Инвестирование в Беларуси — реально ли?

Что происходит — и что будет дальше

— Вы говорили про работу над инвестиционной привлекательностью. Получается?

— Конечно. Мы уже говорили про позитивную статистику привлеченных ПИИ. Этому способствует и рост IT-отрасли, и расширение «безвиза», и успехи индустриального парка «Великий камень». Для нас, в первую очередь, результат этой работы — увеличение количества запросов от иностранного бизнеса и проведенных в НАИП встреч.

— Расскажите как эксперт в этой области: что у нас не очень хорошо?

— Страны конкурируют за инвестиции. Мы говорим про льготные режимы — у нас их действительно много. Но льготные режимы есть у всех стран-соседей, это не уникальная конкурентная черта. Есть и некий кризис идей, это видно по количеству и иногда качеству местных инвестпроектов.

Мы не всегда можем сформулировать, в чем конкретно инвестиционная привлекательность: просто «приходите и инвестируйте в это» не всегда работает. Или: «Мы очень хорошая страна, приходите к нам с чем-нибудь». Это тоже не есть хорошо, над этим надо работать.

— А в чем белорусская привлекательность для иностранных инвесторов?

— Очень высокий потенциал человеческого капитала. Отличное географическое положение: Беларусь — это действительно мостик между 500-миллионным потребительским рынком Евросоюза и 180-миллионным рынком Евразийского союза. Политическая и экономическая стабильность: бизнесу плохо, когда страну каждый день тут или там трясет.

— Как вы сами оцениваете работу НАИП?

— Мы оптимисты, поэтому у нас все хорошо. Для госструктуры мы очень молоды, нам всего девять лет, у нас молодой коллектив — и уже есть результаты. НАИП гордится ими и хочет развиваться дальше.

Партнер проекта:

Инвестирование в Беларуси — реально ли?

Национальное агентство инвестиций и приватизации — государственное учреждение, целями которого являются привлечение прямых иностранных инвестиций в Беларусь и формирование благоприятного инвестиционного климата страны.

Что делать

При этом вопрос привлечения прямых иностранных инвестиций остается критически важным для Беларуси. В частности, для восстановления и поддержания экономического роста, обеспечения безопасности в валютной, долговой, бюджетной и корпоративной сферах. По оценке НИЭИ Минэкономики, для прироста ВВП за 2021−2020 гг.

«Затяжной экономический кризис в Беларуси, выражающийся в падении ВВП и реальных доходов, не может не иметь социальных последствий. По имеющимся оценкам, рост безработицы на 1% приводит к росту самоубийств на 1,3%. С учетом долговой и бюджетной ограниченности иных вариантов, кроме как открытие экономики для ПИИ, для сохранения социально-экономической стабильности не просматривается», — предупреждает Рудый.

В качестве основного предложения для проведения обратного инвестиционного разворота ПИИ в сторону Беларуси может стать изменение инвестиционного климата, который включает в себя уже не столько социально-экономические элементы, сколько институциональные, отмечает он.

Рудый предлагает активизировать работу Совета по привлечению инвестиций при премьер-министре с трансформацией Национального агентства по приватизации и инвестициям (с ее переподчинением главе правительства) в основное окно и электронный портал для инвесторов.

Важным пунктом должна стать правовая защита иностранных инвесторов. Предлагается, в частности, введение пятилетнего моратория на проверки организаций с иностранным капиталом, которые инвестировали в уставный фонд, а также формирование стандартного инвестдоговора, исключив социальные и иные некоммерческие обязательства с правительственной гарантией прав собственности инвестора.

«Гармонизация национального законодательства с наиболее привлекательными в мире инвестиционными центрами, использование британского права при инвестиционных спорах, исключение риска национализации. Особый порядок приватизации градообразующих и монопольных организаций (например, вывод их на IPO), единый упрощенный плановый порядок малой приватизации. Вовлечение свободных производственных и сельхозплощадей в оборот», — пишет автор.

Рудый также обращает внимание на необходимость снижения издержек иностранных инвесторов: сокращение валютных ограничений, использование инвесторами международных стандартов финансовой отчетности, упрощение доступа к земельным, трудовым, природным, энерго- и иным ресурсам, сокращение регистрационных процедур, неограниченная возможность репатриации прибыли.

Почему инвестиционный поток в белоруссию становится все меньше — newsland

Для современной белорусской экономики вопрос о внешнем инвестировании является одним из ключевых, так как от того, смогут ли местные власти привлечь в страну иностранных инвесторов, во многом зависит судьба всей социально-экономической модели республики.

На официальном уровне руководство страны уже неоднократно заявляло о том, что в стране созданы максимально комфортные условия для инвестиций, а государство готово к любым финансовым и иным проектам у себя на территории. Однако, как показывают последние годы, абсолютно все планы белорусского правительства по привлечению иностранного капитала в экономику страны оказывались невыполненными, а инвестиции с каждым годом стали все больше обходить Белоруссию.

Согласно последним данным Национального статистического комитета, за первое полугодие 2021 года в реальный сектор экономики, за исключением банковского сектора, иностранные инвесторы вложили 4,7 млрд. долларов. Если посмотреть на статистику прошлого года, то окажется, что цифра была на 1 млрд. больше, а значит, и в нынешнем году объемы вложений в Белоруссию извне снова сократились (на 17,5%). Возникает закономерный вопрос: почему инвесторы не стремятся вкладывать в республику и есть ли еще в стране отрасли и проекты, которые интересны иностранным толстосумам?

О том, что белорусское руководство уже не первый год занимается поиском источников финансирования своей экономики, известно давно. И надо сказать, планы у официального Минска на бумаге весьма и весьма амбициозные. Например, во время апрельского ежегодного послания народу и парламенту Александр Лукашенко заявил, что «в этом году для восстановления экономического роста необходимо привлечь не менее 1,5 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций на чистой основе». Этот же принцип был озвучен главой государства и 22 июня в Минске на V Всебелорусском народном собрании, когда перед руководством страны была поставлена задача «за пятилетие реализовать более 80 крупнейших инвестиционных проектов на сумму свыше 27 млрд. долларов и освоить не менее 14 млрд. долларов из внешних источников».

И вроде бы такие требования главы государства должны были вдохновить местных чиновников на более активную работу по поиску инвесторов, но оказалось, что ничего подобного не произошло. Даже глава внешнеполитического ведомства Белоруссии Владимир Макей в начале июля отметил, что «во внешнеэкономической деятельности результат оказался менее позитивным, хотя по данному направлению имеются определенные заделы».

Для того чтобы понять, почему в вопросе поиска внешних инвестиций «воз и ныне там», нужно для начала вспомнить, кто является главным инвестором в белорусскую экономику. Если абстрагироваться от политизированного заявления А. Лукашенко о том, что таким инвестором является Китай, и обратиться к статистике последнего времени, то окажется, что главный поток инвестиций продолжает идти из России. Например, в прошлом году среди иностранных инвесторов, вложивших свои средства в предприятия на территории Белоруссии, Россия заняла первое место – 43,2 % от всех поступивших инвестиций. На втором месте была Великобритания (20,6 %), а на третьем – Нидерланды (10,8 %). При этом речь идет только об инвестициях в реальный сектор экономики без учета банковской сферы, где у России также появились дополнительные механизмы инвестирования: в РБ открылось представительство Экспортного страхового агентства России, которое планирует в 2021 году реализовать на территории республики проекты примерно на 1,5 млрд. долларов.

Читайте также:  «Инкубатор в России – это бизнесовый ликбез для студентов» — СКБ Контур

Ситуация не изменилась и в нынешнем году: в первом полугодии основными инвесторами белорусских организаций снова была Российская Федерация (50,2% всех поступивших инвестиций), затем Великобритания (20,5%) и Кипр (7,5%). А вот Китай оказался на одном из последних мест, а его инвестиции в белорусскую экономику составили чуть более 1% (3% в 2021 году). Исходя из такой структуры инвестиционных потоков, становится понятно, почему белорусскому руководству не удается нарастить количество иностранных денег в своей экономике – внутренние проблемы РФ не позволяют российским инвесторам в прежнем объеме финансировать партнера по Союзному государству. Тем более, если вспомнить, что сегодня в России продолжается политика импортозамещения и инвестирования внутреннего производства, а значит, белорусское направление для российского бизнеса становится все менее интересным. Иные же инвесторы не стремятся в Белоруссию по иным, но также весьма объективным причинам.

Несмотря на декларирование белорусским руководством благоприятных условий для любых инвесторов, на самом деле ситуация в республике выглядит иначе, а многих и вовсе отпугивают непредсказуемость местных властей и существующее здесь законодательство. Об этом сегодня говорят абсолютно все, как независимые эксперты, так и смельчаки в органах госуправления. Ни для кого не секрет, что инвестиции приходят туда, где есть стабильная экономика и среда для зарабатывания денег. Любой инвестор должен быть уверен, что через год-два или пять лет он не потеряет свои деньги, а его инвестиции не будут национализированы или реквизированы государством, что имеет место в Белоруссии. Руководство страны уже не раз забирало у инвесторов их проекты под главным предлогом – «неисполнение взятых на себя обязательств».

Более того, определенный страх вызывает и то, что большинство белорусских предприятий и организаций в той или иной степени принадлежат государству, которое охотно вмешивается в их работу, отстаивая свои интересы и навязывая инвесторам многочисленные социальные обязательства. Проще говоря, рыночных процессов в стране, которые бы могли привлекать западных инвесторов, по-прежнему нет, а командно-административная система, в рамках которой им предлагается работать, является дополнительным отталкивающим фактором. Если дополнить картину постоянно изменяющимся налоговым законодательством, высокой степенью личностных отношений в белорусском бизнесе, абсолютной бюрократизацией всех экономических процессов, а также слабой возможностью решения споров в белорусском суде (примером может являться нынешнее судебное разбирательство ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» с региональными газовыми предприятиями республики), то получается, что Белоруссия из потенциально привлекательной страны для инвестиций, где есть инфраструктура, дешевая и высококвалифицированная рабочая сила, превращается в страну неинтересную для большинства инвесторов.

Это уже привело к тому, что в конце прошлого года по классификации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Белоруссия, которая не является, но очень хочет стать членом этой организации, была отнесена к последней, седьмой группе страновых кредитных рисков (Россия находится в четвертой группе). Такая позиция Минска обязывает агентства страхования экспортных кредитов применять для страны самую высокую ставку страхования кредитов (9-10% при 5-летнем сроке возврата кредита), а это значит, что для республики стоимость любых денег, которые используются для финансирования инвестпроектов, является очень высокой. Проще говоря, белорусские проекты для инвесторов очень дорогие и рискованные.

Необходимо отметить, что указанная выше проблема отсутствия действительно прибыльных проектов ширится с каждым днем. Раньше экономический рост в стране обеспечивался за счет стимулирования внутреннего спроса, а также государственных дотаций в сфере финансов, связи, розничной торговли, строительства и т.п. Именно в эти направления инвесторы и готовы были вкладывать свои деньги. Примечательно, что ситуация не поменялась и в нынешнем году: по данным Белстата, в первом квартале нынешнего года наиболее привлекаемыми видами экономической деятельности были «транспорт» (35,3%), «оптовая и розничная торговля; ремонт автомобилей и мотоциклов» (27,0%) и «обрабатывающая промышленность» (20,2%). При этом более 72% всех инвестиций пришлось на Минск, хотя в белорусском правительстве делают особый упор на вложение денег в регионы. Однако с развитием экономического кризиса перед инвесторами объективно возник вопрос, куда в республике можно вложить капитал: государственные предприятия в массе своей еле дышат, частные компании малочисленны и слабы, а будущее у белорусской экономики, ориентированной на российский рынок, мягко говоря, туманно.

В итоге сегодня в Белоруссии сложилась довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, руководство страны на официальном уровне заявляет о своей готовности принять в стране любых инвесторов под государственные гарантии, вплоть до президентского уровня, и создать в стране самый комфортный климат для иностранного бизнеса. Например, А. Лукашенко лично потребовал до 1 сентября проанализировать и систематизировать инвестиционное законодательство и внести соответствующие предложения, так как «главный стимул для инвестиций – это ясные и понятные правила и законы, которые соблюдают все: как наши отечественные, так и зарубежные инвесторы… говоря простым языком, убрать всякие бюрократические барьеры». Более того, в конце сентября власти планируют провести масштабный экономический форум для потенциальных инвесторов «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие», где хотят «показать Белоруссию как перспективную инвестиционную площадку, а также продемонстрировать те возможности, которые получают компании в ходе сотрудничества с международными финансовыми институтами». И это, казалось бы, демонстрирует полную готовность официального Минска сделать свою страну местом инвестиционного паломничества.

Однако, с другой стороны, все громкие высказывания белорусских чиновников разбиваются о горькую реальность. Белорусы действительно пытаются организовать удобное поле для привлечения инвесторов, делая при этом ставку на Китай. Например, в июле между Министерством финансов Белоруссии и компанией Citic Construction Co., Ltd был подписан меморандум о сотрудничестве по созданию белорусско-китайского инвестиционного фонда с первоначальным стартовым капиталом в 50 млн. долларов. Однако консервативность белорусской модели и безынициативность чиновников на местах на корню рубят абсолютно все благие намерения и инициативы, что в конечном счете и не позволяет надеяться на увеличение инвестиционного потока в страну.

Читайте также:  Практические советы по личным инвестициям. Часть 4. Правильное отношение к инвестированию. - Блог SF Education

Что в сложившейся обстановке следует делать? Ответ напрашивается сам собой – начать реформирование нынешней экономической и законодательной систем государства, дав потенциальным инвесторам и частному бизнесу больше свободы действий. Патерналистская политика белорусского руководства была хороша в «жирные» годы нефтяного офшора, обеспечивавшего социальный рай за счет российской нефти. Сегодня же перед властями республики стоит поистине глобальная задача – престать надеяться на других и начать действовать самостоятельно. Расчет на то, что российские инвестиции рано или поздно вернутся на прежний уровень и их снова можно будет перенаправить в наиболее проблемные для государства отрасли экономики, является тупиком, так как в России, в том числе и благодаря нынешним санкциям, постепенно учатся считать деньги и разбрасываться ими направо и налево, как в прошлые годы, не планируют.

Это означает, что Минску необходимо полностью пересмотреть свою нынешнюю социально-экономическую и правовую политику, чтобы получить шанс на дополнительный приток иностранных инвестиций, так как выбраться из нынешнего кризиса только за счет собственных сил и средств белорусам, увы, вряд ли удастся.

А1 telekom austria сократил инвестиции в беларусь из-за отключений интернета, неопределенности с 5g и налогов

A1 Telekom Austria Group опубликовала финансовый отчет об итогах работы холдинга в 2020 году. В документе содержатся в том числе и данные, относящиеся к операционной деятельности дочерней компании холдинга в Беларуси — телеком-, ИКТ и контент-провайдера А1.

Фото: пресс-служба А1
Фото: пресс-служба А1

Согласно отчету, общая выручка А1 в евро снизилась на 5,5% в годовом исчислении, в то время как в белорусских рублях она выросла на 12,6% в годовом исчислении. Этот рост обусловлен увеличением реализации услуг А1 в результате успешных кампаний по привлечению новых клиентов мобильной и фиксированной связи, запуску конвергентных тарифных планов во втором квартале 2020 года, а также развитию новых направлений — таких как ИКТ и развлекательный контент, поясняют в компании.

Показатель EBITDA в рублевом выражении увеличился на 7,8% по сравнению с 2021 годом. Вместе с тем в пересчете на евро размер EBITDA сократился на 9,5%.

Среди факторов, которые оказали определяющее воздействие на итоги 2020 года, называется экономический спад, усугубившийся распространением COVID-19 и политической нестабильностью во второй половине года, что привело к обесцениванию белорусского рубля по отношению к евро на 16,1% за отчетный период. Национальный банк Республики Беларусь продолжает придерживаться жесткой монетарной политики, направленной на сдерживание темпов инфляции, которая на декабрь 2020 года составила 7,4% по сравнению с 4,7% за 2021 год.

В пояснительной записке к отчету отмечается, что совокупность этих факторов привела к изменению долгосрочного прогноза суверенного кредитного рейтинга Беларуси со стабильного на негативный (по оценке рейтингового агентства Standard & Poor’s).

При этом, как отмечается в отчете, материнская компания А1 сократила объем капитальных вложений в белорусский актив в 2020 году на 78,3 млн евро по причине совокупности факторов, которые оказали неблагоприятное влияние на инвестиционную привлекательность Беларуси.

«За прошедший год телекоммуникационная и IT-отрасли столкнулись с рядом неблагоприятных факторов, которые оказали прямое влияние на корректировки планов по объемам иностранных инвестиций. В частности, среди таких факторов в отношении A1 Telekom Austria Group — приостановка оказания некоторых услуг в период с августа по ноябрь в связи с выполнением распоряжений уполномоченных государственных органов или по не зависящим от компании причинам, неопределенность в вопросах лицензирования и выделения частотного диапазона для развертывания 5G-сетей, а также временное повышение ставки налога на прибыль, предусмотренное изменениями в Налоговый кодекс для операторов сотовой связи. Тем не менее мы надеемся, что данные факторы являются временным явлением, и рано или поздно привлекательность инвестиционной среды восстановится», — прокомментировали в пресс-службе А1 в Беларуси.

Напомним, из-за массовых акций протеста с августа в Беларуси регулярно отключали интернет. По подсчетам TUT.BY, с 9 августа по 29 ноября без мобильного интернета белорусы провели более 102 часов.

Как устроен процесс

— Агентство и иностранный инвестор. Что и как происходит?

— Агентство — это «одно окно» и первая госструктура Беларуси, в которую приходит инвестор. Кто-то — сам, кого-то мы привлекаем, проводя форумы.

Инвестирование в Беларуси — реально ли?
Белорусский инвестиционный форум в Минске, организованный НАИП

Как правило, инвестор ничего не знает о стране — и это наша точка начала взаимодействия. С НАИП начинается его знакомство со страной, ее бизнес-законодательством, инвестиционным климатом и преференциальными режимами.

Дальше идет вопрос заинтересованности. Если он хочет начать сотрудничество со страной, мы оказываем ему всестороннюю поддержку. Это регистрация фирмы, подбор площадки. Если инвестор приходит со своей идеей и проектом, то помогаем выбрать местность, в которую лучше вложиться. Организовываем взаимодействие с местными органами власти.

Затем заключаются инвестиционные договоры и проект реализуется. Мы всегда находимся рядом с инвестором, «ведем» его до окончания реализации инвестиционного проекта.

— Почему он выбирает НАИП, а не стороннюю частную компанию?

— Мы не навязываемся так, чтобы «только мы и больше никто». Он вправе выбрать любую консалтинговую компанию в Беларуси. Разница в том, что как госструктура мы работаем бесплатно. Ну, и с точки зрения взаимодействия с государством, мне кажется, у НАИП более выгодное положение.

Какие страны наращивают и сокращают инвестиции в белорусскую экономику

Кыргызстан и Иран стали лидерами по динамике поступлений иностранных инвестиций в Беларусь в прошлом году. Германия и Китай, наоборот, первые среди тех, кто существенно сократил вложения средств в белорусскую экономику.

Согласно данным из сборника «Беларусь в цифрах. Статистический справочник 2020», по итогам 2021 года из Кыргызстана в белорусскую экономику поступило 10,9 млн долларов. Это в 27,25 раза больше, чем объем инвестиций из этой страны годом ранее (0,4 млн долларов). И с этим показателем Кыргызстан стал лидером среди остальных стран-инвесторов по темпам прироста инвестирования.

Поступления из Ирана составили 45,1 млн долларов, что в 7,27 раза больше, чем было в 2021 году (6,2 млн долларов).

Положительную динамику продемонстрировали инвесторы из Австрии и ОАЭ. Австрия вошла в пятерку главных источников иностранных инвестиций в Беларусь, за год увеличив их объем в 1,48 раза — с 296,7 млн долларов до 437,8 млн долларов.

Из ОАЭ в Беларусь в прошлом году пришло 118,3 млн долларов, тогда как в 2021 году эта сумма составляла 78,5 млн долларов.

Нужно отметить и выросшую роль международных организаций как источника иностранных инвестиций в Беларусь. Если в 2021 году они выделили Беларуси 1,4 млн долларов, в 2021 году — 64,9 млн долларов, то в прошлом году их вклад составил 206,3 млн долларов.

Поступления из Германии и Китая, которые традиционно входят в топ-10 главных источников ресурсов для Беларуси, в прошлом году уменьшились, соответственно, в 2,6 и 2,1 раза. Обе страны переместились вниз первой десятки важнейших инвесторов.

Почти в 1,55 раза уменьшился приток средств из второй по значению страны-инвестора — Великобритании. Также меньше инвестиций поступило с Кипра.

Топ-10 важнейших стран-инвесторов в экономику Беларуси в 2021 году

Страна-инвестор

Объем поступлений иностранных инвестиций в 2021 г., в млн долларов

Объем поступлений иностранных инвестиций в 2021 г., в млн долларов

1

Россия

4513,3

4154,6

2

Великобритания

1799,9

2790,2

3

Кипр

760, 1

848,3

4

Польша

440,8

445,3

5

Австрия

437,8

296,7

6

Украина

366,4

405,7

7

Литва

207,6

196,6

8

Китай

162,2

339,9

9

Германия

139,0

363,7

10

Нидерланды

125,2

111,4

 

ВСЕГО

10 006,8

10 842,0

По данным Национального статистического комитета Республики Беларусь

Читайте также:  ЦБ отчитался о почти полной остановке иностранных инвестиций в российские компании — Meduza

Какие сферы в тренде

— За 2021 год топ-5 стран-инвесторов был таким: Россия, Великобритания, Кипр, Польша и Украина. Два вопроса: где Китай и что за проекты были связаны с этой пятеркой?

— Китайцы входят в десятку и стремительно рвутся в лидеры, а по темпам прироста ПИИ и вовсе на первом месте. Еще год-два — и они будут в тройке наших главных партнеров-инвесторов, будут конкурировать с Россией. Они большие молодцы, быстро принимают решения.

Если говорить о новых проектах, то за прошлый и текущий годы мы получали запросы из Великобритании, Германии и ОАЭ. Как правило, это альтернативная энергетика, IT, сельское хозяйство, деревообработка, логистика и строительство.

Еще хочу отметить Польшу — ее интерес очень заметно повысился, особенно в сфере деревообработки. Поляки переносят к нам некоторые производства, расширяют существующие. На польских предприятиях есть много вакансий, которые нельзя заполнить, потому что на рынке труда нет адекватного ресурса.

Компании обратили внимание на соседнюю Беларусь: у нас много высококвалифицированных кадров, причем не таких дорогих, как в Польше. Пример такого производства — новый резидент СЭЗ «Гродноинвест», который вышел на белорусский рынок при помощи НАИП. Компания «Габи БЕЛ» будет производить мебель для IKEA. Для Беларуси это еще один способ взаимодействия с глобальной корпорацией, который улучшает инвестиционный климат страны.

— В какие белорусские сферы интересно вкладываться зарубежным инвесторам?

— Правительством обозначен целый круг, порядка двадцати сфер экономики. Мы в принципе позиционируемся как страна, заинтересованная в инвесторах в любой сфере.

Но есть определенные, в которых виден больший интерес инвесторов, и в целом более перспективные. Например, сельское хозяйство: начиная от фермерских хозяйств, которые готовы выращивать сырьевую базу, до разведения крупного рогатого скота. Деревообработка та же, подключаются не только европейцы, но и азиатские инвесторы: это объяснимо, лес у нас — стратегическое сырье, и недавно вышел указ, упрощающий порядок работы с деревом.

— А новые направления, вроде мусоропереработки и «зеленой» энергетики вызывают интерес?

— Могу сказать, что в них есть очередь из инвесторов. Очередь! Переработка отходов, ветряки, солнечная энергия. Словаки и другие европейцы, южнокорейцы, китайцы, россияне: многие приходят со своими проектами и готовы вкладывать. Вопрос в другом — пока инвестиции тормозятся недостаточной проработкой тарифной политики. Думаю, это дело ближайших года-двух, и все начнет быстро развиваться.

Не климатит

Среди причин формирующегося оттока прямых иностранных инвестиций из Беларуси главной он называет падение платежеспособного спроса в стране. «Падение производства, ВВП, реальных доходов населения и платежеспособного спроса является основным фактором, повлиявшим на настроения инвесторов.

По итогам опроса 46 иностранных организаций 33 из них назвали главным барьером для инвестирования в Беларусь падение платежеспособного спроса», — пишет Рудый. В 2021 году реальные доходы упали на 5,9%, потребление — на 3,6%. Кроме того, ухудшение условий для инвестирования можно связать с сокращением производительности труда, которая в целом по белорусской экономике за 2021 год в долларовом эквиваленте упала на 28%.

Проблемой стала необходимость возврата иностранными инвесторами внешних займов. В отличие от белорусских государственных предприятий, которые в 2021 году с помощью поддержки государства смогли реструктуризировать свои внешние займы, иностранные организации вынуждены были самостоятельно возвращать кредиты, что привело к сокращению объемов реинвестирования прибыли и оттоку капитала из страны.

Снижение инвестиций произошло также из-за ухудшения финансового состояния организаций с иностранным капиталом в 2021—2021 гг. и сокращения прибыли.

Рудый обращает также внимание на накопленный риск расторжения инвестиционных соглашений. За 2009−2021 гг. в Беларуси было заключено 1844 инвестиционных договора. Из них реализовано — 642 договора, расторгнуто — 663. Основной причиной расторжения стало невыполнение взятых инвестором на себя обязательств, которые оказались обременительными.

«В Беларуси есть культурные особенности, которые в долгосрочном периоде накапливают эффект и становятся барьерами для прямых иностранных инвестиций, — пишет Рудый. — К важнейшим из них относятся ориентация на советское прошлое, на краткосрочный результат.

В целом в Беларуси наблюдается потребительское отношение к иностранному инвестору. По причине укоренившейся советской ментальности созданные во времена СССР государственные предприятия сохраняются, не меняя реального собственника, несмотря даже на их акционирование.

При этом риск национализации рассматривается как возможность восстановить „народную“ справедливость. Ограниченная мобильность прежде всего старших поколений вытекает из таких черт, как ориентация на советское прошлое, патернализм и коллективизм. Это ведет к ментальной изоляции, провинциальности, барьеру к культурной диффузии, формированию странного мировоззрения фантазирования и веры в неправдоподобные вещи».

Среди проблем он также указывает на накопленный негативный международный имидж. «Санкции, долгосрочная политическая изоляция воспитывают у иностранных инвесторов предвзятое отношение к Беларуси, часто не столько рационально-экономическое, сколько эмоциональную неприязнь.

Регулярные инвестиционные форумы по популяризации белорусского инвестиционного климата порой несопоставимы с одной или несколькими публикациями в бизнес-изданиях», — предупреждает Кирилл Рудый. В качестве примера он указывает международный бестселлер Алека Росса (помощника Хиллари).

Экс-помощник президента обращает внимание на проблему усиления силового давления на экономику в 2021 году, отмечая увеличение количества дел в суде по административным правонарушениям в экономической сфере до 13 361 с 9792 в 2021-м. Основной вклад в силовом давлении на белорусскую экономику в 2021 году внесли МНС и ГТК.

Традиционно по подавляющему большинству дошедших до суда дел итогом будет наложение взыскания.

Сколько это в деньгах

— Какое количество ПИИ было в 2021 году (год основания агентства. — Прим. TUT.BY) и какой уровень сейчас?

— В 2021 году объем инвестиций, привлеченных в Беларусь, был 5,6 миллиарда долларов. В прошлом году — 8,5 миллиарда. Это рост, который отражается на цифрах, это результат слаженной работы и инвестиционной политики государства.

— Это мало или много?

— Кто-то говорит, этого недостаточно и надо больше. Можно взять пример 2021 года, у нас была пиковая цифра — 13,2 миллиарда долларов. Но там только продажа трубы «Белтрансгаза» (сейчас это компания «Газпром трансгаз Беларусь». — Прим. TUT.BY) дала 4 миллиарда!

Страна может прямо сейчас в два-три раза увеличить объем ПИИ: в этом нет проблемы, госсобственности у нас достаточно, ее теоретически можно распродать. Но страна идет другим путем. Мы ищем стратегического инвестора, а не продаем собственность. Это сложнее.

Позитивный тренд по объему ПИИ есть. С учетом политики, проводимой государством, тренд очень неплохой. Это учитывая, что по миру ПИИ сокращаются. В нашем регионе они растут у одной-двух стран, включая Беларусь. Поэтому нынешние цифры я считаю положительным результатом.

— Что приносит больше денег — новые проекты или инвестиции в уже существующие?

— Однозначно уже действующие предприятия. Я говорю о реинвестированной прибыли. Предприятия, которые какое-то время здесь работают, принимают решение направить часть прибыли на расширение производства: это львиная доля в формировании показателя ПИИ на чистой основе в Беларуси.

На самом деле, это хорошо. Компания, которая когда-то пришла к нам, не просто работает и выводит прибыль — она видит здесь перспективы и продолжает развиваться. Показательный пример — тот же Kronospan, который начинал с могилевской площадки, сейчас есть в Сморгони и выходит развиваться в Витебскую СЭЗ.

— А что выгоднее — вкладывать в уже существующее или строиться с нуля?

— Инвестор приходит и хочет реализовать инвестпроект. У него есть выбор — либо построить, либо создать на базе чего-то, купить собственность. Моя личная оценка — проще построить с нуля. Да, надо иметь подходы к инфраструктуре, не быть в голом поле и тогда будет проще. Почему?

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Комментарии запрещены.