Валовые внутренние частные инвестиции – что это такое, их состав и отличие от чистых инвестиций

Валовые внутренние частные инвестиции - что это такое, их состав и отличие от чистых инвестиций Вклады Восточный Банк

Оценка уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал по регионам россии

Общество: политика, экономика, право. 2021. № 12. С. 63-73. Society: Politics, Economics, Law. 2021. No. 12. P. 63-73.

Научная статья УДК 332.143

https://doi.org/10.24158/pep.2021.12.10

Оценка уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций

в основной капитал по регионам России

Александр Владимирович Прокопьев1, Татьяна Владимировна Прокопьева2

^Сургутский государственный университет, Сургут, Россия 1prokopev_aleksan@mail.ru, https://orcid.org/0000-0003-4126-2827 2alpro75str@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0002-4564-7401

Аннотация. Статья посвящена актуальной проблеме установления наличия и оценки тесноты взаимосвязи между показателями валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал по регионам России, что позволяет не только лучше понять природу формирования ВРП, но и наметить варианты управленческих решений, стимулирующих экономическую активность в регионе через рост инвестиционной активности хозяйствующих субъектов. На основе проведенного критического обзора публикаций по рассматриваемой проблеме авторы обосновывают актуальность проводимого исследования. С использованием методов построения и оценки значимости линейных регрессионных моделей доказана справедливость гипотезы о наличии тесной связи между показателями ВРП и инвестиций в основной капитал на базе статистических данных по всем субъектам РФ. Показано отсутствие значимой связи между долей инвестиций в объеме ВРП региона и объемами валового регионального продукта, а также наличие слабой связи между средней долей инвестиций в ВРП и средними темпами прироста ВРП за тот же период. Парадоксальным результатом исследования является выявление отсутствия значимой связи между средними темпами прироста инвестиций и средними темпами прироста ВРП по регионам России за 2022-2022 годы. Предложен комплекс рекомендаций по корректировке критериев поддержки регионов и совершенствованию механизмов контроля в части финансирования и исполнения региональных инвестиционных программ в зависимости от уровня эффективности региональной инвестиционной политики.

Ключевые слова: валовый региональный продукт, инвестиции, региональная экономика, инвестиционная политика, экономический рост, темп роста, регрессионная модель, корреляционное поле

Для цитирования: Прокопьев А.В., Прокопьева Т.В. Оценка уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал по регионам России // Общество: политика, экономика, право. 2021. № 12. С. 63-73. https://doi.org/10.24158/pep.2021.12.10.

Original article

Assessment of the correlation level between the gross regional product and the volume of fixed investments by Russian regions

Alexander V. Prokopev1, Tatyana V. Prokopeva2

12Surgut State University, Surgut, Russia

1prokopev_aleksan@mail.ru, https://orcid.org/0000-0003-4126-2827 2alpro75str@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0002-4564-7401

Abstract. The problem of establishing the existence and assessing the closeness of the relationship between the indicators of the gross regional product and the volume of fixed investments in Russian regions is viewed. It allows to understand the nature of the formation of GRP, but also to outline options for management decisions that stimulate economic activity in the region through the growth of investment activity of economic entities. The authors substantiate the relevance of the research in order to find objective patterns that have not been reflected. Using the methods of constructing and evaluating the significance of linear regression models, the existence of a close relationship between the indicators of GRP and regions investments is proved on the basis of statistical data for all subjects of the Russian Federation. The absence of a significant relationship between the share of investments in the volume of GRP in the region and the volume of gross regional product, as well as the presence of a weak relationship between the average share of investments in GRP and the average GRP growth rates for the same period are shown. The result of the study is the identification of the absence of a significant relationship between the average growth rates of investments and the average growth rates of GRP in the regions of Russia for 2022-2022. Based on the results of the study, the authors proposed a set of recommendations for federal authorities on adjusting the criteria for supporting regions and improving control mechanisms in terms of financing and execution of regional investment programs, depending on the level of effectiveness of regional investment policy.

© Прокопьев А.В., Прокопьева Т.В., 2021

Keywords: gross regional product, investment, regional economy, investment policy, economic growth, growth rate, regression model, correlation field

For citation: Prokopev, A.V., Prokopeva, T.V. (2021) Assessment of the correlation level between the gross regional product and the volume of fixed investments by Russian regions. Society: Politics, Economics, Law. (12), 63-73. Available from: doi:10.24158/pep.2021.12.10. (In Russian).

Обеспечение высоких темпов экономического роста является одной из ключевых задач регионов России, поскольку это позволяет снижать уровень бедности населения, увеличивать благосостояние граждан и доходную часть бюджетов всех уровней, решать насущные вопросы регионального развития. Одним из ключевых факторов роста валового регионального продукта являются инвестиции в основной капитал, увеличение которых приводит к обновлению основных производственных фондов, росту производственного потенциала предприятий. Следовательно, оценка уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал представляется достаточно актуальной.

Целью настоящего исследования является формирование обоснованной оценки уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал по регионам России как в статических показателях, так и в динамике, и выработка на этой основе рекомендаций по совершенствованию государственной политики в сферах инвестиционного планирования и контроля.

Проблематика исследования взаимосвязей показателей экономического роста и инвестиций на макроуровне интересует большое число авторов научных работ. Отдельно стоит отметить классиков теории экономического роста, разработавших ряд экономико-математических моделей, описывающих его природу. Одной из таких классических моделей является модель Роберта Солоу, согласно которой уровень валового продукта (на национальном или региональном уровнях) описывается функцией от затрат труда и капитала. Также в рамках этой модели определяется оптимальная норма сбережений в экономике. Следовательно, может идти речь и об оптимальной доле инвестиций в валовом региональном продукте, при котором обеспечиваются высокие темпы экономического роста, с одной стороны, и не угнетается потребление, с другой стороны (Solow, 1956). Другой известной кейнсианской моделью экономического роста, о которой уместно упомянуть в настоящей работе, является модель Роя Харрода и Евсея Домара (Domar, 1946). В модели раскрыта природа мультипликативного эффекта инвестиций, описан механизм формирования циклических эффектов валового выпуска и инвестиций. Согласно модели Хар-рода-Домара, также существует оптимум инвестиций в экономике, правда механизм его определения отличается от модели Р. Солоу. Стоит отметить, что обе модели, хотя и имеют безусловную теоретическую ценность, имеют ряд ограничений, затрудняющих их применение на практике. Во-первых, они в большей степени справедливы для национальной, а не для региональной экономики, во-вторых, они являются экзогенными, то есть рассматривают модель закрытой экономики, не находящейся в системе внешних связей, а в-третьих, постулируют фиксированное значение многих параметров, которые в реальной жизни не являются константами.

Опираясь на разработки классиков экономической теории, в ряде работ также исследуются разные аспекты взаимосвязи валового регионального продукта и инвестиций в основной капитал как применительно к России, так и в общетеоретическом ключе. В.Е. Дементьев (2020), R. Benini и A. Czyzewski (2007), Е. Kolomak (2022) выделяют общие факторы дифференциации регионов России по абсолютному размеру ВРП, экономической активности и темпам экономического роста, не акцентируя внимание именно на инвестиционный фактор. Схожие результаты исследования представлены в работах Е.И. Кадочниковой, А.Н. Бакировой, Х.Б.С. Абдулаева и Д.А. Дроздовой (2022) и Н. Михеевой (Mikheeva, 2022). Авторы этих работ акцентируют внимание на тенденции экономического роста в регионах России, дают долгосрочные прогнозы регионального развития. В работах Н.С. Магомадова и С.Р. Шамилева (2022), К.Р. Адамадзиева и А.К. Ада-мадзиевой (2022), Т.В. Миролюбовой и Е.Н. Ворончихиной (2022) широко используется инструментарий экономико-математического моделирования для анализа динамики ВРП регионов и моделирования вероятностных связей между ключевыми региональными экономическими показателями. В состав таких показателей в том числе входит и объем инвестиций в основной капитал, однако оценка влияния на величину и динамику ВРП именно инвестиционного фактора при элиминировании влияния других факторов в указанных работах не проводится.

Различные аспекты влияния инвестиций на абсолютную величину и темпы роста ВРП исследованы в большом количестве работ отечественных и зарубежных авторов. В их числе стоит отметить работы В.Г. Беляничева и А.Ф. Савдеровой (2022), В.Г. Игнатьева (2022), Е.Г. Юрченко (2022), Н.С. Трусовой (2022), О.М. Гусаровой (2022), Н.С. Гичиева (2021), С.А. Горбач и С.А. Семи-нога (2022), В. Малахова и Т. Дубининой (Malakhov et al., 2022), Ж.Т. Омара и А.Т. Абдикаримовой (Omar et al., 2020), Ю.Н. Садохина (Sadokhin, 2022). В работах указанных авторов использованы

различные методы анализа, с меньшим или большим акцентом на применение инструментария эконометрики. В то же время в данных работах практически не исследуется влияние на ВРП средней доли инвестиций в валовом региональном продукте, а анализ взаимосвязей показателей динамики ВРП и инвестиций, как правило, выполнен преимущественно в среднесрочном периоде.

Отдельно стоит отметить также работы Т.Н. Кочкина (2020), А.Ц. Долгуновой (2022), Т.П. Скуфьиной, С.В. Баранова и Е.А. Корчак (2022), Е.А. Бертуновой, Т.С. Челтыгмашевой, Д.Р. Торточакова и Д.Ю. Тетериной (2022), П.И. Кузьмина, А.Г. Зиновьева, С.И. Обиремко и О.В. Исаевой (2021), в которых вопрос влияния инвестиций на валовый региональный продукт рассматривается не в отношении всех регионов России, а только применительно к регионам отдельного федерального округа или в отношении конкретного субъекта Российской Федерации. А в работах И. Гуровой (Сыгоуа, 2020), И. Ивасаки и К. Суганума (№аэак1 е! а1., 2022) показано влияние на валовый региональный продукт исключительно иностранных инвестиций, которые, как известно, характерны лишь для весьма ограниченного состава регионов нашей страны. Следовательно, подходы, содержащиеся в работах вышеуказанных авторов, можно признать слишком узкими для всеобъемлющего анализа влияния инвестиций в основной капитал на валовый региональный продукт по всем регионам России. В этой связи цель настоящей работы представляется весьма актуальной.

Выполним оценку наличия и тесноты взаимосвязи между факторным признаком инвестиций в основной капитал и результативным признаком валового регионального продукта. Так как в соответствии с официальным статистическим сборником «Регионы России»1, на текущий период времени данные о валовом региональном продукте за 2022 год отсутствуют, воспользуемся данными по этому показателю за 2022 год. Данные об объемах инвестиций в основной капитал возьмем за период 2022-2022 гг. Также в качестве вспомогательного показателя рассчитаем удельный вес инвестиций в ВРП по каждому региону России в 2022 году. Субъекты Федерации структурируем в разрезе федеральных округов. Для упрощения анализа регионы-«матрешки» будем рассматривать по агрегированным значениям показателей входящих в них субъектов Федерации. Представим исходные данные в таблице 1.

Читайте также:  Вклады Совкомбанка в 2022 для физических лиц на сегодня - процентные ставки по депозитам Совкомбанка

Таблица 1 – Исходные данные для исследования взаимосвязи ВРП и инвестиций в основной капитал по регионам России __

N п/п Наименование территории ВРП, млрд руб. Инвестиции в основной капитал, млрд руб. Удельный вес инвестиций в ВРП в 2022 году, %

2022 2022 2022 2022

1 2 3 4 5 6 7

Центральный федеральный округ

1 Белгородская область 865,98 143,79 142,69 134,55 15,54

2 Брянская область 328,81 68,20 55,12 58,92 17,92

3 Владимирская область 440,54 70,72 78,53 73,50 16,68

4 Воронежская область 943,60 270,99 283,65 276,79 29,33

5 Ивановская область 197,84 23,29 30,32 29,36 14,84

6 Калужская область 465,99 84,45 89,03 91,14 19,56

7 Костромская область 180,29 26,43 21,64 22,31 12,38

8 Курская область 428,44 93,66 100,90 120,74 28,18

9 Липецкая область 580,50 127,89 142,41 128,53 22,14

10 Московская область 4 201,77 621,18 699,92 945,42 22,50

11 Орловская область 230,71 43,60 43,67 48,06 20,83

12 Рязанская область 383,11 50,89 62,29 62,74 16,38

13 Смоленская область 312,86 58,73 57,50 70,90 22,66

14 Тамбовская область 331,63 105,03 111,07 106,23 32,03

15 Тверская область 441,65 93,43 100,74 104,50 23,66

16 Тульская область 636,13 112,56 128,56 154,75 24,33

17 Ярославская область 560,58 88,36 85,78 84,40 15,06

18 г. Москва 17 881,52 1 712,24 2 007,71 2 485,18 13,90

Северо-Западный федеральный округ

19 Республика Карелия 280,01 34,70 41,57 48,12 17,18

20 Республика Коми 665,74 200,26 134,15 136,47 20,50

21 Архангельская область 819,25 169,43 215,49 198,36 24,21

22 Вологодская область 582,63 114,16 138,28 153,43 26,33

23 Калининградская область 460,85 89,46 130,40 159,88 34,69

24 Ленинградская область 1 104,44 264,21 337,67 511,16 46,28

25 Мурманская область 482,55 85,50 113,27 155,74 32,28

26 Новгородская область 262,01 78,74 70,83 61,53 23,48

27 Псковская область 164,23 27,27 29,27 31,30 19,06

28 г. Санкт-Петербург 4 193,49 678,64 672,37 852,92 20,34

1 Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020: Статистический сборник [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 09.12.2021).

Продолжение таблицы 1

1 | 2 |3|4|5|6| 7

Южный федеральный округ

29 Республика Адыгея 108,42 19,13 20,85 30,60 28,22

30 Республика Калмыкия 73,69 9,14 11,22 12,42 16,86

31 Республика Крым 391,30 74,80 196,19 296,42 75,75

32 Краснодарский край 2 344,62 435,10 503,24 515,32 21,98

33 Астраханская область 553,40 118,00 146,66 110,28 19,93

34 Волгоградская область 852,03 183,64 191,71 183,10 21,49

35 Ростовская область 1 446,23 294,48 323,90 264,87 18,31

36 г. Севастополь 79,25 18,55 49,51 42,79 54,00

Северо-Кавказский федеральный округ

37 Республика Дагестан 625,06 199,56 187,35 200,01 32,00

38 Республика Ингушетия 55,46 20,63 21,20 22,36 40,32

39 Кабардино-Балкарская Республика 145,66 36,24 34,83 35,47 24,35

40 Карачаево-Черкесская Республика 77,05 20,56 21,03 22,69 29,44

41 Республика Северная Осетия 130,04 25,53 27,24 31,44 24,17

42 Чеченская Республика 193,08 60,54 64,39 74,37 38,52

43 Ставропольский край 715,51 122,95 140,06 158,23 22,11

Приволжский Федеральный округ

44 Республика Башкортостан 1673,70 355,11 278,59 267,93 16,01

45 Республика Марий Эл 177,73 27,27 24,03 27,32 15,37

46 Республика Мордовия 227,29 52,63 58,54 52,31 23,01

47 Республика Татарстан 2 469,22 636,49 637,61 629,73 25,50

48 Удмуртская Республика 631,12 87,13 83,71 96,98 15,37

49 Чувашская Республика 297,77 50,14 52,37 56,43 18,95

50 Пермский край 1 318,47 239,39 245,14 243,61 18,48

51 Кировская область 332,56 57,00 57,86 59,51 17,89

52 Нижегородская область 1 367,54 232,01 245,27 259,39 18,97

53 Оренбургская область 1 000,64 167,28 184,88 208,11 20,80

54 Пензенская область 400,52 64,95 72,05 87,11 21,75

55 Самарская область 1 510,52 256,78 259,54 264,99 17,54

56 Саратовская область 712,55 141,34 145,16 154,86 21,73

57 Ульяновская область 347,85 70,58 84,09 82,92 23,84

Уральский федеральный округ

58 Курганская область 213,03 29,25 22,85 27,15 12,75

59 Свердловская область 2 277,58 328,40 320,11 378,66 16,63

60 Тюменская область 8 790,44 2 132,09 2 291,14 2 305,86 26,23

61 Челябинская область 1 473,73 198,29 198,99 254,99 17,30

Сибирский федеральный округ

62 Республика Алтай 50,57 12,56 12,45 14,78 29,23

63 Республика Тыва 68,77 10,64 9,99 13,09 19,04

64 Республика Хакасия 235,31 27,24 23,84 34,28 14,57

65 Алтайский край 549,97 75,29 87,84 107,15 19,48

66 Красноярский край 2 280,03 425,93 420,89 421,78 18,50

67 Иркутская область 1 392,93 247,95 270,02 318,79 22,89

68 Кемеровская область 1 241,60 165,67 215,24 248,67 20,03

69 Новосибирская область 1 252,26 163,06 175,61 197,11 15,74

70 Омская область 681,62 93,45 98,66 121,39 17,81

71 Томская область 579,36 104,39 98,47 96,22 16,61

Дальневосточный федеральный округ

72 Республика Бурятия 226,13 33,45 42,21 48,53 21,46

73 Республика Саха (Якутия) 1 084,56 275,58 386,79 403,57 37,21

74 Забайкальский край 326,87 85,70 96,32 90,01 27,54

75 Камчатский край 236,48 37,30 39,01 40,30 17,04

76 Приморский край 834,02 130,50 130,94 144,52 17,33

77 Хабаровский край 710,64 120,09 121,19 143,71 20,22

78 Амурская область 301,07 129,82 192,47 251,18 83,43

79 Магаданская область 170,72 41,80 43,89 57,64 33,76

80 Сахалинская область 1 179,67 240,01 211,82 229,60 19,46

81 Еврейская автономная область 55,81 12,93 11,04 17,15 30,74

82 Чукотский автономный округ 78,14 12,76 12,50 17,38 22,24

Построим модель парной линейной регрессии между показателями инвестиций в основной капитал и ВРП за 2022 год. Для этого применим функцию «Регрессия» пакета «Анализ данных» MS Excel. В общем случае для классической формы линейной функции регрессии, включающей свободный член и угловой коэффициент, свободный член в уравнении регрессии оказывается незначим при заданном уровне значимости а = 0,05, несмотря на высокое значение коэффициента детерминации. Доверительный интервал истинного значения свободного члена модели содержит ноль. Следовательно, необходимо построить регрессионную модель без учета свободного члена. Результаты моделирования представим на рисунке 1.

Регрессионная статистика Значение

Множественный R 0,954720381

R-квадрат 0,911491006

Нормированный R-квадрат 0,899145327

Стандартная ошибка 731,4297212

Наблюдения 82

Дисперсионный анализ

df SS MS F Значимость F

Регрессия 1 446267449 446267449 834,16 4,47822 E-44

Остаток 81 43334144,4 534989,4371

Итого 82 489601593,4

Коэффициент Стандартная ошибка t- статистика P-Значение Нижние 95% Верхние 95%

Переменная X 1 5,2816 0,1829 28,8818 2,08 E-44 4,9177 5,6454

Рисунок 1 – Результаты линейного регрессионного моделирования по региональным данным о ВРП и инвестициях в 2022 году без учета наличия свободного члена модели

В новой модели коэффициент регрессии при факторе инвестиций в основной капитал оказывается значимым. Коэффициент детерминации R2 = 0,91 высок. Гипотеза о его нулевом значении может быть отклонена, так как расчетное значение F-статистики больше критического значения. На рисунке 2 представим корреляционное поле по рассматриваемым показателям с нанесенной на него линией регрессии. Учитывая тот факт, что региональные данные по ВРП и инвестициям в основной капитал очень сильно дифференцированы, данные представим в логарифмической шкале.

100000

ю

ч с;

о

о см ш IZ Q_ СО

10000

1000

100

y = 5,2816x R2 = 0,9115

10

10

100

1000

10000

Инвестиции в основной капитал в 2022 году, млрд руб.

Рисунок 2 – Корреляционное поле, построенное по региональным данным о ВРП и инвестициях в 2022 году, с нанесением линии регрессии, уравнения регрессии

и значения коэффициента детерминации

Как видно из рисунка 2, точки на корреляционном поле демонстрируют высокий уровень упорядоченности. Следовательно, можно сделать вывод, что объем инвестиций оказывает очень сильное влияние на размер ВРП регионов России.

Проверка регрессионной модели с помощью статистики Дарбина-Уотсона не подтверждает гипотезу о наличии автокорреляции остатков, так как DW = 1,926. В то же время, судя по графику

остатков по регрессионной модели у = 5,2816х (см. рисунок 3), можно заметить, что для модели характерно проявление гетероскедастичности. Это подтверждается и тестом Уайта, согласно которому, расчетное значение Р-статистики для уравнения регрессии е2 = ао в1х а2х2 превышает критическое значение. В то же время преобразование модели с помощью метода взвешенных наименьших квадратов и построение для нее новой модели регрессии показывает, что стандартная ошибка для углового коэффициента составит 0,196 по сравнению с исходным значением стандартной ошибки 0,183, что позволяет сделать вывод, что гетероскедастичность приводит к незначительному искажению стандартной ошибки коэффициента регрессии. Аномально высокое по модулю значение остатков модели характерно для г. Москвы и Тюменской области. Без учета данных по этим двум наблюдениям гетероскедастичность проявляется значительно слабее. Следовательно, регрессионную модель, отраженную на рисунке 2, можно признать адекватной.

6000

5000

4000

3000

2000

1000

-1000 -2000 -3000 -4000

Переменная X1

х I-03 I-

о О

♦♦ ♦

500

1000

1500

2000

2500

3000

Рисунок 3 – График остатков по регрессионной модели у = 5,2816х

Если исходить из целесообразности регрессионного моделирования с учетом временного лага между годом инвестирования в основной капитал и годом формирования валового регионального продукта, то имеет смысл построить парные регрессионные модели между ВРП 2022 года и инвестициями 2022 года, между ВРП 2022 года и инвестициями 2022 года и т. д. Однако построение таких моделей не ведет к улучшению оценки взаимосвязи исследуемых признаков. Так, в первом варианте модели Я2 = 0,864, а во втором – Я2 = 0,84. В обеих моделях свободные члены незначимы, стандартные ошибки угловых коэффициентов моделей увеличиваются. Следовательно, фактор временного лага между инвестициями и ВРП можно не учитывать. Построение же многофакторной авторегрессионной модели с регрессорами объемов инвестиций за 2022, 2022 и 2022 годы не целесообразно, так как между регрессорами наблюдается высокий уровень линейной связи, что говорит о наличии явления мультиколлинеарности.

Уместно обратить внимание на показатель удельного веса инвестиций в основной капитал в ВРП, представленный в таблице 1. Этот показатель по субъектам Российской Федерации варьируется в широком диапазоне от 12,4 % до 83,4 %. Его среднее значение составляет 22,76 %, а медиана – 20,83 %. Коэффициент вариации по этому показателю составляет 50,5 %, что говорит о высоком уровне вариации признака. Высокое значение этот показатель принимает для Республики Крым и г. Севастополь, учитывая реализацию масштабной инвестиционной программы развития Крыма. Также весьма высок этот показатель для республик Северного Кавказа, регионов Дальневосточного и Северо-Западного федеральных округов. Для регионов Северо-Кавказского федерального округа высокий удельный вес инвестиций в ВРП может быть объяснен значительными объемами поддержки этих территорий из федерального бюджета при низких уровнях ВРП этих регионов. Для территорий Дальнего Востока и Северо-Запада России, с другой стороны, характерен более заметный по сравнению с другими регионами приток иностранных инвестиций из Китая и стран Евросоюза. Как видно из рисунка 4, значимой корреляционной связи между долей инвестиций в ВРП и самим ВРП по регионам России не наблюдается. Точки сконцентрированы вокруг средних и медианных значений показателя доли инвестиций, исключая несколько аномалий.

20000 ^18000 ч 16000 ц 14000 * 12000 3 10000

о см со

с о. со

8000 6000 4000 2000 0

• • • •

10

20

30

40

50

60

70

80

90

Удельный вес инвестиций в основной капитал в ВРП регионов России в 2022 году,%

Рисунок 4 – Корреляционное поле, построенное по региональным данным о доле инвестиций в ВРП и величине ВРП в 2022 году

В то же время требуют проверки две гипотезы. Во-первых, гипотеза о наличии связи между долей инвестиций в ВРП и темпами роста ВРП, а во-вторых, гипотеза о наличии связи между средними темпами роста инвестиций в основной капитал и средними темпами роста ВРП за достаточно длительный период. Логично предположить, что регионы, проводящие эффективную инвестиционную политику, обладающие благоприятным инвестиционным климатом, должны демонстрировать более высокие темпы экономического роста. Проверим справедливость первой гипотезы. На рисунке 5 представим результаты регрессионного моделирования зависимости между средней долей инвестиций в ВРП и средним темпом прироста физического объема ВРП по регионам России за 2022-2022 годы.

7

о 6 • «

о%

¡15 • • и8

«”5 4

го см

тс -0 3

о1

ао

^ см

2 _

¡5 с __^

о.

а

1

• *

% • • • • ____

г • • _ •

• « у = 0,0849х R2 = 0,7372

• • • • •

1 <и 0

Ч Л 0 •

0 10 20 30 40 50 60

ро О -1

Средний удельный вес инвестиций в основной капитал в ВРП в 2022-2022 годах, %

Рисунок 5 – Корреляционное поле, построенное по региональным данным о средних темпах прироста физического объема ВРП и средней доли инвестиций в основной капитал в ВРП за 2022-2022 годы, с нанесением линии регрессии, уравнения регрессии и значения коэффициента детерминации

Видно, что присутствует довольно слабая зависимость между указанными показателями. Попытка регрессионного моделирования с ненулевым свободным членом модели показывает его незначимость. Поэтому регрессионная модель построена без учета свободного члена. Проверки на автокорреляцию и гетероскедастичность дают отрицательный результат. Угловой коэффициент модели значим, расчетное значение Р-статистики превышает критическое значение, что говорит об отклонении гипотезы о равенстве нулю коэффициента детерминации. Соответствующие расчеты оставлены авторами за рамками текста настоящей работы.

Данные регрессионного моделирования позволяют сделать вывод, что в регионах России с более высокой долей инвестиций в ВРП, как правило, наблюдаются более высокие темпы прироста ВРП. Однако, очевидно, что фактор доли инвестиций в ВРП оказывает на темпы экономического роста в регионах не очень сильное влияние. Следовательно, существуют и другие существенные факторы, оказывающие влияние на региональные темпы экономического роста. Данные факторы требуют поиска и анализа, однако это выходит за рамки цели настоящего исследования.

Читайте также:  Выгодные проценты по вкладам на 3 месяца в Газпромбанке в Калининграде

Проверим справедливость гипотезы о наличии связи между средними темпами прироста инвестиций в основной капитал в регионе и средними темпами прироста ВРП. Представим на рисунке 6 корреляционное поле, построенное на базе данных показателей.

7

о

0 2 6 (М 3 6 го Л. п

Ф ^ 5

1 * 5

о ^ ^ с; 1- ю

£ — ^ с к

ш й ^ ф о 1= О- с

т н ^ го

н т

о Ф

° ЦО

& Ф

^ ю

ср” с ^

с

^ 35 Ф ет о

^ 00 I 1ч: о Ф см о. О

• •

4

3

2

ч»

-1

-0

-6

-4

-2

-1

I

2

4

10

12

Средний темп прироста инвестиций в основной капитал в регионе за 2022-2022 годы, % (без учета Республики Крым и г. Севастополя)

6

8

Рисунок 6 – Корреляционное поле, построенное по региональным данным о темпах прироста инвестиций в основной капитал и ВРП за 2022-2022 годы (без учета Республики Крым и г. Севастополя)

Из рисунка четко видно, что более или менее существенная связь между указанными показателями отсутствует. Большинство субъектов Российской Федерации, имея за исследуемый период средние темпы прироста инвестиций в диапазоне от нуля до четырех процентов, демонстрировали темпы прироста ВРП в диапазоне 2-4 %. В некоторых регионах за исследуемый период наблюдались темпы прироста ВРП на уровне около 3 %, при этом за тот же период эти регионы демонстрировали отрицательные темпы прироста инвестиций в основной капитал. Данная ситуация характерна, например, для Ярославской, Калининградской, Новгородской, Нижегородской областей, Краснодарского края. В таких регионах рост инвестиций не является основным драйвером роста ВРП, поэтому требуется дополнительная работа по исследованию факторов экономического роста. Однако данная работа выходит за рамки настоящего исследования и может быть проведена отдельно.

В целом результаты оценки уровня взаимосвязи валового регионального продукта и инвестиций в основной капитал по регионам России показывают, что несмотря на то, что, безусловно, доказано, что подобная связь имеется, она находит свое проявление далеко не во всех возможных аспектах статического и динамического взаимодействия этих показателей. Для того, чтобы данная связь была усилена, необходимо принятие ряда управленческих решений в сфере государственного управления в инвестиционной сфере и сфере программно-целевого планирования. Авторы настоящей работы в качестве рекомендаций по результатам исследования предлагают следующее:

1. В качестве критерия выделения региону поддержки из федерального бюджета целесообразно установить комплексный показатель – обеспечение в субъекте Российской Федерации за период трех лет, предшествующих году выделения средств из федерального бюджета, одновременного достижения положительных средних темпов прироста валового регионального продукта и положительных средних темпов прироста объемов инвестиций в основной капитал из всех источников. Соблюдение этого требования будет стимулировать регионы к проведению более эффективной инвестиционной политики.

2. В регионах, не обеспечивающих выполнение условий из пункта 1, проводить обязательный мониторинг эффективности реализации инвестиционных проектов регионального развития, а в исключительных случаях – вводить внешнее управление федерального центра в сфере реализации региональных инвестиционных программ.

3. Для регионов, обеспечивших долю инвестиций в основной капитал из всех источников по отношению к валовому региональному продукту более 20 % по итогам отчетного периода, предлагается за каждый 1 % сверх 20 % по этому показателю выделять дополнительное финансирование на реализацию приоритетных региональных инвестиционных проектов в размере 5 % от первоначально предусмотренного планового объема финансирования по этому направлению.

Таким образом, в рамках данной работы была подтверждена истинность гипотезы о наличии тесной связи между объемами инвестиций в основной капитал и величиной валового регионального продукта на базе статистических данных по всем субъектам Российской Федерации. Вместе с тем, выявленная авторами связь между средней долей инвестиций в ВРП и средними темпами прироста ВРП по регионам России оказалась не настолько тесной, и во многом не столь однозначной. Весьма парадоксальным результатом исследования явилось выявление полного отсутствия значимой связи между средними темпами прироста инвестиций в основной капитал и средними темпами прироста ВРП по регионам России. В целях исправления в будущем подобной ситуации необходимо стимулировать регионы к реализации более эффективной инвестиционной политики. Для решения этой задачи авторами работы предложен набор рекомендаций для федеральных органов власти по корректировке принципов выделения средств регионам из федерального бюджета и совершенствованию процедур контроля за их эффективным расходованием. Реализация рекомендаций авторов позволит повысить эффективность государственного управления в инвестиционной сфере и приведет к ускорению темпов экономического роста в регионах России.

Список источников:

Адамадзиев К.Р., Адамадзиева А.К. Моделирование и оценка стохастических связей между ключевыми показателями групп регионов России // Фундаментальные исследования. 2022. № 4-3. С. 550-556.

Беляничев В.Г., Савдерова А.Ф. Оценка влияния инвестиций в основной капитал на объем валового регионального продукта // Oeconomia et Jus. 2022. № 1. С. 15-21.

Бертунова Е.А., Челтыгмашева Т.С., Торточаков Д.Р., Тетерина Д.Ю. Оценка влияния инвестиционных показателей на валовый региональный продукт Дальневосточного федерального округа // Экономика и предпринимательство. 2022. № 10(111). С. 420-423.

Гичиев Н. С. Влияние инвестиций в основной капитал на экономический рост: региональный аспект // Региональные проблемы преобразования экономики. 2021. № 7(129). С. 121-128. https://doi.org/10.26726/1812-7096-2021-7-121-128.

Горбач С.А., Семиног С.А. Влияние инвестиции в основной капитал на валовой региональный продукт // Научный результат. Экономические исследования. 2022. Т. 5. № 3. С. 10-18. https://doi.org/10.18413/2409-1634-2022-5-3-0-2.

Гусарова О.М. Инвестиции как фактор регионального развития // Фундаментальные исследования. 2022. № 2-10. С. 2194-2199.

Дементьев В.Е. Факторы дифференциации регионов по темпам экономического роста // Terra Economicus. 2020. Т. 18. № 2. С. 6-21. https://doi.org/10.18522/2073-6606-2020-18-2-6-21.

Долгунова А.Ц. О некоторых особенностях проявления во времени взаимосвязи показателей инвестиций в основной капитал и валового регионального продукта Республики Саха (Якутия) // Региональная экономика: теория и практика. 2022. Т. 17. № 12(471). С. 2399-2412. https://doi.org/10.24891/re.17.12.2399.

Игнатьев В.Г. Влияние инвестиционного фактора на валовой региональный продукт в регионах с различным сырьевым профилем // Научное обозрение. 2022. № 10-2. С. 198-201.

Кадочникова Е.И., Бакирова А.Н., Абдулаев Х.Б.С., Дроздова Д.А. Экономический рост в регионах: факторы и тенденции // Региональные проблемы преобразования экономики. 2022. № 12(98). С. 221-228. https://doi.org/10.26726/1812-7096-2022-11-221-228.

Кочкин Т.Н. Анализ взаимосвязи валового регионального продукта и инвестиций в основной капитал на душу населения в регионах Центрального федерального округа // Научный электронный журнал Меридиан. 2020. № 5(39). С. 474-476.

Кузьмин П.И., Зиновьев А.Г., Обиремко С.И., Исаева О.В. Анализ и оценка валового регионального продукта Алтайского края с использованием методов эконометрического моделирования // Экономика. Профессия. Бизнес. 2021. № 2. С. 59-67. https://doi.org/10.14258/epb202123.

Магомадов Н.С., Шамилев С.Р. Анализ динамики ВРП регионов РФ производственными функциями // Современные проблемы науки и образования. 2022. № 6. С. 391.

Миролюбова Т.В., Ворончихина Е.Н. Определение ключевых направлений региональной экономической политики на основе эконометрического моделирования и прогнозирования регионального экономического роста // Вестник Пермского университета. Серия: Экономика. 2022. № 4(27). С. 80-91.

Скуфьина Т.П., Баранов С.В., Корчак Е.А. Оценка влияния динамики инвестиций на рост валового регионального продукта в регионах Севера и Арктической зоны Российской Федерации // Вопросы статистики. 2022. Т. 25. № 6. С. 25-35.

Трусова Н.С. Инвестиционная активность как фактор моделирования экономического роста региональной системы // Современные проблемы науки и образования. 2022. № 1. С. 266.

Юрченко Е.Г. Инвестиции и их влияние на экономический рост региона // Экономика и предпринимательство. 2022. № 6(83). С. 345-352.

Benini R., Czyzewski A. Regional disparities and economic growth in Russia: new growth patterns and catching up // Economic Change and Restructuring. 2007. No. 40. P. 91-135. https://doi.org/10.1007/s10644-007-9026-0.

Domar E.D. Capital Expansion, Rate of Growth, and Employment // Econometrica. 1946. Vol. 14. No. 2. P. 137-147.

Gurova I. Regional Distribution of Foreign Direct Investment in the Russian Economy // Regional Research of Russia. 2020. No. 10. P. 318-326. https://doi.org/10.1134/S2079970520030041.

Iwasaki, I., Suganuma, K. Foreign direct investment and regional economic development in Russia: an econometric assessment // Economic Change and Restructuring. 2022. No. 48. P. 209-255. https://doi.org/10.1007/s10644-015-9161-y.

Kolomak E.A. Evolution of spatial distribution of economic activity in Russia // Regional Research of Russia. 2022. No. 5, P. 236-242. Malakhov V., Dubynina T. Scenario of the socioeconomic development of Russian regions up to 2030 in light of large-scale investment projects implemented in the regions // Studies on Russian Economic Development. 2022. No. 27. P. 429-440. https://doi.org/10.1134/S1075700716040110.

Mikheeva N.N. Long-Term Forecasts of Regional Development: Analysis of Results and the Problem of Development // Studies on Russian Economic Development. 2022. No. 29. P. 470-480.

Omar Zh.T., Abdikarimova A.T. Region investment policy and its impact on the economic structure // Vestnik of the Russian University of Cooperation. 2020. No. 1(39). P. 64-72.

Sadokhin Y.N. Investment policy and peculiarities of economic growth in Russia’s federal districts in 1999-2008 // Studies on Russian Economic Development. 2022. No. 23, P. 231-243. https://doi.org/10.1134/S1075700712030070.

Solow R.M. A Contribution to the Theory of Economic Growth // The Quarterly Journal of Economics. 1956. Vol. 70. No. 1. P. 65-94.

References:

Adamadziev, K.R., Adamadzieva, A.K. (2022) Stochastic modeling and evaluation of relations between the key indicators and group of regions of Russia. Fundamental research. (4-3). 550-556. (In Russian)

Belyanichev,V.G., Savderova, A.F. (2022) Otsenka vliyaniya investitsii v osnovnoi kapital na ob”em valovogo regional’nogo produkta [Assessment of the impact on fixed assets on the volume of gross regional product]. Oeconomia et Jus. (1). 15-21. (In Russian).

Benini, R., Czyzewski, A. (2007) Regional disparities and economic growth in Russia: new growth patterns and catching up. Economic Change and Restructuring. (40). 91-135. Available from: https://doi.org/10.1007/s10644-007-9026-0.

Bertunova, E.A., Cheltygmasheva, T.S., Tortochakov, D.R., Teterina, D.Yu. (2022) Assessment of the impact of investment indicators on the gross regional product of the far eastern federal district. Journal of Economy and entrepreneurship. (10). 420-423. (In Russian).

Читайте также:  Прямые инвестиции: виды, формы, источники прямого инвестирования

Dementiev, V.E. (2020) Factors of regional differentiation by economic growth rates. Terra Economicus. (18:2). 6-21. Available from: https://doi.org/10.18522/2073-6606-2020-18-2-6-21. (In Russian)

Dolgunova, A.Ts. (2022) On some characteristics of the relationship exerted through time between fixed capital investment and gross regional product of the Sakha republic (Yakutia). Regional economics: theory and practice. (17:12). 2399-2412. Available from: https://doi.org/10.24891/re.17.12.2399. (In Russian)

Domar, E.D. (1946) Capital Expansion, Rate of Growth, and Employment. Econometrica. (14:2). 137-147. Gichiev, N.S. (2021) Impact of fixed capital investment for economic growth: regional aspect. Regional problems of transforming the economy. (7). 121-128. Available from: https://doi.org/10.26726/1812-7096-2021-7-121-128. (In Russian)

Gorbach S.A., Seminog, S.A. (2022) The impact of investment in fixed capital on gross regional product. Research result. Economic research. (5:3). 10-18. Available from: https://doi.org/10.18413/2409-1634-2022-5-3-0-2. (In Russian)

Gurova, I.P. (2020) Regional Distribution of Foreign Direct Investment in the Russian Economy. Regional Research of Russia. (10). 318-326. Available from: https://doi.org/10.1134/S2079970520030041.

Gusarova, O.M. (2022) Investment as a factor of regional development. Fundamental research. (2-10). 2194-2199. (In Russian). Ignatiev, V.G. (2022) Vliyanie investitsionnogo faktora na valovoi regional’nyi produkt v regionakh s razlichnym syr’evym profilem [The influence of the investment factor on the gross regional product in regions with different raw materials profile]. Nauchnoe obozrenie [Scientific Review]. (10-2). 198-201. (In Russian)

Iwasaki, I., Suganuma, K. (2022) Foreign direct investment and regional economic development in Russia: an econometric assessment. Economic Change and Restructuring. (48). 209-255. Available from: https://doi.org/10.1007/s10644-015-9161-y.

Kadochnikova, E.I., Bakirova, A.N., Abdulaev, Kh.B.S., Drozdova, D.A. (2022) Economic growth in regions: factors and trends. Regional problems of transforming the economy. (12). 221-228. Available from: https://doi.org/10.26726/1812-7096-2022-11-221-228. (In Russian)

Kochkin, T.N. (2020) Analiz vzaimosvyazi valovogo regional’nogo produkta i investitsii v osnovnoi kapital na dushu nasele-niya v regionakh Tsentral’nogo federal’nogo okruga [Analysis of the relationship between gross regional product and investment in fixed assets per capita in the regions of the Central Federal District]. Nauchnyi elektronnyi zhurnal Meridian [Scientific electronic journal Meridian]. (5). 474-476. (In Russian)

Kolomak, E.A. (2022) Evolution of spatial distribution of economic activity in Russia. Regional Research of Russia. (5). 236-242. Kuzmin, P.I., Zinoviev, A.G., Obiremko, S.I., Isaeva, O.V. (2021) Analysis and assessment of the gross regional product of the Altai territory using econometric modeling methods. Economics Profession Business. (2). 59-67. Available from: https://doi.org/10.14258/epb202123. (In Russian)

Magomadov, N.S., Shamilev, S.R. (2022) Analysis of the dynamics of the russian federation regions grp production functions. Modern problems of science and education. (6). 391. (In Russian)

Malakhov, V., Dubynina, T. (2022) Scenario of the socioeconomic development of Russian regions up to 2030 in light of large-scale investment projects implemented in the regions. Studies on Russian Economic Development. (27). 429-440. Available from: https://doi.org/10.1134/S1075700716040110.

Mikheeva, N.N. (2022) Long-Term Forecasts of Regional Development: Analysis of Results and the Problem of Development. Studies on Russian Economic Development. (29). 470-480.

Miroliubova, T.V., Voronchikhina, E.N. (2022) Determination of key focus areas of regional economic policy on the basis of regional economic growth econometric modeling and forecasting. Perm university herald. Economy. (4). 80-91. (In Russian)

Omar, Zh.T., Abdikarimova, A.T. (2020) Region investment policy and its impact on the economic structure. Vestnik of the Russian University of Cooperation. (1). 64-72.

Sadokhin, Y.N. (2022) Investment policy and peculiarities of economic growth in Russia’s federal districts in 1999-2008. Studies on Russian Economic Development. (23). 231-243. Available from: https://doi.org/10.1134/S1075700712030070.

Skufina, T.P., Baranov, S.V., Korchak, E.A. (2022) Impact assessment of investment dynamics on the growth of the gross regional product in the regions of the north and the arctic zone of the Russian Federation. Voprosy statistiki. (25:6). 25-35. (In Russian).

Solow, R.M. (1956) A Contribution to the Theory of Economic Growth. The Quarterly Journal of Economics. (70:1). 65-94. Trusova, N.S. (2022) Investment activity as the factor of economic growth modeling in regional system. Modern problems of science and education. (1). 266. (In Russian)

Yurchenko, E.G. (2022) Investments and their impact on the economic growth of the region. Journal of Economy and entrepreneurship. (6). 345-352. (In Russian)

Информация об авторах А.В. Прокопьев – кандидат экономических наук, доцент кафедры экономических и учетных дисциплин, Сургутский государственный университет, Сургут, Россия. https://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=415301.

Т.В. Прокопьева – кандидат экономических наук, доцент кафедры экономических и учетных дисциплин, Сургутский государственный университет, Сургут, Россия. https://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=504150.

Information about the authors A.V. Prokopev – PhD in Economics, Assistant Professor, Economics and Accounting Disciplines Department, Surgut State University, Surgut, Russia.

https://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=415301.

T.V. Prokopeva – PhD in Economics, Assistant Professor, Economics and Accounting Disciplines Department, Surgut State University, Surgut, Russia. https://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=504150.

Статья поступила в редакцию / The article was submitted 24.11.2021 ; Одобрена после рецензирования / Approved after reviewing 07.12.2021 ; Принята к публикации / Accepted for publication 16.12.2021.

Динамика и темп роста

Рассматривая динамику и структуру инвестиций в основной капитал в России как в виде долгосрочных вложений, так и краткосрочных, стоит отметить следующее цифры, выдаваемые Федеральной службой государственной статистики:

  • В 2022 году в процентах к предыдущему году эта сумма составила 106,3%.
  • В 2022 сумма уже была 110,8%.
  • К 2022 – 106, 8%.
  • 2022 год отметился стабилизацией на уровне 100,8%.
  • 2022 год показал спад до 98,5%.
  • 2022 год продолжил демонстрировать снижение 89,9%.
  • А вот в 2022 году ситуация также осталось в минусе – 99,8%.
  • К 2022 году ситуация изменилась. Рост составил 104,8%.
  • 2022 год показал почти такие же показатели, как и предыдущий отчетный период — рост в 104,3%.

Но общие цифры не отражают полной картины по инвестициям в РФ. Этот показатель необходимо не только рассматривать по стране в целом, но важно анализировать его и по субъектам российской федерации.

Капитальные вложения в зависимости от региона с учетом временного фактора выглядят следующим образом:

  • В Центральном федеральном округе увеличение вкладываемых материальных средств наблюдалось периоды с 2005 по 2008, с 2022 по 2022. А вот, начиная с 2022, наблюдается регулярное снижение этого коэффициента, за исключением незначительного увеличения в 2022 и 2022 гг.
  • В Северо-Западном ФО рост с 2000 по 2008, 2022 по 2022. Между этими промежутками наблюдалось низкая активность. Но в последние два года ситуация немного улучшилась, хотя количество вкладываемых средств уже не так велико, как в благополучные периоды.
  • Южный федеральный округ показывал спад в 2009 году, как и предыдущие регионы, а затем и с 2022 по 2022 год. Также провальным оказался 2022 год. В остальные периоды шел планомерный рост.
  • В Северо-Кавказском федеральном округе рост был с 2000 по 2005 год, в период с 2007 по 2022. А вот 2009 год, а затем промежуток с 2022 по 2022 были негативными для развития промышленности в целом.
  • Приволжский федеральный округ также поддерживает общие статистические данные. 2009 год, а затем период с 2022 по настоящее время является застойным периодом для развития промышленности и других сфер и предприятий.
  • Такая же ситуация складывается и в Уральском Федеральном округе с одним небольшим отличием, что за 2022, 2022 и 2022 год здесь отмечается минимальный рост с точки зрения инвестиций и коэффициента их эффективности.
  • Сибирский федеральный округ также в 2009 году показал спад, хотя до этого начиная с 2000 шел планомерный рост. Затем начиная с 2022 опять инвестиции стремились к минусу. И только начиная с 2022 года шел незначительный прирост.
  • Дальневосточный федеральный округ (ДВФО) в 2000 году показывал отрицательный коэффициент по отношению к предыдущему подотчетному периоду. Затем начиная с 2005 года шел планомерный прирост вплоть до 2022 года. И начиная с 2022 происходил спад, который продлился до 2022. 2022-2022 года показали позитивный прирост.

Емисс

Единая межведомственная информационно-статистическая система
(ЕМИСС)
разрабатывалась в рамках реализации федеральной целевой
программы «Развитие государственной статистики России в 2007-2022
годах».

Целью создания Системы является обеспечение доступа
с использованием сети Интернет государственных органов,
органов местного самоуправления, юридических и физических
лиц к официальной статистической информации, включая
метаданные, формируемой в соответствии с федеральным
планом статистических работ.

ЕМИСС представляет собой государственный информационный ресурс,
объединяющий официальные государственные информационные
статистические ресурсы, формируемые субъектами официального
статистического учета в рамках реализации федерального плана
статистических работ.

Доступ к официальной статистической информации, включенной в
состав статистических ресурсов, входящих в межведомственную
систему, осуществляется на безвозмездной и недискриминационной
основе.

Система введена в эксплуатацию совместным приказом
Минкомсвязи России и Росстата от 16 ноября 2022 года
№318/461.

Координатором ЕМИСС является Федеральная служба государственной
статистики.

Оператором ЕМИСС является Министерство связи и массовых
коммуникаций РФ».

Роль и значение валовых внутренних частных вложений

На уровне предприятий инвестиционные фонды используют для увеличения производственных мощностей, финансовых ресурсов. Это закладывает основу бизнеса, увеличивает стоимость активов и доходов в целом.

Валовые инвестиции применяют для:

  • улучшения экономических показателей;
  • увеличения доходов;
  • расширения производственных мощностей;
  • укрепления финансовых активов;
  • амортизации капитала;
  • строительства.

Важно учитывать взаимосвязь валовых инвестиций и амортизации. Если в расчетном периоде размер вложений валовых инвестиций превышает объем амортизационных расходов, можно говорить о росте производства. В противном случае, когда амортизация больше валовых инвестиций, предприятие терпит спад, так как его инвестиционных ресурсов не хватает для воспроизводства своего капитала.

Любой инвестиционный продукт выгоден, если становится источником увеличения прибыли по итогам реализации проекта. Учитывая связь валовых частных инвестиций и амортизационных фондов, политику увеличения объемов основного капитала строят так, чтобы минимизировать или восстанавливать износ производственных ресурсов, способствовать развитию бизнеса.

Валовые инвестиции учитываются при расчете макроэкономических показателей. Совокупное инвестирование на уровне государства позволяет сделать выводы о востребованности отечественной продукции, оценить состояние экономики и уровень валового внутреннего или валового национального продукта.

Если объем валовых внутренних инвестиций будет чрезмерным, наступит инфляция, в ином случае — дефляция экономики. Меры по избеганию дисбаланса инвестиций направлены на оптимизацию инвестиционных расходов.

Оцените статью
Adblock
detector