Как заработать на велосипедах | Делай деньги

Велосипедов на всех не хватит — торговля на

Меня зовут Кирилл Остапенко, в 2005 году я основал франчайзинговую сеть «ВелоДрайв«. Сегодня я расскажу о том, почему в этом сезоне велосипедов будет мало и они будут дорогими.

Пандемия поставила все с ног на голову. Из-за закрытых границ большое количество денежных средств осталось внутри страны, люди начали покупать товары для развлечения себя и своей семьи, весной и летом 2020 года переехали из городов на дачные участки вместе с детьми, не имея возможности отправить их в детские лагеря, закрытые из-за того же коронавируса. Все старались держаться обособленно от других, но на свежем воздухе, заботясь о своем здоровье, а это обусловило рост спроса на взрослые и детские велосипеды и другой индивидуальный транспорт. Не обошлось и без моды на здоровый образ жизни и на велосипеды в частности.

Волновой эффект спроса на велосипеды, который начался в прошлом году, продолжится не только в 2021, но и в 2022. И велосипедов на всех может не хватить.

Такая ситуация сложилась не только в России. От мирового дефицита велосипедов страдают и Европа, и США. При этом для Китая европейский и американский рынки более приоритетны, чем российский. Туда товар поставляется в первую очередь, причем условия контрактов с Европой и Америкой выполняются значительно строже.

Повышенный спрос в крупных российских городах стимулируют две основные группы покупателей. Во-первых, велосипедисты, которые и до пандемии использовали велосипеды как повседневный транспорт, ездили на них за город или наоборот на работу, живя в области. Эта категория покупателей модернизирует свои байки примерно раз в год. Во-вторых, новички, которые решили вступить в стройные ряды велосипедистов. Пандемия стала для них одним из главных стимулов покупки велосипеда и смены образа жизни. Да, некоторые из них поставят свои велосипеды на балкон, когда жизнь вернется в привычное русло. Но многие войдут во вкус и продолжат ездить на работу на велосипеде.

Здесь и возникает дефицит, потому что на складах российских производителей велосипедов, дистрибьюторов и оптовиков почти не осталось резервных запасов. Большинство китайских производителей велосипедов уже активно собирает предзаказы на 2022 год (модели для которого будут производиться во второй половине 2021 года), а некоторые уже распланировали производственные мощности и на начало 2022 года.

Мы привыкли, что на складах российских оптовиков в межсезонье суммарно находится порядка 1 миллиона велосипедов. 2020 год практически опустошил все эти склады, теперь у оптовиков осталось мало переходящих товарных запасов. И чтобы ситуация нормализовалась, по нашим прогнозам, потребуется не меньше 2 лет.

Собрать велосипед без компонентов невозможно. Например, компания Shimano, которая является крупнейшим в мире производителем запчастей, перегружена заказами настолько, что уже сегодня заказы там нужно размещать более чем за 13 месяцев. Подобная ситуация сложилась и с поставками одного из ведущих производителей седел Velo – их можно будет получить с конвейера не ранее, чем через 15 месяцев с момента заказа. В подобной ситуации многие поставщики готовой продукции не готовы так долго ждать, поэтому они обращаются к менее известным и более молодым компаниям, производящим запчасти того же уровня, но за более короткий срок, на которые в другое время даже не обратили бы внимания. За счет общего дефицита на рынке запчастей эти noname компании, которые еще вчера никто не знал, тоже поднимают цены на свой товар.

Чтобы собрать велосипед, необходимо, чтобы сошелся весь этот паззл. Но предположим, что это все же удалось. Теперь надо отправить байки оптовому покупателю. За последний год юань, денежная единица Китайской Народной Республики, вырос почти на треть. Стоимость контейнерных перевозок возросла более чем в 5 раз в том числе из-за масштабной нехватки контейнеров в Китае. Часть тех денег, которые обычно тратят на поездки в другие страны или походы в бары, из-за пандемии стала уходить на заказ повседневных товаров. Например, США и Европа продолжают активно импортировать товары из Китая, в то время как поток товаров из Америки в Китай наоборот снизился. Поскольку экономически невыгодно отправлять контейнеры порожними, огромное количество пустых контейнеров скопилось в Северной Америке и Европе. Самое плохое, что пока невозможно предсказать, сколько эта ситуация будет продолжаться. Очень подробно в своей статье об этом рассказал Коммерсантъ.

Конечная сумма транспортировки зависит от многих параметров, например, от величины партии, дальности перевозки, вида транспорта. Но даже без учета роста курса валют и цен на перевозки ограниченное предложение само по себе уже провоцирует рост цен на велосипеды, о котором уже заявили многие поставщики. Для конечного потребителя средняя стоимость велосипедов во всех сегментах в 2021 году вырастет на 20-30%.

#велодрайв#велосипед#бизнеснакарантине#бизнесвпандемию#рынок#велосипеды#дефицит#подорожание

Еда и велосипеды: как устроено и на чём зарабатывает первое велокафе в россии

«Наиболее успешная бизнес-модель
— та, где есть большая оборачиваемость и низкий чек при хорошем качестве»

Виктор Цисельский сделал то, о чем мечтают многие – открыл своё «авторское» кафе в Санкт-Петербурге. Заведение без преувеличения уникальное – здесь под одной крышей с кафе находятся веломастерская и велопрокат. Причём, кассу заведению делают не только фанаты велопрогулок, но и любители оперы и балета – велокафе находится рядом со знаменитым Мариинским театром. О том, как работает первое в стране велокафе, порталу procenty-po-vkladam.ru рассказал основатель проекта «1818» Виктор Цисельский.

Виктор Цисельский

Первый бизнес

Первые деньги я заработал на стройке — сначала как подсобный рабочий, а потом уже в качестве каменщика. Работа эта меня не смущала, спасибо родителям – лишними деньгами они никогда не баловали, а предлагали заработать самостоятельно. Так что в 16 лет я уже мог себе позволить купить ВАЗ-«копейку», хотя и прав на тот момент ещё не получил. Да, были времена, когда можно было ездить без прав. 

Родители занимались предпринимательской деятельностью: торговали одеждой. Так что я понимал специфику и экономику малого бизнеса.

В какой-то момент мне захотелось сменить круг общения – я перешёл в продажи. Работал в различных компаниях: продавал унитазы, крыши, автозапчасти и запчасти для сотовых телефонов. 

В 2021 году, отдыхая в Сочи, мы с друзьями захотели арендовать велосипеды для прогулки по городу. Нашли в интернете всего одно предложение. Парень привёз на площадь у морвокзала велосипеды, мы заплатили и договорились их отдать вечером на этом же месте. Парень развернулся и ушёл. Все это меня крайне удивило — и простота сервиса и отсутствие предложений на рынке. После возвращения в Ростов я начал изучать рынок велоаренды. Тут выяснилось, что один из моих знакомых — Иван Бровко — уже занимается прокатным бизнесом в Таганроге, открыв точку на 15 велосипедов. Он-то и посвятил меня в нюансы: сколько денег нужно вложить, какие там бизнес-процессы. Сомнений не было, риски небольшие: если не пойдёт, можно просто продать велосипеды и вернуть средства. 

Я взял кредит, нашёл помещение в центре Ростова, купил 10 велосипедов, ремонтное оборудование и открыл пункт велопроката
«Ситибайк». На всё понадобилась неделя. За три года «Ситибайк» вырос до пяти пунктов проката с велопарком в 100 велосипедов. Годовой оборот составлял около 1,5 млн. рублей, при этом работали мы 7-8 месяцев в году, а остальное время отдыхали в Азии.

Виктор Цисельский 

Мы открывались на пике тренда: в 2021 году пошёл спрос на ЗОЖ и активный отдых, но у людей ещё не было своих велосипедов. Рынок рвало от спроса. Через три года я понял, что рынок велопроката насытился, и с ростом конкуренции стал сжиматься. Кроме того, хотелось обойти сезонность, диверсифицировать денежные потоки и работать круглый год. Тогда и появилась идея объединить кафе и велопрокат. 

В 2021 году, решив переехать в Санкт-Петербург, я продал бизнес Дмитрию Гусеву — своему основному конкуренту, владельцу «Проката в Ростове». А на вырученные деньги решил открыть бизнес в Питере.

Что это за место

«1818» — это гибридное пространство, необычное для российского рынка. Название отсылает к году регистрации патента на первый прототип современного велосипеда. Здесь под одной крышей можно подкрепиться стрит-фудом со всего мира, отремонтировать свой велосипед, взять велосипед напрокат, прихватив с собой еду для велопикника. В наше кафе можно зайти со своим велосипедом.  

На момент открытия — в 2021 году, — мы были первыми с таким форматом в России. И сейчас я не уверен, что в стране есть что-то подобное – мне, по крайней мере, не встречалось.

1818 

Меню кафе объединяет паназиатскую, итальянскую, восточную и израильскую кухни. В баре варим кофе, готовим домашние лимонады, разливаем пиво и вино по бокалам.

Сочетание кафе и велопроката – не наше изобретение, такие заведения есть в Европе. Можно прямо на велосипеде заехать в заведение или воспользоваться уличной стоянкой. Там есть столики перед фасадом, за которыми можно сидеть, не слезая с велосипеда.

Почему не просто прокат

Заниматься «чистым» прокатом мне было неинтересно. Во-первых, в северных городах — таких, как Петербург — доходность велоаренды сильно зависит от погодных условий. Работать здесь можно лишь четыре месяца в году. Наиболее рентабельны в этом смысле регионы с теплым климатом — Ростовская область, Краснодарский край. Конечно, можно переформатировать бизнес на прокат зимних видов транспорта. Но это дополнительные инвестиции — в лыжи, сноуборды, экипировку. 

Во-вторых, конкуренция ужесточилась с приходом глобальных игроков в сфере проката: появились велостанции, мобильные приложения. Рынок наполнился и уже не настолько привлекателен для инвесторов. Особенно, если прокат локальный, а не общегородской – он нужен только жителям данного района. 

Читайте также:  Как найти коэффициент покрытия инвестиций | 2020

Основная аудитория городского велопроката — студенты после учёбы, туристы и обычные жители на выходных. Но надо понимать, что иностранный турист привык к хорошим условиям: инфраструктура, велодорожки, культура движения. Взять Петербург: здесь есть что смотреть туристам, но непонятно, как передвигаться на велосипеде. По тротуарам нельзя, по дорогам страшно. 

Виктор Цисельский

Изменить ситуацию сложно в связи с исторической планировкой. Зачем туристу платить деньги за велосипед и переживать за свою безопасность? Поэтому в Петербурге я и не делал акцент на прокате. Полагаю, на одних велоуслугах здесь можно быть в прибыли, только если рядом парк. 

И всё же я попробовал — запустил прокат с мастерской на Большой Конюшенной, 9. Позже открыл пункт проката на канале Грибоедова. Поток туристов — огромный, спрос — небольшой. Это были маленькие точки, 20-25 «квадратов». Мы их все закрыли и переместили оборудование в кафе. 

Первая идея – хостелы, вторая – велокафе

На самом деле сначала я хотел открыть велохостел. В городе уже есть сеть хостелов Bed&Bike, я предложил свои инвестиции в открытие новой точки. Но у них уже было достаточно партнёров. Тогда я стал сам изучать рынок хостелов, провёл десять встреч с возможными партнёрами, изучил экономику, и понял, что ниша уже занята. Здесь также сильна сезонность, сезон длится с мая по сентябрь. Рынок большой, предложений в центре много. Экономика хостелов по году – «около ноля». Сомнительные перспективы для стартапа. 

Тогда я обратил внимание на неизвестный мне рынок общественного питания. Не имея опыта в общепите, я познакомился с Денисом Коровиным и его стартап-агентством FunkyFood. Они занимались открытием ресторанов и кафе «под ключ» — искали инвесторов и делали проекты. Вместе мы сформировали окончательную концепцию проекта «1818» и начали его реализовывать.

1818 

Зарегистрировали ООО, открыли расчётный счёт, уведомили Роспотребнадзор, приобрели лицензию на алкоголь (65 тысяч рублей в год). Всё, на удивление, быстро и лояльно, без бюрократических проволочек. Конечно, мы соблюли все противопожарные и санитарные требования: вытяжки, сигнализация и пр. С этим нам повезло, потому что помещение раньше арендовал банк — вентиляция и пожарная сигнализация нам достались по наследству. Иначе расходы выросли бы ещё на полмиллиона. 

С FunkyFood мы работали полгода. Вместе утвердили концепцию, кухню, сделали интерьер, ремонт, нашли и обучили персонал, запустили ресторан, рекламу и ещё три месяца сотрудничали в штатном режиме. Однако мы не вышли на показатели, которые были прописаны в договоре – в частности, восемь месяцев были в убытке, хотя должны были выйти на операционный ноль спустя три месяца. В итоге мы расторгли договор с агентством. И всё же, полагаю, это сотрудничество было верным шагом, так как быстро разобраться в сфере общепита я бы сам не смог. 

Почему выросли затраты

На поиски помещения ушло два месяца. Надо сказать, в общепите один из главных критериев успеха — правильное помещение и локация. Задача усложнялась тем, что нужно было учесть возможность проектировки кафе и мастерской с прокатом в одном помещении — так, чтобы одно другому не мешало. В итоге мы арендовали 125 «квадратов» возле Мариинки на улице Декабристов. Это был огромный риск. Уверенности в том, что мы сможем оплачивать такое большое помещение, не было.

По плану мы хотели уложиться в месяц ремонтных работ – настолько были наивны и неопытны. Не уложились. Заехав в начале февраля, первых гостей приняли только 21 апреля. 

Проектировку и дизайн помещения делали самостоятельно, в ремонте тоже принимали активное участие. Деньги у меня закончились, пришлось продавать машину для закупки торгового оборудования, к открытию в кармане оставалось не больше 10 тысяч рублей. 

Не открывайте бизнес на последние деньги. Если решили запускаться, мысленно попрощайтесь с деньгами. Если простились – рискуйте

При этом перерасхода как такового не было. Просто всё время возникали форс-мажорные обстоятельства и неучтённые позиции. Выросла смета по ремонту, из-за того, что решили переносить перегородки и очищать стены до кирпича. Та мебель, что планировали изначально, оказалась неподходящего качества — заказали дороже и лучше. Ну и так далее. 

Не рекомендую начинать бизнес самостоятельно, только на свои деньги, не имея финансовой подушки безопасности. Нам повезло — помогли лояльный арендодатель и поставщики, когда мы уходили в просрочки на 2-3 месяца. И, конечно, команда, которая верила и поддерживала проект.

Александра Сергеева 

В дальнейшем одна из сотрудниц кафе — Александра Сергеева — стала соучредителем «1818». Изначально она работала в FunkyFood, но осталась с нами, а затем купила у меня долю. Мы два равноправных владельца. Александра занимается оперативной деятельностью, работой с поставщиками, маркетингом и частично продуктом. На мне стратегия проекта, финансовые вопросы, работа с персоналом и все велоуслуги. 

Первые проблемы и решения

К открытию о нас уже многие знали, так как новость о появлении первого велокафе в Петербурге СМИ разнесли бесплатно. 

Экономика заставила нас стартовать, не обкатав бизнес-процессы. В итоге, поначалу хромало качество блюд и сервис, появились негативные отзывы. Эти ошибки мы исправляли в течение трёх месяцев. 

Дело не в том, что выходило невкусно. А в том, что одно и то же блюдо получалось по-разному. Разные смены, разные повара, разная подача. Бывало, что рецептура блюда менялась, дополнялась, а посетители требовали вернуть «всё как было». Справиться с этими проблемами помогло обучение поваров и назначение старшего шеф-повара. В течение месяца-двух качество блюд пришло к единому стандарту.

1818 

Также довольно быстро стало очевидно, что велосипедные услуги кафе пользуются меньшим спросом, чем я рассчитывал. В основном, конечно, из-за короткого велосезона и переменчивой погоды в Питере. Для увеличения трафика на велоуслуги нужно тратить куда больше времени и сил, и это не всегда рентабельно. Поэтому мы сделали акцент на кухню. 

Специфика вело-фуд-бизнеса

Ресторан – это сложный механизм, состоящий из множества деталей. Это стандарты обслуживания, сервис, запах, температурный режим, музыка, атмосфера, чистота помещений и санузлов. Если где-то облажаться, то впечатление гостя сформируется именно по этому фактору. А не по тому, насколько вкусно ему было. 

Деталей таких масса. Стоп по кухне — поставщик не доставил какую-то позицию. Неприятный запах в кафе. Раздражающая музыка, слишком громкая или слишком тихая. Грязь в зале. Невежливая встреча или невежливое прощание сотрудника. Всё может испортить впечатление о посещении. О нас могут написать негативный отзыв, плохо отозваться в социальной сети. 

В общепите, как я уже сказал, успех сильно зависит от места. У нас специфическая локация: рядом с центром, но не центр. Посещаемость зависит от трафика, который формируют институт Лесгафта, музыкальное училище и Мариинский театр. Полная посадка в основном на ланчах, а также перед спектаклями Мариинки и после них.

1818 

Основные принципы выбора места для кафе: первая линия, первый этаж, большие окна. Обязательно — яркая светящаяся вывеска на весь фасад. Мы такую повесили только на шестом месяце работы – до этого люди вообще не понимали, что тут происходит: то ли еда, то ли мастерская. 

В центре трафик намного больше, аудитория платежеспособнее, но там и аренда дороже в два-три раза, и конкуренция выше. Не имея опыта в ресторанной сфере, сунувшись в центр, мы получили бы двойные риски. К тому же тут вложены деньги в ремонт и аренду. Если мы надумаем открыться в центре, то при переезде придётся вложить в новый проект минимум 1,5 млн. рублей.

Как устроена экономика

Проект я открывал на свои накопления и средства, вырученные от продажи предыдущего бизнеса. Сторонних инвестиций не привлекал. В общей сложности стартовый бюджет составил около 3 млн. рублей. Для такого проекта сумма небольшая. 

Основная часть (до миллиона рублей) ушла на ремонт, аренду помещения (платёж плюс депозит – уже полмиллиона). Много денег ушло на ремонт, мебель, производственное оборудование и посуду. Около 300 тысяч рублей мы отдали за услуги FunkyFood. 

Свой первый месяц – май — мы закончили с оборотом в 600 тысяч рублей и убытком в 150 тысяч. На восьмом месяце вышли в ноль, оборот был уже около миллиона. Дальше работаем в плюс, исключая незначительные убытки в январе и в августе. Спады связаны со снижением трафика. В августе местные жители уезжают за город или за границу. Институты и Мариинка на каникулах. В городе много туристов, но мы находимся не в туристическом месте — и оказываемся на пути лишь у тех, кто идёт в Новую Голландию. Что касается января, то после нового года платежеспособность людей падает.

1818 

Годовой оборот компании на сегодня — 15 млн. рублей. Он сильно зависит от сезона: в пиковые месяцы, декабре и мае, это может быть полтора миллиона, а в плохие — 700 тысяч. Прибыль, как и в целом в ресторанной сфере — 7-12% от оборота. На сегодня основную выручку приносит именно кафе, велоуслуги дают около 10% дохода. 

Средний чек в кафе — 700 рублей. Ценовая политика довольно демократичная. Наша стратегия: низкая цена — хорошее качество — высокий оборот — незначительная прибыль. При такой политике можно рассчитывать на стабильный спрос потребителя и его увеличение. Сегодня люди очень чувствительны к ценам. 

В общепите foodcoast (себестоимость ингредиентов относительно выручки с продаж) должен составлять не более 30% от реализуемой цены, при этих условиях можно рассчитывать на рентабельность кафе или ресторана. Мы укладываемся.

Читайте также:  Тинькоф процент вклада

Основные расходы — аренда помещения, ФОТ, продуктовые закупки и бытовые расходы, реклама. Основные затраты идут на оплату труда и арендные платежи. Если грубо, то 30% — аренда (порядка 200 тысяч в месяц — это рыночная цена за 120 «квадратов»), 30% — ФОТ, 30% продуктовая закупка. Рекламный бюджет составляет 10%. 

1818 Team

В штате компании 10 человек: три повара, три бариста (они же кассиры), официанты и менеджеры велопроката, два уборщика и менеджер, который занимается оперативной деятельностью, следит за заказами, контролирует зал, встречает гостей. На аутсорсе бухгалтерия и SMM. За ремонт велосипедов отвечает механик. У него сезонная занятость, с октября мастерскую закрываем до весны. 

Популярность ремонта и проката примерно одинакова. Но выгоднее, конечно, прокат, потому что половина выручки мастерской уходит на оплату труда механика. Час проката велосипеда — 150 рублей, день — 700 рублей, сутки — 900. Велосипеды есть разные по размеру и классу, городские и спортивные. Раньше их было много, но в связи со спросом мы сократили парк до десяти велосипедов. 

Услуги ремонта делятся на бесплатные — диагностика и подкачка колёс, и платные. Самая востребованная услуга — базовое техническое обслуживание: проверка всех деталей и узлов, исправление «восьмёрок», настройка тормозов, регулировка скоростей. Её цена — около 1500 рублей. Если требуется замена запчастей, стоимость обслуживания увеличивается: средняя цена детали — 800 рублей. 

А что в меню?

На старте мы не формировали меню, учитывая локальный рынок. Изучили, что находится в этом районе. Поняли, что основные наши потоки — это зрители Мариинки и студенты. И в итоге предложили продукт, которого здесь не было. 

За два года меню мы обновляли несколько раз, но концепция кухни не изменилось. Акцент сделан на street-food со всего мира. Еда, с одной стороны, простая, а с другой — интересная. У нас, например, есть израильская паста птитим, голландский капсалон с печёным картофелем, курицей и овощами, классическая итальянская пицца. Сегодня тренд на азиатский уклон: воки, том-ха и том-ям, кокосовый гаспачо с маринованной дыней. Всего в меню около 30 позиций. Кроме того, мы продвигаем еду на вынос, а летом делаем специальные наборы для велопикника: готовые сеты — воки-пасты, домашние лимонады, шаверма.

1818 

Бар и кухня приносят примерно по 50% дохода. Самыми высокомаржинальными блюдами являются пицца, завтраки и домашние десерты. Из напитков — домашние лимонады и кофе, разливное пиво и вино в бокалах. В принципе, всё, что мы делаем сами, обладает хорошей маржинальностью. 

У нас есть доставка еды — пользуемся сервисами «Яндекс.Еда» и Delivery Club. Количество заказов с доставкой незначительное — до десяти в день. Это примерно 5-10% дохода. Службы доставки берут 35% от стоимости заказа. Целесообразно это, когда кухня не загружена. Обычно еду с доставкой заказывают люди, которые находятся рядом — специально ищут заведение поблизости, чтобы доставка не занимала много времени. 

Партнёры и поставщики

Продукты и алкоголь мы закупаем примерно у 20 поставщиков. Никаких особых конфликтов с ними у нас не было. Но при этом есть лояльные поставщики, а есть — не очень. Удобно работать с первыми — они могут подождать с оплатой, без вопросов заменить испорченный товар, своевременно доставить. Это важно. Даже если цена выше. 

Полуфабрикатов на кухне мы не используем, всё, что называется, из-под ножа. С фермерами не работаем — качество продуктов у них не всегда одинаково, и доставка не всегда удобна. 

У нас много уникальных азиатских продуктов и ингредиентов. Это, например, различные соусы: китайские, японские и т.п. Их поставляет магазин «Красный дракон». Приготовить их самостоятельно просто невозможно — у нас нет таких компонентов.

1818 

В части велопроката тоже было несколько интересных партнёрств. Например, сотрудничали с сетью магазинов «Велодрайв». На старте они инвестировали в наши прокат и мастерскую — запчастями и прокатной техникой. Мы позиционировали их как партнёров проекта, а через год выкупили оборудование. Сотрудничали с Electra: у нас в кафе висят их велосипеды. Делали кросс-мероприятия, розыгрыши, конкурсы. Работаем с сообществом «Велосипедизация», проводим с ними «День на велосипеде». 

Две аудитории

У нас есть две аудитории, потребители разных услуг — еды и велосипедов. В 30% случаев эта аудитория пересекается, то есть клиент — велосипедист и посетитель кафе. Изначально я планировал, что нам удастся выстроить более существенную конверсию: человек пришёл чинить велосипед – заодно и поел, взял кофе с собой; или зашёл поесть – увидел предложение, а на следующий день взял велосипед на прокат. Получилось не совсем так. 

Человека, который приходит за велоуслугами, намного легче конвертировать в посетителя кафе, чем наоборот (конверсия 50-60%). При этом есть большая доля гостей кафе, которым велоуслуги вообще не интересны. В этом сегменте конверсия около 20%. 

При этом велоуслуги приносят всего 10% выручки, да и то лишь с мая по октябрь. Пиковые точки – май и сентябрь. Мыслей отказаться от велосипедной составляющей не было. Мастерская и прокат занимают незначительную площадь – около 25 «квадратов» из 120. Если их убрать — вся концепция пространства рухнет. 

1818

Есть кафе, где велосипеды — элемент интерьера. Мы же проводим веловыезды, лекции, экскурсии, кинопоказы. Эти активности не приносят прибыли, только отбивают затраты. Основные деньги от велосипедных дел нам приносят аренда и ремонт. Но после выплаты налогов и зарплаты остаётся небольшая часть. 

Целевая аудитория кафе — это современные люди от 18 до 40 лет, открытые всему новому и альтернативному. Именно поэтому многие позиции в меню у нас с азиатским уклоном, пиццу мы готовим в романском стиле на тонком хрустящем тесте, предлагаем израильский птитим, голландский капсалон и прочее. В баре хорошая винная и пивная карта, домашние лимонады. Там же мы поставили велошейкер, на котором гости сами себе готовят смузи, крутя педали. 

Реальная аудитория кафе примерно на 50% соответствует целевой. Среди посетителей, мне кажется, не хватает современной молодёжи, которая разбирается в еде, вине. К нам приходят молодые люди, но гурманов среди них немного. Большинство хочет скорее закинуться шавермой и идти дальше. Хотелось бы, чтобы больше посетителей могли оценить нашу маринованную дыню, а не просили, к примеру, всё время пюре с котлетой. 

1818 Team

Приятным открытием стали люди, которые заходят к нам до и после посещения Мариинского театра. Среди них много продвинутых пожилых. Современные бабушки частенько пьют у нас коньяки и компанией идут в театр. 

Туристов, в том числе иностранных, у нас около 15% от общего потока. В этом поле мы столкнулись с ещё большей конкуренцией – турист до нас просто не доходит. Но и в целом я бы не сказал, что эта категория больше платит. Европейцы спрашивают за каждую копейку и почти никогда не оставляют чаевых. Однако туристы ходят компаниями, так что чек выходит выше за счёт количества. Мы рассматриваем туристический поток как дополнительный. 

Как устроено продвижение

У нас неагрессивный маркетинг: СМИ, SMM, таргетинг в Instagram и Facebook. Летом вкладываемся в контекстную рекламу, продвигая велоуслуги. Таргетированную локальную рекламу мы даём по конкретным предложениям. В частности, продвигаем отдельные предложения из меню — для завтраков, обедов. Есть вечерние предложения для посетителей Мариинского театра. 

К офлайн-продвижению можно отнести все наши активности: лекции, выезды, экскурсии. Мы участвуем в фуд-фестивалях, в том числе с нашим велошейкером. 

Виктор Цисельский

Летом проводим велоэкскурсии по городу с разными экскурсоводами. Зимой — лекции из серии «Как я провёл велолето». Например, у нас был спикером Владимир Кетов, который за 20 лет объехал на велосипеде весь мир. Когда он выступал, люди просто не вмещались в кафе. 

Привлекать туристов помогают TripAdvisor и путеводители, которые создаются силами путешественников. Планируем работать с небольшими отелями поблизости, у которых нет своей кухни — предлагать их гостям обеды и завтраки. Нужна реклама в точках соприкосновения, а это Мариинский театр и Новая Голландия. 

Пути развития

Мне кажется, стратегически наш путь верный. Концепция сформирована, нужно наращивать трафик и работать над улучшением сервиса. Новые продукты на кухне, новое меню, новые маркетинговые предложения — например, различные наборы блюд для групп людей, предложения для больших компаний. 

Количество услуг мы не планируем расширять, собираемся работать над качеством и организацией велосипедного сообщества вокруг проекта. Это аудитория, которая близка нам по духу и платежеспособности. Мы останемся верны велосипедной теме, несмотря на разные модные течения. 

Платежеспособность населения снижается – мы почувствовали это во второй половине года. Видим, что наши гости, которые в среднем оставляли 700 рублей за визит, время от времени заходят в столовую со средним чеком 200 рублей. В целом, уменьшается средний чек в сфере общепита. Наиболее успешной сегодня становится бизнес-модель, где есть большая оборачиваемость и низкий чек при хорошем качестве. 

Нарастить оборот, не увеличивая цен, можно за счёт большей проходимости. Потенциал у нас есть — при полной загрузке помещений и персонала мы легко можем вырасти на 30-40%. В кафе сегодня 35 посадочных мест, но их количество можно легко увеличивать. 

1818

Другой путь — увеличивать цены, что мы и сделали в 2021 году, подняв прайс на 10-15%. Это плохо повлияло на посещаемость – с 1 октября цены вернулись к исходным. И ситуация исправилась. 

Рестораны теснят сетевые конкуренты эконом-класса – булочные, столовые, пекарни. Они сознательно демпингуют. И нам приходится подстраиваться, чтобы удержать свою аудиторию. Глупо думать, что люди не выбирают между модным кафе и булочной. Да, основная аудитория другая. Но некоторые позиции пересекаются, например, кофе и десерты. И часть выручки они перетягивают на себя. 

Читайте также:  10 причин, почему следует покупать серебряные монеты, раунды и слитки

Что дальше

У нас были предложения по масштабированию проекта. Например, потенциальный инвестор предлагал мне открыть второе заведение в городе. Всё уперлось в помещение и проект пока стоит на паузе. Сам я открывать вторую точку не хочу. Я опробовал эту нишу, понимаю, какая здесь рентабельность, экономика. 

Мне интересно стратегическое управление. А ещё — новые проекты, не связанные с ресторанной деятельностью. Поэтому в ближайшее время я собираюсь учиться на капитана парусного судна. Есть задумка — школа парусного спорта в Санкт-Петербурге и организация яхтенных туров за границей. Прилетаем на место, арендуем там яхты – и идём в экспедицию. 

В статье использованы фото со страниц в соцсетях Виктора Цисельского и кафе «1818», с сайта Restorating.ru.

Виктор Цисельский

Читайте также:

Всё удачно складывается: как заработать на городских велосипедах.
Встал на доску — и лети: как заработать на производстве лонгбордов.
Крути педали: как один велопрокат стал платформой для многих бизнес-проектов.
biz360

Инфографика: на сервисы для заказа авто, аренды велосипедов и самокатов приходится меньше 10% инвестиций в год — финансы на

Хотя это десятки миллиардов долларов.

Компании, развивающие райдшеринг, доставку еды и транспорт последней мили (велосипеды и самокаты), активно привлекают инвестиции. В 2021 году они совокупно привлекли $22 млрд венчурных инвестиций, в 2021 году — более $18 млрд.

Однако на них приходится менее 10% всех венчурных инвестиций и вложений частного капитала в год, подсчитали аналитики базы стартапов Crunchbase.

#инвестиции

{
«author_name»: «Альберт Хабибрахимов»,
«author_type»: «editor»,
«tags»: [«u0438u043du0432u0435u0441u0442u0438u0446u0438u0438»],
«comments»: 1,
«likes»: -1,
«favorites»: 8,
«is_advertisement»: false,
«subsite_label»: «finance»,
«id»: 63062,
«is_wide»: true,
«is_ugc»: false,
«date»: «Mon, 01 Apr 2021 09:50:16 0300»,
«is_special»: false }

Как открыть бизнес по продаже велосипедов: планирование и бюджет

Планирование любого бизнеса будет лежать в основе будущей деятельности и станет первым этапом открытия магазина.

Так, в бизнес-план обязательно включают следующие выводы:

  • анализ содержания рынка, его разнообразия и ценовой политики;
  • сведения об основных конкурентах, их преимуществах и недостатках;
  • финансовые расчеты: стартовые инвестиции, регулярные затраты и ожидаемая прибыль.

Основными пунктами затрат при открытии магазина велосипедов будут аренда торгового помещения, его ремонт и подготовка к открытию, закупка партии товара и выплата заработной платы сотрудникам. Затраты на аренду помещения могут быть различными и зависят преимущественно от его территориального расположения и площади.

Так, арендуя даже небольшую площадь в престижном торговом центре, необходимо платить ежемесячно до 100 тысяч рублей. Если же магазин будет располагаться в одном из спальных районов или небольшом городе, даже просторное помещение для будущей торговли велосипедами может обходиться в месяц до 50 тысяч рублей.

Закупка товара потребует первоначальных вложений в размере 500 тысяч рублей и более – этот пункт затрат тоже зависит от масштабов закупки товара и уровня ассортимента.

Как заработать на велосипедах | Делай деньги

Примерно 50 тысяч рублей на стартовом этапе и от 5 тысяч ежемесячно – такие расходы на рекламу и продвижение магазина ожидают учредителя компании, в ином случае магазин может остаться незамеченным на рынке, а значит, процесс его развития будет более длительным.

Включая возможные дополнительные расходы, согласно средним подсчетам, инвестиции в открытие магазина по продаже велосипедов составят до 1 миллиона рублей при условии, что стартап будет представлять собой небольшой магазин с ограниченным ассортиментом. Если изначально планируется создание крупной торговой точки или сети специализированных магазинов, затраты могут составить вдвое больше.

Для подсчета прибыли и срока окупаемости следует учитывать, что в среднем розничная цена велосипеда составляет до 30 тысяч рублей, а наценка на товар будет около 25 – 50 % при продаже велосипедов, примерно 50% — на экипировку, а на другие сопутствующие товары (аксессуары и расходные материалы) – до 200 %. Таким образом, можно сделать вывод, что при грамотной маркетинговой компании окупится предприятие через 1 – 1,5 года.

Планы команды

Мы не оставляем идею комплектов электрификации для велосипедов, просто будем идти к этому постепенно, выпуская их частями.

Сначала сделаем батарею с креплением на базе заднего мотор-колеса, как у китайских комплектов. Продав такую продукцию, постараемся выпустить собственный двигатель с центральным расположением и с нашей электроникой.

Этот путь менее затратный на 60%, потому что не надо сразу производить электродвигатель, сложную систему редукторов, кареточный узел. Здесь нужно сделать наше запатентованное крепление и произвести саму батарею, для которой мы покупаем готовые ячейки.

Цена за комплект полной версии с двигателем центрального расположения и батареей на 1000 Вт⋅ч у нас стартует от 80 тысяч рублей. Дополнительно нужно сделать пластиковый корпус для батареи. Для этого нужно будет заказать литьевую форму, чертежи у нас уже есть. Такой путь представляю достижимым в будущем.

Прямо сейчас мы заняты производством наборов электроники: взяв наш контроллер и бортовой компьютер, можно собрать электротранспорт. Заказчикам останется сделать батарею, электродвигатель, собрать всё вместе, подключить нашу электронику — и всё будет работать.

Комплекты берут на тест люди, которые сами собирают электротранспорт под себя из разных комплектующих или хотят улучшить уже купленную продукцию. Например, электромотоциклы Sur-Ron.

Дополнительно мы сотрудничаем с компаниями. Они используют нашу электронику для создания своей линейки лёгкого электротранспорта: электросамокатов, электровелосипедов, трайков и даже электрокартингов. В качестве бонуса таким производителям мы выводим их логотип при запуске бортового компьютера.

Раскрыть названия партнёров и условия сотрудничества с тестировщиками мы пока не готовы.


Контроллер и бортовой компьютер

У нас есть три комплекта электроники для электротранспорта мощностью от 4 до 20 кВт.

Это всё работает по CAN-шине — сети, в которую объединяются все электронные устройства и датчики, как в автомобиле.

Ещё мы разрабатываем систему управления зарядкой, разрядкой и защитой батарей BMS.

Если трудностей с BMS не будет, то наш следующий этап — сделать склад со всеми комплектующими. Мы производим мелкосерийными партиями, поэтому всё, что мы выпускаем, уже предзаказано на три-четыре месяца вперёд.

Нужно будет создать складской запас, чтобы человек мог прийти, заплатить деньги, купить. И мы сразу отправим, как во всех интернет-магазинах. На это нам понадобится 3–4 млн рублей.

Дальше бизнес нужно масштабировать, создавать денежный оборот, чтобы можно было заниматься проектированием более сложных историй. Комплект eczo.bike — один их таких продуктов, который можно было бы потом начать выпускать.

У нас были предзаказы на комплекты eczo.bike от 65 клиентов на общую сумму около 800 тысяч рублей. Предзаказы были требованием ФРИИ, когда мы проходили их акселератор. Деньги уходили на дальнейшее совершенствование разработки.

Сейчас нам осталось выплатить около 250 тысяч рублей заказчикам. Мы планируем сделать это в ближайший год за счёт продаж электроники.

Поиск инвестиций

С 2021 года мы успели разработать три модели комплектов для электрификации велосипеда. Последняя из них была представлена ещё в сентябре 2021 года. С этого момента все наши силы уходили на поиск инвестиций в двух направлениях.


Велосипед с установленным комплектом электрификации eczo.bike

Первое — изготовление, сборка и тестирование деталей. В нашем комплекте было 85 спроектированных нами деталей, которые нельзя было купить готовыми на рынке.

Понятно, что можно сделать всё в Китае. Многие российские hardware-стартапы так и делают, но для этого нужно находиться в Азии и контролировать фабрики. К тому же у нас вызывало опасение, что китайцы могут всё быстро скопировать. В итоге мы хотели делать всё в России, а денег на это не нашли.

Второй момент — обеспечение гарантийного сервисного обслуживания.

Скорее всего, мы бы не смогли предусмотреть заранее все возможные проблемы, поэтому первые партии техники иногда бы ломались. Нам нужно было заложить деньги, чтобы обеспечивать ремонт комплектов по гарантии.

Мы общались с российскими и зарубежными инвесторами, бизнес-ангелами и венчурными фондами. Почти все из них отвечали, что мы не попадаем в их фокус: они инвестируют в софт, в ИТ и финтех.

Например, фонд Абрамовича инвестирует в биомедтехнологии и всё, что связано с ресурсами и энергетикой. Мы под них не попали.

Кроме того, инвесторов отталкивало, что нас сложно масштабировать. Софт перевёл на английский язык — и можно собирать клиентов с зарубежных рынков. У нас же нужно сертифицироваться, решать вопросы с логистикой, с производством, доставкой компонентов и патентованием.

К тому же электровелосипеды — это длинные деньги. Мы не можем быстро вырасти, как софт. Нам нужно производить и продавать — это долгий процесс.


​3D-модель eczo.bike

Мы планировали, что первые инвестиции можно начать возвращать через три-пять лет. Для этого нужно было выпустить имеющуюся у нас версию, чтобы на ней поездили люди и дали обратную связь, а потом доработать модель и продать уже следующую партию.

Инвесторы же заинтересованы в быстром росте и отдаче средств.

Стратегически идеальным партнёром для нас была бы компания, которая уже что-либо производит. Например, Volgabus, у которой есть электротранспорт.

У неё есть компетенции, инженеры, деньги и оборудование. Наш комплект для неё несложный, но компании оказалось неинтересно выпускать что-то подобное и уходить в лёгкий электротранспорт.

Венчурные инвесторы и фонды в нас тоже не поверили. На Западе мы ездили на международный конкурс стартапов Mondial Tech Startup Awards и на выставку Slush Helsinki в Финляндии. Туда мы отправились после победы в номинации стартапов для выхода на европейский рынок Finlanding на форуме GoTech.vc. Но никакого результата это не принесло.

Мы даже вели переговоры с Husqvarna AB, которая производит не только сельхозтехнику, но и электромотоциклы. Я встречался с главой японского подразделения компании Kawasaki, но он сказал, что они сфокусированы на разработке своего электромотоцикла.

В итоге мы решили, что нет смысла искать деньги дальше, лучше сфокусироваться на нашей сильной стороне и продукции, которую мы можем продавать уже сейчас, — электронике для электротранспорта.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.