Олег Галкин: «Все биржи надо закрыть до конца года»

О том, что все биржи в мире нужно закрыть
как минимум до нового года, о том, почему он сам никогда не инвестировал в пифы,
а также об особенностях управления самым большим открытым паевым фондом в россии
в эксклюзивном интервью dpmoney рассказал директор по инвестициям управляющей
компании «уралсиб» олег галкин.

dpmoney: Приходилось слышать, что управлять небольшим фондом,
особенно в период кризиса, проще, чем крупным. Так ли это и каковы трудности
управления самым большим открытым паевым фондом в России – «ЛУКОЙЛ Фонд
Первый»?

О.Г.: Основная проблема сегодня – низкая ликвидность и
большая волатильность рынка. Управление активами в такой ситуации больше похоже
на активный трейдинг. Поэтому, чем больше фОлег Галкин, директор по инвестициям Управляющей компании УРАЛСИБОлег
Галкин, директор по инвестициям Управляющей компании «УРАЛСИБ»
онд, тем
тяжелее сделать для него какое-либо серьезное изменение без значительного
проскальзывания. Одно дело 10%-ая переаллокация в фонде размером 1 млн рублей, и
другое дело – в многомиллиардном фонде. И только спокойное время, когда рынок не
скачет на 10% за полчаса, дает нам возможность осуществлять управление активами
в классическом понимании: выбор отраслей, выбор эмитентов и т. д.

dpmoney: В чем особенности стратегии ПИФа «ЛУКОЙЛ Фонд
Первый»?

О.Г.: Скажем так, это фонд ликвидных акций с индексом РТС в
качестве benchmark, но у которого активность управления меняется в зависимости
от волатильности на рынке. В спокойное время мы стараемся держать не больше 10%
в деньгах, чтобы деньги были вспомогательным средством переаллокации между
эмитентами или отраслями.

То есть стратегия управления в спокойное время более
близка к индексной. В тот же момент, когда рынок становится волатильным,
стратегия меняется на более активную, то есть более сфокусированную на выбор
точек входа/выхода из рынка в целом, чем на оценку перспектив отраслей и
эмитентов.

dpmoney: Каким образом в УК «УРАЛСИБ» построено управление фондами?
Кто принимает решения – управляющие или инвестиционный комитет?

О.Г.: У нас, как и в других управляющих компаниях,
существует разделение уровней отвественности: текущие решения по деятельности
фонда принимают управляющие, а инвестиционный комитет, являясь вышестоящим
органом, курирующим все аспекты инвестиционной деятельности, рассматривает
только стратегические вопросы или решения о серьезных изменениях в
портфеле.

dpmoney: Как проходит обычный день управляющего фондом?

О.Г.: С утра, придя на работу, открывает и смотрит Reuters,
Bloomberg, читает газеты, изучает, что произошло в мире. Потом у нас в компании
проходит небольшая «оперативка» управляющих, на которой идет обмен мнениями о
состоянии рынка.

После нее управляющие либо совершают какие-то действия, либо
проводят встречи. Мы стараемся, чтобы управляющие чаще общались с брокерами,
аналитиками, с компаниями, участвовали в конференциях. Таким образом управляющий
старается распланировать день в виде разумной комбинации активных действий,
анализа и сбора информации.

dpmoney: А кто управляет фондом, если управляющий уходит на
больничный или уезжает в отпуск?

О.Г.: У нас у каждого управляющего фондом есть дублер.
Технологии сейчас шагнули так далеко, что ничего не стоит иметь любую информацию
в любом месте и давать поручения дублеру, чтобы он совершал те или иные сделки.
Кроме того, я не подписываю отпуск, пока управляющий не подготовит план действий
для дублера.

dpmoney: Насколько известно, Федеральная служба по финансовым рынкам
сейчас готовит новый пакет нормативных документов, которые должны изменить
правила игры на рынке коллективных инвестиций. Считаете ли вы предстоящие
изменения позитивными? Позволят ли они фондам зарабатывать больше?

О.Г.: Эти изменения взяты регулятором не из воздуха, а
разработаны совместно с инвестиционной общественностью исходя из анализа
накопленного индустрией опыта. Что касается доходов, то о них стоит говорить не
с точки зрения сверхдоходов, а с точки зрения защиты капиталов.

Как показала
жизнь, если рынок хороший, фонды могут получать сверхдоходы и без всяких
дополнительных инструментов, а вот защититься с помощью опциона в критический
момент или купить фьючерс, а тем более продать фьючерс, – это другое дело.
Поэтому я думаю, что эти изменения скажутся в положительную сторону.

dpmoney: Как вели себя пайщики в период второй волны кризиса – в
сентябре-октябре? Наблюдался ли у вас отток или приток?

О.Г.: Последнее время в фондах акций серьезных движений не
было. Отток у нас был в фонде облигаций. Это понятно, потому что у него была
очень приличная доходность и люди просто зафиксировались при том, что масштаб
кризиса явно начал выходить за рамки рынка акций.

Осеннее падение рынков было
настолько стремительным, что те, кто хотел войти в рынок испугались это делать,
а те, кто хотел выйти не решились фиксировать убытки. Те же, кто использовал
ПИФы как спекулятивный инструмент, ушли с первой волной апреля-мая.

dpmoney: Что бы вы посоветовали тем людям, которые сейчас хотят войти
на рынок? Какие ПИФы сейчас наиболее привлекательны для
инвестирования?

О.Г.: Я думаю, что нужно выбрать большой фонд с долгой
историей. Сделать домашнее задание: изучить информацию об управляющей компании,
посмотреть исторический тренд, зайти на сайт, почитать декларацию, стратегию,
потом взять свои деньги, разделить на части и постепенно начать их
инвестировать.

Исходя из того, что ПИФы – это инструмент долгосрочный, а также
из-за высокой волатильности, сейчас надо использовать каждый удар или
панические продажи как возможность инвестировать какую-то часть. Но, с другой
стороны, надо четко понимать, что ты инвестируешь деньги, которые получил
не от того, что заложил свою квартиру, ты не будешь смотреть на динамику
СЧА каждый день и хвататься за сердце. Надо четко отдавать себе отчет, что это
будут долгосрочные инвестиции.

dpmoney: Есть ли смысл диверсифицировать вложения в ПИФы – покупать
паи разных фондов?

О.Г.: ПИФы исторически создавались для того, чтобы человек
не являясь профессионалом в данной отрасли, сам не производил диверсификацию, а
за него это делал управляющий. Фактически, инвестор дает деньги в управление
профессионалу, который должен за него сделать выбор.

dpmoney: Какие фонды имеют больше шансов вырасти первыми? Индексные,
«голубых фишек»?

О.Г.: Вопрос в сроках. Есть общепризнанный факт: на
горизонте больше 10 лет индексные фонды обыгрывают все остальные. Сейчас уровень
падения настолько велик, что если ты веришь в рынок и в то, что года через два
он устаканится, то я думаю, разницы между фондами «голубых фишек» и индексными
нет и это вопрос личного предпочтения.

Биржи надо закрыть без предупреждения

dpmoney: Кризис заставил многие компании пересмотреть свои расходы.
Экономят по-разному, но чаще всего, сокращая или оптимизируя штат. Какие в этом
отношении происходят перемены в вашей компании?

О.Г.: Как и во всех компаниях, у нас прошла оптимизация.
Думаю, расходы компании будут уменьшены. Возможно, это коснется не только людей,
но и продуктов, которые будут признаны нерентабельными, или перспективы которых
мы не видим на горизонте двух-трех лет.

dpmoney: В истории, если не ошибаюсь, были случаи, когда индексы
после падения вновь достигали прежних уровней через 9-10 и более лет. Вы
разделяете мнение большинства экспертов, что для восстановления фондового рынка
в России до уровня его исторического максимума потребуется в среднем около
двух-трех лет? Какова вероятность сценария, что восстановление займет гораздо
больше времени, чем сегодня рассчитывают в России?

О.Г.: Я думаю, что на горизонте двух-трех лет есть
вероятность восстановления, если не произойдет еще чего-то, о чем мы пока не
знаем. Есть вероятность, что следующий год станет переломным. Потом будет
затишье и резкое восстановление. Я не думаю, что этот процесс займет десятки
лет.

dpmoney: Какие признаки могут сигнализировать о том, что кризис
заканчивается?

О.Г.: Когда банки начнут кредитовать реальный бизнес и
мы увидим рекламу ипотеки, тогда можно сказать, что кризис закончился. Когда
крупнейшие строительные компании перестанут писать открытые письма, а, получив
кредит в банках, возобновят строительные работы на замороженных объектах — это и
будет признак того, что жизнь восстанавливается.

Кризис начался с кризиса
банковского, банками должен и закончиться. Денег же много, все эти триллионы и
миллиарды, которые обещаны, они же есть, просто прервалась связь между банками и
реальным сектором экономики. Банки сейчас не выполняют свою функцию проводников
операционных денег для компаний.

dpmoney: По-вашему, нужны ли нашему рынку «биржевые каникулы»? Какие
плюсы и минусы у этих действий регулятора (ФСФР)?

Читайте также:  Инвестиции в виски выгоднее вложений в нефть, золото и фондовый рынок

Олег Галкин: Ситуация с закрытиями двойственная. С одной
стороны понятно, что рынок наш еще очень маленький и сильные раскачивания ему
вредны. Поэтому с этой точки зрения регуляторы, наверное, правы. Я вообще думаю,
что если бы была возможность договориться, нужно было бы на какое-то время
закрыть все биржи.

dpmoney: Это на сколько?

О.Г.: Хотя бы до конца года. Надо дать людям распутать все:
многочисленные сделки с сложными производными инструментами, взаимные
обязательства, расчистить балансы банков и компаний. Вернуть взаимное доверие
участников финансовых рынков друг другу.

Прекратить раскачивание лодки. Сейчас
котировки не отражают ничего. Вот недавно русские CDS (Credit Default Swaps)
стоили 1000 базисных пунктов, это почти дефолт. Но это же не дефолт России. У
нас самое маленькое в мире, точнее одно из самых маленьких отношение долга к ВВП
и к валютным резервам.

И как у нас облигации могут стоить 1000 базисных пунктов?
Это просто неликвидность рынка в какой-то момент, закрытие линий друг на друга и
так далее. Поэтому если рынок не отражает экономики, то кому он нужен такой
рынок? Это вопрос. Сейчас рынок настолько потерял свою изначальную суть, что
держать его открытым в такой критический момент очень сложно.

Хотя с другой стороны я четко понимаю, что для фондов это в некотором смысле
проблема. Потому что если есть фонд, то его надо переоценивать, а если у тебя
нет цены, то ты вынужден ликвилировать позицию любым способом или по любой ценеВ
этом смысле закрывать биржи нельзя.

dpmoney: Биржи в Америке, Азии и Европе тоже предлагаете
закрыть?

О.Г.: Конечно, должны быть глобально согласованные «биржевые
каникулы».

dpmoney: Надо ли перед этим дать возможность инвесторам выйти с рынка
или это нужно сделать без предупреждения?

О.Г.: Без предупреждения, резко. Иначе это будет вообще
караул.

dpmoney: Если бы у вас был цветик-семицветик с одним лепестком, что
бы вы сейчас захотели изменить на фондовом рынке или конкретно в коллективных
инвестициях?

О.Г.: Про фондовый я уже сказал: если бы у меня был
цветик-семицветик, я бы закрыл до Нового года все биржи. Если для ПИФов,
наверное, разрешил бы управляющим вносить некоторые изменения в правила фонда
без регистрации в ФСФР, дав большую свободу управляющим.

Например, в
сегодняшних условиях мешает ограничение не более 15% в портфеле на эмитента.
Хотелось бы иметь возможность все активы или хотя бы половину держать в более
ликвидных акциях, например, в «Газпроме». Еще в фондах акций сейчас есть
ограничение на долю денежной позиции.

Я бы хотел, чтобы такое ограничение на
период высокой волатильности было снято. Получается странная ситуация: ты видишь
рынок ниже, ты понимаешь, что для пайщиков будет более выгодно пересидеть в
деньгах, но ты вынужден все равно что-то купить, иначе получишь предписание
регулятора.

dpmoney: И многие управляющие шли на такие нарушения. Вы тоже?

О.Г.: Да, мы были одними из них.

Время покупать еще не пришло

dpmoney: На сайте управляющей компании прочитал, что вы закончили
отделение космонавтики авиационного института (МАИ). Как получилось, что вы в
итоге оказались в финансовой сфере?

О.Г.: Вообще, у нас, наверное, половина людей на рынке не
учились в финансовых вузах. А если взять трейдеров fixed income, 90% из
них закончили либо Физтех, либо Мехмат МГУ, либо МАИ. Думаю, это влияние 90-х
годов, когда стало понятно, что ты не можешь зарабатывать в профессии, которую
ты выбрал и которой учился.

dpmoney: Работа в финансовой сфере предполагает большие эмоциональные
нагрузки. Как вы справляетесь с ними?

О.Г.: По-разному. Если в Москве и летом, я играю в гольф.
Много времени стараюсь проводить на улице. Зимой то же самое – улица: лыжи,
коньки. Обязательно должна быть какая-то физическая нагрузка. Для того чтобы
как-то отдохнуть, надо сменить вид деятельности.

dpmoney: А куда любите ездить на отдых?

О.Г.: Я люблю все, что связано с морем. В детстве я провел
много времени именно на море, поэтому люблю купаться в соленой воде гораздо
больше, чем в пресном водоеме. Люблю страны, где есть море: начиная от Турции и
Италии, и заканчивая Малайзией и Индонезией.

dpmoney: Какие у вас предпочтения в кухне?

О.Г.: Средиземноморская, традиционная итальянская, рыба,
морепродукты. Альтернативой ей может быть китайская кухня. Но не острая, а более
мягкая.

dpmoney: Как вы распоряжаетесь своими собственными деньгами, куда
инвестируете? Какие инструменты используете?

О.Г.: Я начинал как трейдер по акциям и считал, что могу сам
принимать решения по покупкам/продажам, поэтому никогда не инвестировал в паевые
фонды. Хотя, наверное, в будущем приду к этому. Текущее состояние рынка, о
котором уже говорилось, привели меня к более защитным инструментам: депозиты, в
малой степени акции, недвижимость. В общем, традиционные инструменты. Ничего
нового.

dpmoney: Какая из ваших инвестиций была самая успешная?

О.Г.: Самая успешная, наверное, была достаточно давно –
покупка «Газпрома» перед либерализацией рынка. Это конец 2004 – начало 2005
года. Рынок тогда просто взорвался. В течение квартала произошло движение
от $1,5 практически до $13.

Точно не помню уже, почем брал я, но примерно на
уровне между $0,95 и $1,15, а продал где-то между $9 и $11. Причем покупал я не
одномоментно, а продал все сразу. Вообще в плане инвестиций, я, наверное,
сторонник частичных поэтапных входов и частичных выходов.

dpmoney: А какая инвестиция была самая неудачная?

О.Г.: Трудно сейчас вспомнить. Наверное мозг человека
старается забыть неудачи из принципа самосохранения. Скорее всего, это тоже
покупка «Газпрома», когда с 320 рублей он сократился до 300, и я подумал, что
это будет пол и отскок.

Он и правда дошел до 360, вроде бы все правильно было, а
потом он рухнул. Так что это один из примеров неудачной инвестиции. В
инвестировании важно понимать, когда играть уже бессмысленно, лучше просто
переждать какое-то время, проанализировать свои действия и принять решение не
под давлением эмоций. Тем более мои инвестиции в акции не могут повлиять на
уровень жизни моей семьи – это моя позиция.

dpmoney: Вы сказали, что инвестируете в два традиционных инструмента
– недвижимость и акции. Какой из этих инструментов вам принес больший
доход?

О.Г.: Доходность в процентах, наверное, больше на фондовом
рынке, а с точки зрения объема – в недвижимости. Там я оперировал большими
суммами.

dpmoney: Какие у вас ожидания от этих рынков? Будете
избавляться от активов или, наоборот, докупать?

О.Г.: Я практически уже избавился, от чего мог, потому что у
меня пока нет позитивных видов на ближайшие полгода. Я думаю, что будут еще
достаточно тяжелые времена для всех рынков: и для недвижимости, и для фондов и
для других. И вот это будут, наверное, хорошие варианты для инвестиций. Поэтому
сейчас нужно копить деньги, складывать и постараться сделать так, чтобы было
минимум активов и максимум денег.

dpmoney: И угадать момент?

О.Г.: Угадать момент на таком рынке, какой мы наблюдаем
сейчас, сложно очень. Просто делать вложения частями. В свое время все империи
наших олигархов были созданы по принципу покупок всего подряд и потом
структурирования купленного.

Сначала покупали, когда было дешево, а потом уже
что-то продавали, что-то оставляли. Я думаю, что сейчас будет примерно так же.
Даже сейчас многие вещи уже очень сильно подешевели. И если я правильно понимаю
ситуацию, еще есть большой шанс того, что еще подешевеют, и вполне можно будет
докупать недвижимость и те же фондовые активы, через полгода, например,
совершенно спокойно.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl Enter

Второе рождение

В начале 1994 года Игорь Галкин с шестью другими сотрудниками ASI создал новую компанию со знакомым именем — «Аквариус Системз Информ». За символическую сумму в $5000 выкупили простаивавший завод в Шуе. На обломках былой империи собирали 20–30 ПК в месяц.

О ежемесячной сотне мечтали как о недостижимой цели. В начале 1990-х США сняли ограничения на поставки компьютеров в нашу страну, и крупные российские организации перешли на мировые брэнды. Шуйскому заводу больше удавалось заработать на кассовых аппаратах, чем на компьютерах (в начале 1990-х использовать кассовые машины обязали всех российских торговцев).

Читайте также:  Инвестиционный климат России – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Московский офис нового «Аквариуса» располагался в отремонтированной своими руками столовой одного из предприятий на окраине Москвы. Для бизнеса это помещение подходило не вполне. Коллег позвал к себе давний знакомый Леонид Гольденберг — гендиректор и владелец компьютерной фирмы «Техносерв».

Две конкурирующие фирмы стали жить в одном офисе. В одном конце коридора продавал компьютеры «Аквариус», в другом — «Техносерв». «Однажды я зашел в комнату, где работал Леня, и попросил трудившихся в том же помещении девушек-бухгалтеров выйти покурить.

Нам надо было серьезно поговорить», — вспоминает Галкин. Когда людям плохо, они быстро находят общий язык. У двух фирм почти ничего не было, так что переговоры о слиянии завершились мгновенно. Гольденберг стал совладельцем «Аквариуса» и заместителем Галкина.

Обязанности разделили так. У главы компании были старые связи в госструктурах, прежде всего в силовых ведомствах. Галкин входил в очередной кабинет в пиджаке и галстуке, рассказывая о тяжелой жизни отечественного производителя. Если клиент «созревал», к нему приходил Гольденберг в свитере — и дожимал до максимально возможного заказа. Вот пример.

За первую половину 1998 года «Аквариус» заработал $10 млн выручки. Август 1998-го компания пережила с небольшими потерями. В банке «завис» миллион долларов, из которых удалось вернуть $600‑000 наличными в мелких купюрах — два тяжелых тюка денег. Пока Галкин в банке пересчитывал деньги, Гольденберг в офисе на другом конце Москвы сходил с ума от неизвестности — у главы «Аквариуса» за неуплату отключили мобильный телефон.

«Но в целом, знаете, если бы кризиса не было, стоило бы его выдумать», — говорит Леонид Гольденберг. До августа 1998 года крупные российские заказчики предпочитали ПК мировых брэндов. После кризиса главным критерием практически для всех стала цена. В индустрии произошел перелом — на первые роли вышли российские компьютеры. И сегодня им принадлежит 85–90% рынка.

«Аквариус» стал энергично занимать пространство, оставленное иностранными брэндами. В ноябре 1998 года компания продала компьютеров на $100‑000. В марте следующего, 1999-го, — уже на $1,5 млн.

[pagebreak]

Максим галкин решил попробовать себя в бизнесе

Артист и шоумен Максим Галкин стал владельцем собственной рекламной фирмы. 23 января он зарегистрировал фирму «МГ ЛАБ». Генеральным директором компании стал Никита Тыртышников.

Помимо рекламных материалов компания Галкина займётся производством кинофильмов и телепрограмм, демонстрацией кинофильмов, работой информационных агентств, а также деятельностью в сфере фотографии, культуры и искусства. Кроме того, в числе возможных сфер деятельности «МГ ЛАБ» указана организация свадеб и юбилеев.

Других действующих компаний у артиста нет. Ранее Максим Галкин не занимался бизнесом, заработав своё состояние за счёт работы телеведущим и пародистом. А недавно он запустил авторское шоу «Музыкалити» на YouTube, где пообещал познакомить между собой разные поколения музыкантов («бумеров» и «зумеров»).

Среди артистов, также недавно вступивших в ряды бизнесменов, — известный благотворитель Константин Хабенский. В конце декабря 2021 года он стал совладельцем IT-компании Sked and Track.

Фото: Okras — Wikimedia, CC BY-SA 4.0

О вреде устойчивости.

В 2002–2003 годах компьютеры марки «Аквариус», по данным аналитиков, занимали первое место по объемам продаж в России. Совокупный размер выручки НКК рос умопомрачительными темпами — 55% в 2002 году, в 2003-м — 41%. Сейчас развитие притормозилось. «Аквариус» выпал из первой тройки (в лидерах — K-Systems, «Формоза» и DEPO Computers; последняя — часть холдинга IBS).

«Горизонтальное» объединение, которое в свое время спасло бизнес входящих в НКК компаний, теперь может как минимум затормозить развитие корпорации. «Настало время специализированных фирм, — считает Эдуард Воронецкий, директор фирмы K-Systems. — Нельзя быть успешными во всем, развивать все одновременно».

Когда рынок большой и стабильный, объединение разнородных компьютерных фирм в многопрофильные холдинги теряет смысл, подтверждает гендиректор компании IBS Сергей Мацоцкий. Сегодня крупный интегратор ведет уже не 2–3, а 20–30 больших проектов — он вполне способен выжить в одиночку. А дистрибьютор лучше тот, кто не зависит от конкретной марки техники.

Многие IT-конгломераты осознают эти изменения. К примеру, холдинг R-Style еще в 2001 году волевым решением разделил бизнес надвое. «Управлять всем в одной структуре нелегко, объем бизнеса катастрофически вырос. «Железо» мы оставили в R-Style, а новые бизнесы, связанные с интернетом, электронной торговлей, — подвижные, динамичные — вывели в e-Style для того, чтобы не было зашоренности от «классического» бизнеса», — объяснял тогда это решение глава холдинга Василий Васин.

Но чтобы определить приоритеты и провести реформы, требуется волевое решение владельца или группы акционеров, объединенных одной целью или одним лидером. А что делать, если компанией владеет множество равноправных партнеров, каждый из которых занят своим бизнесом?

В большой структуре, конечно же, присутствуют центробежные силы, признает Александр Калинин: «Случается разное. Но в итоге всех слияний у нас уже около десятка акционеров. И это придает стабильность. Возникает система сдержек и противовесов, как в большой компании, присутствующей на бирже».

Летом прошлого года Калинин ушел из НИИ «Восход», теперь он — президент НКК. Каждой фирмой НКК управляет прежняя команда. Задача Калинина — следить, чтобы они не мешали друг другу и в меру сил обеспечивали «синергетический эффект».

Максим Сорокин по-прежнему возглавляет OCS. Леонид Гольденберг ушел на руководство «ударным фронтом» — созданной в НКК новой фирмой-интегратором. В этом решении есть глубокий смысл. Основным потребителем товаров и услуг НКК всегда были государственные структуры и частные корпорации.

Но первичная компьютеризация этих потребителей почти завершена. Компьютеры «россыпью» теперь покупают домашние пользователи. Крупным заказчикам уже нужны большие единые системы — не просто сотня ПК, а решение какой-либо задачи в масштабах всего предприятия.

В новой компании «Систематика», которой руководит Гольденберг, решено объединить те «кусочки» всех фирм НКК, которые ранее по мере сил занимались построением систем под задачи заказчика. Правда, это объединение происходит уже почти два года, и конца не видно.

А что же Игорь Галкин, с которого и начиналась история НКК? Галкин с семьей уехал в Европу — сначала жил в Нидерландах, сейчас перебрался в Британию. В России глава «Аквариуса» проводит одну неделю в месяц. «Некоторые коллеги и друзья не совсем понимают, зачем я уехал, — говорит он.

Официально Игорь Галкин занимается стратегией компании и ее финансовыми делами в Западной Европе. «Каждый выбирает свой путь», — дипломатично говорит Александр Калинин. Гольденберг выражается жестче: «Мое отношение такое: работать надо. Приезжал я к ним в гости. Белочки бегают, лосята прыгают… Не знаю, я бы через неделю повесился».

Олег галкин лишился поста областного министра инвестполитики и имущественных отношений

Возглавляемое чиновником ведомство обратно переименовали в комитет по управлению имуществом Саратовской области.

Губернатор Саратовской области Валерий Радаев принял решение переименовать региональное министерство инвестиционной политики и имущественных отношений обратно в комитет по управлению имуществом. Соответствующее постановление глава региона подписал вчера, сегодня, 24 мая, оно было официально опубликовано.

Согласно документу, функции упраздненного министерства в сферах инвестиционной политики, развития внешнеэкономических, международных и межрегиональных связей региона передаются министерству экономического развития Саратовской области.

Должность министра инвестиционной политики и имущественных отношений Саратовской области, занимаемая Олегом Галкиным, упраздняется. Вместо нее учреждается должность министра Саратовской области – председателя комитета по управлению имуществом Саратовской области.

Напомним, министерство инвестиционной политики и имущественных отношений просуществовало лишь немногим более полугода. До этого оно, также как и теперь, называлось просто комитетом по управлению имуществом. Дополнительные полномочия, связанные с инвестициями, и статус министерства, возглавляемое Олегом Галкиным ведомство получило в октябре прошлого года, в результате формирования нового правительства после губернаторских выборов, где чиновник сохранил свое место.

В середине марта Галкин был раскритикован во время отчета перед членами комитета областной думы по бюджету, налогам, экономической и инвестиционной политике из-за провала продажи «Поволжской газотранспортной компании». План приватизации областного имущества по итогам прошлого года в связи с этим был выполнен лишь на 0,16%. Так, депутат от «Единой России» Леонид Писной возмущался, что «мы 10 лет продаем газопроводы по разным схемам и продать не можем». Вскоре стало известно, что убыточную газотранспортную компанию решили переименовать в «Корпорацию развития», причем, как сообщалось, ей был передан ряд функций возглавляемого Галкиным министерства.

Читайте также:  Инвестиции в Украине. Инвестирование и инвестор. Венчурные инвестиции в бизнес | startup.ua

Первый в рейтинге: стала известна стоимость замка пугачевой и галкина

Элитное жилище Аллы Пугачевой и Максима Галкина было признано самым дорогим пристанищем звезд российского шоу-бизнеса. Знаменитое семейство вложило в недвижимость баснословную сумму.

У Аллы Пугачевой и Максима Галкина дом — полная чаша. Семейное гнездышко артисты обустроили по истине с королевским размахом. Роскошный особняк звездной четы расположился на площади в 2,3 тысячи квадратных метров, приковав к себе внимание всей округи.

Шестиэтажный дом Аллы Пугачевой и Максима Галкина может похвастаться не только внутренним убранством, но также и большим земельным участком, гаражом, бассейном, кинотеатром и даже отдельным сценическим пространством. По оценкам экспертов, стоимость этого роскошного замка в подмосковной деревне «Грязь» составляет десять миллионов долларов.

Олег Галкин: "Все биржи надо закрыть до конца года"

Замок Примадонны и знаменитого юмориста возглавил список самой дорогой недвижимости звезд отечественного шоу-бизнеса. В рейтинг попали также шикарные дома Филиппа Киркорова. Стаса Михайлова и Анастасии Волочковой. При этом финансовые вложения Максима Галкина и Аллы Пугачевой в несколько раз превзошли инвестиции других артистов в свои жилые помещения.

Напомним, супруг Примадонны признался Ивану Урганту в том, что его расходы на коммунальные услуги достаточно высоки. Сумму избранник Аллы Пугачевой называть не стал, но аналитики оценили его траты на ЖКХ в 650 тысяч рублей. В эфире «Первого канала» Максим Галкин объявил, что экономит на электричестве, покупая для огромной люстры лампы с небольшой мощностью.

Пятеро равных

Гораздо сильнее кризис ударил по российским дистрибьюторским компаниям — оптовым продавцам техники. После «черного августа» иностранные поставщики закрыли им доступ к товарным кредитам, дистрибьюторам просто нечем было торговать. Заметим, что производители ПК и до кризиса от доверия иностранцев не зависели, по комплектующим товарных кредитов не давали.

Руководители одной из крупнейших дистрибьюторских компаний страны, питерской OCS, хорошо знали Гольденберга еще со времен «Техносерва». У крупных дистрибьюторов есть партнеры во многих регионах. Именно такая сеть была нужна «Аквариусу» для общенациональных контрактов.

С середины 1990-х в компьютерном бизнесе России тон задают многопрофильные холдинги. Производитель ПК, плюс родственный дистрибьютор, плюс компания-интегратор, собирающая из отдельных частей сложные компьютерные системы для крупных заказчиков. В таком единении много пользы.

Например, финансовые потоки производителя ПК или интегратора имеют вид «пилы». «Капнул» контракт на миллионы долларов, потом эти деньги несколько месяцев медленно тратят. У дистрибьютора денежные потоки достаточно равномерны. Если объединить ресурсы, то дистрибьютор получает денежный «буфер». А производитель или интегратор — эффективное использование денег, когда их много, и опять же «буфер» в момент минимума.

Все крупные компьютерные холдинги России (IBS, R-Style, «Ланит», Verysell) развились из одного «корня» — к «базовой» компании ее владельцы просто добавляли новые направления деятельности. Исключением стал конгломерат, выросший из затеянной Галкиным и Гольденбергом истории со спичками.

Владельцы независимых специализированных компаний приходили к «Аквариусу» со своими возможностями и становились полноправными партнерами. Как утверждает Максим Сорокин из OCS, о долях в общем бизнесе договаривались быстро: «Неправильно, когда люди долго спорят из-за десятка процентов доли, и от этого не получают больше денег от синергии. Если видишь большую синергию, закрой глаза и ныряй».

Вскоре к альянсу добавились еще две компании. Помощник первого замдиректора ФАПСИ Александр Калинин после октября 1993-го не захотел работать в родном ведомстве и ушел в компьютерный бизнес. Весной 2000 года его — уже главу столичной дистрибьюторской фирмы Landata — пригласили вернуться на госслужбу.

Он стал первым замдиректора НИИ «Восход», потом возглавил эту организацию. «Восход» — еще одна легенда компьютерного рынка; во времена СССР НИИ создавало вычислительные системы ЦК КПСС, Совмина, Минобороны и других госструктур, в новое время вело проекты ГАС «Выборы», биометрических паспортов и т.п.

Но что делать с собственной компанией? Калинин договорился о вхождении ее в альянс «Аквариус»-OCS. Пятой в объединение вошла «АНД Проджект», фирма-интегратор, 100-процентная «дочка» OCS.

Некоторое время объединение не афишировали. Опасались, что альянс «Аквариуса» с двумя дистрибьюторами не понравится другим продавцам этой марки. Но на рынке трудно долго что-то скрывать, скоро слияние стало секретом Полишинеля. А официальное слияние давало преимущества в крупных контрактах — их чаще доверяют самым большим компаниям.

Шутки за три миллиона: галкин обставил петросяна

Стало известно, сколько зарабатывают российские юмористы на частных мероприятиях, передает сайт kp.ru. По данным издания, самый большой гонорар — у Максима Галкина. Выступление телеведущего на корпоративе стоит €50 тыс. (примерно 3 млн 581 тыс. руб.).

На второй строчке оказался шоумен Александр Ревва, известный под псевдонимом Артур Пирожков. Его гонорар начинается от 2 млн руб. Артистка шоу «Уральские пельмени» Юлия Михалкова, в свою очередь, выступит на мероприятии за €12 тыс. (858 тыс. руб.).

Отмечается, что артисты юмористической передачи «Кривое зеркало» (Александр Морозов, Владимир Моисеенко, Владимир Данилец) получают от 150 до 300 тыс. руб., а ее автор, Евгений Петросян — от 700 тыс. руб. Пригласить на выступление выпускников «Аншлага» (Елену Воробей, Николая Лукинского, Клару Новикову, Геннадия Ветрова) обойдется гостям в 200-400 тыс. рублей.

По информации издания, выступления целых коллективов стоят для заказчика намного дороже. Так, полноценный концерт «Уральских пельменей» начинается от полутора миллионов рублей. Артистки Comedy Woman работают на корпоративах от 1 млн 790 тыс. рублей за полчаса, а эстрадный дуэт Игоря Касилова и Сергея Чванова «Новые русские бабки» — от 500 тыс. рублей за часовое шоу.

Что касается гонораров главных российских звезд, то первое место в списке занимает лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров. Его оплата составит от 7 до 10 млн руб. за концерт. Певица Вера Брежнева зарабатывает на корпоративах от 1,4 до 2,5 млн руб. Валерия, в свою очередь, просит за выступление 1 млн рублей, а за корпоратив — от 3,5 до 7,1 млн.

Как утверждает концертный директор Сергей Лавров, поп-певец Филипп Киркоров на гастролях много не зарабатывает. За свое выступление он может получить от 1,5 до 7,1 млн руб. А вот стоимость концерта его экс-супруги Аллы Пугачевой варьируется от 9,5 до 12,6 млн руб.; корпоратив — от 14,3 до 17,8 млн руб.

«От гонорара ему остается максимум половина. А все потому, что он труженик и возит за собой все эти фуры, декорации и дорогостоящее шоу», — приводит слова промоутера сайт kp.ru.

В августе прошлого года на фоне бракоразводного процесса Петросяна и Елены Степаненко в СМИ появилась информация о том, что состояние комика достигает 1,5 млрд руб. Тогда адвокат Петросяна Сергей Жорин в разговоре с «Газетой.Ru», впрочем, опроверг фигурирующую в прессе сумму, но подтвердил, что состояние артиста «очень крупное».

«Что касается суммы в 1,5 млрд, то я не знаю, откуда эта цифра взялась, — заявил Жорин. — Подтвердить, что это 1,5 млрд, а не два или один, очень сложно. Имущества действительно много, но даже в деле нет полной описи, не говоря уже об оценке».

На днях Максим Галкин оказался в центре скандала после выходки его супруги — народной артистки СССР Пугачевой, которая проехалась по платформе Рижского вокзала на автомобиле. Некоторые интернет-пользователи возмутились тем, что телеведущий, обычно охотно комментирующий в инстаграме актуальные события, на этот раз хранил молчание.

В СМИ уточнялось, что следом за Аллой Борисовной двигалась колонна из нескольких машин, в которых находились сам Галкин, их дети Лиза и Гарри, а также группа помощников.

Комментируя выходку Пугачевой, певица Любовь Успенская, заявила, что великих людей «надо как-то отличать от всех остальных».

«Я могу сказать: надо таких звезд великих, как Алла Борисовна, как-то отличать от людей всех остальных. Во-первых, этот человек столько сделал для страны и для народа хорошего и полезного в плане музыки и многого всего другого, — цитирует ее РЕН ТВ. — Для таких личностей как Алла Борисовна должно быть исключение. <…> Все-таки должно быть какое-то уважение к таким великим людям».

При этом в дирекции железнодорожных вокзалов РЖД сообщили, что по факту проезда Примадонны по платформе Рижского вокзала будет проведена проверка. Согласно представителям компании, автомобиль певицы ехал по технической платформе вокзала и не мог помешать другим посетителям, однако подъезд к поездам может осуществлять только спецтехника.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.

Adblock
detector