Рейтинг Doing Business упраздняется. Чем он был для Узбекистана – Spot

Рейтинг Doing Business упраздняется. Чем он был для Узбекистана – Spot Вклады Тинькофф

Всемирный банк прервал публикацию рейтинга doing business из-за ошибок

Организация заявила о начале аудита процесса сбора и оценки данных для составления рейтинга стран по условиям ведения бизнеса в них

Публикация рейтинга стран по условиям ведения бизнеса Doing Business приостановлена, такое решение принял Всемирный банк (ВБ). Сообщение об этом опубликовано на сайте организации.

ВБ решил провести аудит сбора и обработки данных. Поводом для него стали нарушения, связанные с изменением данных в опубликованных ранее отчетах. О конкретных ошибках ВБ не сообщил.

Под пересмотр попадут данные отчетов за последние пять лет, проверкой будет заниматься группа внутреннего аудита Всемирного банка.

«Мы будем действовать на основе полученных результатов и ретроспективно скорректируем данные стран, которые больше всего пострадали от нарушений», — заверили в банке.

В октябре 2022 года, после публикации очередного рейтинга Doing Business, в котором Россия заняла 28-е место, исполнительный директор Всемирного банка от России Роман Маршавин заявил, что методология банка учитывает не все реализуемые в стране реформы. По его словам, Россия предложила усовершенствовать методику ранжирования. «Наше место потенциально выше, потому что банк пока не во всех областях учитывает реформы. Мы дали предложения, банк их изучает», — сообщил Маршавин.

Банкир отметил, что руководство Всемирного банка само признало необходимость внести изменения в методику рейтинга. «В следующем году в рейтинг добавятся новые показатели», — пообещал тогда представитель ВБ.

В ноябре того же года «Коммерсантъ» сообщил, что глава Минфина России Антон Силуанов и тогдашний глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин с 2022 года обсуждают проблемы в составлении рейтинга Doing Business. Согласно данным переписки ведомств с банком, по спорным вопросам проводились десятки встреч. Минфин и ФНС считали, что взаимодействие с экспертами банка по налоговой составляющей рейтинга недостаточно эффективно. В ФНС также заявляли, что методология банка почти не позволяет разрабатывать меры по улучшению налогового администрирования, которые бы учитывались в рейтинге.

Читайте также:  Расчет сил и средств, необходимых для полной ликвидации пожара - Анализ пожарной опасности фейерверочных пиротехнических изделий

С 2022 года Россия поднялась в рейтинге Doing Business со 123-го на 28-е место. После публикации последних данных в октябре 2022 года президент Владимир Путин на встрече с председателем правления венгерского ОТП Банка Шандором Чани заявил, что подъем России в рейтинге Doing Business — лишь промежуточный результат.

Всемирный банк составляет рейтинг Doing Business ежегодно с 2002 года. Благоприятные условия для ведения бизнеса оцениваются по десяти категориям: регистрация предприятий, получение разрешения на строительство, подключение к электросетям, регистрация собственности, получение кредитов, уплата налогов и т.д.

Неполная картина

Эксперты неоднократно замечали ограниченность оценки инвестиционной атмосферы страны по Doing Business и его ориентированность, в первую очередь, на технические показатели.

Так, президент группы Всемирного банка Дэвид Малпасс отмечал, что «потенциальные инвесторы оценивают много других факторов, таких как общее качество деловой среды, национальная конкурентоспособность, макроэкономическая стабильность, развитие финансовой системы, размер рынка, верховенство закона, качество рабочей силы».

Аналитик из НИУ ВШЭ в Москве Андрей Яковлев также отмечал, что, вне зависимости от скорости и простоты процедур, «[если] у вас не защищены права собственности, у вас не будет стимула к инвестициям».

Ранее Spot писал о том, что Узбекистан поднялся до 94-го места в Индексе конкурентоспособности промышленности.

Узбекистан и doing business

В Узбекистане упразднённому рейтингу уделялось значительное внимание. С оглядкой в том числе на Doing Business планировались и проводились многие экономические реформы последних лет.

Так, ещё в 2022 году президент Шавкат Мирзиёев заявлял о цели к 2025 году вывести Узбекистан в топ-20 рейтинга. В том году страна улучшила своё положение сразу на 13 позиций, поднявшись с 87-го места на 74-е.

По данным Министерства экономического развития и сокращения бедности, в 2022 — 2020 годах было принято шесть постановлений президента, включающих меры, направленные на улучшение места страны в этом рейтинге.

В частности, постановление № ПП-4160 от 5 февраля 2022 года прямо упоминает Doing Business в названии: «О дополнительных мерах по улучшению рейтинга Республики Узбекистан в ежегодном отчете Всемирного банка и Международной финансовой корпорации „Ведение бизнеса“».

Читайте также:  Инвестиционный доход: определение, структура и виды

В последнем опубликованном рейтинге Doing Business за 2022 год Узбекистан занял69-е место из 190 стран, обогнав Индонезию и Люксембург.

Этот стон doing business зовется

Прекращение публикации рейтинга Doing Business (DB) Всемирным банком (см. “Ъ” от 17 сентября) — история, которую можно рассказывать самыми разными способами. Например, для любителей теории заговора (в России она шире известна как «геополитика») это прекрасный повод пообсуждать сразу несколько тем — от (полупризрачного) противостояния Китая и США до (увы, мнимого) отсутствия принципиальной разницы между отечественной коррупцией и устройством политической карьеры в западном мире. Для людей, еще помнящих главу МВФ Кристалину Георгиеву главой представительства ВБ в Москве, а Симеона Дянкова — ректором РЭШ, это повод поговорить о том, существует ли «мировое правительство», глобальный deep state в виде сети пары десятков хорошо знакомых друг с другом людей, которые не только в России «все понимают, но почти ничего не могут сделать» (эту фразу я слышу уже двадцать лет от людей этого круга), и о том, как обвинения в адрес Георгиевой и Дянкова связаны с этой фразой.

Для умных же российских чиновников это предмет беспокойства: Doing Business с начала 2000-х, каким бы он ни был, всегда являлся весьма полезным явлением.

Детище Дянкова вне зависимости от того, отражало ли оно реальную легкость открытия и ведения бизнеса в конкретной юрисдикции (чаще всего нет), позволяло делать вид, что адаптация национального госрегулирования к нуждам предпринимательства — это не внутреннее дело каждой гордой страны, а всемирная олимпиада государств, на которой нужно зарабатывать медали, и тут не жалко и реформировать систему Росреестра. Наконец, для все более многочисленных адептов зеленой экономики крах DB — долгосрочная победа: зачем нужно все это, когда есть ESG?

Читайте также:  Рейтинг банков России 2019 по надежности по данным Центробанка

Но меня в бесславном завершении многолетней эпопеи DB, который всякий заинтересованный заменит на какой-то более сфокусированный конкурирующий рейтинг (для части это явно будет IMD World Competitiveness Ranking), беспокоит другое: одна некрупная деталь, которая, кажется, и стала причиной происходящего. В двух эпизодах из трех (с Китаем и Саудовской Аравией в 2022 году) команда DB под давлением завышала рейтинги стран. В третьем, в случае с Азербайджаном,— занижала, ссылаясь на собственный неформальный «узбекский протокол», смысл которого — пока нет уверенности в том, что принятый закон работает, учитывать его как улучшение ситуации нельзя. Причины, по которым было невозможно превратить неформальный «протокол» в формальный, внести его в методику расчета, можно себе представить. Однако легкость, с которой десятки стран, где предпринимательство — заведомо героическое занятие, в течение пяти-шести лет совершали быстрый подъем в DB, говорит о том, что, в сущности, не законодательство, не суды и не регуляторика определяют возможности для частного бизнеса, иначе не было бы Белоруссии, где, по оценкам DB, предпринимателем быть проще, чем в Италии, на Кипре или в Люксембурге.

Но как измерять принятие обществом предпринимательских занятий в качестве естественных? DB не нашел ответа, но он нужен.

Оцените статью
Adblock
detector