Акции Южной Кореи для российского инвестора: что выбрать

Акции Южной Кореи для российского инвестора: что выбрать Вклады для молодёжи

Экономическое взаимодействие республики корея и россии в инвестиционной сфере

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 6. ЭКОНОМИКА. 2008. № 5

Ли Ён Гил (Республика Корея)

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РЕСПУБЛИКИ

КОРЕЯ И РОССИИ В ИНВЕСТИЦИОННОЙ СФЕРЕ

В конце XX в. закончилась эпоха «холодной войны» и наступил новый этап развития глобальной экономики, когда товары, капиталы и рабочая сила все более свободно пересекают государственные границы. Исключительно большое значение приобретают внешнеэкономические отношения государств. Высокими темпами развивается международное экономическое сотрудничество особенно между теми странами, экономики которых носят объективно взаимодополняющий характер. Конкретным примером могут служить Республика Корея и Россия.

Экономические отношения между Республикой Корея и СССР, позднее Российской Федерацией, начавшиеся только в середине 1970-х гг. в форме неофициальных внешнеторговых контактов через третьи страны, продемонстрировали бурный рост после установления официальных дипломатических отношений в 1990 г. Однако, несмотря на это, на сегодняшний день следует констатировать, что их уровень является все-таки неудовлетворительным, если учесть экономический потенциал и реальные возможности экономик двух стран взаимно дополнять друг друга.

Для Южной Кореи Россия является исключительно важным экономическим партнером, так как последняя обладает громадным рынком для экспорта товаров, а кроме того, может обеспечить устойчивые поставки различного рода природных ресурсов, столь необходимых для Республики Корея. Значение России еще больше возрастает сегодня, так как она обладает высокоразвитой фундаментальной наукой и новейшими технологиями в условиях, когда Республика Корея испытывает в них острую потребность, поскольку переживает серьезный бум в своем экономическом развитии. С другой стороны, Россия может получить необходимые ей передовые экономические ноу-хау в ряде областей, а также, что особенно важно, масштабные прямые инвестиции южнокорейских компаний. Южная Корея, в частности традиционно обладает высокими техническими достижениями в текстильной промышленности, в производстве сложных бытовых электротоваров, полупроводников, электроники, легковых автомобилей и многих видов продукции химической промышленности.

Важная роль в деле развития двусторонних отношений принадлежит Корейско-российской совместной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, включающей десять отраслевых комитетов и подкомиссий. Взаимодействие двух стран активно расширяется по таким основным направлениям, как топливно-энергетический комплекс, транспорт, наука и технологии, исследования океана, космическая промышленность, освоение природных ресурсов, информационные технологии, связь, рыболовство, региональное сотрудничество. Южнокорейские предприниматели проявляют большой интерес к прямым капиталовложениям на российском Дальнем Востоке, а поскольку здесь иностранных инвестиций существенно меньше, чем в других регионах страны, российское правительство может серьезно надеяться с их помощью модернизировать экономику данного региона.

Поскольку инвестиционному сотрудничеству стран, как правило, предшествует и содействует развитие торговых связей между ними, кратко остановимся на современном состоянии торговых отношений между Южной Кореей и Россией.

В 2005 г. правительства двух стран приняли Корейско-российский совместный план действий в области торгово-экономического сотрудничества, реализация которого будет способствовать активному расширению и углублению экономических отношений и взаимодействия между двумя государствами. Этот план рассчитан на долгосрочное и стратегическое сотрудничество двух стран не только в экономике, в области торговли и инвестиций, но и в научно-технической области, в энергетике и освоении природных ресурсов.

За последние годы объем торговли между Республикой Корея и Россией растет быстрыми темпами. В 2005 г. торговый оборот между нашими двумя странами составлял 7,8 млрд долл., в 2006 г. он достиг 9,75 млрд долл. Уже к июлю 2007 г. объем торговли составил 8,3 млрд долл. и, по оценкам, за весь прошлый год увеличился до 15 млрд долл.1

Согласно данным, опубликованным Корейской ассоциацией внешней торговли на основе таможенной статистики, объем экспорта Южной Кореи в Россию за первые восемь месяцев 2007 г. превысил 5 млрд долл., что почти в полтора раза (на 46,5%) больше показателя 2006 г. за тот же период. Еще больший прирост в 56,2% характеризует импорт российских товаров в Республику Корея, который составил 4,56 млрд долл. Таким образом, за восемь месяцев прошлого года товарооборот между двумя странами составил 9,57 млрд долл., т.е. почти достиг уровня двусторонней торговли за весь 2006 г., составившего 9,75 млрд долл. (табл. 1).

1 Корейская культурно-информационная служба (http://www.infokorea.ru/eco-nomic_cooperation).

Таблица 1

Внешняя торговля между Республикой Корея и Россией (млрд долл.)

Внешняя торговля 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 (январь-август)

Экспорт из Республики Корея в Россию 0,94 (19,0) 1,07 (13,6) 1,66 (55,7) 2,34 (41,0) 3,86 (65,2) 5,18 (34,0) 5,012 (46,9)

Импорт в Республику Корея из России 1,93 (-6,3) 2,22 (14,9) 2,52 (13,7) 3,67 (45,6) 3,94 (7,2) 4,57 (16,2) 4,56 (56,2)

Общий объем внешней торговли 2,87 (0,7) 3,28 (14,5) 4,18 (27,3) 6,01 (43,8) 7,8 (29,8) 9,75 (25,0) 9,57 (51,5)

Внешнеторговый баланс -0,99 -1,15 -0,86 -1,33 -0,07 0,61 0,46

Источник: Корейская ассоциация внешней торговли (Шр:/%^%г.кйа.пе1). Примечание: в скобках приводятся показатели прироста по сравнению с прежним периодом (%).

Основные товары экспорта Южной Кореи в Россию — автомобили (40%), буровые платформы, синтетические смолы, беспроводные средства связи, автомобильные запчасти, электроника, синтетические материалы из пластмассовых волокон. Основные товары импорта из России — нефть и нефтепродукты, алюминий, сплавы и лом черных металлов, уголь, никель, рыба и морепродукты, древесина, уран.

Рассмотрим далее барьеры для взаимного сотрудничества, существующие с российской стороны. При этом основное внимание уделим препятствиям для инвестиционного взаимодействия двух стран, так как именно в данной сфере экономических отношений имеет место большой, по оценкам экспертов, незадействованный потенциал роста. В отличие от сферы инвестиций взаимная внешняя торговля двух стран развивается более динамично, препятствия, существующие в этой области с российской стороны, либо менее значительны, либо их действие ограничивается в связи с присоединением Российской Федерации к ВТО.

С начала коренных экономических реформ и вплоть до последних лет (до 2003—2005 гг.) приток иностранных прямых инвестиций в России не достигал сколько-нибудь весомых величин. Как ни говорили российские политики о необходимости создания приемлемых условий для успешной работы иностранных компаний, на практике все, как считает большая часть зарубежных бизнесменов, к сожалению, происходило иначе. Следует констатировать, что основные принципы и положения государственной системы в сфере привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ), сформулированные еще в Программе привлечения иностранных

4 ВМУ, экономика, № 5

инвестиций в экономику России (1992) и в Комплексной программе стимулирования отечественных и иностранных инвестиций в экономику РФ (1995), до последнего времени были далеки от практической реализации. Лишь с 2003 г. началось заметное нарастание притока ПИИ в российскую экономику.

Во многом подобное можно объяснить сложными политическими и макроэкономическими условиями, в которых происходило в России привлечение иностранного капитала. Однако если приглядеться к такому же процессу в других странах, даже соседних, например в Китае, Польше, Венгрии и др., то станет очевидной скорее субъективная причина трудностей по привлечению прямых иностранных инвестиций, нежели какие-то исключительно неблагоприятные макроэкономические показатели, характеризующие российскую экономику в целом.

Политика в отношении ПИИ, проводившаяся в России на протяжении 1990-х гг., может быть охарактеризована как в целом лишенная единого системного подхода. Непоследовательность, несоответствие провозглашаемых намерений реальным действиям лишь еще более усугубляли ситуацию. Российское правительство постоянно выражало озабоченность фактическим состоянием инвестиционного климата в стране, но на деле всякий раз выяснялась формальность такой заботы, недостаточная продуманность предлагаемых мер и подходов.

В итоге иностранные инвесторы все более теряли доверие к декларациям российского правительства и либо прямо уходили из России, либо в лучшем случае не развивали или даже притормаживали свою деятельность. И все это, как свидетельствует деловая пресса, происходило потому, что иностранные фирмы, привыкшие к доброму отношению и атмосфере «распростертых объятий» в иных странах, где зарубежным инвесторам оказывается всяческое содействие, как правило, не находили и иногда до сих пор не находят должного понимания и желания совместно продуктивно работать у большинства российских чиновников.

Множество существующих в России законодательных и административных барьеров, как на федеральном, так и на региональном уровнях, еще более подливают масла в огонь: некоторые сферы хозяйственной деятельности длительное время вообще оставались закрытыми для ПИИ либо в них действовали непреодолимые ограничения на деятельность иностранного капитала, оставляя открытым лишь путь в весьма ограниченный, как правило, не очень экономически привлекательный набор секторов российской экономики1. Такое положение, безусловно, не устраивало

1 См.: Фишер П. Прямые иностранные инвестиции для России: стратегия возрождения промышленности. М., 1999. С. 312.

иностранных предпринимателей, не будет оно устраивать их и в дальнейшем.

Читайте также:  Тинькофф банк вклады физических лиц 2022 - проценты по вкладам

Иностранные инвесторы оказались фактически не допущены к приватизации государственной собственности как на начальном, так и на последующих этапах проводимых экономических реформ. В странах Центральной и Восточной Европы иностранные компании, наоборот, принимали самое деятельное участие в подобных процессах, что не замедлило сказаться на общей финансовой обстановке и, главное, на доверии иностранцев к финансовым институтам этих стран.

В целом, несмотря на имеющиеся огромные природные богатства, из-за политической и финансовой нестабильности, общей шаткости правовой и слабо эффективной административной системы у России, по крайней мере до последнего времени, была крайне низкая инвестиционная привлекательность в мире. В результате обстоятельства, перечисленные выше, препятствовали более активному инвестированию в российскую экономику не только иностранными компаниями в общем, но и компаниями из Республики Корея в частности. Объемы южнокорейских прямых инвестиций в российскую экономику оставались незначительными.

В табл. 2 и 3 представлены данные о динамике и структуре взаимных прямых инвестиций в южнокорейскую и российскую экономику по годам.

Таблица 2

Взаимные прямые инвестиции в южнокорейскую и российскую экономику

Год Российские инвестиции в экономику Южной Кореи Южнокорейские инвестиции в российскую экономику

2004 Число проектов 39 13

Сумма (млн долл.) 1,8 90,5

2005 Число проектов 34 21

Сумма (млн долл.) 2,5 67,8

2006 Число проектов 35 21

Сумма (млн долл.) 2,4 99,7

2007 (январь-июнь) Число проектов 15 18

Сумма (млн долл.) 1 191,3

Всего (накопленным итогом, по состоянию на июнь 2007 г.) Число проектов 302 278

Сумма (млн долл.) 21,8 818,2

Источник. Экспортно-импортный банк Кореи (http://www.koreaexim.go.kr).

Таблица 3

Южнокорейские прямые инвестиции в российскую экономику по отраслям (по состоянию на 2007 г.)

Отрасль промышленности Число проектов Сумма (млн долл.)

Сельское хозяйство и рыболовство 36 65,9

Горнодобывающая 4 56,8

Обрабатывающая 110 366,3

Строительная индустрия 14 25,8

Оптовая и розничная торговля 74 101,2

Транспорт, складирование 5 4

Связь 7 47,5

Гостиничный и ресторанный бизнес 7 100,2

Сфера услуг 15 7,1

Недвижимость 6 43,4

Итого 278 818,2

Источник: Экспортно-импортный банк Кореи (http://www.koreaexim.go.kr).

В последние 2—3 года наблюдается активизация инвестиционной деятельности южнокорейских компаний в России. Ведутся переговоры об участии южнокорейских автомобилестроительных компаний в создании совместных производств на территории России. Были начаты и реализованы следующие инвестиционные проекты:

— сентябрь 2005 г.: компания «КОЯ» ввела в строй завод по производству лапши быстрого приготовления (объем инвестиций — 20 млн долл.);

— июнь 2006 г.: компания «Орион чеква» построила фабрику по производству кондитерской продукции (20 млн долл.);

— сентябрь 2006 г.: компания «Эл-Джи Электроникс» ввела в эксплуатацию завод по производству бытовой техники в городе Рузе (150 млн долл.);

— июнь 2007 г.: компания «Помхан Фантос» завершила строительство логистического центра в Московской области (10 млн долл.);

— сентябрь 2007 г.: компания «Лотте» завершила в Москве строительство универмага и бизнес-центра — первой очереди тор-гово-гостиничного комплекса «Лотте» (300 млн долл.) и к концу 2008 г. планирует ввести в строй гостиницу (200 млн долл.);

— сентябрь 2007 г.: компания «Самсунг Электроникс» провела в Калужской области церемонию закладки здания российского завода (110 млн долл.);

— октябрь 2007 г.: компания «Хёндэ» приступила к строительству логистического центра «Мобис Партс СНГ» (35 млн долл.).

Как следует из данных табл. 2, прямые инвестиции российских компаний в экономику Южной Кореи пока незначительны, Республика Корея пока не стала основным полем действий для зарубежной производственной экспансии российских ТНК. В то же время можно ожидать активизации данного процесса по мере углубления интеграции России в мировую экономику и укрепления конкурентоспособности ее компаний на мировых рынках.

В ближайшие годы инвестиции в Россию корпораций зарубежных стран будут идти в основном на развитие автомобильной промышленности, производство продовольствия, в сферу услуг. Благодаря успешному развитию экономики России открываются перспективы реализации инвестиционных проектов корпораций Южной Кореи в РФ. Оправданы ожидания увеличения взаимных прямых инвестиций. После присоединения России к ВТО и соответствующего реформирования экономических законов в стране улучшатся условия для ведения бизнеса; в такой ситуации многие южнокорейские корпорации планируют приход в Россию.

Если же говорить конкретней о тех изъянах, которые не давали России занять достойное место на мировом рынке инвестиций, то следует выделить три основные группы проблем1.

К наиболее важным проблемам первой группы, на наш взгляд, относятся:

— имевший место на протяжении 1990-х — начала 2000-х гг. высокий уровень обязательных изъятий предпринимательского дохода в бюджет и во внебюджетные фонды (высокие налоги и платежи вынуждают предпринимателей к различным формам вынужденного «балансирования на грани закона») и, что не менее важно, недостаточная стабильность налоговой системы;

— непоследовательность и подчас запутанность действующего хозяйственного законодательства, что подчас вынуждает к его реальному воплощению в жизнь через судебную систему;

— все еще слишком высокие политические риски, это особенно сдерживает прямых инвесторов, которые в случае каких-либо резких изменений политического или экономического характера не могут гарантированно вывезти из страны-реципиента свой овеществленный капитал быстро и без потерь;

— общее недостаточно устойчивое положение в экономике, а также в социальной сфере;

— неэффективная защита прав собственности, включая интеллектуальную слабость и ненадежность практики контрактных отношений, их слабая юридическая защищенность, укоренившаяся

1 Политика привлечения прямых иностранных инвестиций в российскую экономику. М., 2001. С. 59.

безответственность как государства в целом, так и предпринимательских структур по их деловым обязательствам в отношениях друг с другом и с наемным персоналом;

— крайне высокая коррумпированность управленческого чиновничьего аппарата на всех уровнях и общая криминализация российской экономики, в том числе со стороны таможенных и налоговых органов1.

Следует отметить, что эта группа проблем создает наибольший вред для отношения иностранцев к России как потенциальному реципиенту их инвестиций. Опросы, регулярно проводимые российским деловым журналом «Эксперт», например, показывают, что основные трудности у иностранных инвесторов, уже работающих в РФ, были связаны с неадекватностью и нестабильностью налогового законодательства. Затем следуют проблемы незащищенности прав собственников, неправомерная деятельность таможенных и налоговых органов, а также общая политическая нестабильность в стране2.

Здесь надо, однако, добавить, что перечисленные выше проблемы отрицательно влияют на работу в России не только иностранных предпринимателей, но и, разумеется, еще в большей степени российских. Но вопрос заключается в том, что российские предприниматели, образно говоря, никуда не уйдут из Российской Федерации, тогда как иностранные компании без труда могут найти применение своим силам и средствам и в других частях света, где их с удовольствием примут и предоставят более комфортные условия для работы. В этой связи можно привести информацию о сокращении числа предприятий и организаций с участием иностранного капитала в России за вторую половину 1990-х гг. почти в 3 раза (1996 г. — 16 079; 1997 г. — 14 734; 1998 г. — 8835; 1999 г. — 9680; 2000 г. — 5880)3. Тех иностранцев, которые оставались в России, по их признанию, останавливал от ухода из страны ее большой потенциал и благоприятные перспективы в случае улучшения инвестиционного климата.

Как видим, в первой группе проблем представлены в основном проблемы, характерные для страны, трансформирующей свою экономику в полноценную рыночную.

Решение проблем второй и третьей группы имеет важное значение в первую очередь для новых инвесторов, только еще

1 Согласно исследованию московского офиса KOTRA (Korea Trade Promotion Corporation), одна из основных проблем южнокорейских предпринимателей в России – непонимание в отношениях с таможенной службой и другими регулирующими органами.

2 Эксперт. 2001. 23 нояб. С. 29.

3 Госкомстат: Российский статистический ежегодник. М., 2000. С. 751.

рассматривающих перспективы осуществления своих капиталовложений в России.

Проблемы второй группы порождены недостаточным вниманием российских органов власти к поддержке и регулированию всего инвестиционного процесса. Об этом говорит малая эффективность ряда федеральных целевых программ развития отраслей и регионов, отсутствие до последнего времени согласованных приоритетов государственной инвестиционной политики между разными ветвями законодательной и исполнительной власти. Как известно, ни банковские средства, ни личные накопления населения, ни рынок ценных бумаг пока еще в должной мере не задействованы в инвестиционном процессе. За годы реформ так и остались неразвитыми системы страхования и гарантирования инвестиций. Все это не улучшает инвестиционный климат в России. Нетрудно заметить, что вторая группа проблем порождена общими особенностями инвестиционной политики России.

Третья группа проблем по большей части вызвана имевшим место до последнего времени игнорированием вопроса о формировании в России конкурентоспособного инвестиционного климата в борьбе за инвестиции с другими странами-реципиентами на мировом рынке капиталов, а также отсутствием четко сформулированных и последовательно реализуемых приоритетов и задач государственной политики по отношению к ПИИ.

Читайте также:  Целевой вклад на детей 1994 год как получить сбербанк

К таковым проблемам, на наш взгляд, относятся:

— отсутствие до последнего времени четко выраженной общегосударственной стратегии привлечения ПИИ в страну, направленной на создание благоприятного инвестиционного климата;

— незавершенность системы законодательства об иностранных инвестициях, ее нестабильность;

— недостаточно четкий и не всегда последовательный режим регулирования ПИИ;

— нехватка оперативной и достоверной информации для иностранных деловых кругов об истинном инвестиционном потенциале и инвестиционных потребностях российских предприятий, могущих стать объектами инвестирования;

— общая пассивность российских партнеров, их частая профессиональная неподготовленность к продуктивной совместной работе как на стадии обоснования инвестиционных проектов, так и уже в процессе совместной деятельности по их последующей реализации;

— слабость деловой инфраструктуры, в том числе таких ее элементов, как консультационные, информационные, маркетинговые, страховые и прочие услуги, особенно в регионах.

По общему мнению иностранных предпринимателей, для того чтобы успешно привлечь ПИИ в Россию, не надо «выдумывать велосипед»: базовые модели и меры по созданию благоприятного инвестиционного климата уже широко известны. Более того, опыт многих развивающихся стран подсказывает пути оптимального решения, их пример позволяет избежать досадных ошибок. Поэтому у России, несомненно, есть шанс превратить свою территорию из пока еще скорее потенциальной в действующую Мекку ПИИ. Для этого требуется только желание соответствующих деловых кругов и политическая воля государства.

Основные меры, способные, на наш взгляд, привести к увеличению не только ПИИ, но и собственно российских капиталовложений, включают:

— обеспечение политической и экономической стабильности всей системы регулирования и управления хозяйственной деятельности, исключающей возможность каких-либо резких изменений в условиях стабильной работы хозяйствующих субъектов;

— надежную защиту прав собственности, включая права акционеров на реальное участие в управлении принадлежащими им компаниями, права кредиторов, права всех сторон в заключенных контрактах на поставку продукции и т.д.;

— меры по созданию эффективно функционирующей системы государственного регулирования, исключающей массовую коррупцию, содержащей четкие и ясные правила регулирования конкретных сфер хозяйственной деятельности.

Все эти меры — благое дело, но о них проще писать, нежели применить в реальной жизни. Во всяком случае, так показывает практика. Думается, если бы применение перечисленных мер, успешно работающих в других странах, могло серьезно изменить инвестиционный климат в России к лучшему и предоставить значительные дивиденды всем сторонам такового процесса (и предпринимателям, и населению, и чиновникам), то эти меры давно уже были бы приняты. Вероятно, дело не только в субъективных факторах, т.е. в нежелании каких-то конкретных руководителей разного уровня принять меры к улучшению жизни, но, вероятно, проблема и в некоторых специфических объективных факторах. Например, территориальная разобщенность страны и несконцентрированность населения, отсутствие у многих российских предпринимателей, особенно малого бизнеса, знания основ современной этики деловых взаимоотношений, что приводит к неустойчивым экономическим связям и как следствие — к высокой коррупции, непрозрачности бизнес-среды. И, конечно, такая ситуация не способствует улучшению инвестиционного климата в стране.

Как показывает опыт многих государств с развивающейся экономикой переходного типа, улучшение инвестиционного климата является необходимым, но вовсе не достаточным условием серьезного притока ПИИ. Решение этой задачи требует также реализации мероприятий по созданию эффективных правовых и административных основ деятельности иностранных инвесторов и специфических стимулов для ПИИ в России.

Базовые мероприятия по улучшению инвестиционного климата должны осуществляться в рамках реализации всего комплекса мероприятий государственной экономической политики, направленной на создание многих общеэкономических и политических предпосылок для развития инвестиционного процесса и поддержания устойчивого экономического роста.

В плане правовых основ необходимо более проработанное и надежное законодательное закрепление деятельности иностранных предпринимателей в России. Последнее, в частности включает:

— предоставление иностранным инвесторам национального режима, т.е. полное уравнивание их в правах с национальными хозяйствующими субъектами, что соответствует духу и принципам Всемирной торговой организации (ВТО), членом которой Россия намеревается стать в ближайшей перспективе;

— создание на деле равных условий для всех инвесторов из разных стран, т.е. предоставление им режима наибольшего благоприятствования;

— создание надежных гарантий для сохранения условий хозяйствования иностранных инвесторов даже при возможном изменении нормативной базы регулирования хозяйственной деятельности;

— обеспечение гарантий беспрепятственной репатриации прибыли с возможными оговорками для случаев, когда принимающая страна испытывает трудности с состоянием платежного баланса;

— создание четких правовых гарантий против отчуждения собственности иностранных инвесторов. При этом, разумеется, признается право суверенных государств на национализацию при определенных условиях, специальный акцент делается на четкое определение этих условий, а также механизма установления и выплаты экономически справедливых компенсаций за национализируемую собственность;

— определение надежных правовых механизмов разрешения хозяйственных споров, связанных с осуществлением ПИИ и деятельностью иностранных инвесторов.

Кроме правовых, существуют также и другие, более специфические стимулы для привлечения ПИИ. Они, как известно, представляют собой инструменты активной международной кон-

куренции за привлечение ПИИ. При этом ключевыми направлениями конкуренции между развивающимися странами является привлечение ПИИ в наиболее высокотехнологичные отрасли экономики и поощрение трансферта технологий, а также экспорта в целом, для чего используются целевые стимулы в соответствующих отраслях.

В 1960—1970-е гг. многие страны уже достаточно широко использовали так называемые рестриктивные инструменты привлечения ПИИ. Такие инструменты включали в себя использование импортных барьеров для стимулирования импортозамещающих ПИИ, предоставление монопольных прав и привилегированного доступа к получению государственных заказов, ограничение числа участников рынка с целью обеспечить инвесторам доходы рентного характера и др. Однако в последние два десятилетия многие страны стали понимать, что при все более интенсивной глобализации мировой экономики иностранный капитал не является априори фактором риска для экономического развития страны, и в итоге использование прямых рестриктивных инструментов для направления ПИИ в нужное стране русло существенно снизилось.

В специфических российских условиях хозяйствования существует, однако, объективная необходимость задействовать механизмы предоставления некоторых дополнительных льгот, которые в краткосрочной перспективе способны в определенной мере компенсировать недостатки общего инвестиционного климата и несовершенство законодательной базы обеспечения условий деятельности иностранных инвесторов.

То есть для дальнейшего увеличения притока ПИИ Россия должна серьезно пересмотреть политику в области иностранных инвестиций. В этом плане для России возможны два принципиальных подхода. Первый состоит в радикальном улучшении инвестиционного климата для осуществления всех видов капиталовложений, включая иностранные, без использования селективных мер поощрения последних. Второй подход заключается в том, чтобы наряду с действиями по улучшению общего инвестиционного климата использовать возможности государства по целенаправленному привлечению иностранных инвестиций с помощью специальных стимулирующих мер.

Оба подхода сегодня широко используются в мировой практике, имеют свои плюсы и минусы. В первом случае создаются условия для масштабного долгосрочного роста инвестиций, и в этом смысле он предпочтительней. Однако в российских реалиях радикальное улучшение инвестиционного климата тесно связано с необходимостью решения целого ряда сложнейших текущих проблем,

которые скопились в переходный период. Поэтому здесь нельзя ожидать чересчур быстрой отдачи. В условиях лишь недавнего преодоления инвестиционного кризиса, длившегося практически все 1990-е гг., и острой необходимости продолжения устойчивого экономического роста вопрос времени является критическим.

Второй подход, предполагающий проведение специальной политики в отношении ПИИ, содержит в то же время реальную угрозу неправильного выбора ведущих направлений и методов стимулирования, способствует появлению неравных условий для российских и иностранных инвесторов. Вместе с тем его серьезным положительным моментом является концентрация усилий именно на ключевых инвестиционных направлениях, что может позволить России сэкономить время и средства для масштабного привлечения инвестиций.

Следует констатировать, что при использовании этого подхода требуют четкого решения такие вопросы, как методы стимулирования, на какие цели в первую очередь должны тратиться средства, приоритетные области привлечения ПИИ, кому, на каких условиях и кем будут предоставляться те или иные льготы.

Итак, для того чтобы коренным образом улучшить инвестиционный климат, российское правительство должно целенаправленно проводить определенную политику, отвечающую следующим обязательным характеристикам:

— стратегическая направленность политики, отражающая серьезность, долговременность намерений государства по привлечению ПИИ;

— строгая согласованность основных положений политики привлечения ПИИ во всех ветвях власти на региональном и федеральном уровнях, а также понимание и поддержка всех принимаемых мер в широких предпринимательских кругах;

— соответствие провозглашаемых официальных намерений и деклараций реальным действиям, отсутствие конъюнктурных политических изменений, общая ясность всей программы действий органов власти федерального и регионального уровня, обеспечивающих повышение привлекательности инвестиционного климата во всех субъектах РФ.

Читайте также:  Калькулятор вкладов СберБанка в Белгороде, рассчитать вклад калькулятором онлайн

Практическая реализация рассмотренных принципов, на наш взгляд, представляет собой важнейшую предпосылку формирования эффективной политики масштабного привлечения прямых иностранных инвестиций в экономику России в обозримой перспективе, включая инвестиции южнокорейских компаний.

Далее попытаемся проанализировать наличие препятствий с южнокорейской стороны для взаимного экономического сотрудничества. Назовем наиболее важные из них.

Во-первых, основной проблемой для взаимного экономического сотрудничества со стороны Республики Корея, причем проблемой комплексной, можно считать некоторые длительные последствия валютно-экономического кризиса 1997 г., разразившегося в странах Восточной и Юго-Восточной Азии. Здесь речь идет о существенном снижении и без того ограниченных ресурсов сравнительно свободных капиталов Южной Кореи.

Для экономического взаимодействия с Россией чрезвычайно важно то, какие перемены вызвал этот кризис в организационной структуре южнокорейского бизнеса, причем прежде всего крупного. Необходимо в данном случае вспомнить хотя бы о печальной судьбе хорошо известной компании «Дэу», которая активно в середине 1990-х гг. действовала именно на российском рынке. Компании «Дэу Электроникс», «Дэу Корпорация» были практически закрыты, и теперь американская компания «General Motors» является владельцем компании «Дэу Моторс». Однако и многие другие южнокорейские компании испытали серьезные трудности и претерпели структурную перестройку, произошла реорганизация банковской сферы страны. Трудности реструктуризации не подвигают крупный бизнес, по крайней мере в ближайшее время, на осуществление новых широкомасштабных коммерческих проектов в России.

Во-вторых, все более заметным и крайне негативным фактором становится общее снижение конкурентоспособности собственно южнокорейских товаров на мировом рынке. Это даже и не следствие самого кризиса, а в известном смысле его первопричина. Потому что как раз это обстоятельство способствовало если и не возникновению кризиса, то его толчку и дальнейшему развитию в Южной Корее. Это обстоятельство теперь вынуждены признавать и в Сеуле. При этом особую тревогу вызывает ценовая конкуренция на российском рынке, в которой несколько впереди со своими ценами ниже среднего уровня оказываются такие страны — основные внешнеторговые соперники Южной Кореи, как, например, Тайвань и Малайзия. В то же время следует сказать и о новом серьезном конкуренте — соседе Южной Кореи — Китае. Это государство в последние десятилетия, добившись несомненных успехов в развитии своей экономики, стало активно эксплуатировать одно из своих главных преимуществ — дешевую рабочую силу. А если учесть, что именно дешевая рабочая сила была ранее важным конкурентным преимуществом южнокорейских предприятий, то становится понятным, какая истинная угроза проявилась для южнокорейской продукции на мировом рынке. Тем более что высокая самоотдача южнокорейских трудящихся на производстве

и даже их массовый трудовой энтузиазм, чем выгодно отличалась до недавнего времени Южная Корея от многих других индустриальных стран, теперь стали в еще большей мере присущи и Китаю. Кроме того, широко распространившаяся в Китае практика быстрого копирования лучших образцов зарубежных потребительских и некоторых инвестиционных товаров в последнее десятилетие стала еще одним крупным камнем преткновения для экономики Республики Корея в ее конкурентных отношениях со своим могущественным северо-восточным соседом.

Однако для правильного понимания этой чисто южнокорейской проблемы и ее влияния на настоящее и будущее экономических отношений с Россией необходимо уточнить объективную природу падения конкурентоспособности продукции страны на мировом рынке. Как представляется, дело отнюдь не сводится только к тому, что в результате кризиса южнокорейская экономика как бы шагнула назад, ухудшила свои возможности. Все обстоит гораздо хуже: пока Южная Корея решала свои внутренние экономические проблемы, другие страны-конкуренты сделали значительный шаг вперед.

Если не рассматривать этот вопрос подробно, то можно отметить, что этим особенно отличаются в последние годы основные промышленно развитые страны, которые, находясь уже на постиндустриальной стадии развития, в значительной степени монополизировали в мире наиболее передовые направления научно-технических достижений, прежде всего в области информатики.

К слову сказать, это не только южнокорейская проблема. Это скорее глобальная проблема, присущая многим другим странам мира из числа новых индустриальных. Поэтому можно отметить, что Южная Корея в этом отношении не одинока. Другое дело, что экономические проблемы Южной Кореи отражаются и на взаимодействии с Россией, поскольку заметно снижается активность южнокорейских предпринимателей на российском рынке. И это как раз то, что в конечном итоге и определяет уровень и качество южнокорейско-российского экономического сотрудничества.

В-третьих, следует вновь вернуться к вопросу дефицита прямых инвестиций южнокорейских компаний в России. У данной проблемы есть два аспекта — южнокорейские предприниматели и сама Россия как объект инвестирования. В качестве основного фактора можно привести недостаточно благоприятный инвестиционный климат в самой России, но можно отметить и отсутствие у южнокорейских предпринимателей опыта прямого инвестирования в Россию, а также их ориентацию на получение краткосрочных результатов. У южнокорейских предпринимателей невелик опыт

зарубежного инвестирования, а отношения между двумя странами долгое время были прерваны, поэтому южнокорейские предприниматели в отношении прямых инвестиций в Россию занимали пассивную позицию. Кроме того, ориентация южнокорейских предпринимателей не на долгосрочную перспективу, а на получение краткосрочных результатов, как представляется, также негативно повлияла на южнокорейско-российское экономическое сотрудничество. Наряду с этим можно отметить ориентацию корейских компаний на небольшие масштабы инвестиций и крайнюю пассивность по сравнению с корпорациями развитых западных стран в осуществлении крупных капиталовложений или при инвестировании в тяжелую промышленность и в реализации крупных масштабных проектов.

Рассмотренные факторы и сегодня накладывают значительный отпечаток на всю экономическую деятельность южнокорейских предпринимателей по отношению к России. На состояние экономического сотрудничества между Южной Кореей и Россией положительное влияние окажет присоединение России к Всемирной торговой организации. Присоединяясь к ВТО, Россия приводит в соответствие со стандартами данной организации свое внешнеэкономическое законодательство, которое становится прозрачнее и понятнее для иностранных компаний. Торговые партнеры России, в том числе Южная Корея, получают большие возможности по доступу на внутренний российский рынок, режим функционирования которого становится более предсказуемым. Одновременно сужаются возможности дискриминации российских компаний на зарубежных рынках, связанные с неучастием России в ВТО.

От присоединения России к ВТО можно ожидать следующие непосредственные экономические эффекты:

— увеличение объема товарообмена России с зарубежными странами. Сложатся более благоприятные условия для российского экспорта в Южную Корею и южнокорейского экспорта в Россию;

— увеличение иностранных инвестиций в экономику России. После вступления России в ВТО улучшится деловая окружающая среда для инвестирования в экономику России. Улучшение законодательства увеличит объем инвестиций и углубит рыночный характер экономики;

— содействие развитию мировой экономики. Присоединение России к ВТО приведет к интенсификации рыночной конкуренции по общим правилам между странами, входящими в организацию.

Дальнейшее развитие экономических отношений между Россией и Южной Кореей зависит также от решения структурных

проблем экономики Российской Федерации и продвижения в России хозяйственных и социальных реформ. Переход страны от преимущественно сырьевого к инновационному типу развития, очевидно, способен существенно повысить привлекательность ее экономики для вложения иностранных прямых инвестиций.

Таким образом, потенциал инвестиционного взаимодействия России и Южной Кореи достаточно высок, особенно если учитывать взаимодополняемость экономик наших стран, стремление российских и южнокорейских транснациональных корпораций, компаний среднего бизнеса к освоению новых рынков в целях реализации готовых товаров и закупки необходимой промежуточной продукции. В то же время для взаимного сотрудничества в инвестиционной сфере в настоящее время существует целый ряд препятствий как с российской стороны, так и с южнокорейской. Здесь необходимо назвать в первую очередь восприятие южнокорейскими предпринимателями инвестиционного климата в России как все еще недостаточно благоприятного, отсутствие до последнего времени у российских правительственных структур системного стратегического подхода к привлечению иностранных инвестиций, а также некоторые внутренние проблемы конкурентоспособности южнокорейской экономики в сравнении с другими странами.

В 2007 г. наметилось определенное расширение взаимного инвестиционного сотрудничества наших стран, особенно в части инвестиций южнокорейских компаний в экономику Российской Федерации. Улучшение инвестиционного климата в России вместе с активизацией зарубежной инвестиционной деятельности южнокорейских компаний способны, на наш взгляд, вывести сотрудничество между нашими странами в этой области на новый, более зрелый уровень.

Оцените статью
Adblock
detector