«Зеленое» финансирование: развивая рынок ответственных инвестиций – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Основные виды виэ

Ветроэнергетика преобразует энергию ветра в электрическую с помощью ветрогенератора. Ветрогенераторы бывают наземными, onshore, и установленными в море в прибрежных зонах, offshore. Наиболее перспективны для производства энергии прибрежные зоны, потому что скорость ветра в море в среднем на 90% выше, чем на суше. С другой стороны, турбины в море дороже устанавливать и обслуживать.

Районы с сильными и постоянными ветрами наиболее предпочтительны для ветропарков. Как правило, в год ветряные турбины полностью нагружены от 16 до 57% времени, но в благоприятных морских районах этот показатель может быть и выше.

Ветроэнергетика — абсолютный лидер в общем объеме генерации инновационных ВИЭ, если не учитывать гидроэнергетику и ядерную энергетику.

Ветроэнергетика в последнее десятилетие была ведущим источником новых мощностей в Европе, США и Канаде и вторым по величине в Китае. В Дании ветрогенерация удовлетворяет 47% спроса на электроэнергию, в Ирландии — более 30%, а в Португалии и Испании — более 20%.

Во всем мире долгосрочный технический потенциал энергии ветра, как полагает Международное энергетическое агентство (МЭА), в пять раз превышает общее текущее мировое производство энергии — или в 40 раз превышает текущий спрос на электроэнергию при условии, что все необходимые практические барьеры преодолены. Человечество теоретически может удовлетворить все свои потребности в электроэнергии за счет ветряков.

Солнечная энергетика. Этот вид энергетики преобразует электромагнитное солнечное излучение в электрическую или тепловую энергию. Глобально есть две возможности получения такой энергии.

Первая — фотоэлектрические элементы, Solar PV. Это солнечные панели, работающие на явлении внутреннего фотоэффекта.

Вторая — так называемые концентрированные солнечные тепловые системы, CSP. В этом случае энергия солнца используется косвенно: как правило, чтобы превратить воду в пар, а потом преобразовать кинетическую энергию пара в электричество.

Но есть и несколько сложностей:

  1. Зависимость от погоды и времени суток.
  2. Сезонность в средних широтах и несовпадение периодов выработки и потребности в энергии.
  3. При промышленном производстве — необходимость дублирования солнечных энергетических установок традиционными сопоставимой мощности.
  4. Высокая стоимость конструкции, связанная с применением редких элементов, например индия и теллура.
  5. Нагрев атмосферы над электростанцией.
  6. Необходимость использовать большие площади.
  7. Сложность производства и утилизации самих фотоэлементов из-за содержания в них ядовитых веществ.

Солнечная энергетика — самый быстрорастущий сегмент ВИЭ. Если 10 лет назад на долю солнечной энергии приходилось менее 1% мощностей в мировой электрогенерации, то в конце 2020, по оценкам МЭА, уже 9%. По прогнозам агентства, к 2040 году доля увеличится до 24%. По объемам генерации солнечная электроэнергия догонит ветровую к 2030 году.

Гидроэнергетика. На этих электростанциях используется потенциальная энергия водного потока. Гидроэлектростанции обычно строят на реках, сооружая плотины и водохранилища. Также возможно использование кинетической энергии водного потока — на так называемых свободнопоточных, бесплотинных ГЭС.

У гидроэнергетики есть свои особенности:

  1. Себестоимость электроэнергии на ГЭС существенно ниже, чем на всех иных видах электростанций.
  2. Генераторы ГЭС можно достаточно быстро включать и выключать в зависимости от уровня потребления энергии.
  3. Значительно меньшее воздействие на воздушную среду по сравнению с электростанциями, работающими на ископаемом топливе.
  4. Строительство ГЭС обычно очень капиталоемкое.
  5. Часто эффективные ГЭС удалены от потребителей, что создает дополнительные затраты, связанные с передачей электроэнергии.
  6. Водохранилища занимают значительные территории, изымая их из сельскохозяйственного оборота, но в то же время могут благоприятно влиять в других вопросах: смягчается климат в прилегающем районе, накапливается вода для орошения.
  7. Плотины зачастую меняют характер рыбного хозяйства, поскольку перекрывают путь к нерестилищам проходным рыбам, но при этом благоприятствуют рыбоводству и увеличению запасов рыбы в самом водохранилище.

Лидеры по выработке гидроэнергии на душу населения — Норвегия, Исландия и Канада. Активное гидростроительство ведет Китай, для которого это основной потенциальный источник энергии. Там же размещено до половины малых гидроэлектростанций мира.

По прогнозам МЭА, расти этот сектор будет медленнее ветряной и солнечной генерации, но по объемам к 2040 году все еще будет их опережать.

Биоэнергетика. Эта отрасль энергетики специализируется на производстве энергии из биотоплива. Биотопливо получают из сырья в результате переработки биологических отходов. Существуют также проекты разной степени проработанности, направленные на получение биотоплива из целлюлозы и различного типа органических отходов, но эти технологии находятся в ранней стадии разработки или коммерциализации.

Различают три вида биотоплива:

  1. Твердое — дрова, брикеты, топливные гранулы, щепа, солома, лузга, торф.
  2. Жидкое — для двигателей внутреннего сгорания. Например, биоэтанол, биометанол, биобутанол, диметиловый эфир, биодизель.
  3. Газообразное — биогаз, биоводород, метан.

Геотермальная энергетика. Здесь для производства электроэнергии используется тепловая энергия недр земли. Также эта энергия часто применяется для отопления и горячего водоснабжения. Такой вид энергии чаще всего используется в вулканических зонах, например в Исландии, Новой Зеландии, Японии. Но крупнейший производитель геотермальной энергии — США.

Главное преимущество геотермальной энергии — ее практическая неиссякаемость и полная независимость от условий окружающей среды, времени суток и года, что недостижимо для многих других отраслей ВИЭ.

К недостаткам можно отнести:

  1. Ограниченное количество мест, пригодных для постройки электростанций.
  2. Большие расходы на строительство.
  3. Риск остановки работы из-за естественных изменений в земной коре, повышенной сейсмической активности или превышения нормы закачки воды в породу.
  4. Возможность выделения через эксплуатационную скважину горючих или токсичных газов или минералов, содержащихся в породах земной коры.

«зеленое» финансирование: развивая рынок ответственных инвестиций

В настоящее время «зеленое» финансирование становится неотъемлемым компонентом достижения глобальных и национальных целей устойчивого развития и формирования «зеленой» экономики, определяя новые экологически устойчивые контуры и перспективы развития международной финансовой системы за счет активного роста «зеленого» сегмента мирового финансового рынка и ответственных инвестиций. Происходит изменение самой парадигмы инвестирования в пользу так называемых преобразующих инвестиций, или инвестиций влияния, которые соответствуют не только определенному уровню экономических ожиданий, но и имеют потенциал социального и экологического воздействия[1]. По экспертным оценкам, к 2030 г. в мире на реализацию «зеленых» проектов будет направлено около 93 трлн долларов[2], для обеспечения которых необходимо широкое использование соответствующих финансовых инструментов.

При этом каждая страна ищет свой путь формирования механизма финансового обеспечения инноваций и инвестиций в области «зеленой» модернизации, цель которого – осуществление структурных сдвигов в сторону экологически устойчивого производства и потребления в соответствии с глобальными целями и национальными приоритетами развития.

Значимость предложенных к обсуждению в рамках сессии вопросов достаточно очевидна и определяется как целым рядом глобальных и внутренних вызовов, так и актуализирующимся в последнее время общественно-политическим дискурсом «зеленых» инвестиций в России. Среди спектра инструментов «зеленого» финансирования (кредитов, займов, квот на загрязнение, механизмов «зеленых» закупок и т. д.) наиболее интенсивный рост прослеживается в сфере «зеленых» облигаций, объем рынка которых в мире достиг приблизительно 390 млрд долларов, причем совокупная эмиссия «зеленых» облигаций по итогам 2020 г. составила 167,3 млрд и может достичь в 2020 г., согласно прогнозам Climate Bonds Initiative, 250 млрд долларов.

Фокусирование экспертной дискуссии в основном на этом важном инструменте «зеленого» финансирования несколько сузило заявленную тему, однако имело очевидные преимущества, позволив зафиксировать видение перспектив развития рынка «зеленых» облигаций в России различными группами заинтересованных сторон и определив содержательную предметность обсуждения.

К числу ключевых внешних факторов, обуславливающих необходимость формирования адекватной текущим реалиям институциональной среды для развития «зеленого» финансирования в России, можно отнести обозначенные модератором возможные санкции и ограничения на международном уровне для компаний, занятых в «грязных» отраслях, необходимость проактивных действий в сфере выработки стандартов и правил на «зеленых» финансовых рынках, а также повышение значения экологических рисков для устойчивого развития социума и экономики в целом[3]; международные обязательства нашей страны в отношении природоохранных целей в соответствии с Парижским соглашением об изменении климата; изменение ландшафта мировой экономической системы за счет инвестиций из экологически неустойчивых отраслей и технологий, усиление значения экологических и низкоуглеродных индикаторов в рейтингах бизнеса; угрозу отставания России от мировых трендов в условиях активной институализации инициатив в области развития «зеленого» финансирования целым рядом зарубежных стран.

Читайте также:  Эксперт рассказал о российских инвестициях в экономику Таджикистана

Внутренняя «подпитка» стимулов к развитию инструментов «зеленого» финансирования происходит за счет необходимости согласования инструментов экологической и экономической политики в условиях начавшегося процесса экологического реформирования российской экономики и его институционального оформления в деятельности федеральных органов государственной власти и бизнес-структур.

Основными драйверами развития «зеленых» облигаций в России, определяющими перспективы их дальнейшего развития, по мнению участников сессии, являются:

  • Поручение Президента Российской Федерации по итогам расширенного заседания президиума Государственного совета в части обеспечения скорейшего запуска механизма «зеленых» облигаций, который позволил бы повысить привлекательность российских и иностранных прямых инвестиций и снизить стоимость заемных средств при реализации проектов экологической направленности.

Четко продекларированная политическая воля, а также высокий потенциал рынка «зеленых» финансов и наметившаяся заинтересованность эмитентов, инвесторов и регуляторов в развитии рынка «зеленых» облигаций в России определяют необходимость создания инфраструктуры для «зеленого» финансирования.

Первым эмитентом «зеленых» облигаций в России в декабре 2020 г. на основе Green Bond Principles ICMA стала компания «Ресурсосбережение ХМАО», в декабре 2020 г. разместившая на Московской бирже облигаций серии 01 в количестве 1,1 млн штук общей номинальной стоимостью 1,1 млрд рублей, верификацию которых провело рейтинговое агентство Rating-Agentur Expert RA GmbH.

Московская биржа, соответствуя мировым трендам, в 2020 г. планирует создать специализированный сектор «зеленых» облигаций и в перспективе маркировать «зеленые» облигации для привлечения на рынок не только российских, но и иностранных инвесторов. Основные сектора применения «зеленых» облигаций включают возобновляемые источники энергии, повышение эффективности использования электроэнергии, предотвращение загрязнения окружающей среды, экологически чистый транспорт, водные ресурсы и управление сточными водами, адаптацию к изменениям климата. При этом важнейшим элементом, определяющим возможности развития «зеленых» облигаций, является система верификации, относительно которой существуют различные мнения. Позиция Минэкономразвития, озвученная Ильей Торосовым, заместителем Министра экономического развития Российской Федерации, заключается в использовании для этих целей стандартов ICMA (Международной ассоциации рынков капитала) и аргументирована наличием устойчивых механизмов, международного признания и авторитетом организаций, проводящих оценку проектов, а также возможностью снижения в этом случае барьеров для международных инвестиций. Позиция Банка России заключается в необходимости создания национального методологического центра и отечественной системы верификации, что, по мнению регулятора, позволит снизить затраты для эмитентов.

Кейс компании «Ресурсосбережение ХМАО» показывает, что в условиях отсутствия на текущем этапе национальной методологии и терминологии «зеленых» облигаций такой методологией могут служить принципы «зеленых» облигаций Международной ассоциации рынков капитала, которые впоследствии могут стать одним из элементов создания национальной методологии и таксономии в нормативно-правовой базе. В любом случае формирование согласованной и разделяемой всеми участниками рынка позиции относительно того, что именно считать «зелеными» проектами, определение системы, в соответствии с которой будут осуществляться процедуры оценки, стандартизация информации о ESG-факторах, регламентация правил и методологий и создание качественной базы для анализа является первостепенной задачей. При этом зарубежный опыт представляет огромное практическое значение, поскольку не только дает возможность понять логику работы конкретных финансовых инструментов, но также демонстрирует достигаемые ими результаты.

  • Национальный проект «Экология», потребность в финансировании которого за счет внебюджетных средств составляет почти 80% от общего объема. В рамках национального проекта внедрение наилучших доступных технологий (НДТ) получило статус отдельного федерального проекта, реализацию которого будет координировать Министерство промышленности и торговли Российской Федерации. Нормативные требования по внедрению НДТ формируются таким образом, чтобы стимулировать привлечение инвестиций в сферу промышленности и последовательно формировать спрос на российское технологическое, средозащитное и аналитическое оборудование. Модернизация и экологизация производства являются чрезвычайно капиталоемкими задачами. Согласно экспертным оценкам, озвученным Василием Осьмаковым, заместителем Министра промышленности и торговли Российской Федерации, объем инвестиций при переходе на принципы НДТ составит порядка 2,7 трлн рублей до 2024 г. и около 8 трлн рублей к 2031 г. При этом доля импорта основного технологического оборудования должна быть снижена в ближайшие шесть лет с 50 до 36%. Масштабная модернизация предприятий при переходе на современные экологические стандарты должна не только обеспечить спрос на продукцию российских производителей, но и способствовать формированию новой отрасли промышленности – экологического машиностроения. В этом направлении Минпромторгом России, при участии банковского и делового сообщества, был разработан новый механизм поддержки, планируемый к запуску во втором квартале 2020 г., – субсидирование «зеленых» облигаций, – предусматривающий компенсацию предприятиям 70% от базового индикатора на выплату купонного дохода, что должно стимулировать приток инвестиций в экологические проекты. На эти цели в ближайшие три года предусмотрено направить 9,3 млрд рублей. Участниками программы смогут стать предприятия, относящиеся к первой категории (оказывающие значительное негативное воздействие на окружающую среду и относящиеся к областям применения наилучших доступных технологий). Таким образом, стимулирование «зеленых» проектов и развитие рынка ответственных инвестиций становится одним из важнейших факторов российской промышленной политики, а проводимая государством экологическая реформа напрямую связана с развитием инструментов «зеленого» финансирования, являющегося в данном случае императивом.
  • Реализация Комплексного плана мероприятий по повышению энергетической эффективности российской экономики, утвержденного 19 апреля 2020 г. Распоряжением Правительства Российской Федерации, целью которого является обеспечение модернизации основных фондов, увеличение вклада технологического фактора в снижение энергоемкости валового внутреннего продукта не менее чем до 1,5% в год, а также обеспечение сокращения технологического отставания Российской Федерации от ведущих стран. При этом для целей обеспечения финансирования государственной политики в области энергосбережения планом предусмотрены мероприятия по привлечению внебюджетных средств. В рамках данного плана Минэкономразвития, координирующим его реализацию, разрабатываются конкретные предложения не только по поддержке эмитентов «зеленых» облигаций, но и по привлечению инвесторов в экологический сектор рынка. Бюджетом Российской Федерации предусмотрено потратить на эти цели около 27,5 млрд рублей в течение шести лет. В качестве возможных мер поддержки инструментов «зеленого» финансирования рассматриваются:
    • полное или частичное освобождение от налога на прибыль НПФ институциональных инвесторов в части полученного процентного дохода по «зеленым» облигациям;
    • распространение на «зеленые» облигации, по аналогии с ценными бумагами высокотехнологичного сектора, возможности применения налоговой ставки 0% к доходу от реализации таких ценных бумаг;
    • обеспечение специального подхода по нагрузке на капитал банков, инвестирующих в «зеленые» облигации и внесение таких облигаций в Ломбардный список, в некоторых случаях – с пониженным дисконтом.

Представляется, что если указанные поддерживающие меры будут реализованы, то финансовая система сможет мобилизовать необходимые ресурсы для экономически обоснованных «зеленых» проектов. В целом участники дискуссии выразили вполне обоснованное солидарное мнение о том, что только согласованная и скоординированная работа всех заинтересованных сторон может привести к развитию эффективного рынка «зеленого» финансирования и обеспечить переход России к более экологичной и устойчивой экономике.

Читайте также:  Д-р Салем аль-Кетби: прочные основы стратегического партнерства между Россией и ОАЭ | Политика | ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Необходимо отметить, что в течение последнего года экспертным сообществом был подготовлен целый ряд аналитических материалов, создающих основу для выработки принципов и методов архитектуры институциональной системы «зеленого» финансирования в России. К наиболее значимым из них можно отнести следующие документы:

  • доклад «Становление рынка зеленых облигаций в России с учетом лучшей международной практики. Итоги опроса членов Российского совета по первичному рынку капитала», подготовленный саморегулируемой организацией «Национальная финансовая ассоциация» (СРО НФА) в целях определения текущего состояния рынка зеленых облигаций и перспектив его развития;
  • глоссарий «Зеленая экономика: определения и понятия», представляющий собой перевод основных терминов и понятий в области ответственного финансирования, а также описание основных инициатив и организаций, которые занимаются развитием этого сектора финансов;
  • аналитическая записка Группы Всемирного банка «„Зеленое финансирование“ в России: создание возможностей для „зеленых“ инвестиций», обозначающая проблемы, возможности и потенциальные пути мобилизации финансовых средств для экологизации российской экономики, институциональные и рыночные препятствия для развития «зеленого» финансирования, а также области для наращивания потенциала финансовой системы в целях мобилизации капитала для «зеленых» инвестиций;
  • «Рекомендации в области устойчивого развития и зеленых инвестиций», подготовленные Национальной ассоциацией концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру (НАКДИ), а также периодические обзоры «Устойчивое развитие и зеленые инвестиции», представляющие исследование ключевых событий в области «зеленого» финансирования, устойчивого развития и «зеленых» инвестиций в России и за рубежом;
  • диагностическая записка «Зеленые финансы: повестка дня для России», представленная Рабочей группой по вопросам ответственного финансирования (ESG-finance), в том числе «зеленого» финансирования, Экспертного совета по рынку долгосрочных инвестиций при Банке России, подробно анализирующая «зеленые» тренды в мировой экономике, предпосылки создания рынка «зеленых» финансов в России, организационно-правовые основы его формирования и развития. Также в документе приведена оценка объема рынка, в том числе составлена экспертная выборка потенциальных эмитентов «зеленых» облигаций в России. Важной составляющей этого документа является разработанная дорожная карта развития рынка «зеленых» финансов в России, включающая, в частности, задачи по выработке идеологии и консолидированной позиции регуляторов в отношении рынка «зеленых» финансов на национальном уровне, комплекс мероприятий по созданию единого национального методологического центра в сфере «зеленых» финансов, создание и утверждение принципов, стандартов и таксономии, формирование системы верификации «зеленых» инструментов и другие меры.

Первые шаги по реализации дорожной карты были сделаны СРО «Национальная финансовая ассоциация», представители которой принимали участие в подготовке данного документа. В частности, НФА приступила к формированию Российского совета по инструментам устойчивого финансирования, в состав которого, как предполагается, войдут финансовые и нефинансовые организации, провайдеры инфраструктуры, профессиональные ассоциации, представители регуляторов, эксперты. В дополнение к этому НФА разрабатывает проект концепции развития рынка устойчивого финансирования в России, которая может стать основой для формирования добровольного российского стандарта эмиссий инструментов «зеленого» финансирования.

Необходимо также отметить, что «зеленое» направление включено в проект «Основные направления развития финансового рынка Российской Федерации на период 2020–2021 годов», разработанный Банком России в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации».

Ситуационный анализ с учетом мнений, высказанных участниками экспертного обсуждения, позволяет сделать следующие ключевые выводы о состоянии и перспективах развития «зеленого» финансирования в России.

Несмотря на наличие значительного количества реальных участников ответственного инвестирования, представленных как компаниями-экспортерами, ориентированными на внешние требования, так и компаниями внутреннего рынка, нуждающимися в стройной системе правил, определяющих необходимые критерии в области «зеленых» финансовых инструментов, в настоящее время в нашей стране отсутствуют комплексная межведомственная координация в сфере «запуска» инструментов «зеленого» финансирования, методология и институты оценки рисков ESG-инвестирования и экологических KPI и имеет место отставание нормативной базы от динамичной реальности, а также отсутствует системное представительство российских интересов при формировании международных правил «зеленого» финансирования.

Отсутствие единого координационного центра и разделяемого всеми стейкхолдерами общего видения национальной модели перехода к «зеленой» экономике может приводить к формированию политических, методологических, регулятивных и экономических противоречий. Дальнейшее развитие «зеленого» финансирования в России невозможно без системного, планомерного и скоординированного институционального проектирования многоуровневой системы различных финансовых инструментов, учитывающих особенности различных типов инвесторов (от институциональных инвесторов до физлиц), их стимулы к реализации «зеленых» проектов, а также потенциальные эффекты внедрения.

Ход экспертной сессии подтвердил динамичное развитие дискурса «зеленого» финансирования и ответственного инвестирования, а также его поддержку как на политическом, так и на корпоративном уровне, необходимость дальнейшей научной и правовой экспертизы в части применения инструментов «зеленого» финансирования и широкого общественного диалога в этой области.

Развитие дискуссии видится в определении и стандартизации подходов и методологических принципов, позволяющих оценивать эффективность экологических проектов, анализе планируемых к реализации задач и их корректировке с учетом наработанного опыта, развитии практических целей в области применения широкого спектра «зеленых» финансовых продуктов, доступных и массовых в частности, использования возможностей реализации потенциала привлечения средств населения и МСП в финансирование через облигации соответствующих региональных и муниципальных «зеленых» проектов, эмитентами которых могут выступать как органы власти, так и компании, в том числе в рамках концессионных соглашений и соглашений ГЧП, использование инструментов «зеленого» финансирования в программах капремонта и т. д. Отдельным чрезвычайно важным направлением для развития «зеленого» финансирования является обоснование и внедрение системы государственного экологического заказа.


[1] Доклад о мировых инвестициях за 2020 г.: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2020_overview_ru.pdf

[2] Communication from the Commission. Action Plan: Financing Sustainable Growth. https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX:52020DC0097

[3] The Global Risk Report 2020. http://reports.weforum.org/global-risks-2020

Автор:

Мария Валентиновна Терешина, доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры государственной политики и государственного управления, эксперт НОЦ «Северо-Кавказский центр стратегических исследований» Кубанского государственного университета

Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение.Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.

Компании сектора виэ

В соответствии с базовым сценарием МЭА мощность генерации возобновляемых источников энергии возрастет еще на 50% к 2024 году. МЭА прогнозирует, что солнечная энергетика будет обеспечивать большую часть этого роста. Учитывая это, компании, ориентированные на солнечный сектор, имеют лучшие перспективы роста.

Нас интересуют компании, которые генерируют свободный денежный поток и имеют сильные балансы. У них есть преимущество перед финансово более слабыми конкурентами: более широкий доступ к капиталу, необходимому для финансирования роста. Вот почему инвесторы должны сосредоточить свое внимание на финансово сильных компаниях этой отрасли. Но рост ради роста тоже не обогатит акционеров, поэтому надо смотреть и на отдачу от инвестиций.

Читайте также:  Выгодные вклады Москва: максимальные процентные ставки по депозитам в 2019 году

Глобально я разделяю все компании сектора ВИЭ на два типа:

  1. Компании, занимающиеся производством и дистрибуцией энергии.
  2. Компании, занимающиеся производством оборудования и технологическими разработками в сфере ВИЭ.

Впрочем, ничто не мешает эти подходы совмещать. Кратко рассмотрим крупнейшие компании в секторе чистой энергетики.

В 2020 году NextEra владела 15,1 ГВт ветровой и 2,5 ГВт солнечной энергетической мощности, а также 11 ГВт новых проектов в области возобновляемых источников энергии.

NextEra Energy продает электроэнергию конечным пользователям в рамках долгосрочных соглашений о покупке электроэнергии с фиксированной ставкой, PPA. Эта бизнес-модель делает компанию надежной и для партнеров, и для инвесторов. Контракты с фиксированной ценой обеспечивают предсказуемый денежных поток, которого компании хватает и на реинвестирование в новые разработки для продолжения роста.

NextEra дополняет свою стабильную деятельность одним из самых высоких кредитных рейтингов среди крупнейших электроэнергетических компаний. Компания располагает финансовыми возможностями для инвестирования десятков миллиардов долларов в разработку новых проектов в области возобновляемых источников энергии, причем значительная часть этих средств будет направлена ​​на солнечную энергию.

Эти инвестиции должны обеспечить рост доходов не менее чем на 6—8% в год до 2022 года, позволяя при этом увеличивать дивиденды примерно на 10% ежегодно в течение этого периода. Эти факторы двойного роста дают NextEra возможность опережать рынок в ближайшие годы.

First Solar (FSLR) — специализируется на производстве тонкопленочных солнечных модулей, где в качестве полупроводника используется теллурид кадмия вместо кристаллического кремния, применяемого в большинстве других панелей. Модули First Solar имеют больший размер и стоят дороже, но они могут производить больше энергии на панель, что делает их энергию дешевле. Такие панели становятся отличным решением для коммунальных компаний.

First Solar вложила значительные средства в исследования и производство, чтобы оставаться на шаг впереди конкурентов. Компания начала выпуск своего новейшего продукта, модуля Series 6, в 2020 году. Она инвестировала в этот продукт более миллиарда долларов, включая строительство производственных мощностей в США и Азии.

Еще одной движущей силой роста First Solar в солнечном секторе служит то, что компания имеет один из лучших балансов в отрасли: завершила 2020 год с чистой суммой денежных средств на балансе в размере 2,1 млрд долларов против 600 млн долга.

Это дает возможность продолжать инвестировать в разработку продуктов. При этом у большинства конкурентов много долгов, поэтому они платят проценты сторонним кредиторам. Сильный баланс First Solar не только снижает затраты, но и дает возможность дальше расширять производственные мощности.

Brookfield Renewable Partners (BEP) — лидер в гидроэнергетике, созданный управляющей компанией Brookfield Asset Management для эксплуатации возобновляемых источников энергии по всему миру. Первоначально компания ориентировалась на владение гидроэлектростанциями, сейчас она эксплуатирует ветряные и солнечные мощности, а также энергетические хранилища. В 2020 году гидроэнергетика все еще приносит компании 70% выручки.

Brookfield продает большую часть энергии по договорам с фиксированной ставкой. Эти соглашения помогают изолировать денежные потоки компании от тарифов на электроэнергию, которые могут быть весьма нестабильными, особенно в Колумбии и Бразилии, где компания также работает.

Поскольку Brookfield Renewable Partners генерирует такой предсказуемый денежный поток, компания возвращает деньги инвесторам через высокие дивиденды. Цель — распределять 80% своего денежного потока, а оставшееся инвестировать в проекты. Эти проекты в сочетании с повышением ставок по контракту позволят компании увеличивать свой денежный поток на 6—11% в год до 2022 года, что даст возможность повышать дивиденды на 5—9% в год.

Также Brookfield Renewable занимается приобретением более слабых в финансовом отношении компаний.

SolarEdge Technologies (SEDG) занимается оптимизацией возобновляемой энергии. Компания разработала оптимизированное инверторное решение, которое улучшило процесс преобразования энергии постоянного тока от солнечных панелей в переменный ток, используемый электрической сетью.

Интеллектуальное инверторное решение компании позволяет солнечным батареям максимизировать выработку электроэнергии при одновременном снижении затрат на ее производство.

Компания также совершила несколько покупок вне солнечного рынка. Например, в 2020 и 2020 годах SolarEdge заключила несколько сделок, чтобы расширить свои возможности на рынке накопителей энергии. Это дальновидное решение, с учетом того, что хранение энергии — один из ключевых факторов развития отрасли. Еще SolarEdge приобрела компании, ориентированные на перезарядку аккумуляторов: прицел на рынок электромобилей.

В некотором смысле SolarEdge стремится стать вертикально интегрированной компанией — подобно Tesla. Это расширит возможности для перекрестных продаж компонентов на смежные рынки возобновляемых источников энергии.

Enphase Energy (ENPH) — лидер в области микроинверторов. Компания специализируется на производстве инверторов, которые преобразуют постоянный ток от солнечных батарей в переменный. Подход Enphase отличается от подхода SolarEdge: инверторы Enphase преобразуют солнечную энергию напрямую, в то время как оптимизаторам SolarEdge требуется дополнительный компонент. Подход SolarEdge в целом несколько дешевле, но микроинверторы Enphase Energy более эффективны.

Ormat Technologies (ORA) — лидер в геотермальной энергетике. Компания управляет портфелем геотермальных и энергетических установок в США, Центральной Америке, Азии и Африке. Также проектирует, производит и продает энергетическое оборудование и другие продукты сторонним геотермальным операторам. Ormat получает 67% дохода от продажи электроэнергии, остальное — от продажи продукции.

Как и многие энергетические компании, большую часть электроэнергии Ormat продает в рамках долгосрочных контрактов с фиксированной стоимостью. Эти контракты обеспечивают предсказуемый денежный поток. Хотя компания использует эти средства и для выплаты дивидендов, основную часть она реинвестирует в расширение деятельности.

Инвестиции Ormat в новые мощности по производству геотермальной энергии позволили постоянно увеличивать прибыль. С 2020 по 2020 год скорректированная EBITDA компании увеличилась с 273 до 384 млн долларов. Компания ожидает, что рост продолжится.

Ormat управляет суммарными мощностями по генерации более чем в 900 МВт в 25 странах мира. Крупнейшие мощности — около 600 Мвт — находятся в США, еще около 150 МВт — в Кении. У компании в планах нарастить мощности до 1150 МВт к 2022 году. Для этого уже запускают новые геотермальные проекты в США, Гваделупе и Кении и проекты по солнечной энергетике в США.

Terraform Power (TERP) — ориентирована на ветер и солнечную энергию в Северной Америке и Западной Европе. Это еще одна компания по производству возобновляемых источников энергии, управляемая Brookfield Asset Management.

Terraform Power продает большую часть электроэнергии в рамках долгосрочных контрактов с фиксированной ставкой. Эти соглашения обеспечивают компании предсказуемый денежный поток. 80% денег выплачивают акционерам через дивиденды. Это позволяет сохранить часть средств для инвестиций — например для переоснащения некоторых старых ветряных электростанций.

NextEra Energy Partners (NEP) — это партнерское товарищество с ограниченной ответственностью, Master limited partnership, созданное компанией NextEra Energy. Компания создана для инвесторов, стремящихся к высоким дивидендным доходам. NextEra Energy Partners приобретает и владеет ветряными и солнечными мощностями, а также газопроводами в Северной Америке.

Обе компании обычно совершают как минимум одно крупное приобретение каждый год. Например, в марте 2020 года NextEra продала партнерству портфель из шести ветроэнергетических проектов за 1,02 млрд долларов. Эта сделка позволила NextEra Energy Partners увеличить свои дивиденды на 15%, что дало компании возможность обеспечить план увеличения выплат с 12 до 15% годовых до 2024 года.

Atlantica Yield (AY) — крупная инфраструктурная компания, владеющая портфелем возобновляемых энергетических активов, а также инфраструктурой передачи электроэнергии. В 2020 году компания получила около 68% своего дохода от возобновляемых источников энергии.

Портфель состоит из ветряных и солнечных электростанций в США, Испании, Южной Африке и Уругвае, а также небольшого гидроузла в Перу. Кроме того, компания эксплуатировала работающую на природном газе электростанцию в Мексике, линии электропередач в Перу и Чили и опреснительные установки в Алжире.

Atlantica Yield получила долгосрочные фиксированные контракты для всех своих ожидаемых мощностей. Эта стратегия позволяет генерировать предсказуемый денежный поток, основную часть которого компания возвращает инвесторам через высокие дивиденды. Компания использует оставшиеся денежные средства и свой сильный баланс для расширения портфеля. Планирует увеличивать дивиденды на 8—10% в год до 2022 года.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.