Российско-Китайская ТОР с $1,5 млрд инвестиций появится на Дальнем Востоке — Экономика и бизнес — ТАСС

Новые аспекты российско-китайского инвестиционного сотрудничества на дальнем востоке россии

ДАЛЬНИИ ВОСТОК: НОВЫЕ СТРАТЕГИИ И МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ

DOI 10.22394/1818-4049-2021-89-4-8-16 УДК 339.926(571.6)

Ма Юцзюнь Д. В. Суслов

Новые аспекты российско-китайского инвестиционного сотрудничества на Дальнем Востоке России

В статье проанализирована динамика и структура привлечения прямых иностранных инвестиций на Дальний Восток России в 2021-2021 гг. Рассмотрены агрегированные характеристики проектов, осуществляемых предприятиями с иностранными инвестициями в преференциальных режимах «территория опережающего развития»» (далее — ТОР) и «Свободный порт Владивосток» (далее — СПВ). Показаны лидирующие позиции Китая среди стран-инвесторов. Рассмотрено влияние региональной организации экономики, включая специальные институциональные режимы, на перспективное инвестиционное сотрудничество. Оценена роль новой Зоны свободной торговли, созданной в провинции Хэйлунцзян, в привлечении российских инвестиций в экономические проекты, реализуемые в КНР. Выделены основные направления российско-китайского инвестиционного сотрудничества на среднесрочную перспективу.

Ключевые слова: Дальний Восток России, КНР, провинция Хэйлунцзян, прямые иностранные инвестиции, региональное сотрудничество, проекты, ТОР, СПВ, Зона свободной торговли.

Международное инвестиционное со- Китай, Ю.Корею и ряд других стран АТР.

трудничество на Дальнем Востоке России Доля Сахалинской области в общих пря-

исторически имеет специфику в форми- мых иностранных инвестиций (далее —

ровании как отраслевой, так и терри- ПИИ) в Дальневосточном федеральном

ториальной структурных характеристик округе в период с 2021 г. по 2021 г. со-

[Изотов, 2021. C. 113-128]. Наиболее ставляла почти 90%.

привлекательными для вхождения в этот К началу 2021 г. суммарный учтенный

регион иностранного капитала были объем иностранного капитала в дальне-

природно-ресурсные проекты, прежде восточной экономике (накопленный объ-

всего, связанные с освоением нефтяных ем или остатки прямых иностранных ин-

и газовых месторождений. Поэтому в те- вестиций) составил около 77,3 млрд долл.

чение длительного времени безусловным США. Из них более 71 млрд долл. США

региональным лидером по привлечению сконцентрировалось в добыче полезных

прямых иностранных инвестиций (да- ископаемых, прежде всего, топливно-

лее — ПИИ) в экономику являлась Саха- энергетических (табл.1).

линская область, на территории которой Отраслевая специфика накопленных

реализуются крупные международные ПИИ в Дальневосточном федеральном

нефтегазовые проекты, ориентирован- округе (далее — ДФО) определила геогра-

ные на поставку продукции топливно- фическое распределение финансовых

энергетического комплекса в Японию, потоков по странам-участницам инве-

Ма Юцзюнь — директор, Институт России Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян (Харбин, Хейлунцзян, КНР). Е-шай: myj52@ssina.com

Денис Владимирович Суслов — канд. экон. наук, ст. научный сотрудник, Институт экономических исследований ДВО РАН (680042, Россия, Хабаровск, ул. Тихоокеанская, д. 153). Е-тай: suslov@ecrin.ru

Таблица 1

Прямые инвестиции в ДФО из-за рубежа: остатки по видам экономической деятельности (по состоянию на дату), млн долл. США

на 01.01.2021 на 01.01.2021 на 01.01.2021 на 01.01.2021 на 01.01.2021

ДФО 41550 39431 62245- 64421 77354*

Деятельность гостиниц и предприятий общественного питания — — — 2 2

Деятельность по операциям с недвижимым имуществом 61 65 100 247 230

Деятельность профессиональная, научная и техническая — — — 1142 1075

Деятельность финансовая и страховая 50 29 38 151 165

Добыча полезных ископаемых 36816 34708 56041 57841 71080

Обрабатывающие производства 0 235 484 254 222

Предоставление прочих услуг 830 748 1154 — —

Сельское, лесное хозяйство, охота и рыболовство 3 4 10 161 118

Строительство 66 85 187 37 78

Торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов 51 88 120 -703 12

Транспортировка и хранение 69 -14 -28 739 828

Не распределено по видам экономической деятельности 3604 7087 4139 4548 3544

* Включены данные по Забайкальскому краю и Республике Бурятия. Включаются инвестиции в банки и прочие секторы Данные разработаны в соответствии с методологией шестого издания «Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции» МВФ. Данные представлены в соответствии с принципом активов/пассивов. Определение видов экономической деятельности соответствует основным классификационным категориям четвертого пересмотренного варианта Международной стандартной отраслевой классификации ООН (ISIC4) и ее европейского эквивалента (NACE2). Данные по хозяйствующим субъектам, получающим прямые инвестиции, были изначально сформированы на базе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) по основному виду деятельности и затем перегруппированы по методологии ISIC4. Начиная с данных на 01.04.2021 г. используется ОКВЭД2. Основным видом экономической деятельности коммерческой организации является тот вид, который по итогам предыдущего года имеет наибольший удельный вес в общем объеме выпущенной продукции и оказанных услуг. ««Не распределено по видам экономической деятельности» включает конфиденциальные данные.

Источник.: составлено авторами по данным сайта Центрального банка России. URL: https://www.cbr.ru > today

стиционного процесса. В период 2000-х и 2021-х гг. основными иностранными партнерами в проектах на Дальнем Востоке России были Нидерланды и Япония как юрисдикции регистрации нефтедобывающих компаний, инвестирующих и участвующих в реализации Сахалинских проектов [Суслов, 2021. С. 63-75].

«Новая» статистика ЦБ РФ за 20212021 гг. отразила изменившуюся схему зарубежного инвестирования по сравнению с предшествующими годами. Теперь основными источниками привлечения прямых инвестиций на Дальний Восток стали оффшорные территории (такие как Багамы, Бермуды и Кипр) и прочие источники (категория «не распределено по странам»). Через них проходило почти 98% поступивших ПИИ на Дальний Восток (табл. 2).

Во всех без исключения дальневосточных регионах инвестиции из оффшорных территорий и прочих источников являются основными, вероятно, по причине сложившейся практики применения таких каналов, такой модели экономического поведения крупным бизнесом, являющегося главным инвестором в сырьевых проектах. Формирование такой географической структуры поступлений ПИИ на Дальний Восток представляется вполне закономерным с точки зрения снижения рисков экономическими агентами и оптимизации каналов инвестирования. Отметим, что и в целом по России около 60% общего объема зарубежных ПИИ приходится на долю так называемых формальных «иностранных» инвестиций (выведенных из страны средств в оффшоры и их последующим возвратом в форме инвестиций) [Дементьев, 2021. С. 56-59; Дементьев, 2021. С. 251-255]. Исходя из этого, можно предположить, что доля формальных иностранных инвестиций в регионах Дальнего Востока также, как и в России в целом, имеет высокое значение.

Инвесторы из стран АТР согласно статистическим данным очень слабо участвовали в инвестировании проектов на российском Дальнем Востоке. Их доля составляла менее 1% ПИИ. Однако в последние годы инвестиционная география постепенно начинает меняться. Это является безусловным результатом

проведения с 2021 г. Россией в регионе АТР особой государственной политики (т. н. «Новой Азиатской политики»), направленной, в частности, на повышение доходности и снижение рисков реализации проектов иностранных инвесторов на Дальнем Востоке [Минакир, 2021. С. 1016-1029].

Существенным элементом реализуемой программы является создание на Дальнем Востоке России специальных институциональных режимов (обособленных площадок для создания инвесторами новых производств) — «территория опережающего развития» (ТОР), «свободный порт Владивосток» (СПВ), «специальный административный район» (САР); предоставление грантов инвесторам на развитие инфраструктуры; реализация иных мер на основе лучших мировых практик поддержки иностранных инвесторов.

К 2021 г. на территории Дальнего Востока была проведена активная работа по формированию и развитию новых преференциальных институтов: здесь создано 18 ТОРов, 25 муниципальных образований получили возможность использования режима СПВ, на острове Русский зарегистрирован САР [Рензин, 2021. С. 173-178]. На всех территориях инвесторам предоставляются существенные налоговые и таможенные льготы, на постоянной основе действуют эффективные финансовые и организационные преференции. Они включают снижение налога на прибыль организации до 0% в течение первых пяти лет с момента получения первой прибыли; снижение до 0% налогов на имущество организаций и на землю в течение первых пяти лет; применение пониженных тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (7,6% вместо 30%); применение понижающего коэффициента к ставке налога на добычу полезных ископаемых — от 0 до 0,8% в течение 10 лет; применение таможенной процедуры свободной таможенной зоны; ускоренный возврат налога на добавленную стоимость при экспорте продукции; ускоренный порядок выдачи разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию; сокращенный срок проведения государственной экологической экспертизы; упрощенный порядок привлечения к трудовой деятельности иностран-

* Включены данные по Забайкальскому краю и Республике Бурятия.

1. Включаются накопленные прямые инвестиции в банки, финансовые организации (кроме банков), нефинансовые организации.

2. Данные разработаны в соответствии с методологией шестого издания ««Руководства по платежному балансу и международной инвестиционной позиции» (РПБ6) МВФ.

3. Данные представлены в соответствии с принципом активов/ пассивов.

4. Географическое распределение инвестиций произведено на основании непосредственной инвестирующей страны

Источник.: составлено авторами по данным сайта Центрального Банка России. URL: https://www.cbr.ru > today

Таблица 2

Прямые иностранные инвестиции в ДФО (остатки по странам-партнерам на дату), млн долл. США

на на на на на

01.01.2021 01.01.2021 01.01.2021 01.01.2021 01.01.2021

ДФО 41550 39431 62245- 64421 77354*

Австралия 1 1 1 1 1

Багамы 20828 21227 33275 25571 38859

Бельгия 3 3 3 0 3

Бермуды 14443 13277 21192 30744 29232

Британские Виргинские острова 242 206 202 106 -3

Вьетнам 4 3 3 6 5

Германия 0 0 1 0 1

Гонконг 20 17 147 158 128

Джерси 4 0 4 4 4

Кипр 2121 1942 2622 2969 3309

Китай 72 61 103 117 491

Корея, Республика 158 164 231 135 205

Международные

организации и 73 0 0 0 0

институты

Нидерланды 0 0 486 631 624

Панама 2 2 2 2 2

Сингапур -18 -22 -20 -26 24

Соединенное Королевство 277 174 251 0 12

США 24 13 43 49 49

Швейцария 1 1 1 1 0

Япония 52 57 95 116 119

Другие страны 184 10 10 72 69

Не распределено

по странам, в том числе включая 3059 2395 3593 3764 4220

конфиденциальные

данные

ных граждан; специальные механизмы защиты от необоснованных проверок со стороны контрольно-надзорных органов. В ряде случаев государство за свой счет создает необходимую инвесторам инфраструктуру. При этом ожидания

от реализации новой политики связаны с привлечением иностранных инвесторов, которые самостоятельно или в партнерстве с российским капиталом могли бы создавать на Дальнем Востоке новые производства, заранее обеспеченные за-

рубежными рынками сбыта.

В результате интенсивного государственного стимулирования и постепенного улучшения делового климата на Дальнем Востоке России инвесторы из практически всех стран АТР начинают наращивать свое присутствие в регионе. По данным Минвостокразвития только за 2021-2021 гг. доля иностранных инвестиций в проекты, реализуемые на Дальнем Востоке, составила более 20%, из которых 14% пришло из Китая, 5% — из Японии. В таблице 3 представлены основные параметры проектов с участием иностранных инвесторов (по лидирующим странам) в ТОРах и СПВ ДФО.

Читайте также:  Инвестиционная политика

По данным, приведенным в таблице 3, видно, что среди стран-инвесторов как по объемам финансирования, так и по количеству проектов, реализуемых на российском Дальнем Востоке, с большим отрывом от других партнеров лидирует Китай. Инвестиционное сотрудничество с этой страной стало заметной составляющей в общей сумме ПИИ, осуществляемых в регионе. Китайские инвестиции составили более 50% от общего объема иностранных вложений в ТОРы и СПВ. В ТОР и СПВ с участием инвесторов из КНР заявлено к реализации более 40 инвестиционных проектов общей стоимо-

стью 4,2 млрд долл. США, часть из них уже реализуется. Заметным является присутствие китайских компаний и в общем инвестиционном процессе. Так, на начало 2021 г. доля КНР в общем объеме инвестиций в ТОРАх составляла 6,0%, доля в создаваемых рабочих местах -5,3%. В СПВ Китай представлен 5,1% в общем объеме инвестиций, при этом доля в создаваемых рабочих местах — 17,8%. При этом важной характеристикой осуществляемых китайских инвестиций является их диверсифицированная структура. В подавляющем большинстве они представляют частные инвестиции, 73% из которых не связаны с добычей природных ресурсов. Это вложения в обрабатывающие производства, логистику и транспорт, сельское хозяйство, туризм и другие сектора.

Назовем наиболее примечательные проекты в сфере обрабатывающей промышленности.

Назовем наиболее примечательные проекты, находящиеся на различной стадии реализации, но хорошо показывающие современные тренды активности в двусторонней экономической интеграции.

Одной из наиболее интенсивно развивающихся на Дальнем Востоке сфер

Таблица 3

Проекты с иностранными инвесторами в ТОРах и СПВ в ДФО по лидирующим странам (на начало 2021 г.)

Страна Объем инвестиций, млн руб. Количество проектов

ТОРы

Всего 164160 31

Китай 129600 12

Япония 8640 7

Корея 2160 2

Австралия 2160 3

Сингапур 2160 1

Вьетнам 15120 1

СПВ

Всего 36924 50

Китай 27693 33

Корея 3801 6

Япония 2172 3

Сингапур 543 2

Вьетнам 1086 1

Индия 543 1

Источник: составлено авторами по данным Корпорации развития Дальнего Востока.

сотрудничества России и Китая является сельское хозяйство. Это определяется, во первых, колоссальным спросом на китайском рынке продовольствия и, во-вторых, значительными земельными ресурсами на территории дальневосточного региона. Взаимный интерес инвесторов и производителей сельскохозяйственной продукции позволяет организовать современные предприятия, найти эффективных партнеров, быстро выйти на потребительские рынки Китая, получить институциональную и финансовую поддержку проектов от российских органов власти. В этом большую роль играет создание Российско-китайского фонда агропромышленного развития на Дальнем Востоке (РКФАР). По заявлениям учредителей, общий первоначальный капитал фонда, созданного китайскими инвесторами совместно с российским государственным Фондом развития Дальнего Востока, составляет 13 млрд руб. с дальнейшей капитализацией до 10 млрд долл. США.

Важное значение для успешности развития сельскохозяйственных проектов имеет выход в Россию очень крупных китайских производителей продовольствия, которые могут осуществлять на Дальнем Востоке России масштабные инвестиции.

В их числе китайская корпорация Country Garden Group, которая включена в рейтинг 500 крупнейших компаний мира. Она разрабатывает для размещения в Еврейской автономной области основанный на самых современных технологиях и лучших мировых практиках проект. Он позволит на Дальнем Востоке России в больших масштабах выращивать экологически чистую сою и осуществлять ее глубокую переработку. Предполагается использование для его реализации до 500 тыс. га сельскохозяйственных земель. Инвестиционная составляющая достигает 3,5 млрд рублей.

Мошцый по объемам производства российско-китайский аграрный проект готовится к реализации в Приморском крае. Компания «Чжундин Дайри Фармин», которая входит в число пяти крупнейших в КНР производителей молока, в течение пяти лет предполагает построить в регионе не менее 10 молоч-

ных ферм, на которых будет содержаться до 50 тысяч голов скота. Кроме того, в проект входят организация кормового хозяйства, промышленно-логистического парка, других производственных и инфраструктурных объектов. Общая сумма инвестиций определена в 45 млрд руб.

Приход крупных зарубежных инвесторов в сельское хозяйство связан с еще одним позитивным эффектом. Проекты, реализуемые ими в аграрной сфере, включают не только развитие земледелия и животноводства, но одновременно создание эффективного инфраструктурного обеспечения производственной системы.

Одним из крупнейших в этом сегменте сотрудничества является проект, подготовленный крупной частной китайской корпорацией Harbin Dongjin Group. Он предполагает наряду с производством на Дальнем Востоке России экспортных зерновых культур создание в регионе сети специализированных складов по хранению произведенной продукции, а также пяти зерновых портов на реке Амур (в Благовещенске, Нижнеленинском, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Николаевске-на-Амуре). Суммарные инвестиции в проект по предварительным расчетам составят более 25 млрд руб.

Аналогичный цели преследует другой инфраструктурный проект, который готовит к реализации в Забайкалье компания Power China. Он включает строительство нескольких зерновых элеваторов и транспортной инфраструктуры, обеспечивающей поставки российской сельскохозяйственной продукции на китайский рынок.

Кроме того, в ряде проектов в качестве сопутствующих производств рассматриваются предприятия по сборке сельскохозяйственной и перерабатывающей техники, агробиологических технологий и пр.

Так, в Приморском крае на площадке ТОР «Надеждинская» российская компания «Арника» и ее китайский партнер VEGA Group, инвестировав в проект около 4 млрд рублей, осуществляют строительство нескольких предприятий по производству кормовых ингредиентов, витаминов и лекарств для животноводства.

Разумеется, при большом внимании, которое уделяется инвесторами Китая развитию сельскохозяйственного производства, перечень перспективных сфер для совместные вложений на Дальнем Востоке России включает широкий круг других отраслей.

Будет продолжаться сотрудничество в добывающей промышленности. В частности, в совместной разработке Ключевского золоторудного месторождения. Здесь в качестве партнера выступает компания China National Gold Group. Другая крупная компания China Energy входит в проект по освоению месторождения энергетических углей в Забайкальском крае.

Хорошие перспективы для российско-китайского сотрудничества намечаются в сфере высоких технологий. В среднесрочной перспективе ключевым проектом станет строительство одной из крупнейших компаний России — «Сибуром» — Амурского газохимического комплекса. Согласно предварительным договоренностям, в создании этого ультрасовременного производства с ориентировочными инвестициями от 7 до 11 млрд долларов США, с 40-процентным участием в капитале примет участие китайский гигант «Синопек». Другой находящийся в стадии разработки крупный объект в этой перспективной сфере — совместное строительство Находкинского завода минеральных удобрений, где участником проекта с китайской стороны выступает China Chengda Engineering Co. Ltd.

После запуска газопровода «Сила Сибири» и нефтепровода ВСТО, которые позволили эффективно решить проблемы сырьевых поставок из России в Китай, сотрудничество в газохимии и нефтехимии является важным продолжением совместной деятельности по глубокой переработке сырья.

При этом для иностранных инвесторов существуют и другие привлекательные сектора экономики практически в каждом дальневосточном регионе. В целом можно выделить следующие перспективные сектора дальневосточной экономики для китайских инвесторов.

Во-первых, это городская инфраструктура. Потенциальный объем инвестиций в области обновления изношен-

ной инфраструктуры ЖКХ крупнейших городов Дальнего Востока оценивается почти в 1 млрд долл. США. Экономика проектов строится на тарифном регулировании, при этом на Дальнем Востоке уже есть опыт закрепления тарифов на длительный срок для обеспечения возвратности инвестиций.

Во-вторых, это локальная энергетика. Перспективными являются как проекты по повышению уровня энергоэффективности, так и по снижению зависимости локальной генерации от дорогого привозного топлива.

В-третьих, безусловно, важными для региона, а значит и для международного сотрудничества, являются проекты создания и развития на Дальнем Востоке высоких технологий, например, по глубокой переработке местного сырья, создания современных обрабатывающих производств.

Одновременно с формированием российской стороной приоритетных условий на Дальнем Востоке для китайского инвестиционного бизнеса в КНР также осуществляется активное стимулирование трансграничных инвестиционных программ. Особо важным это является для территорий Северо-Востока Китая, которые отстают в своем развитии от Центра и Юга страны. Большим событием для этого региона является формирование новых институциональных режимов, стимулирующих инвестиционное сотрудничество. 26 августа 2021 г. в провинции Хэйлунцзян была открыта Китайская зона свободной торговли, которая позволяет провинции перевести сотрудничество с Россией на новый уровень. Создание этой зоны опирается на успешный опыт Шанхайской зоны свободной торговли, в которой были протестированы институциональные инновации в области инвестиций, торговли, финансов и надзора. При использовании этого инструментария в провинции Хэй-лунцзян, по мнению специалистов, следует ожидать положительных результатов экономического роста, повышения эффективности использования имеющихся ресурсов, усиления интеграционных связей с российским Дальним Востоком.

Особо следует отметить, что Зона свободной торговли провинции Хэй-

лунцзян обеспечивает новую платформу для российско-китайского инвестиционного сотрудничества на корпоративном уровне. Крупные российские компании эффективнее смогут определить свои деловые возможности и принять участие в региональной программе возрождения промышленного производства на Северо-Востоке Китая. Опираясь на положительный опыт совместного китайско-российского строительства Тяньцзиньского нефтеперерабатывающего и химического завода, аналогичная модель может быть эффективно воспроизведена в северо-восточном регионе, что позволит российским корпорациям выйти на емкий рынок Китая. При этом могут быть широко использованы инвестиционные возможности российских фирм с Дальнего Востока в сельском, лесном, минеральном, машиностроительном, авиационном и инфраструктурном строительстве.

Читайте также:  Инвестиции в человеческий капитал как фактор формирования инновационной экономики – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Инвестиционное сотрудничество является важной составляющей эффективного взаимодействия России и Китая. Трудно поддерживать тесные экономические отношения только на основе торгового партнерства. В современных условиях наши страны могут активно планировать совместные инвестиционные программы в крупных промышленных проектах. Этому способствует дальнейшее совершенствование институциональных режимов по обе стороны границы: продолжение строительства ТОР в регионах Дальнего Востока России и реализация плана Зоны свободной торговли в китайской провинции Хэйлунцзян. При их использовании потенциальные инвесторы, несомненно, получают большие возможности для повышения эффективности экономической деятельности за счет инноваций в системах, механизмах и моделях трансграничного взаимодействия.

Список литературы:

1. Ань Чжао Чжень. Привлечение иностранного капитала в экономику про-

винции Хэйлунцзян КНР и Новая политика//Власть и управление на Востоке России. 2021. № 1. С. 28-33.

2. Бай Шичжэнь: «Развивать и развивать Северо-восточный региональный логистический круг и содействовать инициативе «Пояс и путь» в Хейлунцзяне»// Журнал «Борьба», 2021, вып. 1. С. 61 (на китайском языке)

3. Дементьев Н. П. Прямые инвестиции из-за рубежа: оценки на основе данных Банка России и Евростата / / Российский экономический журнал. 2021. № 2. С. 56-69.

4. Дементьев Н.П. Прямые иностранные инвестиции в российской экономике: движение по кругу / / Интерэкспо Гео-Сибирь. 2021. №.1. С..251-255.

5. Донг Бовэн. «Пилотные достижения и продвижение инновационной системы Китая в зоне свободной торговли, а также содействие и руководство в провинции Хэйлунцзян», «Экономика бизнеса», 2021. № 8. С. 16. (на китайском языке)

7. Изотов Д. А., Суслов Д. В. Инвестиционное сотрудничество Дальнего Востока России со странами СВА: попытка активизации в конце 2000-х гг. // Россия и АТР. 2021. № 2. С.113-128.

8. Минакир П. А. Ожидания и реалии политики «поворота на Восток» // Экономика региона. 2021. Т. 13, вып. 4. С. 1016-1029.

9. Рензин О. М. Институциональная трансформация экономики Дальнего Востока: первая пятилетка//Российский Дальний Восток: национальный приоритет в контексте Азиатско-Тихоокеанского развития и сотрудничества. Хабаровск: ИЭИ ДВО РАН. 2021. С. 173-178.

10. Суслов Д. В. Иностранные инвестиции на Дальнем Востоке: современное состояние и перспективы // Россия и страны Северо-восточной Азии: вопросы экономического сотрудничества / Под ред. проф. Вакио Фудзимото, акад. РАН П. А. Минакира, акад. РАН А. И. Татар-кина. Осака (Япония) — Хабаровск (Россия) — Екатеринбург (Россия) : Институт экономики УрО РАН, 2021. С. 63-75.

Reference to the article

Ма Юцзюнь, Суслов Д. В. Новые аспекты российско-китайского инвестиционного сотрудничества на Дальнем Востоке России // Власть и управление на Востоке России. 2021. № 4 (89). С. 8-16. DOI 10.22394/1818-4049-2021-89-4-8-16_

Ma Yujun — director of the Institute of Russia of the Academy of social sciences of the Province of Heilongjiang (Harbin, Heilongjiang, the People’s Republic of China). E-mail: myj52@sina.com

Denis V. Suslov — senior research associate, the Economic Research Institute of FED of RAS (153, Tikhookeanskaya Street, Khabarovsk, Russia, 680042). E-mail: suslov@ecrin.ru

New aspects of Russian-Chinese investment cooperation

in the Russian Far East

The article analyzes the dynamics and structure of foreign direct investment attraction in the Russian Far East in 2021-2021. Aggregated characteristics of projects carried out by the enterprises with foreign investment in the preferential regimes «territory of advanced development» (TAD) and «Free Port of Vladivostok» (FPV) are considered. China’s leading position among investing countries is shown. The influence of the regional organization of the economy, including special institutional regimes, on promising investment cooperation is considered.. The role of the new Free Trade Zone, created in Heilongjiang Province, in attracting Russian investment in economic projects implemented in China is evaluated. The main directions of the Russian-Chinese investment cooperation for the medium term are highlighted

Keywords: the Russian Far East, China, Heilongjiang Province, foreign direct investment (FDI), regional cooperation, projects, TAD, FPV, Free Trade Zone.

References:

1. An Zhao Zhen. Attracting foreign capital into the economy of Heilongjiang, China and the New Policy // Power and Management in the East of Russia. 2021, no. 1, pp. 28-33. (In Russian).

2. Bai Shizhen: «To develop and develop the Northeast Regional Logistics Circle and to promote the» Belt and Way «initiative in Heilongjiang» // «Struggle» Magazine, 2021, issue 1, p. 61. (In Chinese)

3. Dementiev N. P. Direct investment from abroad: estimates based on data from the Bank of Russia and Eurostat / / Russian Economic Journal. 2021, no. 2, pp. 56-69. (In Russian).

4. Dementiev N. P. Foreign direct investment in the Russian economy: movement in a circle // Interexpo Geo-Siberia. 2021, no1, pp. 251-255. (In Russian).

5. Dong Boven. «Pilot Achievements and Promotion of China’s Innovation System in the Free Trade Area, as well as Assistance and Leadership in Heilongjiang,» «Business Economics, 2021, no. 8, p. 16. (In Chinese).

6. Drobyshev I. Billions of heaven. Investors from China believed in a new development strategy for the Far East // Rossiys-

kaya Gazeta. Special issue. No. 41 (7202. 2021. URL: https://procenty-po-vkladam.ru/2021/02/27/v-ekonomiku-dfo-uvelichat-pritok-kitajskih-investicij.html (In Russian).

7. Izotov D. A., Suslov D. V. Investment cooperation of the Russian Far East with the countries of Northeast Asia: an attempt to intensify in the late 2000s. // Russia and Asia-Pacific. 2021, no. 2, pp. 113-128. (In Russian).

8. Minakir P. A. Expectations and the realities of the policy of «turning to the East» // Economy of the region. 2021, vol. 13, no. 4, pp. 1016-1029. (In Russian).

9. Renzin O. M. Institutional transformation of the economy of the Far East: the first five-year plan // Russian Far East: national priority in the context of Asia-Pacific development and cooperation. Khabarovsk: IEI FEB RAS, 2021, pp. 173-178 (In Russian).

10. Suslov D. V. Foreign investment in the Far East: current status and prospects // Russia and the countries of Northeast Asia: issues of economic cooperation / Ed. prof. Wakio Fujimoto, Acad. RAS P.A. Minakira, Acad. RAS A.I. Tatarkina. Osaka (Japan) -Khabarovsk (Russia) — Yekaterinburg (Russia): Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, 2021, pp. 63-75.(In Russian).

Reference to the article

Ma Yujun, Suslov D. V. New aspects of Russian-Chinese investment cooperation in the Russian Far East // Power and Administration in the East of Russia. 2021. No. 4 (89). Pp. 8-16. DOI 10.22394/1818-4049-2021-89-4-8-16

Российско-китайская тор с $1,5 млрд инвестиций появится на дальнем востоке

МОСКВА, 7 февраля. /Корр. ТАСС Николай Сытарь/. Трансграничная территория опережающего развития (ТОР) появится в районе российско-китайского пункта пропуска между городом Пограничный Приморского края и городским уездом Суйфэньхэ китайской провинции Хэйлунцзян. Инвесторы готовы вложить в нее 1,5 млрд долларов, сообщили ТАСС в среду в пресс-службе Министерства РФ по развитию Дальнего Востока.

Вице-премьер, полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев и вице-премьер Госсовета КНР Ван Ян в среду провели в среду встречу сопредседателей Российско-Китайской комиссии по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока, Байкальского региона РФ и Северо-Востока КНР.

«В ходе двусторонней встречи в формате Трутнев — Ван Ян стороны договорились начать работу по проекту создания трансграничной территории опережающего развития в районе пунктов пропуска «Пограничный» — «Суйфэньхэ». Инвесторы готовы вложить в нее $1,5 млрд «, — сказал собеседник агентства.

Ранее сообщалось, что в ходе совместной работы стороны обсудили текущую ситуацию и перспективы двустороннего взаимодействия в области внешней торговли, инвестиций и совместных инфраструктурных проектов. Наметили план развития межрегиональных контактов на ближайшие годы.

«Китай сегодня является главным внешнеэкономическим партнером по развитию Дальнего Востока России. Объем инвестиций в территории опережающего развития, «Свободный порт Владивосток» по уже действующим проектам — $3,5 млрд, в портфеле еще находится около $30 млрд», — отметил российский вице-премьер в беседе со своим китайским коллегой.

Трутнев и Ван Ян также объявили об официальном открытии перекрестных (2021-2021) годов российско-китайского сотрудничества.

Российско-китайские проекты 2020. проекты россии и китая 2020

Несмотря на пандемию коронавируса, нарушившую привычный ритм взаимодействия между странами, в 2020 году российско-китайские отношения выдержали все испытания и продолжили свое совместное развитие. Стороны продолжают наращивать сотрудничество в целом ряде областей – торговля, экономика, гуманитарное и политическое взаимодействие. Это в очередной раз демонстрирует мощную сопротивляемость наших стран негативным факторам и давлению из вне.

Текущий год подходит к концу – самое время подвести его итоги. Сегодня, в нашем специальном обзоре, мы расскажем о крупнейших российско-китайских инвестиционных проектах, реализация которых проходила под занавесом пандемии.

cc2318316bba474da6f95e0578b825cf.jpg

1. Амурский ГХК

Амурский газохимический комплекс – это крупный проект российской компании Сибур (60%) и Китайской нефтяной и химической корпорации Sinopec (40%). «СИБУР Холдинг» оценил объем предварительных инвестиций в строительство Амурского газохимического комплекса в Приамурье в 10,7 млрд долларов США. Ожидается, что сырье будет поставляться «Газпромом» с Амурского ГПЗ в размере 3,5 млн тонн в год. Производственные мощности ГХК составят 2,3 млн тонн полиэтилена и 400 тыс. тонн полипропилена в год.

Читайте также:  Инвестирование в бизнес-проекты: ТОП 6 способов это сделать

116.jpg

2. Haval (Great Wall Motor)

Китайский автомобильный бренд активно продолжает продвижение в Россию. Ранее на территории ОЭЗ «Узловая» был построен завод Haval, который стал первым зарубежным предприятием полного цикла для этой компании. В дальнейшем в рамках особой экономической зоны будут построены завод по производству моторов и R&D Центр. Инвестиции в эти проекты составляют 3,5 млрд рублей (46,4 млн долларов США).

117.jpg

3. Трасса Казань-Москва

Китайская железнодорожная строительная корпорация (CRCCI) подписала тендер на пятый участок проекта скоростного шоссе «Москва-Казань», сумма контракта составила 58,26 миллиарда рублей (773 млн долларов). Данная трасса позволит сократить путь из Москвы в Казань с 12 часов до 6,5 часов. Скоростная автомагистраль Москва–Казань – часть российского участка международного транспортного коридора Европа – Западный Китай. После ввода в эксплуатацию эта трасса станет полноценной частью Экономического пояса Шелкового пути и будет способствовать развитию сухопутных грузоперевозок между Азией и Европой.

4. Завод удобрений в ОЭЗ «Алабуга»

Китайская компания Sichuan Golden-Elephant Sincerity Chemical планирует разместить завод удобрений в ОЭЗ «Алабуга» в Республике Татарстан. Сычуаньская компания планирует производить до 140 тысяч тонн карбамида и 120 тысяч тонн меламина в год. Кроме того, подобное предприятие позволит создать сотни рабочих мест в Татарстане. Инвестиции в данный проект составят 330 млн долларов.

6. Tigre de Cristal (Игорная зона «Приморье»)

Гонконгская компания Гонконгская компания Summit Ascent Holdings Ltd. планирует инвестировать 200 млн долларов в строительство развлекательного центра в игорной зоне «Приморье». Запланирован объект общей площадью порядка 63 тыс. кв. м, где будут построены отель на 350 номеров, а также до 1,5 тыс. кв. м будут задействованы под рестораны, бары, конференц-залы и иные развлекательные зоны. Помимо этого, проектом предусмотрен большой торговый центр с фуд-кортом и зона для семейного отдыха, а также зона бассейна с прозрачным куполом и атмосферой тропического леса.

115.jpg

7. Мусоросжигательный завод во Владивостоке

Современный мусоросжигательный завод во Владивостоке будет построен на месте старого, который был закрыт и не соответствовал современным экологическим стандартам. ООО УК «ЭкоЛайф ДВ» планирует привлечь для строительства завода иностранные компании – WELLE Environmental Group из Китая и EUWELLE GmbH из Германии. Это позволит создать в городе высокотехнологичное предприятие для мусоропереработки. Стоимость проекта оценивается в 12 млрд рублей (159 млн долларов).

114.jpg

8. Завод по переработке сои в ТОР «Михайловский»

Китайский холдинг «Легендагро», который принадлежит компании Joyvio Beidahuang Agricultural Holdings инвестирует в строительство в Приморском крае завода по переработке сои мощностью 240 000 тонн в год. Ежегодно предприятие будет способно производить 121 000 тонн соевого протеинового концентрата, 42 500 тонн соевого масла, 2 400 тонн лецитина, 38 000 мелассы и 3 200 тонн шрота. Инвестиции на строительство завода составят 4,7 млрд рублей (62,3 млн долларов).

9. Томский ЛПК

Российско-китайское совместное предприятие «Сибирь Лес» планирует вложить 2 млрд рублей (26,5 млн долларов) в развитие лесопромышленного комплекса Томской области. В рамках расширения предусмотрено два проекта – создание инфраструктуры и лесоперерабатывающих комплексов в Александровском и Каргасокском районах и проект по заготовке древесины и шпона для IKEAв Зырянском районе. С китайской стороны инвестором выступает компания «Сунюань», которая уже вложила в развитие производства 15 млн долларов.

10. Hubei Avgust Pesticide Co. Ltd.

В китайской провинции Хубэй открылось совместное российско-китайское предприятие по производству химических средств защиты растений. С российской стороны учредителем выступила компания АО Фирма «Август», а с китайской стороны НПК Jiangsu Agrochem Laboratory Co. Ltd. Ожидается, что мощность предприятия составит более 7,5 тонн химических веществ в год.

112.jpg

11. Трансграничная канатно-подвесная дорога через реку Амур между городами Благовещенск (РФ) и Хэйхэ (КНР)

Создание канатной-подвесной дороги через реку Амур – это перспективный проект по увеличению туристических обменов между Россией и Китаем. Путь с одного берега на другой составит 6 минут. Вместе с этим будет построен пассажирский терминал с зоной Duty Free. Инвестиции в проект составят около 4,6 млрд рублей (61 млн долларов). Имя партнера с китайской стороны еще не названо.

113.jpg

12. Строительство метро в г. Санкт-Петербург

АО «Метрогипротранс» подписал соглашение о стратегическом партнерстве с китайской компанией Shanxi Construction Investment Group Co., LTD (дочернее предприятие государственного холдинга China Railway Engineering Corporation) для развития и строительства метро в Санкт-Петербурге.   


Несмотря на все сложности, 2020 год был насыщенным на инвестиционные проекты. Некоторые из них уже активно реализуются, другим будет дан старт уже в наступающем году. Мы надеемся, что в будущем, Россия и КНР не сдадут своих позиций и продолжат плодотворное сотрудничество, реализуя свои внутренний потенциал.


Для получения консультации по привлечению китайских инвестиций в ваши проекты достаточно оставить заявку в форме обратной связи («задать вопрос» в правой части страницы»), написать на почту business@raspp.ru или позвонить по номеру 7-963-963-83-63. Вам поможет Наталья Сапунова, руководитель департамента торгово-экономического сотрудничества. Желаем успехов в бизнесе с Азией!

Тор по–китайски. в россии появится еще семь территорий опережающего развития

Список уже существующих ТОР дополнят моногорода в Кировской, Тульской, Новосибирской, Волгоградской, Новгородской, Орловской и Челябинской областях. Ожидания большие: через 10 лет на инвестиции в размере 35 млрд рублей предполагается ежегодных 37 млрд рублей в бюджет и порядка 7 тыс. рабочих мест в ближайшее время. Конкретно в случае моногородов эти меры призваны снизить зависимость от градообразующих предприятий и предпринять попытки диверсификации экономики.

ТОСЭРы/ТОРы активно создаются в России с 2021 года, после появления в конце 2021 года соответствующей законодательной базы. Этот формат в наших реалиях актуален для Дальнего Востока, Сибири, моногородов и ЗАТО. До появления семи новых количество уже созданных приближалось к 100. Кроме того, в России с 2005 года действуют особые экономические зоны. С точки зрения задач особые экономические зоны и ТОРы идентичны. Для территорий они призваны решать проблемы диверсификации экономики и развития в целом, для инвесторов предлагают особый режим работы.

Различия кроются в деталях: территориальное размещение, разные налоговые и неналоговые льготы, разная среда ведения бизнеса, разные входные барьеры. Основные же заключаются в том, что ТОРы могут похвастаться свободными таможенными зонами и готовой инфраструктурой. На 2021 год в России действовало 25 особых экономических зон. Нужно корректно заметить, что ОЭЗ пока не оправдали ожиданий, не став в целом ни мощными стимулами для развития экономики территорий, ни инструментом, эффективно решающим вопросы занятости: в прошлом году во всех зонах действовало лишь около 30 тыс. рабочих мест.

Сам принцип организации ТОСЭР (или, сокращенно, ТОР), называемый также китайским путем, широко распространен в международной экономической практике для привлечения крупных инвесторов. Правда, в том же Китае территориями опережающего развития назначались целые провинции, в российском же варианте это, как правило, города или части областей. То же самое касается и особых экономических зон: созданные в 1980–х годах в Китае в качестве эксперимента, они сыграли важную роль в либерализации китайского законодательства и развитии экономики в целом.

Если вернуться в российские реалии и посчитать очень грубо и усредненно, то на 85 регионов Российской Федерации приходится около 125–130 различных особых экономических зон, «российских офшоров» и ТОРов. То есть в среднем по 1,5 на регион. Но китайского эффекта от китайского пути в российских реалиях пока не наблюдается. Возможно, дело все–таки не в тактике, а создание различных зон (и по сути вторых, отдельных экономик в отдельных регионах страны) — меры тактического толка.

Возможно, дело в стратегии. Есть основания подозревать, что в Китае, впустившем в огромном количестве иностранцев в свою экономику, такая стратегия была. Исключительно дешевая рабочая сила и особые экономические условия позволили Китаю не только в прямом смысле накормить немаленькое население своей немаленькой страны, но и получить доступ ко всем новейшим технологиям и ко всему интеллектуальному капиталу прогрессивного мира. В свою очередь, это позволило Китаю на государственном уровне, образно выражаясь, реализовать управленческую стратегию последователя и стать величайшим подражателем технологий, продуктов и методик в мире и лидером мировой экономики.

Сравнивать, конечно, не вполне корректно, однако в среднесрочной и долгосрочной перспективе тактика прекрасна тогда, когда есть стратегия. В отсутствие оной подобные тактические меры — просто разные экономики внутри одной большой страны.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl Enter

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Комментарии запрещены.