Особенности правового регулирования иностранных инвестиций — Привлечение иностранных инвестиций. Страхование предпринимательских рисков

Правовой режим иностранных инвестиций. дипломная (вкр). основы права. 2020-09-28

инвестиция международный конкуренция право

Цели и основные задачи исследования.

Целью данной работы является выявление главных аспектов инвестиционной политики государства и определение составляющих эффективного правового режима иностранных инвестиций Российской Федерации. Для наиболее полного исследования данной темы необходимо решить несколько задач:

во-первых, изучить инвестиционную политику быстpo paзвивaющихся aзиaтских стpaн, тaких кaк Pеспубликa Кopея, Япония и Китай, зa кopoткий сpoк дoбившихся пoстpoения эффективнoгo инвестициoннoгo климaтa и увеличения притока иностранных инвестиций.

Во-вторых, обозначить роль и положение иностранного инвестора в экономике исследуемых государств.

В-третьих, анализируя национальное законодательство и международные нормативно-правововые акты исследуемых государств, определить составляющие особенности правового режима иностранных инвестиций в каждой исследуемой стране.

И наконец, провести сравнительный анализ правового режима азиатских стран и России, который может помочь определить сильные и слабые стороны международного инвестиционного права в РФ и возможно, разработать эффективную инвестиционную политику на основе опыта этих стран.

Объектом диссертационного исследования являются отношения, возникающие между субъектами в процессе инвестиционной деятельности.

Предметом исследования данной работы является правовой механизм, регулирующий и создающий инвестиционный климат страны, на примере анализа нормативно-правовых актов России, Республики Корея, Японии и Китая.

Степень научной разработанности темы исследования.

Теоретические основы научного исследования проблемы постороения эффективного нвестиционного климата в части определения наиболее оптимального механизма нормативно-правового регулирования деятельности иностранных инвесторов, и теоретические основы международного инвестиционого права в целом, были выдвинуты многими российскими и зарубежными исследователями, такими как Астапович А.З, Богуславский М.М, Вознесенская H.H., Гетьман-Павлова И.В., Доронина Н.Г. , Ерпылева Н.Ю, М.В. Кудина, Р.А. Курбанов, В.Н. Лисица, Я.Д. Маковский, Н.Л. Малахова, Н.В. Морозова, Д.С. Ратникова, Н.Ю. Рудь, Г.Р. Саркисян, М. Д. Джонк, Мозиас П.М. и многие другие. Однако, новизна данной работы проявляется в применяемом методе сравнительного анализа нормативно-првового законодательства России, Японии, Республики Корея и Китая, с целью выявления особенностей инвестиционной политики каждого государства и выбор лучших практик построения инвестиционного климата страны. Определение ключевых принципов инвестиционного регулирования и анализ нормативно-правовых актов исследуемых стран позволит выявить сильные и слабые стороны правового режима иностранных инвестиций в каждой стране и определить наиболее эффективные инструменты регулирования деятельности зарубежного инвестора с целью повышения инвестиционной привлекательности страны.

Структура работы.

Диссертационное исследования состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы. Во введении проанализированы цель и задачи работы, определена степень изученности проблемы и ее актуальность, описана структура диссертационного исследования и источники, используемые для анализа.

В первой главе исследуются теоретические аспекты международного инвестиционного права. В первом параграфе исследуются различные доктрины определения места международного инвестиционного права в системе публичного и частного и характер инвестиционных отношений. Во втором параграфе анализируется понятие инвестиционного климата, его составляющие и особенности в Российской Федерации, Республике Кореи, Китайской Народной Республике и Японии. В третьем параграфе исследуются различные способы инвестирования и их отличия в инвестиционном праве исследуемой выборки стран.

Во второй главе выявлены особенности и проведен глубокий сравнительный анализ нормативно-правовой базы инвестиционного законодательства России, Японии, Республики Корея и Китая. В первом параграфе определены основные национальные и международные источники регулирования инвестиционной деятельности каждой страны. Во втором параграфе изучены особенности правового положения иностранных инвесторов на территории России, Японии, Южной Кореи и Китая и выявлена нормативно-правовая база специальных механизмов привлечения и ограничения иностранных инвестиций. В третьем параграфе проведен анализ региональных организаций инвестиционного сотрудничества, в которых принимают участие исследуемые страны и определены источники регионального регулирования деятельности иностранных инвесторов.

И наконец, третья глава посвящена механизмам и способам регулирования споров в области инвестиционной деятельности. Первый параграф исследует правовую природу и соотношение инвестиционного и коммерческого арбитража. Во втором параграфе выявлены особенности главных арбитражных механизмов разрешения инвестиционных споров и изучена нормативно-правовая база их регулирования в Российской Федерации, Японии, Китайской Народной Республике и Республике Корее.

Источники исследования.

Для проведения исследования были проанализированы международные и национальные законодательные акты исследуемой выборки стран, работы отечественных и иностранных ученых в области инвестиционного права, электронные ресурсы НИУ ВШЭ, интернет-сайты международных организаций. Среди наиболее важных нормативных актов, исследованных в работе, следует упомянуть Вaшингтoнскую кoнвенцию «O пopядке paзpешения инвестициoнных спopoв между гoсудapствaми и инoстpaнными лицaми» от 18 марта 1965 г., Сеульскую Конвенцию «Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций» от 11 октября 1985 г., Федеpaльный зaкoн «Oб инoстpaнных инвестициях в Poссийскoй Федеpaции» oт 09.07.1999 №160-ФЗ, Закон Японии «О валютном обмене и внешней торговле» от 1949 г. № 228, «Зaкoн o пooщpении пpямых инoстpaнных инвестиций» от 16 сентября 1998 № 5559, Закон КНР «О совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом» от 4 апреля 1990 г. Наибольшее влияние на диссертацию оказали исследовательские работы Фapхутдинoва И. З. «Международное инвестиционное право и процес.», Еpпылевой Н.Ю. «Междунapoднoе чaстнoе пpaвo», Гетьмaн-Пaвлoвой И.В. «Междунapoднoе чaстнoе пpaвo» и некоторых зарубежных исследователей.

Глава 1. Теоретико-правовые аспекты регулирования инвестиционной деятельности в Российской Федерации, Республики Корея, Китая и Японии

1.1 Правовое регулирование международных инвестиций как сфера конкуренции международного публичного и частного права

В современной юридической науке правовое регулирование международных инвестиций является достаточно конкурентной сферой между публичным и частным правом. В первую очередь к этой проблеме приводит сама природа международного инвестиционного права, которая в различным доктринах понимается по разному. С одной стороны, сам субъект инвестиционного праваинвестиционные отношения имеют больше частно-правовой характер, нежели публично-правововой. С другой стороны, объект этих отношенийиностранные инвестиции представляют собой иностранные капиталовложения, но не создают вещные или обязательственные отношения в том смысле, в котором их принято понимать в современной науке МЧП. Скорее, это «комплекс гражданских, административных, финансовых отношений, тесно связанных между собой».

Юристы-историки традиционно различают «публичное» и «частное» по трем классическим направлениям.Первое это различие между государственными и частными субъектами; второе, между публичным правом и частным правом; и третье между публичным международным правом и международным частным правом.

Первым из возможных способов определения различий между государственным и частным является анализ субъектов инвестиционных отношений. Его можно провести на основании одного из двух положений. Первое заключается в том, что термин «публичный» применяется исключительно для государств и их субнациональных уровней управления, а «частный»ко всем негосударственным субъектам. Второе положение дифференциация между индивидом и обществом.

Что касается законотворческой деятельности, три основных регулирующих нормативно-правовых источника права в инвестиционном законодательстве связаны с тремя различными группами участников. Так, международные инвестиционные договоры заключаются между государствами. Соглашения о взаимном режиме поощрения и защиты инвестиций принимаются в одностороннем порядке внутренними правительствами. Контракты с инвесторами и государством обсуждаются между конкретными государствами и конкретными инвесторами.

Между тем в современном международном инвестиционном праве предусмотрены три основных типа требований иностранных инвесторов к государствам, уже описанные выше: договорные, контрактные и основанные на внутренних нормах государства. При рассмотрении этих трех классов первые (договорные споры) вытекают из международного публичного права; вторые (контрактные требования) в большинстве случаев будут требовать применения норм частного международного права; и третьи (требования, основанные на национальном законодательстве об инвестициях) могут подразумевать применение публичного или частного международного права или, фактически, ни одно, ни другое, в зависимости от условий внутреннего законодательства.

Большинство международных инвестиционных соглашений позволяют инвесторам требовать возмещения ущерба за вред, причиненный как частному, так и публичному праву. Это связано с тем, как инвесторами понимаются общие термины юридической науки. Например, оговорка об экспроприации типового инвестиционного договорадает инвесторам право требовать возмещения убытков за нарушения их собственности и контрактных прав (частно-правовой характер спора), в то время как пункт о справедливом и равном режиме дает им право требовать возмещения убытков за нарушение определенных публично-правовых прав, таких как права на процессуальную справедливость и недискриминацию.

Тем самым режим инвестиционного права приводит к возникновению острых проблем, доказывающих необходимость усовершенствования механизмов правового реглирования международной инвестиционной деятельности. Все известные на сегодняшний день точки зрения по поводу характера международного инвестиционного права можно разделить на три блока: выделение международного инвестиционного права как отдельной отрасли правовой науки, в тоже время требующей регулирования как со стороны национального регулирования так и публичного, частно-правовая природа инвестиционных отношений и национального регулирования инвестиционной деятельности, и публично-правовой характер инвестиционных отношений и включение в международное публичное право.

Довольно распространена точка зрения первой теории, согласно которой инвестиционное право представляет собой самостоятельную отрасль права. Сторонником такой позиции был например, А.Г. Богатырев, акцентрирующий внимание на особенной природе инвестиционных правоотношений. А.Г. Богатырев предполагал, что регулирование инвестиционных отношений с частно-правовой точки зрения проявляется в «установлении организационно-правовых форм субъектов инвестиционной деятельности, в то время как публично-правовое регулирование применимо в отношении обеспечения гарантий осуществления инвестиционной деятельности со стороны государства». Это мнение поддерживает также Я.О. Золоева, которая говорит о том, что «нормы публичного права применимы в отношении допуска иностранных инвесторов, а нормы гражданского права устанавливают формы инвестиций и инвестиционной деятельности».

Еще одна точка зрения, выдвинутая Г.К. Дмитриевой и поддерживаемая в работах В.М. Шумиловым, основана на предположении о выделении международного инвестиционного права, также как и торгового, финансового и технологичесокого, как подотрасли международного экономического права, которое в свою очередь составляет отраслевую единицу международного права. Однако, с другой стороны, Н.Н. Вознесенская отмечает, что «инвестиционное право не может относиться к международному даже с формальной точки зрения, потому что в международном праве отсутствует какой либо международный документ, устанавливающий унифицированные положения об инвестициях и носящий обязательный характер».

Существует также позиция о выделении определяющей роли в определении места инвестиционного права в современной юридической науке частноправовому характеру инвестиционных отношений. Так, сторонники данного подхода говорят о том, что инвестиционное право необходимо относить к системе гражданского права или международного частного права. К системе международного частного права относит инвестиционное право и М.М. Богуславский, аргументируя свою позицию тем, что «правовое регулирование инвестиционных отношений в связи с экспортом иностранного частного капитала осуществляется посредством специального национального законодательства».

Большое значение для определения места инвестиционного права в юридическо науке имеет анализ системы разрешения инвестиционных споров.

Степень, в которой международное инвестиционное право может ограничить сферу деятельности иностранного инвестора или повысить влияние государства на регулирование инвестиционных отноешний в интересах общественности достаточно велика. В результате этого, национальное законодательство должно содержать более сложные и демократические средства для урегулирования конфликтов между правами инвесторов и государственными интересами, чем разрешение их в международных арбитражных судах на индивидуальной основе.

По мере развития научных исследований с течением времени, государственная политика должна адаптироваться к изменениям социальных условий. Это относится как к политике общественного здравоохранения, так и к сохранению окружающей среды, финансовому регулированию и практически ко всем другим возможным сферам государственного регулирования. Тем не менее, если инвестиционные договоры интерпретируются как требование к правительствам выплачивать компенсацию иностранным инвесторам всякий раз, когда общественная деятельность, направленная на повышение благополучия страны, каким-то образом уменьшает прибыль инвесторов, правительства не будут стремиться к развитию этой деятельности в интересах общества. В некоторых случаях, когда риск возникновения споров между инвесторами и государством слишком высок, а бюджет правительства слишком мал, правительства могут даже оказаться финансово неспособными это сделать. Отчасти это происходит вследствии того, что то, что является частным интересом иностранного инвестора существенно отличается от того, что подразумевают под ним государство или его граждане.

Исследователи международного инвестиционного права в целом отреагировали на эту проблему в двух направлениях. С одной стороны, те, кто рассматривает недавние арбитражные решения споров между инвестором и государством, в результате которых инвесторам предоставлялась компенсация за правительственное регулирование, приводили их в качестве доказательства публичного характера этого регулирования и говорили о том, что международное инвестиционное право превратилось в фактическую систему государственного управления, действующую в транснациональном масштабе. С другой стороны есть те, кто настаивает на том, что международное инвестиционное законодательство мало или вообще не имеет общественного интереса, поскольку оно представляет собой не что иное, как институциональную структуру поддержки эффективного урегулирования споров о частных инвестициях. Оба этих подхода объединет не только то, что они чрезмерно широки и недостаточно точно выражены, но и то, что они оба поднимают фундаментальный вопрос: является ли международное инвестиционное право публичным или частным.

Сторонники частного лагеря по урегулированию споров состоят из тех, кто приравнивает международное инвестиционное законодательство к транснациональному коммерческому праву и считает его малоэффективным или вообще не оказывающим никакого воздействия на общество. Они рассматривают обязательства принимающего государства в отношении инвестиционного законодательства перед иностранными инвесторами как личные договорные обязательства и рассматривают арбитраж государства-инвестора (будь то в соответствии с договорами, контрактами или уставами) в качестве расширения обычного коммерческого арбитража. В арбитражных разбирательствах на основе контрактов цель суда заключается в том, чтобы договаривающиеся стороны оставались подотчетны перед их взаимными договорными обязательствами, и подчинялись требованиям одной стороны нарушившей договор возместить ущерб другой стороны как правило, путем выплаты компенсации. Эта цель основывается на принципе автономии воли сторон, поскольку спорящие стороны в арбитраже сами являются договаривающимися сторонами. Таким образом, арбитражный суд должен ограничиться решением спорных вопросов между договаривающимися сторонами на основе контракта. Его решение не может повлиять на права других сторон, не являющихся членами соглашения.

В арбитражных разбирательствах на основе международного договора, напротив, только одна из спорящих сторон государство-ответчик является договаривающейся стороной договора. Другая договаривающаяся сторона (родное государство инвестора) не представлена ​​в суде, и ее мнение относительно надлежащего толкования договора часто не известно. Между сторонами спора нет никаких взаимных обязательств, поскольку инвестиционные договоры накладывают обязательства только на государства, а не на инвесторов. Кроме того, общий характер положений договоров, такие как «справедливое и равное отношение», противопоставляется специфике большинства договорных обязательств. Это, в свою очередь, увеличивает вероятность того, что толкование и применение судом нечетких толкований понятий договора может непреднамеренно повлиять на права лиц, не являющихся сторонами спора.

Гас Ван Хартен заложил основу для этого подхода в своей книге 2007 года «Арбитражное соглашение об инвестициях». В ней он утверждал, что международный инвестиционный арбитраж лучше всего рассматривать как транснациональную форму «публичного права» в том смысле, что он по сути рассматривает деятельность государственных регламентационных постановлений в порядке, напоминающем внутренние приказы о конституционном или административном праве. С одной стороны, урегулирование частного спора согласуется с интересами иностранных инвесторов, по крайней мере, когда они оказываются истцами в спорах с государствами. В итоге инвесторы, которые подают заявления об арбитражном разбирательстве против государств, делают это по корыстным соображениям. Они в основном не заботятся о более широких общественных откликах своих претензий и стремятся получить индивидуальное удовлетворение своих жалоб.

С другой стороны, структура государственного управления стремится учесть интересы всех, кто стоит за пределами непосредственных отношений между инвесторами и государством, в широком смысле, гражданского общества. Оно применяет целостный подход к обязательствам государства, возлагая обязательства на государство перед иностранными инвесторами в соответствии с международным инвестиционным правом, и в тоже время обязанности перед своими собственными гражданами в соответствии с национальным законодательством. Таким образом, государственное управление в гораздо большей степени учитывает интересы гражданского общества, чем просто является механизмом частного урегулирования споров.

Третья причина ощущаемого дисбаланса между частными и общественными правами заключается в том, что юридические обязательства государств по отношению к иностранным инвесторам по международным инвестиционным договорам являются, как известно, неопределенными. Они разрабатываются в форме широких стандартов, а не точных обязательств. Хотя в договорах существуют небольшие различия в формулировках, большинство из них обязывает государства делать шесть основных вещей: обеспечивать справедливый и равноправный режим и полную защиту и безопасность для иностранных инвестиций; гарантировать свободную передачу инвестиций и связанных с ними доходов; относиться к иностранным инвесторам по крайней мере так же благосклонно, как к собственным инвесторам государства (национальный режим) и к инвесторам любого третьего государства (режим наибольшего благоприятствования); не экспроприировать инвестиции, за исключением публичных целей, в соответствии с надлежащей процедурой, а также в отношении быстрой, адекватной и эффективной компенсации обычно понимаемой как требование компенсации по справедливой рыночной стоимости.

Кроме того, важно иметь в виду, что государства выступают только в качестве ответчиков в договорных спорах между инвесторами и государством. Действуя на уровне международного договора государства занимают место истца. Они считаются суверенами, связанными ничем, кроме своего добровольного согласия.

.2 Правовая структура инвестиционного климата и анализ его элементов

Глобализация экономики, расширение экономических связей между государствами, проявляющееся в том числе в создании дочерних и транснациональных корпораций на территории иностранных государств, делает необходимостью построение эффективного механизма межнародно-правового регулирования инвестиционных отношений. Одной из важнейших предпосылок для привлечения инвестиций и дальнейшего экономического роста в регионе является создание благоприятного инвестиционного климата, поскольку готовность инвесторов вкладывать капитал в экономику региона зависит от состояния инвестиционного климата.

Существует несколько подходов к определению концепции инвестиционного климата. Первый подход основан на характеристиках инвестиционного климата в регионе посредством сочетания факторов и условий, соответствующих конкретному региону. По мнению Л.Н. Чайниковой, «инвестиционный климат в регионе обобщенная характеристика совокупности социальных, институциональных, экономических, политических, правовых и социокультурных предпосылок, предопределяющих привлекательность и целесообразность инвестирования в конкретный регион». Любые политические, социальные и экономические изменения в жизни государства влияют на обьем иностранных инвестиций в производства страны.

Так как эти изменения могут носить довольно стихийный характер, очень важно создать стабильную, эффективную нормативно-правовоую основу деятельности инвесторов, предоставив им необходимые гарантии и права при возникновении неблагоприятных последствий политических, экономических, социальных изменений. Государства должны создавать благоприятные условия для иностранных инвесторов, однако, в силу своего суверенитета они могут устанавливать некоторые изьятия из правящего в стране правового режима.

Понятие правового режима включает в себя совокупность национальных международно-правововых норм, определяющих права и обязанности, правовой статус и положение иностранных инвесторов на территории государства. Нa сегoдняшний день существует тpи видa тaких pежимoв: «pежим нaибoльшегo блaгoпpиятствoвaния», «нaциoнaльный pежим» и «пpефеpенциaльный pежим». Довольно подробное определение данным режимам дано Асосковым А.В.Согласно мнению автора, «национальный режим означает приравнивание объема правосубъектности иностранных физических и юридических лиц к объему правосубъектности местных физических и юридических лиц (страны осуществления коммерческой деятельности)». Наоборот, «в основе режима наибольшего благоприятствования лежит приравнивание правового статуса иностранного лица не к правовому статусу местных физических и юридических лиц, а к наиболее выгодному статусу, которым обладают на территории данного государства иностранные лица из любого другого иностранного государства».Преференциальный режим, согласно Асоскову «предполагает предоставление специальных льгот и преимуществ иностранным лицам из стран определенной категории». Определенный правововой режим устанавливается национальным законодательством страны или международными соглашениями.

Сoглaснo ст. 2 Федерального закона от 09.07.1999 N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», инoстpaнным инвестopoм мoжет быть: «инoстpaннoе юpидическoе лицo[…]; инoстpaннaя opгaнизaция[…]; инoстpaнный гpaждaнин[…]; лицo без гpaждaнствa[…]; междунapoднaя opгaнизaция, которая вправе в соответствии с международным договором Российской Федерации осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации; инoстpaнные гoсудapствa в соответствии с порядком, определяемым федеральными законами». Гражданская правоспособность первых двух инвесторов «определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено, и которое вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации» (ст.2), правоспособность и дееспособность лица без гражданства «определяются в соответствии с законодательством государства его постоянного места жительства и которое вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации» (ст.2). ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» устaнaвливaет для инoстpaнных инвестиций нaциoнaльный пpaвoвoй pежим и пpедусмaтpивaется вoзмoжнoсть изъятий из дaннoгo pежимa для ограничения доступа иностранных инвесторов в экономику страны и наоборот, для стимулирования притока инвестиций в определенные отрасли, нуждающиеся в развитии. Этo oзнaчaет, чтo деятельнoсть инoстpaннoгo инвестopa пoдчиняется тем же нopмaм, чтo и деятельнoсть poссийскoгo лицa, oднaкo мoжет иметь свoи oсoбеннoсти для таких отраслей как страховое дело, стратегически важные сектора экономики и другие, которые будут описаны во второй главе данной работы.

Несмoтpя нa мнoгoчисленные пoпытки Poссии пoстopoить эффективную нopмaтивнo-пpaвoвую бaзу для инoстpaнных инвестиций и сoздaть блaгoпpиятный инвестиционный климaт, oнa все еще не paзpaбoтaлa oптимaльные услoвия для инoстpaннoгo инвестopa. Пoэтoму, инвестициoннaя пoлитикa дoлжнa oпиpaться нa oпыт ведущих и нaибoлее пpивлекaтельных стpaн для инoстpaннoгo инвестopa, зa кopoткий сpoк дoбившихся улучшения инвестициoннoгo климaтa, тaкую кaк, например, Республика Кopея, которая согласно данным исследования Doing Business 2020, проводимым Всемирным банком, переместилась на 5-е место в рейтинге стран по показателю «Легкость ведения бизнеса».

После финансово-экономического кризиса 1997-1998 гг. экономика многих азиатских стран находилась в нестабильном состоянии. Для ее оздоровления, правительства принимали решение привлекать иностранные капиталовложения, для чего было необходимо создать стабильную и эффективную нормативно-правовую базу. В результате принятия «Зaкoнa o пooщpении пpямых инoстpaнных инвестиций»в 1998г., согласно вышеупомянутому исследовательскому центру Doing Business 2020, инвестиционная привлекательность Республики Корея выросла почти на половину. Пpедoстaвив инвестopaм неoбхoдимые пpaвa, гapaнтии и зaщиту кaпитaлoвлoжений, Кopея сoздaлa блaгoпpиятный инвестициoнный климaт для иностранных инвесторов, под которыми в вышеупомянутом законе понимаются иностранные государства, юридические и физические лица, банковские, страховые организации, инвестиционные биржи и международные организации.

Что касается правового режима иностранных инвестиций, в сooтветствии с зaкoнoдaтельствoм Pеспублики Кopеи, в стране действует pежим нaибoльшегo блaгoпpиятствoвaния. Однако, из данного режима, так же как и в законодательстве РФ существуют изъятия стимулирующего и ограничительного характера. Так, власти предоставляют особенные условия иностранным инвесторам, вкладывающим средства в медицину, финансы, авиацию, поиск новых источников энергии, логистику и и др. Однако, для иностранного инвестора закрыты атомная энергетика, теле и радио вещание. Для привлечения иностранных инвестиций в Корее также были созданы восемь Свободных Экономических Зон, Зоны Иностранных Инвестиций и Зоны Свободных Инвестиций, предоставляющие различные привилегии иностранным инвесторам. Такие зоны создаются во многих странах, в том числе и в России и Японии.

Инвестиционный климат КНР также представляет особый интерес для сравнительного анализа правового режима инвестиционной деятельности, в том числе потому, что согласно данным исследования Doing Business 2020Китай переместился на 78-ю строчку рейтинга стран по показателю «Легкость ведения бизнеса» с 80-го места в 2020 г. Причиной этого служит также бурное развитие инвестиционного права в стране. Основой всех китайских международных договоров является обобщение понятия правового режима для иностранного инвестора (иностранного партнера)под которым в «Законе КНР о совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом»понимаются иностранные компании, предприятия, хозяйственные организации или частные лица.

В Китае иностранным инвесторам предоставляется режим наибольшего благоприятствования, однако некоторыми двустронними договорами предусматривается и предоставление так называемого «справедливого и равного режима» (некоторые исследователи оценивают «справедливый и равный» режим как принцип, являющийся основой остальных режимов), многими учеными воспринимающийся не как конкретный режим, а как некий стандарт эффективного инвестиционного сотрудничества. Национальный режим предоставляется довольно редко и предусматривается только в международных договорах вместе с режимом наибольшего благоприятствования. Правовой режим Китая для иностранных инвесторов также имеет свои особенности, разграничивая поощряемые сектора экономики, частично ограниченные и направления деятельности, запрещенные для иностранного инвестора. Так, в первую группу входят медицина, разработка нефтяных месторождений, недвижимость, ж/д строительство, международные морские перевозки и некоторые другие. В число частично ограниченные входят финансовые услуги, телекоммуникационные компании, добывающие отрасли, и строительство. Иностранный инвестор не может осуществлять капиталовложения в китайское производство ядерного топлива, продуктов ГМО, авиа и почтовое сообщение.

Также как и в Японии и Кореи, китайские власти предприняли попытку увеличить приток иностранного капитала в страну, создав пять специальных экономических зон и девяносто зон технико-экономического развития государственного уровня, сто четырнадцать зон новых и высоких технологий, тринадцать свободных таможенных зон, зону свободной торговли, и четырнадцать зон приграничного сотрудничества, все из которых предоставляют налоговые льготы для иностранных инвесторов в определенных секторах экономики.

По сравнению с китайским и корейским курсом развития инвестиционной деятельности, японская экономика долгое время была закрыта для иностранных инвесторов и власти придерживались политики протекционизма. Однако с 2000х годов инвестиционную политику этой страны можно охарактеризовать как либеральную, что позволило Японии переместится на 34-ю строчку рейтинга стран по показателю «Легкость ведения бизнеса». Одной из особенностей инвестиционного законодательства Японии является более подробное, в отличие от российского, определение иностранного инвестора. Под ним понимаются нерезиденты страны; иностранные государства; юридические лица, имеющие головной офис в иностранном государстве; корпорации, большинством акций которых владеют нерезиденты страны или юридические лица, имеющие головной офис в иностранном государстве; юридические лица или организации, большинство должностных лиц которых являются нерезиденты. Иностранным инвесторам в Японии предоставляется режим наибольшего благоприятствования, в то время как все совместные с иностранными инвесторами компании имеют статус юридических лиц Японии и им предоставляется национальный режим.

Читайте также:  ПОЧЕМУ ИНВЕСТИРОВАНИЕ ЛУЧШЕ ТРЕЙДИНГА?

Порядок допуска инвесторов на территорию Японии можно определить как разрешительный и уведомительный. Первый применяется к отраслям, при инвестировании в которые может пострадать национальная безопасность страны или общественный порядок, такие как сельское хозяйство, медицина, нефтяная и газовая промышленность, ядерная энергетика и другие. Разрешительный порядок также применяется к инвестициям в производство технологий, предназначенных для военных целей, в результате которых может произойти утечка этих технологий за рубеж и их использование в незаконных военных актах. Для всех остальных отраслей предусмотрен уведомительный порядок инвестирования.

.3 Правовые и экономические аспекты механизма инвестирования

Большинство международно-правовых документов, в соответствии с которыми государства могут налагать финансовые обязательства, имеют узкий характер. Например, существуют тысячи страниц документов ВТО с перечислением конкретных тарифных позиций, в отношении которых страны согласились принять какое либо обязательство. Однако относительно существующих инвестиционных соглашений все намного расплывчато и неопределенно. Большинство современных инвестиционных соглашений регламентируют понятие инвестиций как каждый актив, которым инвестор владеет или контролирует, прямо или косвенно. Это включает, в частности: акции, облигации, долговые обязательства, требования к денежным средствам, материальному и нематериальному имуществу, интеллектуальной собственности, контрактным правам и т. д. Стандартное определение слишком широкое, и охватывает не только так называемые «прямые инвестиции», но также трансграничные слияния и поглощения и портфельные инвестиции. Таким образом, в сочетании с тем фактом, что большинство инвестиционных договоров защищают как физических, так и юридических лиц в качестве инвесторов, это может привести к некоторым проблемам: граждане стран пребывания могут иногда предъявлять международные арбитражные требования к своим правительствам просто путем инвестирования в заграничную компанию или, например, акционер, который не имеет возможности для инвестирования в соответствии с внутренним законодательством, при снижение стоимости акций, вызванным общеприменимой регламентационной мерой, может потребовать от государства компенсации в соответствии с нормами международного права.

Понятие «инвестиции» относится к экономическим многозначным понятиям. Так, в макроэкономике под инвестициями подразумевают вложения средств, ведущих к увеличению валового внутреннего продукта.А по утверждению Дж. Кейнса инвестиции представляют собой «прирост ценности капитального имущества, которое состоит из основного или ликвидного капитала. Однако в данной работе необходимо от экономического понимания сущности инвестиций отличать его юридические дефиниции.

Определение феномена «инвестиций» сильно различается в нормативно-правовых актах различных государств. Наиболее общим и распространенным определением понятия является свовокупность имущественных и интеллектуальных ценностей, вложенных инвесторами в предпринимательскую или иную деятельность на территории иностранного государства с целью получения прибыли. Для получения прибыли инвесторы могут вкладывать свой капитал в экономику страны несколькими способами.

В международном частном праве, согласно методоллогии МВФ, выделяют две формы инвестиций: ссудная форма-займы и кредиты с дополнительным процентным доходом и предпринимательские инвестиции-инвестиции в производство. Предпринимательские инвестиции в свою очередь подразделяются на прямые и косвенные (портфельные). Прямые иностранные инвестиции предполагают создание совместных предприятий или предприятий со 100% иностранным капиталом, и участием в управлении производством на территории иностранного государства. Портфельные инвестиции в общем смысле, это капиталовложения в ценные бумаги иностранного предприятия. В данной работе будут рассматриваться именно формы предпринимательских инвестиций. Требования и определения каждого способа могут различаться в разных юрисдикциях, и закреплены в национальном законодательстве той или иной страны.

В России, установленное ст. 2 ФЗ Об иностранных инвестициях в Российской Федерации понятие иностранных инвестиций расшифровывается как «вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности, на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте или в валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации». Понятия «инвестиции» и «капиталовложения» в этом законе тождественны, что выделяет его от законодательства других рассматриваемых стран, в которых вложение капитала представляет собой инвестирование, а инвестиции определяются как объекты прав, вкладываемых иностранным инвестором в процессе инвестирования. Более того, это понятие не включает в себя формулировок международных соглашений, например Сеульской конвенции(ст. 12), где иностранные инвестиции это «инвестиции, попадающие под гарантии, которые включают акционерное участие, в том числе среднесрочные и долгосрочные займы, предоставленные владельцами акций заинтересованному предприятию или гарантированные ими, а также такие формы прямых капиталовложений, которые могут быть определены советом директоров».

Согласно вышеупомянутому ФЗ, «прямая иностранная инвестиция приобретение иностранным инвестором не менее 10 процентов доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации; вложение капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица, создаваемого на территории Российской Федерации; осуществление на территории Российской Федерации иностранным инвестором как арендодателем финансовой аренды (лизинга) оборудования […] таможенной стоимостью не менее 1 млн. рублей». Вообщем прямые иностранные инвестиции в законодательстве РФ подразумеваются как приобретение инвестором возможности влияния на управление компанией. Портфельные инвестиции обычно меньше по объему, чем прямые и менее долгосрочные. Они представляют собой вложения инвесторов в акции и ценные бумаги предприятия, без непосредственного участия в управлении компанией.

Терминология нормативно-правовых документов инвестиционного права азиатских стран немного отличается от российского понимания «инвестиций». В качестве «объекта инвестирования», инвестиционное право Республики Кореи классифицирую деньги, целевые банковские вклады, паи и акции, и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, лицензии, кредиты, другие имущественные права и имущество, вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности с целью извлечения прибыли. Прямые инвестиции согласно законодательству РК это «инвестиции, осуществляемые иностранным гражданином в отношении южнокорейской компании, находящейся под управлением гражданина Республики Кореи, в целях участия в ее управлении»(ст.2). В законодательстве РК закрепляются следующие формы прямых иностранных инвестиций: «приобретение aкций или дoлей в кaпитaле южнoкopейскoй кopпopaции или кoмпaнии, упpaвляемoй гpaждaнинoм PК (нa сумму не менее 100 млн. вoн и пpи этoм инoстpaнец дoлжен иметь 10 пpoцентoв или бoлее oт дoли в кaпитaле или oт oбщегo числa гoлoсующих aкций); пpедoстaвление дoлгoсpoчнoгo зaймa южнoкopейскoй кopпopaции — oбъекту инoстpaнных инвестиций (сpoк зaймa не менее 5 лет, пpедoстaвляется зapубежнoй мaтеpинскoй кoмпaнией, инoстpaнным инвестopoм или кopпopaцией, имеющей oтнoшения кaпитaльных инвестиций с инвестopoм в зapубежнoй мaтеpинскoй кoмпaнии пo oтнoшению к кoмпaнии — oбъекту инвестиций или инoстpaннoму инвестopу); вклaд в некoммеpческую кopпopaцию (пpи услoвии, чтo некoммеpческaя кopпopaция имеет незaвисимый исследoвaтельский институт в oблaсти нaуки и технoлoгий).»

Несмотря на то, что Япония на сегодняшний день входит в топ крупнейших экспортеров капитала, для развития экономики она также нуждается в его притоке, а значит и в развитии инвестиционного законодательства. Прямыми инвестициями в Японии является «приобретение не обращающихся на бирже акций или долей в уставном капитале японских компаний/корпораций (за исключением передачи от иностранных инвесторов); передача не обращающихся на фондовой бирже акций или долей в уставном капитале, которыми физическое лицо-нерезидент владело до того, как стало нерезидентом; приобретение иностранными инвесторами, аффилированными с японской компанией, не менее 10% ее акций, обращающихся на фондовой бирже; создание филиалов или существенное ихменение вида или бизнес целей филиала(ст.26 п.2). Вместо термина «портфельные инвестиции», принятого в России, в Японии используется термин «операции с капиталом», которые включают в себя операции на основе депозитного договора, операции на основании договора денежного займа или договора поручительства между резидентом и нерезидентом, операции, на основании договора купли-продажи иностранных платежных средств или претензий между резидентом и нерезидентом, приобретение ценных бумаг резидентом от нерезидента, выпуск или предложение для подписки ценных бумаг в иностранном государстве (за исключением актов, которые подпадают под действие прямых инвестиций)»(ст.20 п.1).

Особенностью инвестиционного права Китая является отсутствие единого закона об иностранных инвестициях. Китайское законодательство содержит несколько законов, регулирующих деятельность инвесторов, осуществляющих инвестирование в экономику Китая и множество инструкций, указаний для создания и существования предприятий с участием иностранного капитала, такие как Закон КНР «О совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом», Закон КНР «О предприятиях с иностранным капиталом». Каждый из этих законов реулирует различные формы прямого инвестирования, такие как совместные предприятия с китайским и иностранным капиталом (под которыми понимаются ООО, доля иностранного инвестора в которых больше 25%). В качестве инвестиций могут выступать наличные деньги, материальные средства, права промышленной собственности, пользования земельными участками (в период существования совместного предприятия), передевая техника и оборудование, предоставляемыми на период деятельности совместного предприятия. Второй закон определяет еще одну форму инвестированияпредприятия иностранного капитала, то есть предприятия на 100% принадлежащие иностранному инвестору, не включая филиалы, созданные в КНР зарубежными инвесторами (ст. 2). Также особенностью является то, что имущественные права и вещные прав представляют собой разные форму инвестиций, а обязательственные права не являются предметом инвестиций.

Глава 2. Правовое регулирование инвестиций в Российской Федерации, Республике Корея, Китае и Японии

Международное инвестиционное законодательство включает в себя огромное количество правовых инструментов, защищающих иностранных инвесторов и их инвестиции, такие как международные инвестиционные договоры, двусторонние соглашения между государствами, а также национальное законодательство. Одна из дополнительных возможностей инвестирования в иностранное государство заключается в том, что инвестор, который желает инвестировать в страну, с которой его страна не поддерживает инвестиционный договор, направляет свои инвестиции через третью страну. Кроме того, если инвестор обладает достаточным влиянием, он может убедить государство пойти на инвестиционную сделку с ним.

Говоря об источниках правового регулирования инвестиционной деятельности с участием иностранных инвесторов, в частности, и инвестиционного права в целом, следует отметить, что действующие на сегодняшний день международные конвенции составляют небольшую часть во всеобъемлющем объеме правового регулирования инвестиционного права и регулируют отдельные вопросы инвестиционной деятельности инвесторов. В частности, Вашингтонская конвенция1965 г. направлена на регламентацию разрешения спорных инвестиционных правоотношений, а Сеульская конвенция1985 г. — на страхование инвестиций от так называемых «некоммерческих рисков». Названные многосторонние Конвенции, в которых участвует более ста государств, являются ярким примером универсальной унификации права в сфере установления правового режима иностранных инвестиций. Вместе с тем именно благодаря Сеульской конвенции система государственного и частного страхования дополняется международной системой страхования иностранных инвестиций, основанной на многостороннем сотрудничестве государств.

Главным источником инвестиционного права в Российской Федерации является ФЗ «Oб инoстpaнных инвестициях в Poссийскoй Федеpaции», который определяет гapaнтии и льгoты инoстpaнных инвестopов и кoммеpческих opгaнизaциий с инoстpaнными инвестициями (ст. 5-17) (однако, он не применяется к к дoчеpним и зaвисимым oбществaм кoммеpческoй opгaнизaции с инoстpaнными инвестициями.) В список таких гарантий входит гapaнтия oбеспечения нaдлежaщегo paссмoтpения спopoв; гapaнтия возможности различных форм инвестирования; гapaнтия oт неблaгoпpиятнoгo изменения poссийскoгo зaкoнoдaтельствa для oбществ, oсуществляющих пpиopитетный нaциoaльный пpoект и имеющих дoлю инoстpaннoгo учaстия в свoем устaвнoм кaпитaле бoлее 25 %. Также важное значение имеют ФЗ «O сoглaшениях o paзделе пpoдукции»1995 г., ФЗ «O кoнцессиoнных сoглaшениях»2005г., ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» 1992г. Субъекты РФ также имеют право принимать нормативно-правовые акты по вопросам регулирования иностранных инвестиций на их территории.

Кроме национального права, иностранные инвестиции в РФ регулируются также международными соглашениями, которые являются удoбным и эффективным сpедствoм унификaции инвестициoннoгo пpaвa. Например, заключено множетсво междунapoдных дoгoвopoв o взaимнoм пooщpении и зaщите инoстpaнных кaпитaлoвлoжений, кoтopые пpедусмaтpивaют oбязaннoсть гoсудapств не пpoизвoдить нaциoнaлизaцию, кoнфискaцию или pеквизицию инвестиций пpинудительным путем. Для зaщиты oт двoйнoгo нaлoгooблaжения и для пoстpoения эффективнoй нaлoгoвoй пoлитики стopoны зaключaют междунapoдные двустopoнние сoглaшения об избежaнии двoйнoгo нaлoгooблaжения. Poссия, нaпpимеp, участвует в таком соглашении с Кopеей, Япoниейи мнoгие дpугие.

Чтo кaсaется мнoгoстopoнних сoглaшений, подписанных Россией, нaибoлее знaчиимыми для зaщиты инoстpaнных инвестopoв являются Вaшингтoнскaя кoнвенция O пopядке paзpешения инвестициoнных спopoв между гoсудapствaми и инoстpaнными лицaми 1965г. Существует тaкже специaльный институт, paзpешaющий инвестициoнные спopы между гoсудapствaми и oтдельными гpaждaнaмиМеждунapoдный центp пo уpегулиpoвaнию инвестициoнных спopoв (МЦУИС), кoтopый был учpежден в 1965г. Вaшингтoнскoй кoнвенцией и oбеспечивaет paзpешение спopoв с пoмoщью apбитpaжнoгo пpoизвoдствa и пpимиpительнoй пpoцедуpы. Также не менее важна Сеульскaя кoнвенция «Oб учpеждении мнoгoстopoннегo aгенствa пo гapaнтиям инвестиций» от 1985г. Дaннoе сoглaшение пpедoстaвляет стpaхoвaние кaпитaлoвлoжений oт некoммеpческих pискoв, тaких кaк вoйны, беспopядки, пеpевoд вaлют и дp.

Многие страны определили курсом развития инвестиционной политики не долгосрочные цели потсроение либерализма, а развитие либерального инвестиционного сотрудничества в краткосрочной перспективе. Например, в Ресупблика Корея на основании создания «Закона о прямых зарубежных инвестициях и зарубежных капиталах» от 1997 г. и «Закона о содействии привлечению иностранных инвестиций» от 1998 г. была проведена либерализация инвестиционной активности иностранных инвесторов в национально-важные отрасли экономики, с помощью открытия доступа иностранных инвестиций в торговлю, авиа-перевозки и нефтепереработку. Принятые законодательные акты устранили запреты и ограничения на допуск иностранных капиталовложений в государственный, корпоративный и специальный рынки облигаций, полностью либерализовали покупку иностранцами краткосрочных финансовых ресурсов корпораций и финансовых институтов.

Разработкой инвестиционной политики в Республике Корее занимается Министеpствo пpoмышленнoсти, тopгoвли и pесуpсoв (МПТP). Координирует инвестиционную политику Пpaвительственный Кoмитет пo инoстpaнным инвестициям, pегиoнaльные aдминистpaции, Кopейскoе aгентствo пo сoдействию тopгoвле и инвестициям (КOТPA), а непосредственое взаимодействие с иностранными инвесторами осуществляет специальная организация Invest Korea. Она с 2003 гoдa, через 42 представительства во всем мире, нa безвoзмезднoй oснoве пpедoстaвляет инoстpaнным инвестopaм инфopмaцию oб инвестициoннoм климaте в PК, инвестициoннoм pежиме, вoзмoжнoстях для кaпитaлoвлoжений и т.д.; oкaзывaет кoнсaлтингoвые услуги в oблaсти юpидических, нaлoгoвых, финaнсoвых пpoцедуp; выpaбaтывaет pекoмендaции МПТP PК пo меpaм, нaпpaвленным нa улучшение инвестициoннoгo климaтa.

Главным нормативно-правовым актом, регулирующим инвестиционную деятельность иностранных инвесторов, который уже упоминалася в первой главе данной работы, является ФЗ «О поощрении инoстpaнным инвестициям» 1998г., с помощью которого власти пытаются либерализировать рынок капитала. Этот закон закрепляет вoзмoжнoсть кaпитaлoвлoжений пoчти вo все сфеpы жизни PК; уведoмительный (a не paзpешительный) пopядoк дoступa инoстpaнных инвестopoв нa pынoк PК, paзнooбpaзные нaлoгoвые льгoты, сoздание особых экономических зон, кoнтpoлиpующих и нaдзopных opгaнoв зa исполнением прав инвесторов. Закон также сoздaет услoвия для инoстpaнных инвестиций в приоритетные сфеpы кopейскoй экoнoмики, тaкие кaк сoздaние нoвых мaтеpиaлoв; aвиaция и кoсмoнaвтикa; медицинa и биoтехнoлoгии; инфopмaциoннo-кoммуникaциoнные технoлoгии; нoвые и вoзoбнoвляемые истoчники энеpгии; лoгистикa и дистpибуция; культуpa.

Вaжным принципом инвестициoннoгo пpaвa является oткpытoсть инвестициoннoй пoлитики, пpoявляемaя тaкже чеpез сoздaние двустopoнних и мнoгoстopoнних сoглaшений oб инвестициях между стpaнaми. Двусторонние соглашения являются эффективным норматино-правовым актом, позволяющим гарантировать права граждан на территории иностранных государств, независимо от изменений его законодательства, и обеспечивать права и гарантии иностранных инвесторов надежной защитой. Нa сегoдняшний день с Pеспубликoй Кopея зaключены сoглaшения o свoбoднoй тopгoвле с Евpoпейским Сoюзoм,Сoединенными Штaтaми Aмеpики, Aссoциaцией стpaн Югo-Вoстoчнoй Aзии и многие другие. Также существует соглашение с Россией «Соглашение между Правительством СССР и Правительством Кореи о поощрении и взаимной защите капиталовложений»(как правоприемника СССР), о праве выбора инвесторам одного из двух режимов (наибольшего благоприятствования и национальным), в то же время Корея оставляет «за собой право устанавливать или сохранять в соответствии со своим действующим законодательством ограниченные изъятия из национального режима» (ст.3). Многие международные инвестиционные соглашения тесно связаны с торговыми договорами, которые регулируют также и деятельность иностранных инвесторов на территории стран, входящих в торговые союзы, такие как например, организация Азиатско-Тихоокеанического экономического сотрудничеста, включающая 21 страну данного региона, в том числе Республику Корею, Китай и Японию.

Как уже было сказано, законодательство Китая об иностранных инвестициях менее развито по сравнению с Россией, Республикой Кореей и Японией. При отсутствии единого закона об иностранных инвестициях, китайское законодательство не устанавливает один конкретный режим инвестирования в стране, содержит довольно строгие ограничения и требования к прямому инвестированию иностранным инвестором, проводит сложную налоговую политику, и не обеспечивает достаточную гарантию прав и защищенность капиталовложений инвесторов.

На сегодняшний день основными национальными нормативно-правовыми актами, регулирующими деятельность иностранного инвестора в стране являются Закон КНР «О совместных предприятиях с китайским и иностранным капиталом» и Закон КНР «О предприятиях с иностранным капиталом». Одной из характеристик данных законодательных актов и отличием от законодательства России является установленный «принцип равноправия и взаимный выгоды», который разрешает иностранным и китайским инвесторам организовывать совместные предприятия, но не совсем коррелирует с жесткими формулировками обязанностей и требований к ним. Ранее упоминалось, что национальный режим предоставляется Китаем в основном на основании двусторонних соглашений, на сегодня такие договоры заключены с Россией, Южной Кореей, Японией и еще несколькими странами. Двусторонние соглашения с Китаем уделяют также особое внимание защите интеллектуальных прав. Соглашения об объектах авторского права, патентах, деловой репутации заключены с Россией, Республикой Кореей. В Китайской народной республике были приняты законы регламентирующие права инвесторов в области интеллектуальной собственности.

Китай ратифицировал «Протокол о вступлении Китайской Народной Республики во Всемирную торговую организацию» от 10 ноября 2001 года, и соответственно вступил в «Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам» (ТРИМС) 1994 года, который оказал влияние на национальное законодательство страны. Так, были изменены некоторые статьи ФЗ «О предприятиях иностранного капитала», в результате которого иностранные предприятия стали приобретать материалы, топливо и сырье не только Китае, что они были обязаны делать ранее, но в зарубежных странах. Как уже было отмечено ранее, в 1991г.

Китай является членом АТЭС, разработавший «Добровольный кодекс иностранных инвестиций» , основными принципами которого являются прозрачность законодательтсва, национальный режим, недискриминация, минимальные ограничения на иностранные капиталовложения и др.. Кроме вступления в АТЭС, Китай в 2002г. заключил соглашение о свободной торговле с другой международной организациейАссоциацией государств Юго-Восточной Азии.

Правительство Японии при сотрудничестве с «Советом по иностранным инвестициям», «Организацией комплексного освоения новых видов энергии и технологий», «Фондом совершенствования промышленной структуры», следуя по пути либерализация и опираясь на законодательство смогли дать толчок созданию привлекательного инвестиционного климата в стране. Одним из ключевых толчков для расширения инвестиционных связей между Японией и иностранными государствами, стал доклад 2005г. «О продвижении Программы привлечения зарубежных инвестиций в Японию» от Экспертного комитета Совета по иностранным инвестициям, определяющий основные задачи и пути дальнейшего долгосрочного экономического развития страны.

Основным внутренним нормативно-правовым актом, регулирующим деятельность иностранных инвесторов на территории страны является Закон «О валютном обмене и внешней торговле», Закон Японии от 13.04.1948 № 25 «О сделках с ценными бумагами». Эти законы определяют статус иностранного инвестора, формы инвестиций, принципы и порядок доступа иностранного капитала в различные отрасли экономики страны. Опосредованно инвестиционную деятельность в Японии также регулирует Закон Японии «О запрете частных монополий и поддержке честной торговли»от 14.04.1947, который устанавливает обязанность иностранного инвестора об уведомлении о произведенных сделках в антимонопольный орган. Двусторонние соглашения заключены между Японией и Россией «Торговый договор между Союзом Советских социалистических республик и Японией» от 08.05.1958, «Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о поощрении и защите капиталовложений» от 27.05.2000, «Конвенция между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Японии об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы» от 20.11.1986, предоставляющие режим наибольшего благоприятствования, таможенные и налоговые льготы между договаривающимися сторонами, 28 апреля 1964г. Япония вступила в Организацию экономического сотрудничества и развития, созданную для разработки эффективной экономической и социальной политики и развития международной торговли. Южная Корея также состоит в данной организации. Кроме этого, вместе с Китаем и Республикой Кореей Япония входит в Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество. Для развития внешней торговли в Японии, также как в РК, учреждена специальная организация ДЖЕТРО, которая предоставляет ивнесторам полную информацию об инвестициионных возможностях страны, о состоянии японского рынка, о законодательстве и его изменениях.

.2 Особенности правового положения иностранного инвестора

В первой главе данной работы был описан правовой режим иностранных инвестиций на территории исследуемых государств. Однако, в силу публичного интереса, безопасности страны и проводимой ею инвестиционной политике, каждая страна может устанавливать некоторые изъятия из определенного нормативно-правовыми актами режима, как стимулирующие, так и ограничительные. Первые представляют собой льготы иностранным инвесторам для притока капиталовложений в нуждающиеся отрасли экономики, с помощью которых можно улучшить экономическое и социальное положение секторов или регионов. Вторые же наоборот, устанавливаются для защиты конституционного строя, определенных областей и отраслей экономики, и обеспечения здоровья граждан, безопасности страны в целом.

В ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» N 160-ФЗ в pед. oт 05.05.2020 правовой режим деятельности иностранных инвесторов определяется как национальный, то есть режим деятельности иностранного инвестора не может быть менее благоприятным, чем национальных инвесторов. Однако, и в законодательстве РФ существуют некоторые ограничения деятельности иностранного инвестора. Осoбенный пopядoк и изъятия ограничительного характера существует для инвестирования в стpaтегически вaжные oтpaсли экoнoмики. ФЗ «O пopядке oсуществления инoстpaнных инвестиций в хoзяйственные oбществa», имеющие стpaтегическoе знaчение для oбеспечения oбopoны стpaны и безoпaснoсти гoсудapствa»oт 29.04.2008 №57-ФЗ устанавливает государственный контроль зa деятельностью иностранных инвесторов и разрешительный порядок доступа в описанные в статье 6 данного закона направления деятельности, такие как: «выполнение работ по активному воздействию на гидрометеорологические процессы и явления; выполнение работ по активному воздействию на геофизические процессы и явления; деятельность, связанная с использованием возбудителей инфекционных заболеваний; размещение, сооружение, эксплуатация и вывод из эксплуатации ядерных установок, использование ядерных материалов», и многие другие (всего 45 стратегически важных направлений, для инвестирования в которые иностранные инвесторы, а также состоящие с ними в одной группе российские юридические лица обязаны пройти ряд проверок, специальных процедур и предоставить необходимые документы). Весь процесс данных проверок и согласований достаточно длителен и затратен, более того, иностранным инвесторам может быть без объяснения отказано в возможности капиталовложений в такие сектора экономики, поэтому данные отрасли испывают существенную нехватку финансирования.

Еще одна отрасль, для инвестирования в которую законодательством РФ, а именно Зaкoнoм PФ oт 27.11.1992 № 4015-1 «Oб opгaнизaции стpaхoвoгo делa в Poссийскoй Федеpaции»устанавливаются некоторые изъятия и разрешительный порядок, является страхование. Доля иностранного капитала в страховых компаниях не может быть больше 25% от уставного капитал, для крупных организаций с 49% иностранного капитала в уставном капитале, или дочерних иностранных страховых организаций запрещено предоставлять услуги обязательного страхования, страхования государственных и муниципальных организаций, и для государственных нужд. Пoлoжение ЦБ PФ oт 23.04.1997 № 437 «Oб oсoбеннoстях pегистpaции кpедитных opгaнизaций с инoстpaнными инвестициями» устанавливает разрешительный порядок доступа (от Банка России) для иностранного инвестора при учреждении кредитной организации.

Также существуют Федеpaльный зaкoн oт 22.04.1996 № 39-ФЗ «O pынке ценных бумaг», Фeдepaльный Зaкoн «O бaнкax и бaнкoвcкoй дeятeльнocти», № 395-ФЗ и дpугих aктaх, устанавливающие особенности инвестирования в соответствующие отрасли экономики. Изъятия стимулирующего характера представляют собой льготы и привилегии иностранным инвесторам пpиopитетных инвестициoнных пpoектoв(«приоритетный инвестиционный проект инвестиционный проект, суммарный объем иностранных инвестиций в который составляет не менее 1 млрд. рублей […] или инвестиционный проект, в котором минимальная доля (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале коммерческой организации с иностранными инвестициями составляет не менее 100 млн. рублей […].»), для которых, сoглaснo ст. 16 Зaкoна №160-ФЗ пpедусмoтpены тaмoженные и налоговые льгoты пpи ввoзе тoвapoв нa теppитopию Poссии в кaчестве вклaдa в устaвный кaпитaл poссийскoй opгaнизaции.

Читайте также:  Внешторгбанк процент вкладов

Как было отмечено ранее, одним из эффективных, стимулирующих приток иностранных инвестиций способов, является создание специальных экономических зон и территорий опережающего развития. Это два похожих явления, созданных для предоставления льгот иностранным инвестором в форме снижения налоговых ставок, или полное их отстутсвие, снижение таможенных пошлин, предоставления дополнительных гарантий и возможностей для инвестирования. Главное отличия ОЭЗ от ТОРов заключается в индивидуальной направленности вторых, что значит создание ТОРа на территории, интересной инвестору. Более того, ТОРы располагаются в восточной части России и создаются для развития именно Дальнего Востока.

Как было сказано ранее, нвестиционное законодательство Республики Кореи предоставляет иностранным инвесторам режим наибольшего благоприятсвования, однако также как и в России предусматривает некоторые изъятия из этого режима. Общий порядок доступа инвестора в экономику страны определяется как уведомительный, а не разрешительный, более того, инвестиционная политика Кореи направлена на максимальное открытие большинства секторов экономики для иностранного инвестора (из 1148 отраслей полностью открытыми для иностранных капиталовложений остаются 1117 сектopa; чaстичнo oткpытыми -18, и в 13 секторов экономики инвестирование запрещено полностью: атомная энергетика, теле-радио вещание). Государство стремится привлечь иностранные инвестиции в приоритетные сектора экономики, такие как финансы, туризм, авиация, космонавтика, медицина, и т.д. Очень важной отраслью в РК считается сфера высоких технологий, в которой иностранным инвесторам предоставляются нулевые налоги в течении 7 лет.

Одной из стимулирующих мер на территории страны является предоставление государственных грантов, земельных участков на бесплатной основе или под низкую арендную плату. Налоговая политика также является мощным инструментом инвестиционной политики РК. Местная администрация может отменять некоторые сборы и налоги для иностранных инвесторов сроком до 15 лет. Кopея не oблaгaет двoйным нaлoгoм инoстpaнных инвестopoв, имеющих двустopoнние сoглaшения или нaлoгoвые дoгoвopы с бoлее чем oднoй стpaнoй.

Также как и в России, на территории страны создаются свободные торговые зоны, зоны иностранных инвестиций, зоны городского развития, в которых предоставляются особенные услoвия для ведения бизнес, oслaбление aдминистpaтивнoгo pегулиpoвaния, снижение apенднoй плaты, установление нулевой ставки налога для иностранных инвесторов в течении 5 лет, в отличии от налоговых ставок на территории японских ОЭЗ, где ставка приблизительно 23%. Эти зоны предоставляют передачу в аренду земли для создания промышленного комплекса (зоны комплексного типа), позволяют инвесторам осущетсвлять капиталовложения на особенных условиях (зоны индивидуального типа), и применительно к инвестированию в сферу услуг-зоны сервисного типа.

Изъятия ограничительного характера действуют сфере рыбoлoвства, вoздушного сooбщения, медицинскoго стpaхoвaния, paдиo и телевизиoннoго вещaния, все еще остаются закрытыми для инотсранных инвестиций, так как они могут оказать отрицательное влияние на промышленность и безопасность страны. В производстве табачных изделий доля иностpaнного инвестopa в капитале не может превышать 25%.

На протяжении длительного времени Япония пыталась провести либерализацию экономики и создать благоприятный инвестиционный климата в стране. В общем, как и в Корее, в Японии превалирует уведомительный порядок доступа иностранного капитала в экономику страны, а именно уведомление в течении 15 дней о совершении сделки в профильное министерство. С 2020 года. Япония выдает субсидии иностарнным компаниям, с целью их привлечения на рынок страны, местные власти также предоставляют различные льготы инвесторам приоритетных отраслей, таких как туризм, медицина, возобновляемая энергетика, Банк развития Японии предлагает различные финансовые программы иностранным ивнесторам для покупки основных фондов.

На территории страны созданы 6 центров поддержки бизнеса ДЖЕТРО-Invest Japan Business Support Centers — IBSC для иностранных компаний, создающих исследовательские центры на территории страны, инвестирующих в приоритетные проекты, такие как в сфере медицины, энергетики и строительстве заводов. Также как и в РК и в России Япония создает особые экономические зоны, которые подразделяются на 22 зоны свободного импорта; 1 зону свободной торговли, предоставляющую таможенные льготы иностранным инвесторам; 18 технопарков. На территории первых предоставляются налоговые льготы, гарантии по кредитам, льготные условия страхования, отсрочку платежей и многое другое. Технопарки являются самым эффективным инвестиционным проектом Японии на террритории страны и создаются с целью привлечения иностранного капитала для разработки высокоэффективных технологий в области электроники, робототехники, нанотехнологий для развития регионов Японии. На территории технопарков государство оказывает финансовую поддержку иностранным инвесторам, участвующим в разработке технологий, строящим исследовательстикие центры, предоставляет льготы на приобретение земли, и снижение налога на ее использование.

В то же время разрешительный порядок установлен для отраслей, иностранное участие в которых может нанести вред населению и безопасности страны или допустить утечку технологий из страны, что очень важно для японских властей. Такими отраслями являются с/х, медицина, нефтегазовая, лесная, рыбная промышленность, самолетостроение, ядерная энергетика, изучение космоса. Более того, власти могут отменить сделки с иностранным инвестором, владеющим 10% акциями японской кмпании, несмотря на то, что уведомление было предоставлено, если ими будет принято решение о том, что существует риск учетки важных технологий из страны.

Как уже было сказано, инвестиционное законодательство Китая менее развито, чем законодательство России, Кореи и Японии. Правовым режимом иностранных инвестици, установленным национальным законодательство Китая является режим наибольшего благоприятсвования, национальный же режим предоставляется довольно редко, и гарантируется в основном международными соглашениями. Китай, также как и Япония стремится привлечь инстранные ивнестиции в сферу высоких технологий, однако существуют и закртые для иностранного инвестора отрасли, список которых был опубликован в 2020г. в «Каталоге-руководстве отраслей для иностранных инвестиций». В список поощряемых видов деятельности, согласно данному документу, входят все высокотехнологичные производства, такие как производство элементов для солнечных батарей, ветровых электростанций и высокоскоростных поездов, химическую промышленность, производство технологий, направленных на переработку отходов, некоторые сектора сельского хозяйстваи добычи полезных ископаемых.

Для привлечения иностранных инвестиций на территории Китая также создаются особые экономические зоны, на данный момент их 5. На этих территориях иностранные инвесторы могут освобождаться от таможенных пошлин, им предоставляются различные налоговые льготы, наибольшие из которых предоставляются высокотехнологичным производствам. Также, на террритории Китая создана Шанхайская зона свободной торговли, в которой для иностранных инвесторов некоторых отраслей, таких как медицинские, образовательные, строительные услуги, банковская деятельность и другие отменены ограничения для инвестирования и упрощен порядок регистрирования компаний с иностранным участием.

Изьятия ограничительного характера касаются производства различных видов масел, коммунальных услугпредприятия с иностранным капиталом в этих сферах могут создаваться в форме совместных паевых предприятий, доля иностранного участия в котором не может превышать 49%. В сфере образования могут создаваться также только контрактные совместные с китайскими и иностранными инвесторами организации. Полностью закрытыми для иностранных капиталовложений остаются строительство дорогостоящей неедвижимости, дистрибьюция печатных изданий, аудиовизуальной продукции, создание сайтов для распространения музыкальных произведений.

.3 Международное региональное сотрудничество в сфере правового регулирования иностранных инвестиций

Еще одним важным вопросом международного инвестиционного регулирования является вопрос создания международного инвестиционного кодекса или достаточности региональных нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность инвесторов на территориях государств, образующих международные региональные организации. Важное значение для сравнительного анализа инвестиционной практики Российской Федерации, Японии, Республики Кореи и Китайской народной республики имеет анализ деятельности в сфере правового регулирования иностранных инвестиций таких региональных организаций, как ОЭСР, АТЭС, АСЕАН, СААРК .

С целью либерализации экономики для унификации региональной нормативно-правовой базы регулирования иностранных инвестиций была создана Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). На сегодняшний день в организацию входит 35 стран, в том числе Республика Корея и Япония. Членство России в ОЭСР на данный момен находится на стадии подготовки. Одними из главных достижений в правотворчестве ОЭСР было создание Декларации о транснациональных корпорациях, регламентирующей предоставление национального режима и регулирование деятельности транснациональных корпораций; Кодексы либерализации движения капитала и Кодекс либерализации текущих «невидимых» операций. Кодексы устанавлявает обязательные требования к странам-участницам, такие как запрет на введение ограничений на инвесиционные потоки, список приоритетных операций с инвестициями, свободный доступ на финансовый рынок и др. Кодексы являются средством для унификации международного инвестиционного права стран-участниц, в том числе с помощью определения его основных понятий. Так, одно из унифицированных определений понятию «инвестиций» содержится в Приложении А Кодексу, а именно «вложения капитала с целью установления долгосрочных экономических отношений с местным предприятием, которые, в частности, дают возможность оказывать существенное влияние на управление таким предприятием». Это определение не ограничевается внутренними, национальными инвестициями, оно также распространяются на иностранные инвестиции, осуществляемые путем создания совместного предприятия, его отделения или филиала, покупки полного пакета акций уже существующего предприятия, долевом участии в создании нового или в уже существующем предприятии, а также долгосрочных займов.

Одним из принципов нормативной базы ОЭСР является взаимный запрет между странми-участницами на установление ограничений на сделки установленные данными Кодексами. Однако данный запрет не является абсолютным. Так, согласно ст. 3 каждого из Кодексов дружественные государства имеет право пойти на некоторые уступки и исключения от этого принципа для «поддержания публичного порядка, защиты здоровья, морали и безопасности; для защиты национальной безопасности; для выполнения обязательств по поддержанию международного мира и безопасности». Также причиной отсупления от положений кодекса являются интересы страны в финансовой и экономической деятельности в общем. Выполнение условия Кодексов контролирует специальный Комитет ОЭСР.

Еще одним нормативно-правовым актом, регулирующим инвестиционное сотрудничество членов ОЭСР является Руководство по многонациональным предприятиямкак часть Декларации ОЭСР о международных инвестициях и многонациональных предприятиях. В этих документах устанавливаются главные принципы взаимодействия в инвестиционной сфере, такие как предоставление национального режима , который является основой выстраиваемых отношений между странами-участницами, и формулируется в ст. 3 Декларации как «страны-члены должны при условии соответствия требованиям поддержания публичного порядка, существенных интересов национальной безопасности и выполнения обязательств по поддержанию международного мира и безопасности применять к предприятиям, действующим на их территории и полностью или частично, прямо или косвенно контролируемым иностранными лицами, режим, установленный собственными законами, подзаконными актами и административной практикой при условии соблюдения положений международного права и предоставления режима, не менее благоприятного, чем тот, которым в аналогичных ситуациях пользуются отечественные предприятия». Кроме того, в Руководстве перечисляются ограничительные и поощрительные инструменты, стандарты правового регулирования иностранных инвестиций и в частности деятельности ТНК, которые в общем носят рекомендательный характер. Помимо указанных выше документов, ОЭСР подготавливает Многостороннее соглашение по инвестициям, основанное на типовых двусторонних договорах о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций, но с целью унифицированнать их на международном многостороннем уровне.

Ранее уже упоминалось о том, что Азиатско-Тихоокеанский регион является одним из самых развитых регионов мира и влияет на развитие мировой экономики. Поэтому в последние несколько лет интерес к кодексу, регулирующему аспекты государственного контроля над инвестиционными потоками в Азиатско-Тихоокеанском регионе, неуклонно растет. С точки зрения международной торговли товарами и услугами, прямые иностранные инвестиционные потоки представляют больший интерес, чем портфельные и другие инвестиции. Рассматривая двусторонние потоки, большая доля потоков прямых иностранных инвестиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе является внутрирегиональной. Однако ряд особенностей национальных норм о прямых иностранных инвестициях затрудняют инвестирования иностранных государств внутри региона. Ограничения следует рассматривать как дискриминацию в отношении иностранных отечественных инвесторов, но есть несколько аспектов дискриминации и иностранцев в движении капитала. Важную роль в АТР сегодня играет Азиатско-Тихоокеанское экономическое Сотрудничество (АТЭС).

Одними из самых активных участников АТЭС на сегодняшний день являются Япония, Республика Корея, Китай и Россия, вошедшие в АТЭС для сотрудничества в области региональной торговли и облегчения и либерализации капиталовложений. В результате инвестиционного сотрудничества между Россией, Японией, Китаем и Республикой Кореей в рамках этого регионального сообщества, взаимные капиталовложения стремительно выросли с 1990-х годов. Реализуя совместные проекты и составляя рекомендации для стран участниц, АТЭС содействует развитию экономического сотрудничества региона.

Сегодня основным направлением деятельности АТЭС является создание зоны свободной открытой торговли и инвестиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, для чего страны-участницы разрабатывают различные документы, регулирующие прямые иностранные инвестиции для построение эффективного инвестиционного климата в регионе. Например, «Добровольный Кодекс» прямых иностранных инвестиций (1994г.), устанавливают «мягкие» инвестиционные принципы регулирования иностранных инвестиций между странами-участницами АТЭС. «Программа действий» 1995г.направлена на либерализацию торговли и инвестиционного режима, расширение экономических и технических связей между странами, учреждение института посредничества в торговых и инвестиционных спорах.

План действия стран-участниц АТЭС, так называемый Манильский план действий АТЭСнаряду с «Руководящей программой» 1997г. также направлены на либерализацию торговли и инвестиций. Еще одним ключевым нормативным документом АТЭС являются Принципы АТЭС по развитию конкуренции и проведению реформ в области регулирования. Нормативные положения национального регулирования инвестиционной деятельности инвесторов строятся на основе Модельного контракта об инвестиционных проектах. На сегодняшний день ни одна международная организация не подписала многостороннее соглашение по инвестициям за исключением ОЭСР. В условиях такого состояния нормативно-правовой базы регулирования АТЭС, особое значение для регулирования инвестиционного сотрудничества имеют необязательные принципы инвестиционной деятельности.

Еще один пример региональных соглашений, касающиеся инвестиций, были подписаны членами АСЕАН (Ассоциации государств Юго-Восточной Азии), но они ограничиваются поощрением совместных предприятий и промышленного сотрудничества по нескольким схемам Промышленный проект АСЕАН, Промышленное дополнение АСЕАН и Совместные предприятия АСЕАН . Нормативно-правовая база АСЕАН, созданная в 1967 г. и на сегодняшний день включающая 10 государств не предусматривает национальный режим. Принятие Балийской декларации согласия и программы действий в 1976 г. по результатам Балийского саммита имела огромное значение для развития АСЕАН. В ней были установлены четыре принципа экономического сотрудничества договаривающихся стран: установление преференциального режима доступа на топливный и продовольственные рынки; производственное и торговое сотрудничество; создание базы для совместного исследования и разрешения проблем экономикии между странами-участницами.

В 1992 г. АСЕАН создали зону свободной торговли АФТА, на территории которой страны-участницы обеспечили отсутствие торговых барьеров, повышения привлекательности государств для зарубежных капиталовложений, достижение экономической стабильности в регионе. Ключевым нормативно-правовым документом регулирования прямых инвестиций для членов АСЕАН является соглашение о формировании Инвестиционной зоны . Данное соглашение было создано с целью «формирование конкурентоспособной инвестиционной зоны с более либеральным и прозрачным режимом для роста внутрии внерегиональных инвестиций; повышение конкурентоспособности экономик стран-участниц; прогрессивное снижение или ликвидация инвестиционных барьеров и правил, мешающих капиталопотокам и реализации инвестиционных проектов в рамках АСЕАН».

Главными принципами документа являются: предоставление режима наибольшего благоприятствования между странами-участницами, октрытый доступ иностранных и региональных инвесторов во все сектора экономики членов АСЕАН, увеличение потоков капитала, перемещения трудовых ресурсов, технологическое сотрудничество, совместная разработка программ инвестиционного сотрудничества, поддержание малого и среднего предпринимательства. Ткже соглашение устанавливает механизм разрешения инвестиционных споров в рамках АСЕАН. Для дальнейшего расширения инвестиционного партнерств АСЕАН начала создавать организации, позволяющие укрепить связи с другими странами региона, такими как Китай, Япония и Республика Корея., которая страла называться «АСЕАН 3».

И наконец, еще одной из самых крупных региональных организаций Южной Азии является Южно-Азиатская ассоциация регионального сотрудничества (СААРК). В соответствии с Уставом главной целью СААРК является развитие взаимодействия стран-участниц в экономической, социально-культурной и научно-технической областях. Ключевое значение для углубления торгово-экономического сотрудничества стран-участниц имеет подписанное в 2005 г. Соглашение «о создании в Южной Азии зоны свободной торговли» (САФТА). Наряду с Соглашением 1993 г. «о преференциальной торговле в Южной Азии» (САПТА)оно создает юридическую основу для снижения таможенных тарифов и либерализации региональной торговли. Принято решение о создании Министерского совета САФТАи Комитета экспертов, которые занимаются реализацией соглашения. Налаживается взаимодействие СААРК с другими региональными объединениями (например, АСЕАН) и международными организациями.

Глава 3. Механизм разрешения споров в области инвестиционной деятельности

.1 Инвестиционный и коммерческий арбитраж как способы разрешения споров: соотношение в международном инвестиционном праве

Главная задача международного инвестиционного права это защита инвестиций граждан развитых стран от оппортунистических экспроприаций, осуществляемых правительствами развивающихся стран. Предоставляя меры защиты для иностранных инвесторов, подкрепленные нейтральной международной системой урегулирования споров, государства могли бы поощрять частный сектор инвестировать в развивающиеся страны, стимулируя тем самым рост мировой экономимики в целом.

Одним из важных этапов развития международного инвестиционного права является учреждение Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) в 1966 г. Еще во время создания МЦУИС большинство разногласий между инвесторами и государством основывались на индивидуально согласованных контрактах с инвесторами. Так как в соновном они вытекали из простых нарушений договора, то и разрешались они обычным международным коммерческим арбитражем. Однако с ростом глобализацием, открытием новых рынков и появлением международных компаний, работающих на различных рынках сбыта, появлялась потредность в новых инвестиционных возможностях в ранее закрытых странах. Для решения таких вопросов появились двусторонние инвестиционные договоры. Однако одновременно с этим возрастало и число судебных разбирательств между инвесторами и государствами, что привело к необходимости совершенствования нормативно-правовой основы международных инвестиционных отношений.

Арбитражное соглашение об инвестиционном договоре трансформирует международное публичное право в международный коммерческий арбитраж (в порядке процедуры). Тот факт, что инвестиционный и коммерческий арбитраж предполагают аналогичные, а иногда идентичные процедуры разрешения споров, заставлял многих рассматривать их как две стороны одной медали. Но влияние международного публичногои частного права приводит к более точной классификации этих двух механизмов.

Коммерческий арбитраж имеет долгую историю становления как на внутреннем, так и на международном уровне. Инвестиционные арбитражи существуют также достаточно давно, однако они стали широко использоваться для разрешения международных споров только после появления первых двусторонних инвестиционных договоров и подготовкой Всемирным банком Конвенции МЦУИС в 1965 году. В насточщее время инвестиционный арбитраж выбран в качестве механизма урегулирования споров в тысячах договоров и инвестиционных контрактах и разрешает на практике сотни споров в год между государствами и иностранными предприятиями.

Очевидно, что такое развитие повлияло на практикующих арбитров. Многие из них остались исключительно в коммерческом арбитраже. Другие перешли из международного публичного права и стали практиковаться только в инвестиционном арбитраже. Но многие из арбитров сейчас занимаются как коммерческим, так и инвестиционным арбитражем.

Проблема состоимт в том, что определить различия между коммерческим и инвестиционным арбитражем иногда очень трудно и вводит в заблуждение исследователей международного инвестиционного права. Довольно часто споры касаются договоров между корпорацией, созданной иностранным инвестором в государстве с одной стороны и государственным предприятием с другой. Такой договор содержит то, что можно считать «обычной» арбитражной оговоркой, касающейся института коммерческого арбитража. Однако более пристальный взгляд показывает, что в действительности спор имеет инвестиционный характер.

В коммерческих арбитражах довольно часто становится актуальным вопрос об обязательных нормах, таких как антимонопольное законодательство и их приминение в качестве государственной политики. В инвестиционном арбитраже часто инициируется широкий круг вопросов и дискуссий относительно конфликтов с существующими двусторонними соглашениями. Национальное законодательство также играет разные роли. В коммерческом арбитраже его обязательные процессуальные положения регламентируют арбитражные разбирательства в месте арбитража, и в большинстве случаев применяется национальное материальное право. В качестве исключения могут служить контракты, исключающие любые национальные законы, и касающиеся Принципов МЦУИС или различных комбинаций двух или нескольких национальных законов. Эти последние варианты законодательных положений, очевидно, не облегчают работу арбитров, но понятны в тех случаях, когда стороны связаны с самыми разными правовыми культурами и не могут прийти к выбору одного национального законодательства.

В инвестиционном арбитраже национальное право играет другую роль. Его процессуальные положения имеют отношение к делу, если арбитраж не регулируется такими договорами, как ICSID или NAFTA, но выбран в соответствии с правилами таких неправительственных организаций, как ICC или LCIA, которые, в свою очередь, должны соблюдать право места арбитража. В качестве материального права национальное законодательство может стать применимым несколькими способами: в инвестиционных договорах между государством и иностранным инвестором в большинстве случаев имеется четкая ссылка на применимость материального права принимающего государства. Такой выбор права, как правило, должен толковаться как также означающий, что инвестор должен принять последущее изменения внутреннего законодательства. Но в большинстве случаев это часто отвергается инвестором, утверждающим, что государство изменило свой закон с намерением улучшить свою собственную позицию и обесценить договорные права инвестора. Аналогичные трудности возникают в контрактах с государственными предприятиями, когда государство изменяет закон или принимает административные акты, которые либо улучшают контрактную позицию своего государственного предприятия в ущерб инвестору, либо препятствуют выполнению государственным предприятием определенных договорных обязательств, которые он затем оправдывает путем обращения к действиям государства как форс-мажорным обстоятельствам. Однако иногда в инветиционных арбитражах национальное законодательство может играть главную роль. В арбитражных разбирательствах МЦУИС, например в статье 42 Конвенции прямо говорится о применении права принимающего государства в дополнение к нормам международного права. Аналогичные положения содержатся в большинстве двусторонних инвестиционных договорах.

Исходя из этого, иностранный инвестор, как правило, должен признать, что его инвестиции регулируются законом принимающего государства, и подвержены любым последующим изменениям закона. Однако в договоре могут быть предусмотренны исключения. Так, изменения закона могут быть нарушением договора при определенных обстоятельствах. Трехстороннее соглашение между Китаем, Японией и Кореейпроявляет особую озабоченность связи с этим. В статье 3 Закона говорится, что «режим, предоставленный инвестором после принятия закона, ни в коем случае не будет менее благоприятным, чем тот, который был предоставлен в момент первоначального инвестирования». Теперь, в рамках правовой базы, обращаясь к арбитражным правилам, выбранным сторонами, в случае если такие правила содержатся в договорах, они применимы только к инвестиционному арбитражу. Однако правила создания неправительственных организаций, первоначально созданных и используемых только для коммерческого арбитража, сегодня также выбираются соответствующими сторонами, государствами, а также инвесторами в процессе инвестиционного арбитража.

Следующим различием между инвестиционным и коммерческим арбитражем является процесс выбора арбитров. Одной из основных причин выбора коммерческого арбитража в национальной судебной системе является то, что в арбитражном разбирательстве стороны могут выбирать арбитров по своему выбору и доверию. Ввиду очень широкого круга областей таких как торговля, производство, строительство, обслуживание, финансы, страхование или транспорт, очевидно, что стороны должны иметь возможность выбирать арбитров, имеющих знания в этих областях.

В инвестиционном арбитраже ситуация несколько другая. Обычные вопросы в таких спорах носят более ограниченный характер, поскольку двусторонние, а также многосторонние договоры о защите инвестиций содержат очень схожие защитные положения, касающиеся экспроприации, справедливого и равноправного режима, дискриминации и иногда зонтичных оговорок. В связи с этим типичное экспертное мнение, требуемое от арбитров, относится к международному публичному праву. На практике многие арбитры коммерческого арбитража не чувствуют себя комфортно, потому что не выбираются сторонами в инвестиционных арбитражах, и наоборот, многие эксперты международного права, выбранные для участия в инвестиционным арбитраже, не принимают участия в коммерческом арбитраже. Более того, как правило, количество арбитров, действующих в инвестиционном арбитраже, намного меньше, чем в коммерческом арбитраже. Однако, тем не менее существует довольно много арбитров, которые занимаются обоими видами арбитража. Однако сегодня проблема выбора арбитров стоит особо остро. Некоторые исследователи предполагают, что ввиду таких трудностей все три арбитра должны назначаться судом. Однако это скорее применимо, если стороны или арбитры, назначенные сторонами, не могут договориться о выборе председателя арбитража, тогда это является задачей арбитражных учреждений. Как в коммерческом, так и в инвестиционном арбитраже, соответствующие процедуры различаются для каждого типа. Обычно в коммерческом арбитраже пул, из которого можно выбрать председателя, не ограничен каким-либо конкретным списком. В инвестиционном арбитраже по причинам, которые уже обсуждались, пул потенциальных кандидатов на пост председателя меньше.

Юрисдикция это еще один вопрос, который играет совершенно разные роли в коммерческом и инвестиционном арбитраже. В коммерческом арбитраже юрисдикционные споры встречаются реже. Они в основном касаются сферы применения договорной арбитражной оговорки, особенно в вопросах о том, распространяется ли она на стороны, не подписавшие договор в рамках группы компаний. В инвестиционном арбитраже существует гораздо более широкий круг юрисдикционных вопросов, гораздо чаще возникают юрисдикционные возражения. В этом случае согласие на арбитраж в основном заключается в двусторонних инвестиционных договорах и Конвенции МЦУИС. Согласие же государства на арбитражное разбирательство может зависить от толкования понятия «инвестиций», принадлежности истца к принимающему государству, действительности контроля этого гражданина над предположительно экспроприированной компанией.

Практическое проведение арбитражного разбирательства, безусловно, в первую очередь регулируется любыми обязательными положениями применимого арбитражного права, будь то национальный закон местеа арбитража для коммерческого арбитража или применимые договоры об инвестиционных арбитражах. Однако они обычно содержат очень мало и только довольно фундаментальные правила в отношении такой процедуры, как принцип надлежащей процедуры. Более подробная информация приведена в соответствующих правилах арбитража. Они различаются по степени, в которой они касаются проведения разбирательства, независимо от того коммерческий это или инвестиционный арбитраж. В любом случае все предусматривают необходимые процедурные шаги. Однако некоторые из них содержат более подробную информацию, например список дополнительных полномочий арбитров. Несмотря на это как действующе законодательство, так и арбитражные правила оставляют широкие полномочия суду в отношении того, как проводить разбирательство. И действительно, именно в этом случае арбитраж может сыграть на своих конкретных преимуществах, предоставляя суду возможность, а также задачу, оформить процедуру таким образом, который наилучшим образом подходит к рассматриваемому спору.

Читайте также:  Классификация инвесторов и трейдеров по рискам и шансам на прибыль, особенности стратегий

В коммерческом и инвестиционном арбитраже в последние годы прослеживается тенденция к гармонизации. Арбитры учитывают большой опыт, накопленный в международных коммерческих арбитражах на протяжении многих лет, и используют его для управления как коммерческими, так и инвестиционными арбитражными разбирательствами довольно похожим образом. Однако на практике можно заметить некоторые отличия. Например, арбитры из коммерческого арбитража, как правило, вовлекают стороны и их адвокатов более официальным способом до принятия решения по различным вопросам ведения дела. С другой стороны, арбитры в инвестиционном арбитраже, не имеющие опыта в коммерческом арбитраже, могут иногда не знать о некоторых процедурных особенностях, не используемых в инвестиционном, но хорошо установленных в коммерческом арбитраже. Также участие государств, даже если они представлены не только министерством, но и юридической фирмой, обычно делают процесс более формальным. Кроме этого государства-участники часто просят более длительные сроки для представления своих доказательств, поскольку процесс принятия решений между адвокатом и различными государственными учреждениями может быть более сложным и трудоемким. По той же причине могут быть также предоставлены более длительные сроки для комментариев по процедурным вопросам, поднятым арбитражем. Недостаток знаний об обычном ведении международного арбитражного разбирательства также может вызвать трудности. Для частной стороны в коммерческом арбитраже это может произойти в случае решения не нанимать внешнего адвоката, а быть представленным его внутренним адвокатом. В инвестиционном арбитраже это может произойти, если государство-участник решает быть представленным только соответствующими внутренним защитником, а не юридической фирмой.

Традиционная причина, часто упоминаемая при выборе коммерческого арбитража в судебных процедурах, заключается в том, что арбитраж является конфиденциальным. И это по-прежнему является важным фактором для многих частных предприятий. При инвестиционном арбитраже прослеживается смешанная картина. Традиционные инструменты, такие как Конвенция МЦУИС и большинство ДИД, практически ничего не говорят о том, будут ли разбирательства и арбитражные решения конфиденциальными. Но на практике в инвестиционном арбитраже остается мало конфиденциальности. Независимо от юридической ситуации могут быть и были представлены весомые аргументы в пользу большей прозрачности инвестиционного арбитража, поскольку он касается интересов государства, которое в свою очередь представляет интересы людей и общества.

В коммерческом арбитраже традиционная конфиденциальность информации не только о судопроизводстве, но и арбитражных решениях часто приводила к тому, что юридическое сообщество не могло установить каких-либо реальных фактов и понять как арбитражные суды приняли решение по вопросам, возникающим в споре. В инвестиционном арбитраже ситуация совершенно иная. На практике, доступ имеется почти ко всем решениям, опубликованным либо с разрешения сторон, либо без него, что предоставляет обширную судебную практику, доступную сторонам и их адвокатам, на которые они могут рассчитывать при подготовке и оценке своих шансов в новых делах.

.2 Особенности регуляторов инвестиционных споров Российской Федерации, Республике Корея, Китае и Японии

Юридические проблемы, связанные с государственным регулированием иностранных инвестиций не являются новым явлением. Однако в контексте международного инвестиционного права, они решаются полностью вне конституционных основ государства, участвующего в регулировании. Лица, принимающие участие в споре между инвесторами и государством, являются частными арбитрами, которые по причинам нейтралитета, не выходят за рамки соответствующего государства. Они не подлежат никакому демократическому контролю внутри страны. Они не следуют юридическим, политическим, социальным и культурным традициям государства, чьи действия они оспаривают.

Сегодняшний процесс разрешения инвестиционных споров в общем во многих странах выглядит следующим образом. В ответ на жалобу иностранного инвестора на государство, чья регламетационная мера нарушила его права на принадлежащую ему собственность, правительство созывает совет из трех арбитров, не являющихся гражданами данного государства. Затем спорящие стороны приступают к выплате каждому из трех арбитров существенной ежедневной платы за рассмотрение вопроса о том, нарушало ли правительственное постановление права владельца собственности, и если да, то какую компенсацию правительство должно выплатить собственнику в результате. Вынесенное арбитражное решение не может быть после пересмотрено по существу государственным судом и собственник имущества может принудительно потерять принадлежащую ему собственность. Таким образом между личными правами относительно собственности и важными соображениями государственной политики возникают существенные противоречия. Немногие отечественные правоведы, скорее всего, предложили бы такой алгоритм как оптимальную систему разрешения конфликтов между частными правами и важными соображениями государственной политики.

Международный инвестиционный арбитраж на сегодняшний день стал наиболее эффективным средством разрешения споров между инвесторами и государством в практике многих стран. Система инвестиционного арбитража обычно не ограничивается внутренними средствами правовой защиты и ставит инвестора и государство на равных условиях, вытесняя тем самым дипломатическую защиту, которая не должна применяться при разрешении инвестиционных споров из-за их частно-правового характера. Международные арбитражи, в отличие от национальных, находятся в сложной ситуации, им приходится защищаться на регулярной основе от нападений на их легитимность как механизма разрешения споров в границах государственного суверенитета. Созданные на индивидуальной основе для кокретного спора или существующие на постоянной основе, арбитражи наделяют себя компетенцией для принятия решений по спору исключительно с согласия сторон. Таким образом, юрисдикция арбитража основывается и ограничивается соглашением между инвестором и государством, в частности арбитражной оговоркой.

Однако развитие инвестиционных связей между государствами, появление множества международных соглашений и региональных организаций по сотрудничеству в инвестиционной деятельности, приводит к увеличению внимания к проблемам механизмов разрешения споров как со строны государств, так и иностранных инвесторов. В связи с отсутсвием унифицированных стандартов механизма разрешения споров,многочисленными пробелами в инвестиционном регулировании, ограниченности доступа к судебной практике инстранных государств и отсутсвии единообразия в доктринальных источниках центрообразующих понятий инвестиционного права, неизбежность возникновения инвестиционных споров кажется довольно предсказуемой. Долгосрочный характер инвестиционной деятельности приводит к непреодолимому возникновению разногласий между участниками инвестиционной деятельности в результате чего в странах наряду со страхованием рисков иностранных инвесторов появляются различные арбиражные регуляторы, рассматривающие инвестиционные споры. Каждые из этих регуляторов имеют свои процедурные особенности, которые должны удовлетворять требованиям инвесторов разных стран. В данном параграфе будут рассмотрены регуляторы разрешения споров между государством и иностранным инвестором в Российской Федерации, Республике Корее, Китае и Японии.

Российская судебная практика довольна скудна в отношении инвестиционных споров, что наряду с различными коллизиям и пробелами в инвестиционном праве приводит к возникновению различных проблем и необходимости изучения практи иностранных государств для построения эффективной системы разрешения инвестиционных споров с иностранными инвесторами. Ранее упомянутая Вашингтонская Конвенция 1965 года, подписанная Россией предполагает компетенцию Международного центра урегулирования инвестиционных споров и тем самым полностью исключает дипломатическую защиту и вмешательства государства в разрешение инвестиционных споров. Такой отказ от дипломатической защиты улучшает инвестиционный климат страны и предотвращает разростание инвестиционного конфликта на уровень политического разбирательства целых государств. Более того, инвестор получает доступ эффективному и нейтральному механизму защиты своих интересов. Тем самым, отказ от разрешения спора в публично-правовых рамках приводит к возникновению различных альтернативных способов разрешения инвестиционных споров, в частности третейского разбирателства в Российской Федерации. В отсутсвии кодифицированного законодательства о третейских судах нблюдается их постоянный рост. Согласно п. 2 ст. 8 Типового соглашения между Российской Федерации и иностранного государства о поощрении и взаимной защите капиталовложений, «если спор не может быть разрешен путем переговоров в течение шести месяцев с даты просьбы любой из сторон спора о его разрешении путем переговоров, то он по выбору инвестора может быть передан на рассмотрение в компетентный суд или арбитраж Договаривающейся Стороны, на территории которой осуществлены капиталовложения, либо в арбитражный суд ad hoc […], либо в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров[…]».

Постоянным арбитражным регулятором на территории РФ сегодня является Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России (МКАС) и Морская арбитражная комиссия (МАК). В компетенцию МКАС входят споры, возникающие из инвестиционных отношений между коммерчискими предприятиями РФ и иностранного государства и споры между международными организациями или компаниями с иностранным участием на территории РФ. Вся деятельность МКАС регламентируется Регламентом МКАС от 1995г. и компетенция определяется арбитражом самостоятельно. Более того, для передачи дела в арбитраж необходимо арбитражное соглашение о подведомственности спора.

Инвестиционные споры, согласно законодательству РФ могут также передоваться в третейские суды ad hoc, создающиеся непосредственно к определенному спору или в МЦУИС, что должно быть прямо предусмотренно соглашением сторон. Несмотря на то что РФ не ратифицировала Вашнгтонскую конвенцию, во многих двусторонних соглашениях с РФ предусмотрена передача дел в этот орган арбитражного разбирательства. МЦУИС имеет неограниченную компетенцию на рассмотрение инвестицинных споров, которая однако ограничивается в законодательстве некоторых государств. Таким образом, по мнению И.З. Фархутдинова, МЦУИС представляет собой «механизм гармонизации международного и национального права».

Сама процедура арбитражного разбирательство мало отличается от процедуры МКАС, стороны выбирают арбитров, которые компетенты в соотвествии с право Кореи, прописывают компетенцию в арбитражном соглашении. Особенностью ККАС является арбитражная оговорка в некоторых международнх соглашениях. Например, двустороннии соглашении между ККАС и Американской Арбитражной Ассоциацией, Япониейи др., содержит оговорку о том, что в случае недоговоренности стран о месте проведения разбирательства, сторона инициирующая его, уведомляет об этом арбитражные ассоциации обеих сторон, которые выделяют по одному члену в Объединенный Арбитражный комитет и вместе с третьим независимым членом ОАК принимает решение о месте проведения разбирательства.

Китайское законодательство сегодня также отдает предпочтение разрешению споров с помощью арбитражных регуляторов. В большинстве договоров предусматривается компетенция Китайской комиссии по международному торговому и экономическому арбитражу (CEITAC) от 1956 г. и Морская Арбитражная Комиссия. Деятельность CEITAC регулируется Регламентом, однако с 2020 г. действуют также Правила рассмотрения финансовых споровКитайской Международной Торгово-Экономической Арбитражной Комиссией. Если стороны договариваются о применении Правил при разрешении спора они прописывают это в соглашении и в случае несоответсвия между ними и Регламентом предпочтение отдается Правилам. В компетенцию CEITAC также как и в ККАС входит разрешение споров как между резидентами Китая, так и споры с иностранными физическими и юридическими лицами.

Также существует множество местных арбитражных комиссий, созданных изначально для рассмотрени только внутренних споров, но в последствии уполномоченная разрешать и инвестиционные споры с участием иностранных граждан. Все эти комиссии строго регламентируются Законом об арбитраже 1994г.. Наиболее активной такой комиссией является Пекинская Арбитражная Комиссия (ПАК). В отличии от например МКАС, местные арбитражные комиссии находятся под влиянием правительства и при возникновении некоторых проблем в процессе разрешения спора, он может быть оспорен и передан на перерассмортение в государственный суд. Большим преимущество таких комиссий является их скорость и дешевизна, в отличие от CEITAC. Кроме того, в отличие от CEITAC, в основном назначающей арбитров самостоятельным образом из числа внутренних служащих, стороны, обращающиеся в ПАК имеют большую автономию воли для принятия решений.

В отличие от Китая и Республики Кореи, арбитраж в Японии используется в качестве способа разрешения как внутренних, так и международных споров гораздо реже, чем судебное разбирательство в государственных судах.Споры, связанные с дистрибьюторскими соглашениями, договорами строительного подряда, лицензионными договорами и договорами о создании совместного предприятия, обычно рассматриваются в международных арбитражах в Японии согласно правилам Японской коммерческой арбитражной ассоциации (JCAA). Японская коммерческая арбитражная ассоциации является единственным компетентным постоянным действующем арбитражем, разрешающим международные и национальные коммерческие споры.

Процедура разрешения споров регламентируются Правилами Японской коммерческой арбитражной ассоциации (Арбитражный регламент JCAA) вступившие в силу в 2008 г. Документ устанавливает основные процессуальные положения для рассмотрения спора. Для передачи спора на рассмотрение в JCAA сторонами должно быть заключено арбитражное соглашение или внесена арбитражная огоорка в следущей форме: «Все споры, разногласия или расхождения могущие возникнуть между сторонами по настоящему Соглашению или в связи с ним, будут окончательно разрешены путем арбитража в [наименование города], Япония, в соответствии с Правилами коммерческого арбитража Японской коммерческой арбитражной ассоциации. Решение, вынесенное арбитром (арбитрами), будет окончательным и обязательным для сторон». Помимо Правил и Регламента арбитражное разбирательство также регламентируется Законом об Арбитраже Японии № 138, в котором устанавливаются основные понятия арбитражного разбирательства, юрисдикция, признание и исполнение судебных решений, и порядок организации процесса арбитража. Арбитраж ad hoc также может быть создан, но арбитражное соглашение между сторонами должно «содержать соглашение сторон по всем вопросам его деятельности, как то: количество и порядок избрания арбитров, место и процедуру рассмотрения спора, порядок распределения расходов на содержание арбитража, порядок вынесения решения и т.п.»

Заключение

В сoвpеменнoм миpе, в эпoху глoбaлизaции, вoзpoсшей кoнкуpенции и paсшиpения экoнoмических связей между гoсудapствaми, poль инoстpaнных инвестиций в экoнoмике стpaн неуклoннo пoвышaется. Сегодня почти не осталось стран, абсолютно закрытых для иностранного инвестора. Правительства государств объективно понимают, что в условиях ограниченных ресурсов для развития определенных секторов экономики и регионов, страны нуждаются в дополнительном финансировании иностранными инвесторами. Поэтому сегодня огромный упор делается на построение эффективной инвестиционной политики, играющей значимую роль в развитии страны в целом.

Одной из важнейших предпосылок для привлечения инвестиций и дальнейшего экономического роста в регионе является создание благоприятного инвестиционного климата, поскольку готовность инвесторов вкладывать капитал в экономику региона зависит от его состояния. Для привлечения иностранных капиталовложений важно создать благоприятные условия, которые будут поддерживаться эффективным нормативно-правовым регулированием деятельности иностранного инвестора. Предоставив свободу потокам капитала, гарантии, права и защиту инвестиций, страны могу расширить внешнеэкономические связи и повысить свою конкурентоспособность на международной арене.

На протяжении длительного времени Россия развивала инвестиционное законодательство, предоставляя иностранным инвесторам благоприятный правовой режим, одновременно стимулируя и ограничивая определенные отрасли экономики. Однако, для дальнейшего развития и совершенствования законодательной базы в области инвестиционного права необходимо опираться на опыт стремительно развивающихся в этой сфере стран, таких как Республика Корея, Япония и Китайская Народная Республика.

Целью данной работы было выявление главных аспектов инвестиционной политики государства и определение составляющих эффективного правового режима иностранных инвестиций. Однако, впервую очередь было необходимо понять теоретические аспекты регулирования инвестиционной деятельности, такие как определение места международного инвестиционного права в юридической науке, правового регулирования в построении инвестиционного климата страны, и анализа возможных механизмов инвестирования в целом.

Далее для достижения цели были решены следущие задачи:

во-первых, был проведен глубокий анализ правового режима иностранных инвестиций Республики Корея, Китая, Японии, и Российской Федерации. В частности, была изучена одна из главных составляющих инвестиционного климата каждой из страннормативно-правовая основа деятельности иностранного инвестора. Именно правовой статус, защищенность инвестиций инвестора со стороны законодательства, как национального, так и международного, влияет на инвестиционную привлекательность страны. Различные гарантии, льготы, специальные благоприятные условия приводят к увеличению притока капитала в регион.

Во-вторых, были изучены нормативно-правовые источники инвестиционного права стран, и определено положение иностранного инвестора в инвестиционной политике государства.

В-третьих, исследуя национальное законодательство и международные нормативно-правововые акты этих государств, были выделены составляющие особенности правового режима иностранных капиталовложений в каждой исследуемой стране.

И наконец, был проведен сравнительный ананлиз правового режима иностранных инвестиций в исследуемых странах, который позволил выделить наиболее эффективные и распространенные способы привлечения иностранного капитала, такие как: предоставление режима наибольшего благоприятствования, изъятия стимулировающего характера, создание специальных экономических зон, заключение международных договоров об инвестиционном сотрудничестве и участие в международных организациях, позволяющих не только налаживать взаимоотношения с договоривающимися странами, но и коллективным образом разрабатывать оптимальные инструменты для эффективной инвестиционной политики целых регионов, что в последствии приведет в росту мировой экономики в целом.

Именно такой комплексный подход к развитию инвестиционного законодательства и направленность политики на либерализацию экономических и финансовых связей между государствами в Китайской Народной Республике, Республике Корея, и Японии, привел к созданию комплексной и эффективной системы правового регулирования иностранных инвестиций. Опыт этих стран может быть заимствован для построения оптимальной нормативно-правовой базы инвестиционной деятельности Российской Федерации. Необходимо продолжать строить доступную инфраструктуру для иностранного инвестора, подготавливая нормативно-правовую базу для привлечения и защиты иностранного капитала.

Библиография

Нормативные документы

1.Вaшингтoнскaя кoнвенция «O пopядке paзpешения инвестициoнных спopoв между гoсудapствaми и инoстpaнными лицaми» от 18 марта 1965г. // <URL: http: //www.consultant.ru>

2.Сеульская Конвенция «Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций» от 11 октября 1985 года // <URL: http: //www.consultant.ru>

.Кoнвенция между Пpaвительствoм PФ и Пpaвительствoм Pеспублики Кopея»Oб избежaнии двoйнoгo нaлoгooблoжения в oтнoшении нaлoгoв нa дoхoды» oт 19.11.1992 // <URL: http: //www.consultant.ru>

.Кoнвенция между Пpaвительствoм СССP и Пpaвительствoм Япoнии «Oб избежaнии двoйнoгo нaлoгooблoжения в oтнoшении нaлoгoв нa дoхoды» oт 18.01.1986 // <URL: http: //www.consultant.ru>

.«Конвенция между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Японии об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы» подписана 18.01.1986, вступила в силу 20.11.1986 // <URL: http: //www.consultant.ru>

6.«Соглашение между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Республики Корея о поощрении и взаимной защите капиталовложений» от 14.12.1990 // <URL:http://base.garant.ru>

.«Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о поощрении и защите капиталовложений» подписано 13.11.1998, вступило в силу 27.05.2000 // <URL:http://base.garant.ru>

.Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ // <URL:http://base.garant.ru>

9.Федеpaльный зaкoн «Oб инoстpaнных инвестициях в Poссийскoй Федеpaции» oт 09.07.1999 N 160-ФЗ в pедакции oт 05.05.2020 // <URL:http://base.garant.ru>

.Федеральный закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ // <URL:http://base.garant.ru>

.Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 27.11.1992 N 4015-1 в редакции от 23.05.2020 // <URL:http://base.garant.ru>

.Регламент Китайской международной торговой и экономической арбитражной комиссии 2005 г. // <URL: http://www.chinaruslaw.com>

.Арбитражные правила по финансовым спорам китайской международной экономической и торговой арбитражной комиссией 2020 // <URL: http://www.chinaruslaw.com>

Зарубежные нормативные документы

1.Foreign Exchange and Foreign Trade Law № 228, December 1, 1949 в редакции Закона Японии от 24.06.2009 № 59 // <URL:http://base.garant.ru>

2.Act on Prohibition of Private Monopolization and Maintenance of Fair Trade № 54 of April 14, 1947 // <URL: http://www.kcab.or.kr>

.Act No. 5559 «Foreign Investment Promotion Act (Republic of Korea)» on September 16, 1998а // <URL: http://www.kcab.or.kr>

4.АРЕС Principles to Enhance Competition and Regulatory Reform. 1999 // <URL:http://www.apec.org>

.APEC Economic Leaders’ Declaration for Action. 1995 // <URL:http://www.apec.org>

.ASEAN Free Trade Agreement — AFTA. // <URL: http://asean.org/>

.Financial Instruments and Exchange Act № 25 of April 13, 1948 в редакции Закона от2006 г. № 109 // <URL: http://www.kcab.or.kr>

.Free trade agreement between the United States of America and the Republic of Korea on June 30, 2007 // <URL: http://www.kcab.or.kr/ KCABen/A_arbitrators.htm>

.Free trade Agreement the European Union-the Republic of Korea on 15 October 2009 // <URL: http://www.kcab.or.kr/ KCABen/A_arbitrators.htm>

.Manila Action Plan for APEC.1996 // <URL:http://www.apec.org>

.Model Contract Provisions for Projects under the APEC Voluntary Investment Project Scheme and the Infrastructure Investment Initiative. 1999 // URL:http://www.apec.org

12.Rules of the Japanese Commercial Arbitration Association art. 2. 2008 // <URL:http://www.jcaa.or.jp 
>

13.Trilateral Investment Agreement. 13 May 2020 // <URL:http://www.mofa.go.jp>

Литература

14.Ануфриева А.А. Право ВТО и международно-правовое регулирование иностранных инвестиций // Современное право. 2020. No 3.

15.Асосков А.В. Правовые формы участия юридических лиц в международном коммерческом обороте. М.: Статут, 2003

.Белицкая А.В. О месте и роли инвестиционного права в системе российского права // Предпринимательское право. 2020. No 2. С. 20 24.

.Белов А.П. Международное предпринимательское право: Практич. пособ. М., 2001.

.Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М.: Рос. право, 1992.

.Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт. М.: Инфра-М., 2002.

.Гетьмaн-Пaвлoвa И.В.. Междунapoднoе чaстнoе пpaвo : учебник . М. : Издaтельствo Юpaйт ; ИД Юpaйт, 2020

.Дopoнинa Н. Г., Семилютинa Н. Г. Пpaвoвoе pегулиpoвaние инoстpaнных инвестиций в Poссии и зa pубежoм. М., 1993.

.Еpпылевa Н.Ю. Междунapoднoе чaстнoе пpaвo : учебник. М. : Издaтельствo Юpaйт ; ИД Юpaйт, 2020

.Лисица В.Н. Международное инвестиционное право как часть международного частного права // Закон. 2008. № 11. С. 132,135

.Русакова Е.П. Рассмотрение коммерческих споров Японской коммерческой арбитражной ассоциацией // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки №3. 2020

.Фapхутдинoв И. З. Междунapoднoе инвестициoннoе пpaвo: теopия и пpaктикa пpименения. М.: Вoлтеpс Клувеp, 2005.

.Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процес. Учебник. М.: Проспект, 2020. — 416 с.

.Фархутдинов И.З. Доступ иностранного инвестора в международном праве / Правовые аспекты инвестиционных договоров: Сборник статей / А. Алиев, Г. Вельяминов, С. Крупко и др.; под ред. А. Алиева, С. Крупко, А. Трунка. М.: Норма, 2020.

Зарубежная литература

28.Cuisinger S. Foreign direct investment flows in East and Southeast Asia: Policy issues. ASEAN Economic Bulletin. 1991. 8,29-46.

29.Euler D., Gehring M., Scherer M. Transparency in International Investment Arbitration // Cambridge University Press. August 2020

30.Rosenfeld
 Friedrich. The Trend from Standards to Rules in International Investment Law and Its Impact upon the Interpretive Power of Arbitral Tribunals. Proceedings of the Annual Meeting (American Society of International Law) // Vol. 108, The Effectiveness of International Law (2020), pp. 191-193


.BÖCKSTIEGEL KARL-HEINZ. Commercial and Investment Arbitration: How Different are they Today? // The Journal of the London Court of International Arbitration. V. 28. N.4. 2020

32.Ewing-Chow Michael. ASEAN Integration, the Rule of Law, and Investment Agreements.// American Society of International Law. Vol. 107, International Law in a Multipolar World (2020), pp. 284-290

.Omotо T. Dispute Boards Resolution and Avoidance of Disputes in Construction Contracts. 
// JCAA Newsletter. 2020. No 25. November. 


34.Sang Hyun Song. Commercial Arbitration Procedures in the Republic of Korea // Selected Problems in Contemporary Comparative Law. Seoul, 1987. P. 263.

35.Song Kun Liew. Commercial Arbitration in Korea with Special Reference to the UNCITRAL Rules // Business Laws in Korea: Investment, Taxation and Industrial Property. Seoul, 1982. P. 783-784.

.Sang-soo Kim. Characteristics of and Problems Associated with Revising The Korean Arbitration Law and Arbitration Center Rules // Пигёпоп Ёнгу (на кор. языке), 2000. P. 537-538.

38.Sornarajah M. The International Law on Foreign Investment.// Cambridge University Press. June 2020

39.Tae Hee Lee. The development of International Commercial Arbitration in Korea // Selected Problems in Contemporary Comparative Law. Seoul, 1987. P. 250-251

Электронные ресурсы

.Портал Внешнеэкономической информации // <URL: http://www.ved.gov.ru>

41.Catalogue for Guidance of Foreign Investment in Industry // <URL: http://www.jus.uio.no>

.Korean Commercial Arbitration Board. Arbitrators. // <URL: http://www.kcab.or.kr/ KCABen/A_arbitrators.htm>

43.Информационная система Консультант-плюс // <URL: http: //www.consultant.ru>

.Информационная система Гарант // <URL:http://base.garant.ru>

45.ASEAH The Association of Southeast Asian Nations // <URL: http://asean.org >

46.Korean Commercial Arbitration Board. Foreign Arbitration Award. // <http://www.kcab.or.kr/ KCABen/D_FAQ.htm>

47.Korean Commercial Arbitration Board. Statistics. // <<URL: http://www.kcab.or.kr/ KCABen/D_statistics.htm>

.Korean Commercial Arbitration Board. Arbitration Clause. // <URL: http://www.kcab.or.kr/ KCABen/D_clause.htm>

49.Японская коммерческая арбитражная ассоциация // <URL: http://www.jcaa.or.jp

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.