ТОП-12 крупнейших розничных проектов в Беларуси с участием иностранного капитала

ТОП-12 крупнейших розничных проектов в Беларуси с участием иностранного капитала Вклады для семьи

«алми», spar (россия)

«Алми» — это первый и с 2021 года (после выхода «А1» из «Белмаркета») единственный российский проект в фуд-ретейле Беларуси.

Проект имеет беларусские корни, поскольку его создатель, бывший акционер российских розничных компаний «Виктория» и «Дикси» Александр Зарибко родом из Пинска. В 2005 году он купил первый магазин в Минске («Закрама»), а с 2006 года начал создавать сеть «Алми».

В 2021 году российский бизнесмен привел на беларусский рынок франшизу нидерландского бренда Spar.

«белорусам стоит поучиться предприимчивости у турок»

Сейчас Турция переживает кризис. Лира подешевела к доллару примерно на 30%. Одномоментного повышения цен не произошло, но ценники потихоньку поползли вверх.

— Конечно, бизнесу в Турции сегодня тяжело, цены растут — что в магазинах, что у поставщиков, — говорит Александр. — Власти предпринимают шаги, чтобы как-то выровнять ситуацию. К примеру, сейчас в связи с ростом доллара договоры о предоставлении услуг или продаже не могут быть в валюте.

Они должны заключаться только в турецких лирах. Я раньше держал свой прейскурант в валюте, так как работаю с иностранцами, но сейчас вынужден перейти на лиры. У нас аренда офиса была в евро, теперь пересматриваем ценник в турецких лирах. Но при этом недвижимость упала в цене, продажи стоят. Поэтому если у кого-то была мысль вкладываться в недвижимость за границей, сейчас самый подходящий момент.

— К примеру, в новых микрорайонах Стамбула трехкомнатную квартиру можно купить за $50—80 тысяч, причем это будет квартира с видом на море, французскими окнами и большими балконами, — отмечает собеседник. — Что приятно, квартиры тут продают не с голыми стенами, а уже с чистовой отделкой и установленной кухней.

Александр добавляет, что в сентябре вступили в силу изменения в закон о получении турецкого гражданства через инвестиции. Если раньше для того, чтобы получить местный паспорт, нужно было вложить в страну $1 миллион, то теперь сумму снизили до $250 тысяч.

— Ко мне сейчас стучатся в друзья риелторские агентства, застройщики, которые просят: «Александр, мы нуждаемся в иностранных покупателях». Почему? Потому что иностранцы привозят сюда валюту. Турки не покупают. Кризис… — объясняет мужчина.

— Но знаете, если сидеть и плакать, то, конечно, ничего не будет. Я смотрю на этот кризис как на возможность, стараюсь двигаться и расширяться. Сейчас наше консалтинговое агентство развивает направление НR — мы подбираем персонал для компаний (непосредственно голубые и белые воротнички), планируем предоставлять комплекс услуг для экспатов, что работают в крупных организациях. Стараемся искать выходы, видеть не конкурентов, а партнеров.

Что касается белорусского бизнеса, то его — что в Стамбуле, что во всей стране — немного. Александр называет «МАЗ», «Белнефтехим» и еще несколько компаний. Он удивляется этому факту и считает, что зря отечественный бизнес не рассматривает турецкий рынок.

— Ни «Савушкина», ни «Санта-Бремор», ни других крупнейших наших производителей на полках практически не найти. Видимо, они не смотрят на Турцию как на потенциальный рынок, — поясняет собеседник. — Хотя зря, здесь очень много русскоязычных.

И эта продукция была бы популярной. Тут все русскоязычные ищут сметану и творог, к примеру. «Молочка» в Турции — непривычного нам качества и довольно дорогая (кефир стоит доллар). Помню, одна компания начала выпускать сметану, но только немного и на азербайджанский рынок.

Когда сметана появлялась в продаже, русскоязычные жители сметали ее подчистую. Но сейчас и этой компании нет. Мне кажется, в Турции у белорусского рынка есть потенциал. Понятно, что страна будет защищать свой рынок, но попытаться все-таки стоит.

— В этом-то и различие белорусского и турецкого мышления. Они более предприимчивые, чем мы. Вот турок решил, что он будет продавать стаканчики для чая. Не пошли стаканчики — продает телефоны, не пошли телефоны — другое что-то делает. Они очень быстро переходят и много-много пробуют, а не сдаются после первого раза. Вот этой предпринимательской жилке нам и нужно поучиться у них, — заключает Александр.

«буслік» (польша)

«Буслік» создавался в 2006 году белорусским бизнесменом Сергеем Мисяченко и его партнерами из России – Константином Адамией, Андреем Дембиковым, Олегом и Еленой Кудиновыми. В 2009 году партнеры привлекли в капитал управляющей компании сети «ТПГ «Вест Ост Юнион» портфельного инвестора – Европейский банк реконструкции и развития.

В ноябре этого года стало известно, что совладельцы «Бусліка» продают его 90-процентную долю польскому ретейлеру CDRL.

«евросеть» (россия)

В 2005 году на белорусском рынке появляется сеть салонов связи «Евросеть», созданная Евгением Чичваркиным. Местная компания «БелЕвросеть» на пике своего развития управляет около 80 точками продаж телефонов и аксессуаров к ним.

В течение 2021-х годов у материнской компании несколько раз меняются собственники. В 2021 году очередной владелец «Евросети» Олег Малис объявил, что объединит ее салоны с принадлежим ему «Связным» под брендом последнего.

«мила» (германия, россия)

Сеть «Мила», которую с 2007 года формируют дистрибуторы продукции мирового гиганта Henkel Group, становится в Беларуси первенцем формата дрогери.

Основные владельцы «Милы» имеют германское и российское гражданство.

«ома» (финляндия, литва)

В 2007 году в белорусский сегмент DIY-торговли заходит один мировых гигантов розничной торговли – финская группа Kesko. Через совместное предприятие Kesko Senukai, созданное с литовцами Аугустинасом и Артурасом Ракаускасами, финны приобрели контрольный пакет у шести совладельцев белорусской сети.

В настоящее время Kesko Senukai принадлежит 100% доля в «ОМА», которая является лидером этого сегмента белорусской розницы.

«связной» (россия)

В 2007 году на белорусском рынке появляется сеть «Связной» Максима Ноготкова. Российский бизнесмен выкупает салоны «Фокус» и «МегаПлюс» и превращается в одного из крупнейших продавцов мобильных телефонов.

В 2021 году «Связной» перешел в руки Олега Малиса, который с 2021 года занимается объединением бизнеса с «Евросетью».

«соседи» (литва)

Первопроходцами в беларусской рознице стали литовцы. В 2001 году литовские бизнесмены (Алма Яунцемене, Мариус Мацевичус и Арунас Папирас), занимавшиеся до этого дистрибуцией товаров известных мировых брендов, вместе с местными партнерами открыли первый супермаркет «Соседи».

«Соседи» выросли в одну из крупнейших национальных фуд-сетей и продолжают развиваться. Недавно было объявлено о вхождении в ее состав супермаркетов Preston и магазина «Заходні».

«тут платишь ндс — 18%, налог на прибыль — 20% и налог на коммерческую недвижимость — 23%»

По словам Александра, турецкий бизнес отличается от белорусского большей свободой. К примеру, налоговые органы или санитарно-эпидемиологические службы могут прийти только в том случае, если кто-то пожалуется на предпринимателя. Такого понятия, как плановые проверки, здесь нет. Мужчина считает, что в Турции открыть бизнес гораздо проще, чем в Беларуси.

Читайте также:  Мультипликаторы – все, что вам нужно знать!

— Возьмем простой пример. Я бизнесмен и хочу открыть кафе, — рассуждает собеседник. — Что в Беларуси? Ты должен понимать, помещение может быть кафе или нет? Если нет, то нужно идти и получать разрешение. Дальше — согласование вытяжки, канализации и так далее.

В Турции подписание договора об аренде коммерческой недвижимости уже означает, что я могу делать там все, что захочу, в том числе открывать кафе. Никаких ограничений нет. Поэтому турецкий бизнесмен сразу делает ремонт, продумывает дизайн, ставит столики, а уже потом с фотографиями идет в муниципалитет.

Бизнесмен говорит, что в Турции нет понятия фиксированной арендной платы или повышающих коэффициентов. Здесь это четко зависит от рынка.

— Можно на одной и той же улице снимать помещение с ценой, отличающейся в разы, — объясняет он. — Например, помещение в 3 «квадрата» может стоить $5000 в месяц, если оно находится в проходном месте, а может и $100, если это тупик улицы и там совсем нет людей.

— Что касается налогов. Здесь НДС — 18%, налог на прибыль — 20%. Есть дополнительные внутренние налоги, которые возникают дальше. К примеру, любая коммерческая недвижимость, которая сдается, облагается налогом, — говорит Александр. — Так вот в год ты должен заплатить 23% от арендной стоимости.

При этом в турецком бизнесе есть платежи, аналогичные нашим отчислениям в ФСЗН. Они составляют 38% от всей зарплаты работников, и их тоже должен платить работодатель. Эти отчисления покрывают медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение и налог.

— Объявления о приеме на работу в Турции обещают не только минимальный оклад в 1700 лир (около $323), но также оплату обедов и дороги. Да-да, работодатель оплачивает сотруднику еду и проезд, — рассказывает мужчина. — Что подразумевается по едой?

В среднем обед из трех блюд стоит 20 лир ($3,8). В месяц выходит 420—440 лир (около $80—84). Карточку обычно дают сотруднику, а он уже обедает где хочет и за сколько хочет. Можно потратить все за раз, можно растягивать на месяц. Есть даже супермаркеты, в которых за эту карточку можно купить продукты питания, на некоторых заправках ею можно рассчитаться за топливо.

— Что входит в оплату проезда? Работодатель либо покупает работнику проездной, который стоит сейчас 205 лир ($38) — это 180 поездок в месяц, либо оплачивает услуги транспортной компании, — поясняет собеседник. — Во втором случае людей после работы в определенном месте ждут пять-шесть микроавтобусов, которые едут в разные стороны Стамбула. Человек садится в нужный и доезжает максимально близко до своего дома.

По словам Александра, зарплаты в Стамбуле составляют 1700—2000 лир ($323—380) в низком секторе, 3000—4000 лир ($570—760) в среднем и 4000—5000 лир ($760—950) в высоком.

— Большинство людей здесь получает на руки минимальную зарплату в 1700 лир, максимум 2000, — говорит он. — Плюс дорога, еда и страховка. Это оплата труда обычного рабочего. Если это офисный сотрудник, который более-менее хорошо работает, то ему могут платить 2000—2500 лир ($380—475)

— Можно ли прожить на 1700 лир в Стамбуле? Очень много стамбульцев живут за эти деньги, — продолжает мужчина. — Квартиру на окраине можно снять за 500 лир ($95), проезд и еду раз в день обеспечит работодатель. «Коммуналка» тут такая: на семью с детьми выходит в среднем 70 лир за электричество, 30—40 лир за газ (зимой 300—400)

Правда, конкуренция на турецком рынке труда сейчас довольно велика: в стране немало беженцев из Сирии, трудовых мигрантов из Узбекистана, Таджикистана и Казахстана.

— Белорусы очень редко приезжают в Турцию на работу, хотя наше образование здесь ценится и диплом подтверждать не нужно, — отмечает Александр. — Вообще, в среднем и мелком бизнесе у турок нет культа высшего образования. Они смотрят на то, что ты умеешь.

«я стал приходить в белорусское посольство и просить работу. довольно настойчиво просить»

Первые полтора года парень изучал турецкий, потом учился в школе, заканчивал среднее образование — 9—11 классы.

— Конечно, студенческая жизнь в Турции отличалась от нашей. Здесь в общежитиях нельзя готовить, не было розеток, нельзя было послушать магнитофон, к примеру, — рассказывает Александр. — В комнатах жили по 6—12 человек. Двухъярусные кровати и так далее. Своеобразная была жизнь.

После окончания школы Саша поступил на политологический факультет экономического отделения Анкарского университета, но затем решил, что в Стамбуле будет лучше, и перепоступил на экономический факультет Стамбульского университета — одного из самых престижных в стране.

— Еще в Анкаре я стал работать параллельно с учебой. Где-то официантом, где-то переводчиком на выставках, — объясняет мужчина. — У меня изначально была мечта — стать дипломатом. Студентом я стал приходить в белорусское посольство и просить работу.

Когда Александр решил поступать в Стамбульский университет, в городе как раз открылось почетное консульство Беларуси. Парень учился в вузе, а в свободное время работал помощником консула. Потом в Стамбуле появилось генеральное консульство — официальное дипломатическое учреждение.

— Идея бизнеса пришла из опыта. Когда я работал в консульстве, ко мне всегда обращались за помощью: оформить вид на жительство, заполнить документы и так далее, — говорит собеседник. — К тому же я, моя жена и дети как граждане Беларуси каждый год вынуждены продлевать свой вид на жительство и разрешение на работу. Я подумал, почему бы не создать фирму по оказанию таких услуг. Так и ушел в сферу миграционно-визового консалтинга.

Александр признается, что начальный капитал был минимальный: личные накопления и немного денег, взятых взаймы. Он снял офис в коворкинг-центре и открылся. Сейчас в его компании работает четыре человека.

— Мы оказываем весь спектр услуг, в которых нуждается иностранец, приехавший в Турцию. Это помощь с видом на жительство и оформлением гражданства, с поиском или покупкой квартиры, помощь при устройстве на работу, с садом или школой для ребенка, помощь с открытием банковского счета и так далее,— перечисляет мужчина.

Inditex (испания)

Главное событие в белорусской рознице в 2021 году – это долгожданный приход испанского ретейлера Inditex.

Магазины его брендов Zara, Zara Home, Pull and Bear, Stradivarius, Oysho, Bershka и Massimo Dutti открываются в торговом центре Dana Mall. Планируется появление новых торговых точек в других центрах.

Читайте также:  Куда вложить 100 000 рублей в месяц

Jysk (дания)

Иностранцы осваивают еще одну розничную нишу в Беларуси. В 2021 году открывает в Минске свой первый торговый объект датская сеть магазинов товаров для дома JYSK, принадлежащая миллионеру Ларсу Ларсену.

Датчане довольны динамикой развития и планируют открыть 25 магазинов на всей территории страны.

Kari (россия)

С 2021 года инвестирует в розничный бизнес в Беларуси бывший совладелец российской сети «Эльдорадо» Игорь Яковлев.

Он создает на постсоветском пространстве и некоторых других странах сети обуви и детских вещей и игрушек под брендом Kari.

Lc waikiki (турция)

Событием в формате торговли готовой одеждой стал приход в Беларусь в 2021 году одного из крупнейших турецких ретейлеров LC Waikiki.

Розничный бизнес в Беларуси турецкие бизнесмены развивают через «дочку» «ЭлСи Ваикики Ритейл Бел».

Андрей савиных: белорусско-турецкое сотрудничество приобретает стратегический характер

Говорить о сотрудничестве Беларуси и Турции можно достаточно долго. Это один из традиционных партнеров нашей страны в Ближневосточном регионе, с которым в самых разных сферах установились прочные и взаимовыгодные связи. Совместно реализован ряд успешных инвестиционных проектов, налажено активное взаимодействие в форматах международных организаций, а турецкие пляжи для многих белорусов уже давно стали одним из излюбленных мест летнего отдыха. Однако никакие цифры товарооборота, инвестиций и туристических потоков, пожалуй, не затмят тот факт, что именно Турция стала первым зарубежным государством, признавшим независимость Беларуси. Это задает тон отношениям на годы вперед и обязывает поддерживать их на высоком уровне. В преддверии официального визита Президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана посол Беларуси в этой стране Андрей Савиных в интервью БЕЛТА рассказал, какое значение и практическое наполнение имеют двусторонние отношения.

– Турция без всякого преувеличения имеет ключевое значение в Ближневосточном регионе, и эта страна с полной уверенностью может претендовать на статус стратегического партнера Беларуси. Турция не только является одной из крупнейших стран в Европейском регионе, мостом между Европой и Ближним Востоком и Азией, но это еще и динамично развивающаяся экономика, которая в настоящее время формирует свой технологический и научный потенциал. В этой связи Беларусь и Турция в очень многих аспектах и секторах гармонично дополняют друг друга.

Для нас Турция также имеет значение как оптимальный и наиболее эффективный выход в очень многие страны Ближнего Востока и Северной Африки. Поэтому переоценить значение белорусско-турецкого сотрудничества весьма сложно. Наоборот, можно сказать, что многие еще его потенциал недооценивают.

Мы для Турции тоже очень интересны по той причине, что Беларусь является ближайшей страной – участницей Евразийского экономического союза, до которой можно удобно добраться наземным автомобильным транспортом. Для турецкой стороны мы обладаем уникальным набором конкурентных преимуществ, в том числе с точки зрения географического положения. Не только в плане нашего членства в ЕАЭС, но также и для их связей со странами Северной Европы и Балтии. Кроме того, Беларусь имеет серьезный научный потенциал, которого во многих отраслях у Турции пока еще нет. Научно-исследовательские институты НАН Беларуси уже работают с турецкими партнерами, но перспективы этого взаимодействия существенно шире.

– На встрече президентов Беларуси и Турции в Стамбуле в апреле нынешнего года было предложено актуализировать повестку дня белорусско-турецкого сотрудничества, осуществив перезагрузку по ряду конкретных направлений с акцентом на торговле и экономике. Удалось ли это сделать к визиту турецкого лидера в Беларусь и каково субстантивное наполнение этой перезагрузки?

– Подготовлен определенный проект плана действий, который ляжет в основу дальнейшего продвижения и углубления наших двусторонних отношений. Он предполагает работу по очень многим направлениям, в том числе сотрудничеству в банковской сфере и привлечению турецкого капитала к открытию банковских учреждений в Беларуси.

Мы готовы рассматривать вопрос перехода на турецкую лиру и белорусский рубль в осуществлении торгово-экспортных операций. Это в ближайших планах. Если мы сумеем открыть в Беларуси турецкий банк, то это станет реальностью очень быстро. Конечно, все операции сразу не будут переведены на расчеты в национальных валютах, но это будет начало, и данная возможность станет доступной для бизнеса в обеих странах. Уверен, что это будет воспринято очень позитивно.

Ведется также работа над тем, чтобы связать Беларусь и Турцию удобными транспортными маршрутами. Причем довольно серьезно прорабатывается вопрос использования водного сообщения через реку Днепр. Если мы сумеем это реализовать, то суда типа “река-море” смогут достичь турецких портов меньше чем за неделю. Такой водный маршрут в некоторой степени сделает Беларусь морской державой, так как напрямую свяжет страну с портами не только Турции, но и других стран в регионах Черного и Средиземного морей.

Дорожная карта по развитию сотрудничества между двумя странами предусматривает практически весь спектр направлений. Конечно, большое значение имеет проникновение экономик стран друг в друга. Мы готовы сегодня вести речь о том, чтобы предоставить выгодные площадки в свободных экономических зонах, в индустриальном парке “Великий камень” для турецких производителей автокомпонентов. По-прежнему прорабатываются вопросы создания сборочных производств белорусской техники на территории Турции. Здесь, конечно, нужно, чтобы больше активности проявляли сами производители.

Рост двустороннего товарооборота зависит также от того, насколько эффективно мы сможем убрать те или иные барьеры, которые еще существуют между нашими странами.

В частности, между Беларусью и Турцией отрабатывается соглашение по созданию “зеленого” коридора. Это максимально благоприятные условия для оформления грузов, которые доставляются автомобильным транспортом. Они будут проходить таможенную очистку буквально в течение получаса. Это тоже станет стимулом для использования логистических возможностей Беларуси, в том числе с учетом экономического пояса Шелкового пути.

Более глубокая кооперация, вне всякого сомнения, подстегнет товарооборот. Мы четко видим такие сферы, как уже упомянутое производство автокомпонентов, текстильная промышленность, кожевенная отрасль, строительство, IT-сектор, в которых мы можем работать более эффективно.

Наши экономики во многом похожи, где-то мы конкурируем. Но кода начинаешь смотреть на конкретные сектора, то выясняется, что мы дополняем друг друга.

Серьезные перспективы кроются в потенциальных возможностях широкого выхода на турецкий рынок продукции БелАЗа, поскольку у них существуют карьеры, где необходимы перевозки больших объемов земли. И БелАЗы могут быть очень востребованы. В конце ноября в Стамбуле пройдет выставка горнодобывающей промышленности, где будет работать стенд БелАЗа. И мы будем проводить консультации с компаниями, занятыми в этой сфере, на предмет использования белорусских машин в их работе. Это очень перспективный рынок.

Более того, в Турции реализуются большие проекты в области инфраструктурного строительства. Например, речь идет о строительстве еще одного судоходного канала параллельно проливу Босфор. Придется перевозить миллионы тонн земли для того, чтобы вырыть этот канал. И здесь БелАЗы могли бы работать в полную силу. Именно такие проекты стратегического уровня должны обсуждаться на уровне президентов и находиться под их патронажем.

Читайте также:  Росэнергобанк вклады - для физических лиц, проценты - Проценты по вкладам

– Некоторое время назад существовала большая напряженность в отношениях Турции с Россией, некоторые эксперты в СМИ заявляли, что Беларусь всячески стремится извлечь из этого противостояния определенные политические и экономические дивиденды. Другие говорили, что Беларусь, наоборот, заинтересована в том, чтобы помирить и по возможности сгладить противоречия между этими странами. Что вы можете сказать по этому поводу?

– То, что Беларусь пыталась воспользоваться этим конфликтом для извлечения дивидендов – это не более чем спекуляции наших недоброжелателей. Позиция Беларуси с самого начала заключалась в попытке примирения двух стран. Сам конфликт мы воспринимали как противоестественный, противоречащий интересам как Турции, так и России. А через Россию он противоречил и интересам евразийского экономического пространства, ведь региональные экономики сильно взаимосвязаны.

В конечном итоге развитие ситуации показало, что мы были правы. Конфликт был достаточно быстро исчерпан, и мы очень рады, что обе стороны проявили мудрость и сумели найти выход из этого совершенно никому не нужного противостояния. Мы с самого начала выступали именно за такое решение.

– Турция на протяжении многих лет стремилась стать частью Европейского союза, однако по ряду причин этого не произошло. Как мне представляется, сейчас Президент Реджеп Тайип Эрдоган проводит внешнюю политику, которая ориентирована на интересы развития Турции в качестве серьезного международного игрока и региональной державы. Выполнение этой задачи логически требует движения в различных направлениях. И одно из них – страны СНГ, Евразийского экономического союза и, в частности, Беларусь. Согласны ли вы с таким утверждением?

– Я убежден, что взаимоотношения Турции и ЕС не могут противоречить взаимоотношениям с ЕАЭС или странами СНГ. Это ложное противопоставление. Мир сегодня взаимозависим и базируется прежде всего на способности сторон к сотрудничеству. Турция поступает мудро, развивая это взаимодействие на разных направлениях, делая это там, где получается наиболее эффективно.

Мы считаем, что Турция занимает самостоятельную позицию на международной арене. Это вызывает у нас уважение, и Беларусь готова сотрудничать с такой страной открыто и на принципах взаимной выгоды.

Драйверы роста для Турции заключаются как раз в развитии контактов со странами СНГ, где много тюркских народов и где в среднесрочной перспективе – 10-15 лет – в любом случае будет экономический рост. Они понимают, что именно этот регион будет расти более быстрыми темпами, а долгосрочный рост и, соответственно, экономическое развитие Турции будет в большей степени связано с ним.

– Турция является одной из стран, которая ежедневно сталкивается с угрозой международного терроризма. Насколько близки подходы наших государств в вопросе борьбы с этим мировым злом?

– Однозначно близки. Я уверен, что сотрудничество наших в стран в этой сфере будет очень конструктивным и результативным, поскольку наши позиции совпадают, мы готовы к очень тесному взаимодействию.

– Сегодня в сознании как минимум части европейцев витает призрак исламской угрозы, что в том числе вызвано кровавыми терактами в Париже, Брюсселе и других городах. В то же время в центре Европы – в Беларуси – открывается Соборная мечеть. Как вы оцениваете этот факт? Имеет ли он какое-то символическое значение?

– Вообще исламская угроза – это очередное политическое клише, в реальности ее не существует. Ислам как религия не имеет никакого отношения к тем террористическим актам, которые произошли в Париже, Брюсселе или где бы то ни было. Ислам – абсолютно миролюбивая религия. Другой вопрос, что определенные силы, которые нацелены на конфликт и конфронтацию, используют ислам в качестве прикрытия. Используются сложное социальное положение людей, бедность для того, чтобы вербовать в свои сторонники.

К сожалению, очень часто игнорируются социальные истоки этого явления. А они как раз связаны с неравенством развития в мире. Интересы различных групп стран недостаточно гармонизированы в международных организациях и в рамках международного развития в целом. Система, к сожалению, не предоставляет равные возможности для всех. И это тоже может быть причиной обострения ситуации по этой линии. Но ислам здесь не при чем.

Что касается строительства Соборной мечети в Минске, давайте не будем забывать о том, что мусульмане живут в Беларуси уже более 300 лет. Крайне важно, что за все эти годы мы никогда не имели никаких конфликтов на религиозной почве. Более того, мы заслуженно гордимся, что в Беларуси вообще конфликтов на религиозной почве как таковых никогда не было. Это лишний раз доказывает терпимость и зрелость белорусской нации.

В этой связи открытие мечети – это знак, подтверждающий атмосферу толерантности и гармонии, которая существует между различными конфессиями в Беларуси. И мы убеждены, что этот факт будет способствовать только лишь укреплению сотрудничества между людьми разного вероисповедания.

– В завершение интервью могли бы вы поделиться какими-то интересными впечатлениями или наблюдениями за время работы в Турции. Есть ли что-то общее в традициях и образе мышления жителей наших стран? Насколько мы близки друг другу?

– Удивительно, но когда я ближе познакомился с образом жизни турков, то стало проявляться огромное количество таких повседневных, бытовых вещей, которые у нас одинаковы. Например, там чай традиционно пьют, используя при этом заварник, а потом разбавляют кипятком. Это чисто турецкая традиция. И у нас до недавнего времени было то же самое. Сейчас только немного видоизменилось с появлением пакетиков.

Или второй момент, когда девушка в Беларуси выходит замуж, ей дают приданное в виде различных простыней, наволочек. Это не является обязательным, но это такая традиция, правило хорошего тона. У турков точно так же.

А какое у нас любимое развлечение, когда мы выезжаем на природу? Развести костер и приготовить мясо на открытом огне. Это тоже типичная турецкая традиция.

Получается, что ментально мы во многом очень похожи. Но есть и различия. Белорусы – это очень хорошие инженеры, ученые. Турки привыкли жить в восточном обществе, где быстро меняется ситуация, где надо оперативно реагировать на какую-то конъюнктуру. То есть они прирожденные торговцы, коммивояжеры, маркетологи. И если мы объединяемся в одну команду, то можем составить конкуренцию кому угодно в мире. То есть мы каким-то образом в национальных характерах довольно неплохо дополняем друг друга. При этом турки – люди достаточно гибкие, и с ними легко находить общий язык и взаимопонимание.

Владимир МАТВЕЕВ,

БЕЛТА.-0-

Мart inn (литва)

В 2021 году в белорусском фуд-ретейле стартует проект Mart Inn. За ним стоят акционеры известной литовской сети Maxima Миндаугас и Гинтарас Марцинкявичусы.

Испытывая проблемы с развитием белорусского бизнеса, через несколько лет они пригласили в Mart Inn еще одного известного литовского ретейлера, владельца сети Norfa Дайнюса Дундулиса.

Оцените статью
Adblock
detector