно играет на фортепиано», — говорит Гафин. Фридман действительно связан с музыкой давно: в школе он играл в рок-группе, а на третьем курсе МИСиСа организовал студенческий клуб, в котором проводились дискотеки и концерты.

В начале 1990-х Россия, вспоминает Гафин, для западных артистов была темным пятном, и поездка сюда «была равносильна поездке в воюющий Афганистан». «Многие наши клиенты знали западных звезд по записям и пластинкам, но вживую никогда их не видели», — говорит он.

Первым Альфа-банк привез Рэя Чарльза в 1994 году, через год — Элтона Джона. Концерт был двухдневным, и музыкант улетал ночевать в Париж, потому что боялся ночевать в Москве, вспоминает Гафин. Потом каждый год Альфа-банк привозил все новых звезд — Тину Тернер, Робби Уильямса, Aerosmith. «Мы всегда на этом деньги теряли, но мы считали, что это несопоставимые расходы по сравнению с тем эффектом, который мы получали», — отмечает Фридман.

В основном концертный маркетинг был нацелен на крупных VIP-клиентов и корпоративный бизнес. «Люди не были так избалованы, как сейчас, к нам обращались за помощью достать билеты на эти концерты люди совершенно из разных слоев общества: крупные чиновники, депутаты. Это давало возможность знакомиться с потенциальными клиентами и партнерами», — объясняет Гафин.

Практически каждый год банк устраивал по одному концерту, и так продолжалось до 2022 года. «Концепция была в том, чтобы привозить звезд, которые ни разу не были в России. Из таких к 2022 году остались только Radiohead и Lady Gaga», — говорит сменивший Гафина Виктор Шкипин (сейчас перешел в «ВымпелКом» на должность директора по развитию финансовых продуктов, но остается директором AFP). В 2022-м, на свое 20-летие, Альфа-банк «выкрутился» и провел световое 4D-шоу на Воробьевых горах, куда пришло 800 тыс. человек (мероприятие совпало с Днем города). Зарубежных звезд на шоу не было — ограничились Валерием Сюткиным и «Би-2».

В 2022-м Альфа-банк концертов не устраивал. В банке давно понимали, что из-за прихода новых конкурентов теряют в работе с розничными клиентами молодежную аудиторию и регионы, и отдел маркетинга искал новые идеи для продвижения. Фридман предложил провести фестиваль электронной музыки.

«Идея у меня родилась, потому что мне дочка рассказала про фестиваль Tomorrowland, — вспоминает Фридман. — Я сам уже вышел из этого возраста, когда увлекаются электронной музыкой, но тем не менее слышал, конечно, про Ибицу».

Tommorrowland, о котором Фридману рассказала его 16-летняя дочь, — это один из крупнейших электронных музыкальных фестивалей в мире. Обычно он проходит в окрестностях Антверпена в Бельгии. В прошлом году юбилейный десятый фестиваль собрал больше 300 тыс. человек.

Шкипин уже организовывал 4D-шоу и концерт U2 в «Лужниках» и всегда был неравнодушен к электронике, поэтому идея ему понравилась, и он взялся за реализацию. При этом Фридман не ставил четких бизнес-задач, которых нужно достичь за счет фестиваля. «Установки конкретно зарабатывать деньги я не давал, — вспоминает он. — Я сказал: вы посчитайте, это вообще приемлемо для вас? Они считали-считали, а потом говорят: мы готовы рискнуть. Ну давайте рискните».

Гафин, ушедший из Альфа-банка, к идее до сих пор относится скептически: он считает, что «большие деньги любят симфоническую музыку». Шкипин горячо возражает: «Это те люди, которые через пару-тройку лет будут активно брать кредиты, автокредиты и ипотеку, а те, кто слушает классическую музыку, — либо без денег, либо уже клиенты private banking».

Пастух, $300 и диджеи из топ-5

До того как Альфа-банк решил заняться электронной музыкой, самым масштабным электронным фестивалем на постсоветском пространстве был «Республика КаZантип», говорит диджей и продюсер Владимир Фонарев. Но после присоединения Крыма к России у фестиваля возникли сложности, организаторы попытались перенести его сначала в Грузию, потом в Камбоджу, но популярностью в этих странах он не пользовался. В 2022 году власти Крыма официально запретили проводить у себя «КаZантип».

Кроме «KaZантипа» существовали нишевые фестивали, например Outline, ориентированный в основном на одно электронное направление — техно, мероприятия «Радио Record» (фестиваль-концерт «Пиратская станция», франшиза Sensation White и др.) и мероприятия, организованные Global Clubbing (Fruit Vibrations, Adventure The Music). Каждое из них собирало не больше одного-двух десятков тысяч человек.

Читайте также:  Методическое пособие "Решение финансово-экономических задач средствами Excel для практических работ студентов" | Учебно-методическое пособие по информатике и икт (11 класс) на тему: | Образовательная социальная сеть

AFP по задумке организаторов должен был стать федеральным фестивалем, поэтому было решено проводить его за пределами Москвы. Место искал тогдашний генеральный подрядчик фестиваля — компания Zeppelin и ее генеральный директор Дмитрий Ашман.

Поиски привели его на заброшенный аэродром на берегу Волги в Большом Козино Нижегородской области. «Нам нужна была точка, куда можно было бы добираться из всех городов, — рассказывает Ашман. — Нижний Новгород отлично подходил». Роль сыграло и то, что Ашман был давно знаком с вице-губернатором Нижегородской области Дмитрием Сватковским. «Мы обратились к нему, ему идея понравилась, и он нам всячески помогал», — рассказывает Ашман. Сватковский от разговора с РБК отказался, но через пресс-службу передал, что «быстро нашел общий язык с Михаилом Фридманом».

Площадку под фестиваль готовили с нуля. «Наша первая инвестиция составляла $300 — столько мы заплатили пастуху, чтобы он на месяц перегнал стадо на другую сторону поля, — вспоминает Шкипин. — Нам пришлось привезти 2 тыс. грузовиков с щебенкой, чтобы засыпать парковку. После этого часть щебенки растаскали местные жители. «Билайн» уложил оптоволоконный кабель от Нижнего Новгорода — его перерубили экскаватором прямо во время фестиваля. Так что все приходилось делать со скидкой на российские реалии».

В лайнапе (списке выступающих первого фестиваля) было 19 артистов, пять из них, в том числе Skrillex, Avicii и Arty, были из топ-10 мирового рейтинга диджеев 2022 года, по версии DjMag.

В «Альфа-кемпинг» организаторы поставили несколько тысяч брендированных палаток Альфа-банка, в которых уже лежали спальник, пенка, бутылка воды и презервативы с символикой AFP. «Так не заморачивается ни один фестиваль», — гордится Шкипин.

В качестве промо команда фестиваля раздала бесплатно 1,5 тыс. билетов тогдашним выпускникам нижегородских вузов, устраивали розыгрыши билетов на «Европе плюс». В итоге получил то количество зрителей, на которое рассчитывал — около 30 тыс. человек. Билеты в тот год стоили в среднем 2,5 тыс. руб.

В 2022 году фестиваль начал поднимать цены на билеты — 2,5 тыс. руб. они уже стоили только на самом старте продаж, а ближе к фестивалю цена доходила до 5 тыс. руб. Кроме этого фестиваль начал расширяться — вместо двух сцен было устроено пять (для сравнения, на Tomorrowland их в среднем 14), музыкантов было уже более 100, расширилась парковка.

Хотя билеты и подорожали, на второй фестиваль приехали уже 40 тыс. человек, а сцена стала самой большой в стране. «Даже декорации для Дня России на Красной площади, которые мы делали, были меньше — 20 м», — говорит основатель компании-подрядчика AFP по декорациям D-Construction Павел Шлямин. После AFP 2022 года D-Construction пригласили делать декорации для крупнейшего зарубежного фестиваля (см. инфографику на с. 34)  — Electric Daisy Carnival в Лас-Вегасе.

Из-за скачка курса доллара в 2022 году организаторам AFP пришлось быть уже скромнее в приглашении звезд: из первой десятки DjMag того же года не было никого, из топ-100 выступали Deadmau5 (25-е место), Steve Angello (31-е место), Snake (32-е место) и Paul van Dyk (41-е место). Но в удешевлении рубля нашлись и плюсы: на фестиваль поехали не только россияне, которые раньше ездили на электронные фестивали в Европу, но и иностранцы.

Отчасти чтобы не упустить этот шанс, в этом году Шкипин не стал экономить на артистах. В 2022 году AFP пройдет одновременно с Tomorrowland и частично повторит зарубежного конкурента в хедлайнерах: и там и там будет выступать Axwell Ingrosso, Армин ван Бюрен, Dimitri Vegas & Like Mike и Martin Garrix. Вместо этого решено было отказаться от «Альфа-кемпинга» с брендированными палатками и строительства моста на соседний остров, который организаторы возводили два предыдущих года.

«Билет на Tomorrowland в 2022 году стоит €270, — говорит Дмитрий Невелич, который едет на AFP уже второй раз. — Если ехать на AFP из Москвы, то потратишь 2 тыс. руб. на «Ласточку» туда и обратно, на пресейле билет на фестиваль можно купить за 3 тыс. руб., на еду и алкоголь за три дня потратишь максимум 7 тыс. руб. Получается €150–200 со всеми издержками. При том что лайнап вполне сопоставимый». Правда, Григорий, который тоже не впервые едет на фестиваль, жалуется на гигантские очереди на входе на территорию AFP: в прошлом году он простоял в ней больше трех часов. «Мне кажется, просто не хватало сотрудников», — говорит он. Впрочем, доля покупок билетов из-за рубежа пока не превышает 5%, признает Шкипин.


Совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман предложил создать Alfa Future People, узнав от дочери о фестивале Tomorrowland в Антверпене. Теперь он уверен, что из-за изменения структуры всего шоу-бизнеса фестивали танцевальной музыки как жанр перспективнее концертов мегазвезд. Звезд масштабов The Beatles, возможно, не будет уже никогда.

Распознавание лиц, виртуальная реальность и диагностика рака

«Я где-то прочитал статью про фестиваль Burning Man, — говорит Фридман. — Там такая комбинация между фестивалем, всякими гаджетами, компьютерными делами, техникой. Мне показалось, что это интересно и для нас как для банка, потому что туда едет молодежь достаточно продвинутая, как правило, уже не бедная, более или менее успешная».

Как и хотел Фридман, AFP стремится стать крупной техновыставкой. Технозона на фестивале за два года выросла с одного до пяти шатров. В этом году здесь покажут шлемы виртуальной реальности — Oculus Rift, печку Biolite, которая позволяет преобразовать энергию горения дров в электрическую, российского робота Any Walker, электроскутеры, технологии для «умного дома» и нейропилотирование тараканов-киборгов, которыми можно управлять при помощи мысли. Также на фестивале будет работать «распознавание лиц» — при помощи российского приложения FindFace зрители, давшие согласие на это, будут идентифицированы и получат свои фото с фестиваля.

Большинство гаджетов и устройств команда AFP закупает и привозит сама, рассказывает Анастасия Ярынич, ответственная за работу с технологическими партнерами: «Мы мониторим все последние конференции, выставки и Kickstarter, выбираем новинки. Примерно за месяц до фестиваля заказываем все что нужно». Часть партнеров привозят свои разработки самостоятельно — в основном это касается российских компаний.

С партнерами у AFP бартерные отношения: «Мы им — место в выставочном шатре, они нам — презентацию технологии, — поясняет Ярынич. — Чем более интересна нам технология, тем больше мы готовы идти навстречу».

«Мы считаем, что участие в AFP должно привлечь новых посетителей на наш квест и заинтересовать представителей из других регионов в сотрудничестве», — делится надеждами представитель компании — организатора квестов виртуальной реальности Fribrum Дарья Скорцова.

Кроме технологий на AFP есть много видов спорта — от волейбола до американского футбола. «Еще мы делаем большой шатер вместе с Центром профилактики рака, там идет обследование на серьезные заболевания — на онкологию, гепатит, СПИД и т.д. В обычном мире такой тест стоит около 1,5–2 тыс., а у нас его делают бесплатно. Это тоже наша инвестиция», — рассказывает Шкипин. Это его личная инициатива — несколько лет назад из-за поздней постановки диагноза от рака умер его близкий родственник.

Технофестивалей в России пока меньше, чем музыкальных, но их популярность набирает обороты. В Москве, например, в формате «техноярмарок» уже проходят Geek Picnic и Фестиваль науки, в этом году на совместном фестивале «Радио Record» и «ВКонтакте» в Санкт-Петербурге тоже будет зона инноваций. На гибридный формат переходит и Tuborg Green Fest, который в этом году сделает пять направлений: музыка, спорт, еда, стиль и арт.

Брендам фестивальный формат продвижения интересен, говорит старший менеджер по PR и коммуникациям Lenovo в России и СНГ Марат Ракаев. Последние три года Lenovo устраивает свой музыкальный фестиваль Lenovo Fest в нескольких российских городах. «Городские ивенты с точки зрения эффективности для бренда — на втором месте после телевизора», — говорит он. По словам Ракаева, после прошлогоднего фестиваля кривая продаж нового смартфона Lenovo Vibe Shot резко пошла вверх. Правда, компания предпочитает делать свой фестиваль, а не спонсировать чужие, потому что «можно делать что угодно, а не один баннер и две растяжки».

Крупных спонсоров по организации технологической зоны у AFP в этом году нет. Фестиваль пока ориентируется в основном на no name компании, признает Ярынич.

Окупить затраты на покупку и привоз гаджетов организаторы пытаются за счет того, что часть технологических развлечений (например, виртуальная реальность) платная (стоит от 100 до 400 руб.). Но Шкипин надеется, что технологии и спорт сделают вклад в общий имидж фестиваля, а тот уже привлечет спонсоров не именно в зону технологий, а в целом на мероприятие.

«Мы сознательно примерно треть денег (около 160 млн руб. — РБК) тратим на дневные мероприятия. Изначально мы понимали, что не так сложно сделать что-то массовое, где люди сами собой занимаются и водку из багажника пьют, а можно действительно приморочиться — это стоит дорого, но дает простое следствие: с тобой начинают работать более серьезные партнеры, которым интересна эта аудитория», — говорит Шкипин.

Как отбить 500 млн руб.

Организация AFP в первый год обошлась Альфа-банку примерно в $10 млн. Потом сумма в долларах уменьшилась из-за скачка курса, в рублях оставшись прежней — около 500 млн руб. (Шкипин настаивает, что каждый год эта сумма уменьшается). По его словам, сейчас это существенная часть маркетингового бюджета банка, который всегда был «достаточно скромным».

«Четверть денег мы тратим на артистов, треть — на дневные мероприятия, 15–20 млн руб. — на рекламу, остальное — на инфраструктуру, охрану и логистику», — говорит Шкипин. Затраты на охрану периметра фестиваля он называет «огромной статьей расходов» (не называя конкретную сумму). Обычно бюджет фестивалей делится иначе: треть — на артистов, треть — на инфраструктуру и треть — на рекламу. Но на рекламе Шкипин экономит: мало использует наружку, а интернет-рекламу закупает у агентств по контрактам Альфа-банка с большими скидками.

Фридман рассчитывает, что AFP выйдет на окупаемость в отличие от концертов, которыми банк занимался с середины 1990-х. «Начинать такого рода мероприятие нужно только в том случае, если ты убежден, что это в худшем случае станет безубыточным, — говорит Фридман. — Если это глубоко убыточное [мероприятие], то пять лет ты его сделаешь, а на шестой год будет тяжелая ситуация, надо будет резать расходы, и первой жертвой падет фестиваль. А мы хотим делать что-то, что жило бы долго». Один из сотрудников Альфа-банка, попросивший об анонимности, улыбается: «Это не был бы наш акционер, если бы он не хотел это окупить».

Организаторы других музыкальных мероприятий в один голос говорят, что не знают, как «отбить» почти 500 млн руб., которые тратятся на организацию фестиваля. «По стандартной фестивальной модели этот проект окупить невозможно», — говорит Григорий Таран, коммерческий директор Global Clubbing. «Абсолютно нереально», — соглашается продюсер «Нашествия» Юрий Донцов.

Шкипин уверен, что AFP в 2022 году выйдет в ноль, то есть Альфа-банк вернет свои годовые затраты. Основных источников дохода у любого фестиваля два — продажа билетов и взносы спонсоров. Так же рассчитывает заработать и Шкипин, хотя обычно «брендированные» фестивали других спонсоров не привлекают. Организацией собственных фестивалей занимаются, например, «Балтика» (фестиваль Tuborg GreenFest) и «МегаФон» (MegaFonLive). Сторонних спонсоров никто из них не привлекает.

В прошлом году за счет других спонсоров и продажи билетов AFP выручил примерно 250 млн руб., покрыв половину затрат Альфа-банка, утверждает Шкипин. В этом году он рассчитывает покрыть расходы уже на 60–70%. По расчетам РБК, билеты в этом году должны принести примерно 200 млн руб.

Спонсоры, без учета Альфа-банка, должны принести больше 100 млн руб., ожидает Шкипин. В списке спонсоров 2022 года, например, MasterCard, «Билайн», производитель жевательной резинки Mentos, часовой бренд Tag Heuer, вода Perrier, энергетический напиток Effect и United Card Services. В прошлом году Шкипин говорил изданию Meduza, что спонсорский взнос составляет $187 тыс. (сейчас он сказал РБК, что в прошлом году это было $30–100 тыс., то есть по среднегодовому курсу 2–7 млн руб.). В этом году, по его словам, сумма взноса выросла в разы. «Но величина взносов очень разная, — уточняет он. — Есть крупные спонсоры, которые дают по полумиллиона долларов, но если у кого-то есть миллион рублей, то мы не отказываемся и от этого».

MasterCard в качестве спонсорского взноса предоставляет фестивалю браслеты с функцией бесконтактной оплаты PayPass. Организатор одного из конкурирующих фестивалей считает, что в денежном эквиваленте такой взнос мог бы дойти до €600 тыс. До этого MasterCard с музыкальными фестивалями в России не сотрудничал. «На других фестивалях все покупали за кэш, им это было неинтересно. Мы сразу объявили, что у нас территория без наличных», — рассказывает Шкипин. Представитель MasterCard называет сотрудничество с AFP «очень успешным». «Зрители — это активная молодежь, люди, которые во многом определяют будущее и ищут для себя новые возможности, и все они на практике могут опробовать современную платежную технологию», — объясняет он.

Читайте также:  Отзывы о страховой компании СОГАЗ-Жизнь — 44 отзыва отзывов клиентов, решено 2 проблемы

Но «продуктовое» партнерство, как в случае с MasterCard, — скорее исключение. Абсолютное большинство партнеров оплачивает свой взнос деньгами, утверждает Шкипин. «В этом году AFP подписывает только денежные договоры», — подтверждает Максим Гусев, директор дивизиона «напитки» Московской пивоваренной компании, выпускающей энергетик Effect. По словам Гусева, благодаря AFP компания рассчитывает «донести до потребителя концепцию бренда».

Максимум зрителей, которых фестиваль может принять на нынешней площадке, — 75–80 тыс. человек. Выходит, потолок дохода от билетов при нынешних ценах — около 300 млн руб. Чтобы окупить расходы, спонсоры должны приносить Шкипину около 200 млн руб., или почти $3 млн. Конкуренты считают эту сумму нереальной. «У нас поиском спонсоров занимаются 70 человек, и все равно гораздо большую часть денег фестиваль зарабатывает на билетах», — говорит Донцов.

Больше половины бюджета спонсоры приносят, например, «Пикнику «Афиши», но при этом фестиваль никогда не собирал больше $1,5 млн с учетом пакета генерального спонсора и всех более мелких пакетов, отмечает бывший программный директор «Пикника «Афиши» Юрий Сапрыкин. «Во-первых, мы не пикник городского масштаба, а федеральный рейв, а во-вторых, мы уже собираем больше $1,5 млн», — парирует Шкипин.

Эта музыка будет вечной

Если первый фестиваль Альфа-банк провел с помощью Zeppelin, то для второго Шкипин уже набрал собственную команду, которую банк выделил в отдельную «дочку» — ООО «АФП». В перспективе AFP может стать вполне самостоятельным бизнесом. «Я думаю, что можем создать какую-нибудь структуру и представители менеджмента смогут стать совладельцами этого проекта, — говорит Фридман. — Это скорее перспектива, четкого плана нет, но если менеджмент построит этот бизнес, да еще и прибыльный, то мы будем настроены на то, чтобы они за свою работу получали не только зарплату, но и часть прибыли».

Сейчас в ООО «АФП» работает около 20 человек — среди них есть люди, которые отвечают за букирование артистов, поиск партнеров для зоны технологий и зоны спорта, кейтеринг и продажу билетов, три человека отвечают за работу со спонсорами и партнерами, есть ответственные за бытовые и технические райдеры артистов, застройку территории, кемпинг и парковку.

«AFP для меня — одно из самых запоминающихся событий с точки зрения организации, — говорит диджей Владимир Фонарев, выступавший на AFP в 2022 году. — Все функционировало как часы: в распоряжении артистов машина, они точно знают время выступления, пресс-конференций. Есть человек, который ведет артиста и решает все вопросы и по выступлению, и по логистике».

То же, что и с организацией, произошло и с билетами — вместо того чтобы продавать их через сторонние сайты, организаторы фестиваля в этом году сделали свой собственный «движок» для продажи, чтобы не платить комиссию агентам (она может составлять около 10%, по оценке основателя Data Insight Бориса Овчинникова). В итоге через собственный сайт ООО «АФП» продало 90% билетов, сэкономив на этом «приличную сумму», отмечает руководитель билетного направления АФП Станислав Завьялов. По оценкам РБК, экономия могла составить около $250 тыс.

Вокруг AFP Шкипин начал выстраивать и другие мероприятия. «С одним фестивалем мы пока в минусе, поэтому мы стараемся добирать какими-то другими активностями, которые создадут общую рентабельность», — говорит он.

В 2022 году прошла первая премия диджеев Alfa Future Awards. В этом году пройдет VIP-фестиваль AFP в Сочи. ООО «АФП» купило права на проведение шоу Армина ван Бюрена в марте 2022 года в «Олимпийском». Кроме того, как утверждает Шкипин, ООО «АФП» выступает как субподрядчик на чужих корпоративных мероприятиях. Но что из этого будет приносить деньги, пока неясно.

Конкуренты уже думают, что с финансовым ресурсом Альфа-банка команде AFP удастся захватить российский рынок событий в области электронной музыки. «При полном отсутствии конкурентов, имея такую финансовую подушку, Альфа-банк может монополизировать рынок, чем он и займется, — считает Ашман. — Скорее всего, в краткосрочной перспективе это не очень выгодно. Но в долгосрочной — это очень большой рынок, и западные примеры это подтверждают, где EDM (Electronic Dance Music) занимает уже 30–40% рынка».

По оценкам Тарана, аудитория электронной музыки в России — около 6 млн человек, и хорошо, если 1% ее регулярно ходит на какие-либо мероприятия. Шкипин, впрочем, оценивает свою аудиторию шире: «Все, кому интересен содержательный и качественный отдых и технологии». «Ниша гораздо больше, чем многие о ней думали. Мы надеемся, что рано или поздно часть публики будет приезжать на фестиваль, днем ходить по техноярмарке, а вечером уезжать, потому что музыка не нравится», — говорит он.

Другие игроки на рынке электроники присутствие Альфа-банка уже почувствовали. «Если букинг-агент обращается к артисту с просьбой выступить на фестивале, который носит имя серьезной коммерческой структуры, то гонорар вырастает в N раз, — утверждает Таран. — Skrillex получил баснословный гонорар, в разы превышающий нормальный. Теперь, если кто-то захочет его привезти, шансы сделать это за вменяемые деньги очень низки». Гонорар Skrillex, который входил в топ-10 рейтинга диджеев, по оценкам конкурентов, мог составить более €500 тыс., говорит один из организаторов электронных фестивалей в России, попросивший об анонимности.

«Больше €600 тыс. мы пока никому не платили, — отмечает Шкипин. — Но, черт возьми, это большие деньги за часовой сет». Для сравнения, гонорар русских популярных исполнителей формата Сергея Шнурова («Ленинград» — один из наиболее коммерчески успешных российских музыкальных проектов) ближе к €100 тыс., по мнению Донцова. Гонорары западных звезд уровня Red Hot Chili Peppers исчисляются миллионами евро, говорит Сергей Мельников, глава продюсерского агентства «Мельница» и организатор фестиваля Park Live.

«Клубы могут переживать, но они просто не могут себе позволить взять звезд уровня Skrillex, их математика это не отобьет, — говорит Шкипин. — Надо будет билеты продавать за $200, но никто их не купит на электронику за такие деньги».

Кроме выросших цен конкуренты жалуются и на то, что AFP просит выступающих на фестивале артистов об эксклюзивности. Так, например, произошло в этом году с диджеем Виктором Строгоновым, который в этом году выступает на AFP и отказал фестивалю Adventure (его проводит Global Clubbing). Сам Строгонов называет это «совершенно нормальной практикой» для крупных фестивалей, если они стоят рядом по датам.

Впрочем, долго конкурировать за одного артиста вряд ли придется. Новые звезды в электронике появляются гораздо чаще, чем в других жанрах, говорит Фонарев. Фридман, хоть и не увлекается электроникой, тоже уловил этот тренд. «Структура шоу-бизнеса меняется, и сейчас звезд такого масштаба, которые были раньше, по определению не будет, — рассуждает он. — Слишком много каналов коммуникации с людьми. Поэтому жанр концертов мегазвезд, которые мы делали раньше, умирает по технологическим причинам. Жанр фестивалей более живуч в таких обстоятельствах, а танцевальная музыка будет существовать практически вечно. С момента, когда под камлания шаманов люди танцевали, почти ничего не изменилось».​

Банки выводят цифру

На финансовом рынке возобновилась тенденция сепарации IT-подразделений. Новую структуру уже зарегистрировал Альфа-банк, такие же планы есть у «Ренессанс Кредита», Абсолют-банка и «Зенита». В первую очередь банкиры рассчитывают, как и раньше, на льготы, введенные более года назад для IT-сектора и расширенные на фоне военных действий на Украине. Самая большая экономия, по словам экспертов, ожидается на фонде оплаты труда.

Альфа-банк 30 мая зарегистрировал IT-компанию «Альфа Диджитал», следует из данных «СПАРК-Интерфакс». Она будет развиваться как центр IT-разработки банка, и в перспективе — как поставщик цифровых решений для внешних заказчиков, пояснил “Ъ” HR-директор банка Марат Исмагулов. К январю 2023 года в «Альфа-Диджитал» переведут около 1,2 тыс. сотрудников: разработчиков, аналитиков и др. В дальнейшем команда может вырасти до 5 тыс. специалистов (всего у Альфа-банка 7,1 тыс. сотрудников IT и Digital).

«Переход в IT-компанию также даст возможность сотрудникам получить льготы от государства (льготную ипотеку и отсрочку от армии)»,— пояснил господин Исмагулов.

Помимо этого, банк переведет часть своих программных решений в реестр отечественного ПО, а затем передаст их на баланс «Альфа Диджитал».

У IT-компаний сейчас есть ряд преференций, введенных в 2021 году и после начала военных действий на Украине. В частности, нулевая ставка налога на прибыль в 2022–2024 годах, пониженные страховые взносы, освобождение от НДС для программного обеспечения и баз данных из российского реестра. А также льготная ипотека для IT-специалистов и отсрочка от армии.

Подобные IT-компании уже есть у Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Совкомбанка, Тинькофф-банка. Теперь их может появиться еще больше. Как сообщил “Ъ” старший вице-президент по IT и цифровой трансформации бизнеса «Ренессанс Кредита» Денис Сотин, банк «анализирует опцию создания или приобретения ИТ-компании». В Абсолют-банке решение по этому вопросу примут «в течение месяца». «Зенит» рассматривает возможность создания дочерний IT-компании.

Партнер Taxology Алексей Артюх отмечает, что тренд создания IT-подразделений коснулся не только банков, но и других отраслей.

Однако до недавнего времени «существовал риск того, что налоговые органы увидят в этом уклонение от налогов за счет “дробления” бизнеса. Ситуация изменилась после того, как ФНС в марте официально заявила, что не будет рассматривать подобные случаи как злоупотребление, поясняет эксперт.

Господин Артюх поясняет, что для IT-сотрудников есть ряд важных льгот от государства, налоговые преференции доступны именно для IT-компаний, и возможность их получения — существенный элемент конкурентной борьбы за такие кадры. По его оценке, в этом контексте более важное преимущество дают не налоговые льготы, а иные послабления для IT-сотрудников, в числе которых отсрочка от армии.

Эксперт подчеркивает, что сейчас стоимость IT-работника выше в обычном бизнесе за счет повышенных взносов и налогообложения заработных плат — и ниже в том, где есть преференции для IT-компаний. По его оценке, эффективная ставка взноса может быть в 2–2,5 раза выше, за счет этого себестоимость продукта также варьируется. Источник “Ъ” в крупном банке добавляет, что расчеты через такие компании для банков создают проблему удорожания разработки за счет появления НДС в размере 20%, так как банки не имеют возможности ставить НДС в зачет.

Но основная экономия идет на фонде оплаты труда (ФОТ), а не на налоге на прибыль, полагает господин Артюх.

В последнем случае внезапный перекос маржинальности (создание центра прибыли на компании, которая освобождена от налога на прибыль) может вызвать внимание налоговых органов, добавляет он.

По словам директора департамента налогов и права ДРТ Максима Мосейкова, «очень приблизительно» экономию от перевода IT в отдельную компанию можно оценить в 15% от ФОТ команды разработчиков: «Это можно использовать как ориентир для оценки минимальной суммы возможной экономии, но часто экономия бывает выше». По его мнению, многие из тех, кто еще не выделил ИТ-компании, рассматривают для себя такую возможность. Но, уточняет Иван Рощупкин из FBK CyberSecurity, это целесообразно в первую очередь для тех банков, у кого есть достаточное количество ИТ-разработчиков и есть необходимость постоянно обновлять существующее и разрабатывать новое ПО и сложные отраслевые ИТ-решения.

Оцените статью
Adblock
detector