Экспорт и импорт: Белоруссия, Казахстан и Финляндия

Почему казахстанский капитал обходит стороной беларусь?

Проблемы и преимущества от вступления Беларуси в Единое экономическое пространство эксперты анализируют в основном в свете развития белорусско-российских отношений: снижение цен на газ и нефть, унификация тарифов, привлечение российских капиталов, упрощение доступа белорусских товаров на российский рынок. А что дает Беларуси нахождение в ЕЭП еще одного участника – Казахстана?

Пока серьезных выгод для Беларуси от присутствия в Едином экономическом пространстве третьей экономики постсоветского пространства не видно. Впрочем, наша страна также не входит в список ключевых экономических партнеров Астаны даже в пределах СНГ.

Товарооборот между двумя странами растет медленно. Согласно данным Национального статистического комитета Беларуси, за январь-ноябрь 2021 года он даже сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – с 755,8 млн долларов в 2021 году до 714 млн долларов. Слабым утешением является лишь то, что экспорт белорусских товаров увеличился на 35% – с 431,7 млн долларов в 2021 году до 586 млн долларов, а импорт из Казахстана уменьшился почти на 60% – с 324,1 млн долларов в 2021 году до 128 млн долларов. В итоге внешнеторговое сальдо между двумя странами составило по итогам января-ноября 2021 года 458 млн долларов с плюсом для Беларуси.

Казахстанский капитал практически не представлен в белорусской экономике

Бизнесмены Казахстана активно инвестируют за рубежом и не только на европейском континенте. В последний список Forbes вошли 7 казахстанских миллиардеров (Ким, Ибрагимов, Шодиев, Машкевич, Субханбердин, супруги Кулибаевы). В то же время среди сотен резидентов пяти свободных экономических зон Беларуси нет ни одной компании с участием казахстанского капитала.

Единственный крупный проект, который был реализован за последние десять лет, это БТА-банк. В 2009 году из-за финансовых проблем сам БТА-Банк был включен в государственный Фонд национального благосостояния Казахстана «Самрук-Казына», который сейчас является основным акционером банка (81,48%). В последние годы обсуждается возможная покупка этой доли российским Сбербанком.

Белорусское присутствие в Казахстане – это небольшие сборочные производства госпредприятий и торговые представительства ряда частных структур – всего около 30 совместных предприятий. На фоне вложений России, Китая, Индии, стран Евросоюза белорусские инвестиции – мизер в казахстанской экономике.

В течение последнего десятилетия стороны пытались найти основу для серьезных совместных проектов. Но уровень проникновения, например, казахстанского бизнеса в Украину, которая не входит в ЕЭП или в Румынию, которая является членом Евросоюза, гораздо выше, чем уровень проникновения в Беларусь – на рынок де-юре самого близкого союзника.

Что не получилось у белорусов с казахами

Создание Таможенного союза и ЕЭП пока не послужили и для белорусского бизнеса стимулом для участия в поддерживаемой руководством Казахстана программе индустриализации страны. Белорусов уже опережают французы, немцы, чехи, поляки, которые скупали в 2021 году заводы и создавали совместные предприятия в несырьевом секторе – машиностроении, химической промышленности и других отраслях, где белорусские компании имеют вес, по крайней мере, на рынке СНГ.

Эксперты «Завтра твоей страны» выделили несколько перспективных проектов и направлений последнего десятилетия, которые так и не были реализованы.

Председатель концерна «Белнефтехима» Игорь Жилин по итогам последнего визита Лукашенко в Казахстан заявил, что интерес к поставкам нефти на белорусские НПЗ у Казахстана не угас, поскольку около 4 млн тонн нефти, которые он ежегодно прокачивает через Беларусь в Европу, выгоднее пустить на переработку в более дорогие нефтепродукты. Но, как и пять лет назад, это пока только слова. А возможности переработки нефти да и сам «Нафтан» Минск уже успел предложить (кроме россиян) китайцам и азербайджанцам.

Впрочем, у Казахстана есть нефтеперерабатывающий завод на территории Евросоюза. Примерно в то время, когда начались первые переговоры по «Нафтану», «КазМунайГаз» приобрел румынский нефтеконцерн Rompetrol. Программа модернизации холдинга предполагала, что его заводы к концу 2021 году смогут перерабатывать 5 млн тонн казахстанской нефти в бензины согласно требованиям Евро-5 и Евро-6 (к 2021 году). Эта нефть поставляется танкерами по Черному морю.

В структуру холдинга входит и сеть АЗС в Румынии, Франции, Испании, Болгарии, Грузии. Планируется, что «КазМунайГаз» также инвестирует в румынскую энергетику.

Недвижимость

Одно время велись переговоры о строительстве в Минске на деньги казахстанских инвесторов пятизвездочной гостиницы. Еще одним проектом предусматривалось строительство под Брестом крупного логистического центра. Но пока в этих двух сферах казахстанских инвесторов в Беларуси так и не было замечено. Хотя в мире они активно вкладывают свои деньги в недвижимость и логистические объекты.

Например, казахам принадлежит один из самых фешенебельных отелей Москвы Ritz-Carlton. В прошлом году компания Capital Partners (тоже с казахстанскими корнями) продала гостиницу, расположенную у Кремля, бывшему главе администрации президента Казахстана – Булату Утемуратову. Сделка оценивается в 350 млн долларов.

Самый же известный казахстанский девелопер – Тимур Кулибаев.

Бывший акционер БТА-банка Мухтар Аблязов сделал бизнес на строительстве логистических комплексов «Евразия» в России.

В Казахстане тоже есть месторождения калийных солей. Но сами казахи их не будут добывать. В 2021 году китайская компания Fortis Mining приобрела за 41 млн долларов два месторождения в Западном Казахстане.

Казахтелеком, аналог Белтелекома, в 2021 году продал свою 49-процентную долю в пакете оператора Kcell компании TeliaSonera – той самой, которая в Беларуси является одним из акционеров life:). За акции государство выручило более чем 1,5 млрд долларов.

Конкуренты Kcell тоже все иностранцы – дочерние компании российского оператора Beeline и шведской Tele2.

Кто обходит белорусов в Казахстане?

Крупнейшие сделки и инвестпроекты с участием иностранного капитала в 2021 году в Казахстане проанализировали эксперты «Завтра твоей страны».

Покупатель

Доля, в %

Объект покупки или участник СП

Отрасль

Стоимость (млн. дол.)

«Чайна Инвестмент Корпорейшн» (Китай)

11%

«КазМунайГаз Эксплорейшн»

Энергетика

939

Teliasonera (Швеция)

49%

«GSM Казахстан ОАО «Казахтелеком» (Kcell)

Мобильная связь

1,519

«ТрансКонтейнер» (Россия)

67%

«КеденТрансСервис»

Железнодорожные перевозки

Polpharma (Польша)

«Химфарм»

Фармпроизводство

85 (инвестиции)

Zijin Mining (Китай)

60%

Summer Gold

Добыча золота

66

Thyssen Krupр (Германия)

СП

«Электро марганец»

Производство электролитического марганца и строительство ТЭЦ

230 (инвестиции)

Oasis Group (Россия)

25,5%

«Первый пивзавод»

Производство пива

Fosfa (Чехия)

СП

«Казфосфат»

Производство солей натрия

Alstom Holdings (Франция)

СП

«Казакстан темір жолы»

Производство оборудования для железнодорожной отрасли

Исламский инфраструктурный фонд

Центральноазиатская электроэнергетическая корпорация

Энергетика

50

Siemens (Германия)

СП

«Ремлокомотив»

Электрификация железных дорог

Korea National Oil Corp ( Южная Корея )

95%

Altius Holdings

Нефтяные месторождения

515

Fortis Mining ( Китай )

Bates Potash

Два калийных месторождения

41

Spectral Capital (США)

65%

Добыча золота

200 (инвестиции)

«Уралвагонзавод» (Россия)

«Востокмашзавод» и Казахстанская вагоностроительная компания

Производство транспорта для железных дорог

Конкуренция за иностранные инвестиции в таможенном союзе беларуси, казахстана и россии

РОССИЯ И МИР В XXI ВЕКЕ

Б.А. Хейфец

КОНКУРЕНЦИЯ ЗА ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

В ТАМОЖЕННОМ СОЮЗЕ БЕЛАРУСИ, КАЗАХСТАНА И РОССИИ

Хейфец Борис Аронович — доктор экономических наук,

главный научный сотрудник ИЭ РАН, профессор.

Условия для развития бизнеса

Создание Таможенного союза (ТС), а в перспективе и Единого экономического пространства (ЕЭП) Беларуси, России и Казахстана еще больше обострит некоторые болезненные для России проблемы ее инвестиционной привлекательности. С одной стороны, на новом межгосударственном интеграционном пространстве значительно усилится конкуренция за инвестиции отдельных юрисдикций, которые обладают неограниченным суверенным правом устанавливать свои правила игры для экономических игроков. С другой стороны, принципиальная либерализация условий трансграничных связей расширяет для инвесторов варианты выбора места налоговой регистрации и фактической локализации своей деятельности. Это может привести к существенным изменениям инвестиционных потоков в регионе.

Сравнение существующих условий для ведения бизнеса показывает, что Россия за последние годы не улучшила положение в этом плане. Об этом говорят данные Международного банка реконструкции и развития (МБРР), входящего в группу Всемирного банка (ВБ), который с 1992 г. публикует ежегодные доклады по условиям ведения бизнеса в различных государствах мира. В них на основании экспертных оценок по различным аспектам ведения бизнеса определяется итоговое место в международном рейтинге. Как видно из табл. 1, страны ТС в этом рейтинге не занимают высоких мест, однако можно отметить существенный прогресс за последние годы Беларуси и Казахстана, реализовавших ряд важных институциональных реформ, и серьезное «отступление» России.

Таблица 1

УСЛОВИЯ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА В РОССИИ, БЕЛАРУСИ И КАЗАХСТАНЕ, 2021 г., МЕСТО В РЕЙТИНГЕ СРЕДИ 183 СТРАН1

Россия Беларусь Казахстан

Качество среды для развития бизнеса в целом 123 (96) 68 (129) 59 (63)

Создание новой компании 108 (33) 7 (148) 47 (40)

Получение разрешения на строительство 182 (163) 44 (84) 147 (119)

Защита инвесторов 93 (60) 109 (142) 44 (46)

Простота уплаты налогов 105 (98) 183 (175) 39 (66)

Доступность кредитов 89 (159) 89 (117) 72 (48)

Условия для экспорта и импорта 162 (143) 128 (113) 181 (172)

1 В скобках место в рейтинге 2007 г. среди 181 страны.

Источник: Doing Business. 2007. Washington: The World Bank, 2006. Р. 119-162; Doing Business. 2021. Washington: The World Bank. 2021. Р. 149-198.

Читайте также:  Как платить налоги с инвестиций: когда нужно платить, как рассчитать и заплатить самостоятельно

Россия по интегральной оценке бизнес-климата сейчас существенно уступает Беларуси и Казахстану. В то же время есть один из выделяемых МБРР критериев, где положение всех трех стран ТС, к сожалению, сходное. Это крайне низкие места по условиям участия бизнеса в осуществлении внешнеэкономических связей, что означает, что бизнес, прежде всего частный и некрупный, сталкивается с серьезными институциональными и административными барьерами для участия в интеграционных процессах внутри ТС.

Между тем внешнеэкономические связи играют важную роль в их экономическом развитии. Так, в 2009 г. соотношение экспорта товаров и услуг к ВВП было в России 28%, в Беларуси — 51, в Казахстане — 42%. Для сравнения: аналогичные показатели у США составлял 11%, у Японии — 13, у Италии — 24, у Китая — 27% (18).

Сходный вывод можно сделать и в отношении невысокого места России и Казахстана в рейтинге доступности получения разрешений на строительство, т.е. осуществления инвестиций «на зеленой лужайке». А к ним относится большинство инновационных объектов. Правда, здесь приятное исключение, по мнению международных экспертов, составляет Беларусь, совершившая настоящий прорыв по сравнению с 2007 г.

Стоит оговориться, что в странах ТС есть отдельные исключения для ведения бизнеса, которые связаны с особенностью сложившихся в них авторитарных политических систем, когда определенными привилегиями пользуются приближенные к власти крупные компании. Иллюстрацией подобного положения может быть принятое в цивилизованном мире предупреждение инвесторам о рисках, содержащееся в проспекте компании «Русагро» к IPO в Лондоне, которое она собирается провести в 2021 г. В этом документе сказано, что «ведение бизнеса в России часто требует как формально легализован-

ной, так и неформальной поддержки со стороны федеральных и местных властей и служб» (13).

Крупные компании, помимо административного ресурса, имеют возможность привлечь высококвалифицированных менеджеров и юристов, которые выстраивают оптимальные схемы для ведения бизнеса. Поэтому приводимые в табл. 1 характеристики более справедливы для малого и среднего бизнеса (МСБ), что не снимает остроту проблемы. Например, большая часть крупного российского бизнеса активно минимизирует уровень своего налогообложения. Есть данные, что через схемы с офшорными и спарринг-офшорными юрисдикциями российские корпорации уводят от налогообложения от 2/5 до 4/5 реальных доходов. И даже больше. UC Rusal, например, благодаря использованию офшорных компаний и толлинговых схем оставлял себе в 2006 г. до 90%, в 2007 г. — до 87% прибыли, а в первой половине 2009 г. -91% (2008 г. был убыточным). Тогда как эффективная ставка налогообложения у прямых конкурентов компании значительно выше. У китайской Chalco в 2007 и 2008 гг. она была 19,1 и 26,9%, у американской Alcoa — 33,8 и 43,2%, у норвежской Norsk Hydro — 25,1 и 14,7% соответственно (15).

Оценки экспертов ВБ в целом совпадают и с другими рейтингами благоприятности условий для развития бизнеса. Приведу данные одного из них -рейтинга Forbes, которые публикуются в ежегодных докладах его аналитического подразделения «Лучшие страны для бизнеса». Рейтинг основан на анализе ряда объективных макроэкономических показателей, таких как темпы роста ВВП, душевое производство ВВП, отношение торгового баланса к ВВП, дефицит федерального бюджета, численность населения, не затрагивая, в отличие от многих других подобных рейтингов, оценку институтов. Согласно рейтингу Forbes 2021 г., в который включены 128 государств, Казахстан располагается на 72-м месте, Россия — на 97-м. Беларусь экспертами Forbes не тестировалась. Первые пять мест в этом рейтинге занимают Дания, Гонконг, Новая Зеландия, Канада, Сингапур (17).

Налоговая конкуренция

Одним из важнейших факторов инвестиционной привлекательности юрисдикций является уровень налоговой нагрузки на компании и граждан. Существующие проблемы в данной области лишний раз иллюстрирует сравнение уровней обложения налогами в странах ЕЭП в 2021 г., где у России наметился явный регресс в связи с существенным увеличением социальных платежей бизнеса (см. табл. 2).

Таблица 2

МАКСИМАЛЬНЫЕ СТАВКИ НАЛОГОВ В БЕЛАРУСИ,КАЗАХСТАНЕ И РОССИИ,%

Страна Налог на прибыль Налог на добавленную стоимость Налог на доходы физических лиц Страховые взносы

Беларусь 24 20 12 34

Казахстан 15 12 10 11

Россия 20 18 13 34

Источник: Данные налоговых ведомств Беларуси, Казахстана и России (www.nalog.by; www.nalog.kz;www.nalog.ru).

Особенно привлекательно в этом плане выделяется Казахстан. Как отмечает Б. Титов, в России «и транспортная составляющая, и энергетика, и газ, и процентные ставки по кредитам, и налоговая система — все проигрывает даже нашему ближайшему конкуренту и партнеру по Единому таможенному пространству — Казахстану» (14).

Но и Беларусь, которая пока в данной области не сильно отличается от России, намерена предпринять серьезные шаги по улучшению условий налогообложения бизнеса. Согласно Программе деятельности правительства на 2021-2021 гг., в Беларуси намечается к 2021 г. существенно снизить налоговую нагрузку на бизнес до 26% и повысить рейтинг отечественной налоговой системы до не менее чем 70-го места рейтинге ВБ. Уже в 2021 г. Беларусь сократила число уплачиваемых налогов для предпринимателей до шести, что соответствует мировой практике, а также периодичность уплаты налогов и подачи налоговой декларации. Это снизит временные и трудовые затраты налогоплательщика на уплату налогов.

Усовершенствован механизм взимания основных налогов и расширены инвестиционные льготы. В частности, с 2021 г. отменены два местных налога -сбор на развитие территорий и местный налог на услуги. В составе экологического налога отменяются три платежа. Подача деклараций по этим налогам будет осуществляться преимущественно один раз в квартал. Еще пять лет назад обязательных платежей было более 20, а декларации подавались ежемесячно (6).

Осуществляются и другие меры по улучшению условий для предпринимательской деятельности. Однако даже при существующей системе налогообложения в последнее время заметна все большая гибкость властей Беларуси в отношении иностранных инвесторов. Как отмечает руководитель налоговой и юридической практики Ernst Young в Беларуси А. Чумаков, «с каждым более-менее крупным инвестором власти готовы в индивидуальном порядке обсуждать условия работы. Порой дело доходит до предоставления льгот, еще не предусмотренных законодательством» (3).

Эксперты «Деловой России» заявляют, что создание ТС означает прямую налоговую конкуренцию России, Беларуси и Казахстана. А более высокий уровень налогообложения в России приведет к перетоку инвестиционных ресурсов, созданию новых несырьевых производств и модернизации экономики в странах с самыми благоприятными инвестиционными условиями (5, с. 74).

Правда, первоначально этот «исход» бизнеса вряд ли примет серьезные масштабы. Как отмечают казахстанские эксперты, россияне в Казахстан, конечно, придут, но это вряд ли будет нашествие с севера, как ожидают у нас многие. Часть российских бизнесменов, которые все же решатся выйти на казахстанский рынок, либо будут искать местных партнеров, либо для начала откроют дочерние компании, которые станут заниматься простой реализацией их продукции в Казахстане (16).

В то же время первые примеры юридического перемещения российского бизнеса в государства ТС уже появились. Особенно заметны эти процессы в приграничных областях Казахстана, где можно зарегистрировать головную компанию, в которой будет сосредоточиваться прибыль. В Казахстане количество только совместных предприятий с участием российского капитала, по данным Налогового комитета министерства финансов РК за 2021 г., увеличилось почти на 10% (12).

В белорусское «Сколково» — Парк высоких технологий (ПВТ), который предоставляет значительные льготы для инвесторов1, также пришло несколько российских компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения.

У этой проблемы есть еще один существенный аспект. Он связан с новыми возможностями для бизнеса из третьих стран, который будет устремляться в привлекательные юрисдикции ТС. А это могут быть крупные инвестиции. Ведь условия ТС и ЕЭП позволяют беспрепятственно перемещать товары по территории всех входящих в него стран, независимо от места юридической регистрации. Поэтому нет необходимости переплачивать налоги, регистрируя компании в тех странах, где ведется основная деятельность. То есть иностранная компания, работающая в России, может быть инкорпориро-

1. Среди основных преференций резидентов белорусского ПВТ можно назвать освобождение от налогов, сборов и иных обязательных платежей в республиканский бюджет, государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды, уплачиваемых с выручки от реализации; освобождение от налога на прибыль; освобождение от налога на добавленную стоимость по оборотам от реализации; освобождение от земельного налога на период строительства, но не более трех лет; освобождение от налога на недвижимость; освобождение от уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость при ввозе товаров для осуществления видов деятельности в 1Т-отрасли; уплата подоходного налога работников по ставке 9%, не включаемого в совокупный годовой доход.

вана в Казахстане, который будет получать соответствующие бонусы от такой схемы.

Существуют и другие проблемы, связанные с различиями в налоговом регулировании стран ЕврАзЭС. Так, Беларусь в 2009-2021 гг. ввела ряд условий, делающих ее «налоговым раем» для состоятельных иностранных граждан. В частности, в стране отменена необходимость декларирования физическими лицами источников денежных средств при совершении крупных покупок; разрешено иностранным организациям при открытии в банках депозитных счетов не становиться на учет в налоговых органах страны по месту нахождения и не представлять налоговую декларацию; физические лица освобождены от уплаты подоходного налога с доходов в виде дивидендов, процентов, роялти, с доходов от операций с ценными бумагами, с доходов от реализации недвижимого имущества, которые получены от источников за пределами Республики Беларусь в денежной форме в течение не менее пяти лет, непосредственно предшествовавших налоговому периоду, в котором такие лица признаны налоговыми резидентами Республики Беларусь (4, с. 11). Это даже более либеральное законодательство по сравнению с тем, которое существует в ряде офшорных и спарринг-офшорных юрисдикций, хотя в отличие от популярных офшорных юрисдикций и большинства государств мира в целом Беларусь занимает весьма скромное место в рейтинге ВБ по защите прав инвестора.

Читайте также:  Полный гид по выбору облигаций для частных инвесторов - ДОХОДЪ. Управляющая компания

Все это еще острее ставит перед Россией задачу не только улучшения своего бизнес-климата, но и гармонизации налоговой политики и других правил игры в бизнесе в рамках ЕЭП в целом.

Улучшение инвестклимата — приоритет

экономической политики Казахстана и Беларуси

Огромную роль в реализации намеченных модернизационных планов развития Казахстана отводится улучшению инвестиционного климата, где, как уже отмечалось, страна добилась серьезных успехов на мировом уровне. Была принята специальная Программа «Дорожная карта бизнеса 2020», рассчитанная на реализацию в 2021-2020 гг. Программа ставит своими задачами поддержку новых бизнес-инициатив; оздоровление предпринимательского сектора и стимулирование экспортоориентированных производств (11). Для их решения предполагается оказывать реальную помощь предпринимателям путем расширения доступа к кредитному финансированию, предоставления льготных условий по кредитованию и лизинговым операциям, развития производственной инфраструктуры, сервисной поддержки ведения бизнеса, снижения налоговой нагрузки и т.п. Особое внимание в «Дорожной карте бизнеса 2020» уделяется малому и среднему бизнесу, прежде всего участ-

вующему в создании современных производств, которые могут начать экспортные поставки. В Казахстане поставлена задача довести долю МСБ, где уже заняты свыше 2 млн. человек (при населении страны 16 млн. человек), в структуре ВВП до 40% (2, с. 3).

Для изменения роли МСБ в модернизации экономики намечается существенно сократить операционные издержки бизнеса, связанные с регистрацией и ведением бизнеса к 2021 г. на 50-60%. Ставится задача к 2020 г. войти в число 50 стран с самым благоприятным бизнес-климатом.

В Казахстане создаются некоторые важные элементы инфраструктуры инновационно-индустриального развития — технологические парки и бизнес-инкубаторы, а также свободные экономические зоны (СЭЗ). К началу 2021 г. действовало шесть таких зон: «Астана — новый город»; «Морпорт Актау»; Парк информационных технологий «Алатау» (в Алматы); «Онтустик»; «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк»; «Бурабай» (в Боровом). Однако деятельность СЭЗ не привела к ожидаемым результатам в плане открытия новых производств, привлечения инвестиций и создания рабочих мест. По мнению казахстанских экспертов, это в первую очередь связано с неэффективностью управления зонами на данном этапе, а также с отсутствием учета индивидуальных особенностей зон, нестабильностью налогового законодательства для резидентов СЭЗ (1). Поэтому намечается привлечь к управлению СЭЗ иностранцев путем создания специальных управляющих компаний. Предполагается, что 51% акций этих компаний останется у государства, а остальные 49% будут у профессиональных международных компаний, специализирующихся на таком управлении.

В целях расширения привлечения инвестиций в несырьевые сектора экономики Казахстан стремится вести индивидуальные переговоры с каждым крупным потенциальным инвестором. При этом по наиболее крупным и приоритетным инвестиционным проектам с участием признанных иностранных инвесторов, транснациональных компаний будут заключаться отдельные инвестиционные соглашения, предусматривающие особые меры государственной поддержки: налоговые льготы и преференции; обеспечение минимального долгосрочного государственного заказа и заказа национальных компаний; другие финансовые и нефинансовые меры стимулирования. Решения по данным мерам поддержки в рамках инвестиционных соглашений будут приниматься на уровне правительства (10). Казахстан, в частности, освободил от налогообложения дивиденды для нерезидентов, в случае если они владеют акциями или имеют доли участия более трех лет в предприятиях несырьевого сектора.

Эти и другие изменения, стимулирующие привлечение инвестиций в СЭЗ, планируется внести в новый закон о СЭЗ. В нем установят только общие для всех СЭЗ льготы, а конкретные дополнительные льготы для каждой

СЭЗ будут введены указами президента Республики Казахстан. В частности, общим для всех СЭЗ будет обложение НДС по нулевой ставке, отмена арендной платы за землю, сокращение социального налога на 100%, увеличение предельной нормы амортизации с 15 до 40%, полное освобождение от уплаты корпоративного подоходного налога на вид деятельности «строительство и ввод в эксплуатацию объектов инфраструктуры».

Планируется создание двух новых СЭЗ. Казахстанским «Сколково» станет СЭЗ на базе «Назарбаев Университет», на территории которой в последующем будут созданы подразделения международных компаний, специализирующихся на научно-исследовательских работах. А при университете будет формироваться сеть малых предприятий, которые будут участвовать в коммерциализации инноваций. В университете также создаются три новых научных центра — Центр наук о жизни; Центр энергетических исследований; Междисциплинарный инструментальный центр, который будет являться инжиниринговым центром, лабораторной базой и конструкторским бюро.

Еще одна СЭЗ будет создаваться на приграничной торгово-экономической зоне Хортос между Китаем и Казахстаном. Она позволит Казахстану значительно увеличить свой транзитный потенциал.

Экономический кризис ускорит принятие мер по улучшению бизнес-климата в Беларуси. Еще в декабре 2021 г. была принята директива № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь». В ней провозглашаются такие аксиоматичные задачи для беспрепятственного ведения бизнеса, как развитие добросовестной конкуренции субъектов предпринимательской деятельности независимо от формы собственности, устранение излишних административных барьеров, излишнего регулирования рынка труда, создание правовой базы, стимулирующей развитие механизмов государственно-частного партнерства, совершенствование налогового законодательства и т.п. (8). Для достижения этих целей намечается провести ряд существенных реформ. В частности, затраты на регистрацию бизнеса будут снижены в 9 раз, требования к величине уставных фондов создаваемых предприятий — в 3,5 раза, затраты на получение лицензий — в 3 раза. В Беларуси можно будет открыть бизнес за пять дней, совершив для этого всего лишь пять процедур, что соответствует лучшим показателям стран Европы2. Планируется исключить вмешательство органов государственного управления в процесс ценообразования субъектов предпринимательской деятельности, ввести в налоговую систему механизмы, позволяющие плательщикам, получившим убытки (в том числе в начале деятельности), минимизировать их за счет будущей прибыли, и целый ряд дру-

2. Для сравнения: в Германии для этого потребуется 15 дней и надо пройти девять процедур, в России — 30 дней и девять процедур, Украине — 27 дней и десять процедур (7). 138

гих многообещающих для бизнеса новаций. А 2021 год в Беларуси был назван «Годом предприимчивости».

В полной мере новая направленность экономической политики нашла отражение в «Программе деятельности правительства Республики Беларусь на 2021-2021 годы», которая была утверждена в феврале 2021 г. В соответствии с ней, главная цель деятельности правительства Республики Беларусь в текущем пятилетии — выполнение «Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2021-2021 годы», включая создание в стране принципиально новых производств, предприятий и отраслей, выпускающих экспортоориентированную, высокотехнологичную продукцию, формирование нового облика белорусской экономики. Беларусь должна войти в число 50 стран мира с наивысшим индексом развития человеческого потенциала и 30 стран с наилучшими условиями для ведения бизнеса, достичь уровня и качества жизни человека, соизмеримых со среднеевропейскими (9).

Для усиления своей инвестиционной привлекательности Беларусь освободила от налога прибыль, направляемую на капитальные вложения. А по НДС снято ограничение на налоговые вычеты, которые осуществляются при инвестициях. Все это позволит снизить налоговую нагрузку уже в 2021 г. на 0,4% ВВП.

Российский ответ

Необходимость усилить инвестиционную привлекательность — одна из главных задач России. Такая позиция заявлена в ряде официальных документов и выступлений руководителей страны. В частности, ставится задача увеличить приток иностранных инвестиций до 60-70 млрд. долл. в год, т.е. достичь предкризисного уровня 2008 г. Однако при этом необходимо учитывать существенный отток прямых инвестиций из России, одной из главных причин которого является неблагоприятный инвестиционный климат. Отток прямых инвестиций из России превысил в 2009-2021 гг. их приток (см. рис. 1).

Однако реальные шаги российским правительством делаются очень медленно и не всегда адекватны сложившемуся неблагоприятному положению в этой области. Об этом, в частности, свидетельствует борьба бизнеса за снижение ставки социальных сборов, которая в 2021 г. была увеличена до 34% против 26% — в 2021 г. После многомесячной дискуссии было принято компромиссное решение: эта ставка была снижена с 34 до 30%, а для малого бизнеса в производственной сфере — до 20%.

80000 60000 40000 20000 0

2005 2006 2007 2008 2009 2021

□ приток ПИИ □ отток ПИИ

Рис. 1. Россия и потоки прямых иностранных инвестиций, млн. долл.

Источник: World Investment Report, 2021. Geneva: UNCTAD, 2021. P. 190.

О недостаточной эффективности российской экономической политики в этом отношении можно судить по предложениям, направленным на улучшение инвестиционного климата, которые Д. Медведев внес 30 марта 2021 г., сравнив их с рекомендациями экспертов Всемирного банка.

Читайте также:  Бюджетные инвестиции – что это такое и можно ли их получить?

Инициативы российского президента по улучшению инвестклимата очень разноплановы. Они касаются как крупных, так и текущих вопросов.

Так, в предложениях Д.А. Медведева есть принципиальные решения, которые, будучи осуществлены на практике, могут если и не сокрушить, то сильно поколебать сложившиеся правила игры. Это меры по обеспечению открытости при приватизации государственного имущества и госзакупкам, по усилению влияния миноритарных акционеров на деятельность компаний, по расширению различного рода услуг для долгосрочных инвесторов. Однако, как показывает практика, такие меры продолжают во многих случаях саботироваться государственными ведомствами и госкомпаниями.

Серьезным шагом является стремление создать механизмы по блокировке ведомственных антипредпринимательских актов. То же самое касается и порядка проверки жалоб на чиновников, связанных с их коррупционной деятельностью, и публикации результатов проверок. Правда, зная суровые российские реалии, можно ждать вероятных отписок по некоторым таким заявлениям и преследования самих заявителей.

Особое внимание уделено иностранным инвестициям, без которых невозможно решение многих задач модернизации. Вместе с тем уровень таких инвестиций в России невысок, после кризиса он существенно упал.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО УЛУЧШЕНИЮ ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА

Десять рекомендаций экспертов ВБ Оценка политики российского правительства под углом зрения рекомендаций экспертов ВБ Десять инициатив Д.А. Медведева

Нельзя насаждать штрафной или регрессивный режим налогообложения Не соответствует Снизить ставку обязательных страховых взносов с 1 января 2021 г.

Нужно вводить в действие надлежащую законодательную базу Соответствует частично Ввести особый механизм рассмотрения жалоб в госорганы, которые содержат обвинения в коррупции

Нужно внедрять вспомогательные нормы и правила под административным контролем независимого и беспристрастного регулятора Не соответствует Отменять ведомственные акты, необоснованно затрудняющие ведение предпринимательской и инвестиционной деятельности

Нужно создать такую среду деятельности, которая обеспечивает гарантированный и не дискриминационный доступ участников на рынки Не соответствует Введение в каждом Федеральном округе института инвестиционного уполномоченного, который будет оказывать содействие компаниям в реализации частных инвестиционных проектов

Нельзя вмешиваться в работу рыночных механизмов Не соответствует Ограничить влияние госкомпаний на инвестиционный климат

Нельзя проводить дискриминацию среди инвесторов Не соответствует Обеспечить доступ миноритарным акционерам к информации о деятельности публичных компаний

Нужно вводить стандарты, принятые международной общественностью Соответствует частично Создание фонда прямых российских инвестиций

Нужно соблюдать контрактные обязательства и не допускать использования административных бюрократических уловок для ограничения деятельности инвесторов Не соответствует Сужение сферы компетенции правительственной комиссии, осуществляющей контроль при осуществлении иностранных инвестиций в стратегических секторах экономики

Нужно препятствовать злоупотреблению монопольным положением Соответствует частично Радикальное повышение качества услуг, которые востребованы инвестиционным сообществом

Нужно добиваться устранения всех проявлений коррупции Не соответствует Организация мобильной приемной Президента РФ

Источник: Lights out? The Outlook for Energy in Eastern Europe and the Former Soviet Union. WB. 2021. P. 94-98; выступление Д. А. Медведева в Магнитогорске 30 марта 2021 г. (http://news.kremlin.ru/news/10777); оценка соответствия Хейфеца Б.А.

Одной из инициатив президента является создание фонда прямых инвестиций, который должен частично взять на себя риски иностранных инвесторов в России. Планируется с помощью такого фонда привлечь на порядок больше частных инвестиций, чем вложит в него государство. Сейчас идет проработка соответствующего механизма, включая наблюдательный совет с широким представительством иностранных экспертов — глав международных банковских групп и аудиторских компаний. Хотя такой фонд в основном будет финансировать крупные проекты, участие в которых определяется посредством личных договоренностей.

Предполагается «облегчить» и Закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Этот закон вызывал много нареканий у иностранных инвесторов с самого начала своего вступления в силу весной 2008 г. Однако пока новации в большей степени касаются предпринимателей российского происхождения, которым упрощаются процедуры консолидации их российских активов в зарегистрированных за рубежом холдинговых центрах. Неужели страна заинтересована в своей дальнейшей офшоризации и в соответствующем сокращении налоговой базы бюджета? Или это оригинальный путь улучшения инвестиционного климата для избранных? Правительственная же комиссия вовсе не является препятствием скупке российских активов такими структурами как люксембургская Volga Resources. Может быть, следует пересматривать не закон, а серьезно улучшить работу этой комиссии, открыв широкий путь настоящим иностранным инвесторам, приносящим в Россию передовые технологии, типа французской Alstom Transport, которой с трудом удалось добиться разрешения на инвестиции в Россию. Для офшорных же предпринимателей, наоборот, сделать налоги, по крайней мере, не меньшие, чем для российских (последние, впрочем, надо уменьшать). То есть серьезно изменить соглашения об избежании двойного налогообложения, которые сейчас стимулируют инкорпорацию бизнеса за пределами страны. И не допускать таких «псевдоиностранцев» к лакомым кусочкам российской собственности, которые можно было бы, например, обменять на привлекательные зарубежные активы. Пользы для модернизации и бюджета при этом будет, несомненно, больше.

Однако предложения президента затрагивают и частные вопросы. Например, десятая инициатива, которую Д.А. Медведев привел, по его словам, для ровного счета, вообще не имеет глубокого содержания, так как сверхмобильный Интернет может и должен заменить институты, подобные мобильной приемной Президента РФ.

Это связано с сохраняющейся практикой ручного управления экономикой, которую инициативы президента пока подправляют, а не меняют в кор-142

не. А для радикального изменения инвестиционного климата нужны системные преобразования, которые в большей мере представлены в рекомендациях экспертов ВБ. Впрочем, с чего-то надо начинать.

К подобным предложениям относится введение постов инвестиционных омбудсменов, которые, по существу, будут пытаться компенсировать неполноценность нашей судебной системы и инвестиционного законодательства. Таким омбудсменом для иностранных инвесторов в масштабах страны в целом в конце 2021 г. был уже назначен И.И. Шувалов. Но если посмотреть на широкий круг текущих обязанностей вице-премьера, видно, что у него вряд ли остается время для решения таких проблем. И все-таки эта очередная «ручная мера» поможет решить некоторые административные проблемы на региональном уровне.

Инициатива о снижении ставки обязательных страховых взносов, которая, как уже говорилось выше, уже реализована, лишь исправляет ошибки недавнего прошлого. Ее повышение с самого начала шло вразрез с интересами отечественного бизнеса. И последствия несложно было предугадать. Но и при намеченном уровне снижения социальных платежей, Россия по уровню налогообложения и другим условиям ведения бизнеса все равно будет сильно проигрывать Казахстану.

Некоторые инициативы отражают лишь формальные шаги по улучшению инвестклимата. Это касается ухода представителей правительства из Совета директоров компаний как меры по устранению избыточного влияния госкомпаний на экономику. Но разве заменяющие их лица не должны будут проводить политику, отвечающую государственным интересам? И можно ли обойтись без госпредставителей, если компания принадлежит государству? Радикально изменить ситуацию здесь может только полная приватизация или существенное уменьшение госпакетов.

Но и в целом сравнение рекомендаций экспертов ВБ и предложений Д.А. Медведева показывает, что России еще предстоит приложить немалые усилия для улучшения своего климата и сохранения инвестиционной привлекательности в рамках ТС.

Несмотря на высказанные соображения, не вызывает сомнения полезность инвестиционных инициатив президента. Они порождают определенные надежды у бизнеса на постепенное улучшение положения. Процесс, хотя и медленно, запущен: появляются новые предложения по улучшению делового климата и стоит надеяться, что конкретные практические результаты не заставят себя долго ждать.

Литература

1. В Казахстане будут созданы две новые специальные экономические зоны // Kazakhstan Today. 2021. 6 октября.

2. Государственная поддержка малого и среднего бизнеса в Казахстане: Опыт и перспективы. — Астана: Фонд «Даму», 2021 г.

3. Лосев М. Советская Белоруссия больше не полагается на нефтегазовые «дотации» из России — теперь она делает ставку на прямые иностранные инвестиции // РБК Центральная Азия. 2021. 28 февраля.

4. Модернизация и модернизаторы. Новые возможности Беларуси. — Минск: Научно-исследовательский центр Мизеса, Аналитический центр «Стратегия», 2021.

5. Модернизация экономики России: Кардинальное улучшение инвестиционного климата (экономический доклад Общероссийской общественной организации «Деловая Россия») // Вопросы экономики. 2021. № 10.

6. Налоги Беларуси (http://www.commersant.by/open-business/tax/599-nalogi-belarusi.html).

7. Новый бизнес в Беларуси: Пять процедур за пять дней // БД газета. 2021. 17 ноября.

8. О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь. Директива № 4 от 31 декабря 2021 г.

9. Об утверждении «Программы деятельности Правительства Республики Беларусь на 2021-2021 годы». Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 18 февраля 2021 г. № 216 (http://www.belta.by/ru/all_news/economics/Sovmin-utverdil-Programmu-dejatel-nosti-pravitelstva-na-2021-2021-gody_i_543844.html).

10. Прогноз социально-экономического развития Республики Казахстан на 2021-2021 гг. Одобрен на заседании Правительства Республики Казахстан (Протокол № 26 от 31 августа 2021 г.).

11. Программа «Дорожная карта бизнеса 2020». Утверждена постановлением Правительства Республики Казахстан от 13 апреля 2021 г. № 301.

12. Семибратова И. Российский бизнес направился в Казахстан (http://profinance.kz/ 2021/05/04/rossiski-biznes-napravils-v-kazastan.html).

13. Скрынник И. Главный актив // Ведомости. 2021. 4 апреля.

14. Титов Б. России пора равняться на Казахстан (http://www.deloros.ru/main.php?mid=

239&doc=20253).

15. Хейфец Б. Офшоризация non stop // Российская Федерация сегодня. 2021. № 10.

16. Шалабаева А., Переверзев И. Шагреневая прибыль // Эксперт-Казахстан. 2021. 17 января (№ 1^).

17. Best Countries for Business. Special Report Forbes 2021. August 9 (http://www.forbes.com/

lists/2021/6/).

18. Exports of goods and services (% of GDP). База данных ВБ (http://data.worldbank.org/indicator).

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Комментарии запрещены.