Как правильно инвестировать в здоровье: рассказывают эксперты :: Красота :: РБК Стиль

Бенефициары здоровья

Есть три основных причины привлекательности инвестиций в рынок биотехнологий и медицины, считает Станислав Денисов, основатель биотех фонда HBio Capital Management, зарегистрированного в Швейцарии. Первая – это то, что этот рынок базируется на основной ценности – жизни человека, он будет расти и развиваться по той же экспоненте, что и рост населения планеты и затрат на его здравоохранение.

Следующая причина – высокая скорость, с которой отдельная компания этого рынка приходит к своей «справедливой стоимости», говорит Денисов. То есть инвестору не приходится ждать долгой переоценки компании рынком, это происходит в момент публикации новых клинических данных.

И еще одна причина привлекательности – это отсутствие заметной корреляции динамики котировок акций отдельной компании по отношению к общему рынку, то есть акции из данного сектора могут использоваться для эффективной диверсификации инвестиционного портфеля, резюмирует Денисов.

Сектор биотехнологий интересен, скорее, его чрезмерной эмоциональностью, говорит старший управляющий активами УК «Атон-менеджмент» Исуф Ацканов: «Многие новости, пусть даже и незначительные в среднесрочной перспективе, могут существенно влиять на котировки, так как сложно оценить их реальное влияние на стоимость компании».

Кроме инвестиций в отдельные имена, можно делать ставку на отрасль в целом: на американском рынке существует несколько отраслевых индексов и ETF, которые инвестируют в акции биотехнологических компаний. Крупнейший ETF – iShares Nasdaq Biotechnology ETF, его капитализация превышает $7 млрд.

Вместо булочки — мясо

— А можно ли начать заниматься своим здоровьем в 60 лет, чтобы дольше прожить, причём не немощным и старым, а активным бодрым старичком или старушкой?

— Начать заниматься физической активностью, правильно питаться и в 60 лет не поздно. Просто нужно понимать, что могут иметься и медицинские проблемы, которые требуют контроля. Перед тем как решить вопрос о виде физической нагрузки, её интенсивности, а затем и увеличении, необходима консультация с врачом.

В 60-65 лет, как правило, появляется избыточная масса тела, однако это не повод, чтобы не попытаться привести себя в порядок. Только делать это нужно иначе, чем в молодом возрасте. Основой снижения массы тела должны быть физические упражнения и соответствующее сбалансированное питание, которое предполагает адекватное употребление белка.

Потому что белок — строительный материал для наших мышц. Мы должны их поддерживать, если хотим сохранять способность ходить, работать руками, что-то носить. Подчеркну: нужен не растительный, а животный белок, который является источником незаменимых аминокислот.

Сбалансированный рацион питания подразумевает употребление овощей и фруктов. Рекомендуется меньше есть сладкого и мучного, хотя от этого трудно отказаться, так как в пожилом возрасте уменьшается аппетит, вкусовые ощущения, появляются проблемы с пережёвыванием пищи, поэтому съесть что-то сладкое гораздо проще. Тем не менее все эти сложности нужно преодолевать.

— Чем лучше заняться пожилому человеку, чтобы поддержать физическую форму: скандинавской ходьбой, бегом, плаванием?

— Давайте будем отталкиваться от индивидуального статуса пожилого человека. Одно дело, когда у него есть опыт занятия физкультурой и он по-прежнему активен, гуляет, бегает, ходит в спортзал или фитнес-клуб. В этом случае задача — не снижать физическую активность и даже по возможности её увеличивать.

Другое дело, когда человек вёл малоподвижный образ жизни, а потом решил заняться физкультурой. Тогда лучше начать с прогулок, постепенно увеличивая их темп и продолжительность. Работа в саду, по дому тоже важна для физической активности, при этом нужны и физические упражнения.

Для пожилых есть три компонента: аэробные, к ним относятся ходьба, прогулки, велосипед, скандинавская ходьба; силовые, направленные на основные группы мышц, ими следует заниматься три раза в неделю, поднимая небольшие гантели. Простые приседания, вставание со стула без помощи рук — тоже хорошая тренировка мышц.

Для пожилого человека очень важен голеностопный сустав, для его тренировки эффективны перекатывания с пятки на носок. Следующая обязательная группа упражнений — на баланс, способность удерживать равновесие. Нужно постоять на одной ноге, потом на другой, можно с поддержкой и без неё, ходить с перекрёстом ног, спиной вперёд.

Ещё очень важный компонент для пожилых — организация безопасной окружающей среды. Посмотрите, за что в квартире может зацепиться и обо что споткнуться ваш пожилой родственник, и уберите это. Важно ночное освещение, если он встаёт в туалет. Пол в ванной и туалете не должен быть скользким.

Досье

Юлия КОТОВСКАЯ. Родилась в Киеве в 1968 году. Окончила Российский университет дружбы народов по специальности «лечебное дело». В 2003 г. защитила диссертацию доктора медицинских наук. С 2021 г. — заместитель директора по научной работе ОСП «Российский геронтологический научно-клинический центр» ГБОУ ВПО РНИМУ Минздрава России им. Н. И. Пирогова.

Инвестиции в долголетие, или социальная реновация

Столичные власти утвердили программу реновации социальной сферы, предусматривающую строительство новых больниц и поликлиник

Как правильно инвестировать в здоровье: рассказывают эксперты :: Красота :: РБК Стиль
Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Московская экспозиция MIPIM-2021 называлась Moscow Today. С точки зрения инвесторов, сегодняшняя Москва — это прежде всего развитие транспортной сети: сейчас, например, прорабатывается тема строительства китайскими инвесторами ТПУ на ветке, которая идет в Коммунарку. Это активное развитие общественных и парковых пространств. Это реновация здравоохранения, о которой говорила заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

Анастасия Ракова заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития

Продолжая тему, заместитель мэра Москвы по экономической политике и имущественно-земельным отношениям Владимир Ефимов рассказал журналистам, что в городе планируется создать сеть геронтологических центров (от частных инвесторов уже поступил ряд соответствующих запросов). Инвестиционная модель только прорабатывается, и пока со стороны города речь идет о предоставлении либо зданий, которые можно переоборудовать, либо площадок, на которых можно построить дома престарелых нового типа.

Сейчас Москва активно изучает зарубежный, в том числе французский опыт, который гласит: по степени инвестиционной привлекательности дома престарелых занимают сегодня шестое место в мире.

Добавить procenty-po-vkladam.ru в ваши источники новостей?

Как выбрать?

Своим подходом к отбору портфеля поделился Андрей Козлов из 4BIO Capital (в портфеле компании есть и вышеупомянутый Orchard Therapeutics). 4BIO Capital базируется в Лондоне и занимается инвестированием в лекарства третьего поколения в генной и клеточной терапии.

«Мы инвестируем в команды, которые занимаются изобретением лекарств от редких заболеваний. Они затрагивают небольшую часть популяции, тем не менее, существует статистика, что если объединить все редкие заболевания, то от них страдает около 10% человечества. Это редкие заболевания, но их много», — поясняет он.

Для того чтобы команда попала в зону внимания 4BIO Capital, препарат уже должен пройти часть доклинических исследований. Следующий этап – этап клинических исследований – проходит уже при участии финансирования 4BIO Capital. Первая фаза – тестирование на безвредность для человека, вторая – на эффективность препарата, третья – показывает, насколько он эффективнее других, уже используемых лекарств.

Обычно к окончанию второй фазы исследования представители 4BIO Capital уже понимают потенциал компании, а зачастую к этому моменту уже появляется предложение о покупке стартапа со стороны большой фармацевтической компании. В случае покупки инвесторы в фонд получают доходность в десятки процентов, резюмирует представитель 4BIO Capital.

Как правильно инвестировать в здоровье: рассказывают эксперты

В истории есть интересный факт: во время финансового краха 1920-30-х годов в США промышленное производство сократилось в разы, зато спрос на косметические средства заметно вырос. Этот феномен называют «эффектом губной помады». В неспокойные периоды люди перестают тратить деньги на крупные покупки, отдавая предпочтение косметике — как уходовой, так и декоративной. Поэтому сегодня, когда мир переживает очередной кризис, мы решили поговорить с представителями сфер эстетической косметологии, стоматологии и превентивной медицины и узнать у них о последних трендах в области заботы о здоровье и красоте.

Вадим Федотов — генеральный директор и основатель биотехнологической компании bioniq. Ее деятельность сосредоточена на персонализированных решениях в вопросах поддержания здоровья. Клиенты bioniq проходят чек-апы, а потом, на основе результатов анализов, которые сдаются в партнерских лабораториях и клиниках, получают от врачей рекомендации, как правильно питаться и поддерживать хорошую физическую форму, какие нутриенты принимать. Все это отвечает тренду на биохакинг, невероятно востребованному в последнее время. bioniq работает в Англии и России, готовит запуск в Нью-Йорке, а недавно компания вышла на рынок Арабских Эмиратов. В России она сотрудничает с «Медси» и лабораториями по всей стране.

Читайте также:  Хрущевки в Москве из объекта для инвестиций превратились в неликвидное жилье

Татьяна Аль Сабунчи — кандидат медицинский наук, врач-косметолог, главный врач клиники эстетической медицины Tori, за которой закрепилась слава одной из самых сильных российских клиник в области эстетической косметологии. В штате Tori — врачи и эстетисты, работающие в рамках практически всех существующих направлений. Наименования аппаратов и препаратов, использующихся в клинике, и вовсе можно перечислять бесконечно.

Станислав Вафин — главный врач и сооснователь стоматологической клиники Swiss Smile в Москве. Swiss Smile — сеть швейцарских клиник: на родине бренда их целых 27, а в России — одна. Лечение можно начать в Женеве, а закончить — в нашей стране, или наоборот. В клиниках Swiss Smile стремятся создать атмосферу мини-отеля, где пациент может почувствовать себя гостем и расслабиться. Этим и объясняются особенности интерьера: приглушенный свет, хрусталь, никаких белых больничных стен.

С чего начался ваш личный интерес к инвестициям в здоровье?

Вадим: Раньше я был профессиональным баскетболистом, и мне приходилось пробовать разные добавки. Но я всегда чувствовал, что до пика возможностей мне еще далеко. Врачи не могли понять, что со мной не так, и говорили: «Ты ничем не болен». Но я понимал, что просто не болеть для меня — недостаточно. Мне хотелось чувствовать себя лучше. В какой-то момент я познакомился с Константином Карузиным, будущим сооснователем и медицинским директором нашего проекта. Последние двадцать лет он занимается исследованиями, которые касаются в том числе повышения уровня когнитивных и физических способностей профессиональных спортсменов. Мой теперь уже коллега проводил клинические тестирования в Швейцарии и обнаружил, что у 97% людей наблюдается значительный дефицит нутриентов. Зато при персонализированном подборе необходимых веществ физические способности заметно улучшаются.

Мы задумались: если таких результатов можно добиться в случае с профессиональными спортсменами, то что будет с обычными людьми, у которых дефицит нутриентов обычно намного выше? Так родилась идея нашей компании. Мы используем швейцарскую технологию, благодаря которой гранулы усваиваются организмом в течение 12 часов. Более того, нутриенты поступают в микродозах, которые не блокируют друг друга. Скажем, если бы я просто принимал гору таблеток, они начали бы «спорить» друг с другом. Швейцарская разработка позволяет назначать одному человеку 50, 60 или даже 70 разных компонентов одновременно.

Татьяна: Я ратую за процедуры, которые поддерживают естественную красоту. Искренне считаю, что некрасивых женщин не бывает. Надо научиться подчеркивать плюсы и аккуратно маскировать нюансы. Я много работаю с качеством кожи. Для меня косметология — это не укол ботокса в лоб, а в первую очередь ухоженность.

Как вы считаете, российские клиники красоты и компании, которые занимаются вопросами здоровья, уже вышли на мировой уровень?

Станислав: Если сравнивать стоматологические услуги в Швейцарии и в Москве, то принципиальной разницы между ними нет. В России наши сервисы стоят немного дешевле, чем в Швейцарии, но с точки зрения качества и объема — ни в чем не уступают. Когда швейцарские врачи приезжает для консультации в Москву, они часто удивляются тому, что у нас собрано в одном месте все необходимое. Специалист может взять с собой один только халат и получить в клинике все, что нужно для работы.

Если говорить о профессионализме врачей, то в России, как и везде, есть хорошие, есть средние, есть те, кому вообще не стоило идти в медицину. Когда я заканчивал обучение, на всю страну было 12 стоматологических факультетов. Теперь их восемь в одной только в Москве, но, если студент только выпустился из института, это не значит, что его уже можно считать высококвалифицированным врачом. Мне нравится американская система: после учебы вчерашний студент пять лет работает ассистентом, а потом уже получает лицензию стоматолога. Но, если говорить о действительно первоклассных специалистах, то и в России, и в Европе, и в США они находятся примерно на одном профессиональном уровне. Я общался с многими из них на международных конференциях: мы говорим на одном языке и обсуждаем одни и те же проблемы.

Татьяна: Очень важны человеческие качества. Когда доктор только начинает работать, он старается быть более осторожным и внимательным, но со временем вполне может переключиться в режим «я все знаю и все умею». Это как с автомобилем: сначала мы водим его аккуратно, потом — начинаем гонять. Звездная болезнь для врача опасна, а вот опыт — необходим. Врач, который работает много лет, попросту больше знает и может справиться с непредвиденными обстоятельствами, ведь в медицине бывает всякое. Если специалист утверждает, что у вас гарантированно не будет осложнений, от него нужно уходить. С другой стороны, врача, который не оставил пациента, помог разрешить непростую ситуацию, можно считать настоящим профессионалом.

Вадим: Конечно, во всех странах есть лидеры и сильные игроки. Мы стартовали в премиальном сегменте, и нам повезло работать с лучшими врачами, а наш первый партнер семь месяцев исследовал предложенный продукт. Перед тем, как прийти в Россию, у нас была возможность поработать с ведущими английскими специалистами, которые принимают на Харли-стрит в Лондоне, где расположены топовые клиники. Тогда я понял, что в любой стране есть как хорошие, так и плохие врачи. Главное для нашего проекта — найти такого партнера, который умеет выбирать настоящих профессионалов.

Как бы вы описали своих пациентов? Изменился ли их портрет в связи с пандемией?

Станислав: Наша клиника всегда работала в премиум-сегменте, и этот аспект остался без изменений. Но появилась новая аудитория, и работать стало еще интереснее. Те, кто раньше летал лечить зубы в Европу или Америку, пришли к нам. С другой стороны, некоторые наши постоянные клиенты, у которых есть вид на жительство в других странах, остались пережидать пандемию там.

Татьяна: Наши пациенты — в основном девушки. Интересные, разные, каждая — со своей историей. Не могу сказать, что в этом году их стало меньше. Остались постоянные клиенты, появились новые. Некоторые приходят редко, но регулярно, на конкретные процедуры. Другие, наоборот, ходят часто, и за годы общения у нас сложились доверительные, дружественные отношения. Наверное, именно за счет таких отношений пандемия в целом не сильно изменила ситуацию.

Вадим: Мы работаем над тем, чтобы клиенты не стали пациентами, ведь наша компания занимается превентивной медициной. Главная задача для нас — дать людям понимание того, что происходит с их организмом, чтобы им не пришлось обращаться за медицинской помощью. В последнее время мы заметили, что отношение людей к здоровью изменилось. Если раньше о превентивных мерах думали в основном люди состоятельные и те, кто находится в зрелом возрасте, то сейчас появилась новая, более молодая аудитория: женщины 22-23 лет, мужчины 28 лет. Такие клиенты, как правило, зарабатывают меньше, зато понимают ценность здоровья и ставят его выше путешествий и материальных благ. Они задают больше вопросов, интересуются биохакингом, но при этом, конечно, заинтересованы в другом уровне цен. Мы даже пересмотрели продуктовую линию, чтобы создать предложения под их запросы.

Как изменилось отношение пациентов к эстетике?

Станислав: Ею стали интересоваться больше. У многих наших пациентов раньше не было времени, чтобы заняться внешним видом зубов: поставить виниры, исправить прикус. В этом году бизнес отчасти встал на паузу, поэтому появился спрос на процедуры, которые раньше откладывались. Сейчас многие обращаются к нам именно за эстетическими услугами: мы работаем с несколькими лабораториями, и все они перегружены. Думаю, в результате пандемии люди будут проводить меньше времени в офисе и больше внимания уделять себе, семье и здоровью.

Читайте также:  Какие вклады в Россельхозбанке самые выгодные?

А есть ли в косметологии запрос на красивое, естественное старение?

Татьяна: К счастью, тренды меняются. Если раньше клиенты приходили с фотографиями знаменитостей и словами «хочу так же», то сейчас большинство предпочитает натуральность. Люди хотят подчеркнуть свою индивидуальность, а не копировать кого-то другого — кинозвезду или подругу. Я сама ратую за процедуры, которые поддерживают естественную красоту. Мне искренне кажется, что некрасивых женщин не бывает: нужно только уметь подчеркивать свои достоинства и аккуратно маскировать нюансы. Для меня косметология — это не укол ботокса в лоб, а в первую очередь ухоженность.

Станислав: В эстетической стоматологии сейчас больший запрос на естественность. Наши клиенты выбирают светлые, но при этом натуральных оттенков зубы, а немецкие техники их с удовольствием изготавливают. В свою очередь, спрос на неестественно белые зубы падает. Нас, как докторов, это не может не радовать: нам хочется создавать шедевры, а не фарфоровые чашки. Еще один тренд — ультратонкие виниры. Если раньше нужно было удалять много собственной ткани, то сейчас технологии позволяют почти не препарировать зуб, а приклеить тонкие пластины 0,3-0,7 мм. Смотрится очень аккуратно.

Татьяна, вы косметолог, а работаете ли вы в команде со стоматологами, нутрициологами и врачами других направлений?

Татьяна: Обязательно. На коже практически сразу отображаются процессы, которые происходят в организме, в частности — хронические заболевания. Изменение прикуса, кстати, тоже влияет на то, как выглядит наша кожа. Поэтому к работе с пациентом мы привлекаем и других специалистов, в том числе стоматологов и даже гинекологов.

А в каких случаях вы отправляете своего пациента к стоматологу?

Татьяна: Без консультации стоматолога невозможно сделать, например, коррекцию подбородка. У клиента может быть недоразвитие челюсти, которое также нужно предварительно корректировать. Работы со стоматологом требует восстановление овала лица, формы губ. В общем, все то, что касается нижней челюсти.

Станислав: Одна из последних тенденций — Dental Face Lift. Она набирает популярность не только на Западе, но и в России. У человека с годами меняется прикус, зубы стираются, нижняя треть лица уменьшается, появляются складки и морщины. И если при этом у пациента дистальный прикус (верхняя челюсть смещается вперед по отношению к нижней. — «РБК Стиль»), то филлерами этого не исправить. Необходимо прежде всего привести челюсть в правильное положение. Многие состоятельные дамы старше сорока делают такую процедуру, чтобы выглядеть на 10-15 лет моложе.

Кто преобладает среди ваших пациентов: мужчины или женщины?

Вадим: Женщины. Они раньше понимают, что стоит тщательно заботиться о своем здоровье. Обычно женщина первой присоединяется к нашей системе, потом советует супругу сделать то же самое, а вслед за ним приходят ее родители и друзья. Интересно, кстати, что месяцев через семь мужчины, как правило, все бросают, но потом чувствуют, что энергии стало меньше, и возвращаются. Женщины намного более дисциплинированы и стабильны, они регулярно сдают анализы.

С какого возраста и при каких обстоятельствах, на ваш взгляд, стоит начинать задумываться об инвестициях в свое здоровье?

Татьяна:

Есть устойчивое мнение, будто к косметологу нужно впервые обратиться в 25 лет. Мне не нравится такой подход. Каждый случай — индивидуален. Существуют дети-атопики, чья кожа не справляется с функцией защиты, и наружные препараты им нужно использовать с рождения. С другой стороны, у меня есть пациентки, с которыми у нас никогда не зайдет разговор об инъекциях ботулинического токсина. В случае с мерами по сохранению молодости с косметологом желательно проконсультироваться примерно в 28-30 лет, чтобы спланировать поддерживающие процедуры. Это нужно для того, чтобы потом не делать все и сразу. Если мы каждый день будем поддерживать чистоту в комнате, то генеральная уборка не понадобится.

Вадим: На здоровье влияют образ жизни и питание. Да, дети лучше усваивают нутриенты: даже если анализы показывают дефицит какого-то вещества, организм чаще всего справляется сам. А вот объяснить ребенку, что такое дисциплина, уже задача родителей. Если семья несколько раз в неделю ест фаст-фуд, странно ожидать, что у детей сформируется привычка правильно питаться. Если отец целыми днями лежит на диване, то привить ребенку любовь к спорту будет сложно. Мы должны быть примером для детей, чтобы они с ранних лет учились внимательно относиться к своему организму. А обратиться к помощи микронутриентов они могут и позже.

Станислав: Если говорить о стоматологическом здоровье, начинать заботиться о себе нужно с первого зуба. В четыре-пять лет необходимо отвести ребенка к ортодонту, чтобы посмотреть, как развиваются челюсти. Здоровые зубы и правильный прикус — результат правильного питания и отлаженной работы ЖКТ. При этом никогда не поздно начать ухаживать за зубами. Не бойтесь, что стоматолог скажет вам что-то страшное. Существует множество технологий, которые помогут все исправить. С другой стороны, к эстетической стоматологии подход можно практиковать такой же, как, например, к одежде. Без одежды вы не сможете выйти из дома, потому что банально замерзнете. Но какой она будет — неряшливой или подогнанной по фигуре, решать вам.

Какие процедуры вы чаще всего рекомендуете пациентам и что используете сами?

Татьяна: Я советую все, что поддерживает качество кожи: биоревитализацию, пилинги, плазмотерапию. Именно вашу кожу люди видят в первую очередь. Возможно, это прозвучит грубо, но, каким бы старым ни был диван, с новой обивкой он будет смотреться по-другому. Популярные сегодня направления — контурная пластика и аппаратная косметология. Последняя быстро развивается, появляются новые методики. На мой взгляд, альтеротерапия — самая безопасная процедура, которая дает выраженный лифтинг-эффект. Ее часто рекламируют как замену круговой подтяжки. Правда, стоит помнить, что, если птоз уже начался, и овал лица «поплыл», аппаратная косметология может не справиться. Придется обращаться к пластическому хирургу.

Что касается меня самой, то я уже 12 лет делаю себе инъекции. Это регулярные, поддерживающие процедуры: биоревитализация, пилинги, процедуры с использованием ботулинических токсинов. Вообще, профилактика очень важна. Например, тот же ботулотоксин нужно начинать колоть до того, как появились морщины, особенно тем, у кого слишком активная мимика.

Вадим: На сегодняшний день у нас есть два варианта подписки на услуги — life и balance. Первая предполагает биохимический анализ по пятидесяти параметрам. Мы проверяем все: от показателей холестерина до уровня микроэлементов и витаминов. В нашей базе — более шестнадцати тысяч человек, поэтому у нас есть возможность сравнивать разные случаи и лучше понимать, кому и что назначить. 70% успеха — правильное питание и микронутриенты, которые клиент принимает два месяца, после чего мы снова делаем анализы и смотрим, что изменилось. Почти у трети наших пациентов в результате тестов была выявлена либо склонность к какому-то заболеванию, либо уже существующее заболевание, о котором они не знали. В таком случае мы направляем человека к специалисту для медицинской консультации.

Подписка balance направлена на проверку уровня микронутриентов, чтобы впоследствии скорректировать питание и понять, каких веществ не хватает конкретному человеку. Я, как и вся моя семья, использую подписку life, которая учитывает большее количество параметров состояния здоровья. Кроме того, я практикую интервальное голодание. Это помогает мне полностью восстановиться в начале недели, сфокусироваться, дать организму разгрузку. Живу в таком режиме уже пятый год. В физической нагрузке, как бывший спортсмен, тоже не могу себе отказать: стараюсь заниматься пять-шесть раз в неделю или чаще.

Читайте также:  Инвестиционный заём (RBI, заём за процент от будущей выручки): что такое, как оформить и в чём его особенности — Финансы на

Станислав: На мой взгляд, очень важен прикус и положение зубов. В свое время я носил брекеты три года, и это было мучительно. Сейчас, к счастью, можно все исправить элайнерами или прозрачными каппами, которые всего за год-полтора сделают прикус идеальным. Мы активно работаем над каппами для спорта: единоборств и фитнеса. Если у человека во время физических нагрузок челюсть находится в правильном положении, то сила удара и эффективность тренировки будут на 10-15% выше.

Согласны ли вы с тем, что инвестиции в себя — это долгая, фактически — пожизненная история?

Татьяна: А как вы думаете, можно ли перестать, например, завтракать? Сколько бы вы ни съели сегодня, завтра утром у вас опять проснется аппетит. Жизнь идет, ситуации меняются, появляются новые соблазны, новые источники стресса. Да, можно подобрать правильные препараты с помощью косметолога и сделать красивую улыбку в стоматологической клинике. Но эффект в любом случае необходимо поддерживать.

Станислав: Керамическая реставрация, конечно, долговечна. В конце концов, керамические вазы находят на дне моря и ставят потом в Пушкинский музей. Так что, если бы виниры просто лежали на полке, они служили бы пятьсот лет. Но мы каждый день пережевываем пищу, зубы стираются, на них образуется налет. Поэтому минимум раз в полгода нужно ходить к гигиенисту, а после сорока лет — к пародонтологу. Тогда все будет отлично.

Вадим: Иногда наши клиенты спрашивают: «На сколько циклов нужно присоединиться к системе?». Тогда я задаю им встречный вопрос: «В какой момент ваше здоровье станет для вас менее важным, чем сегодня?». Тогда они делают вывод: «Получается, мы с вами навсегда?». В идеале — да. Это необходимая мера для поддержания качества жизни. Любые временные инвестиции не будут такими же успешными, как инвестиции постоянные.

Полезные свойства и вред куркумы: исследования ученых.

Миллиарды на таблетки

Объем мирового рынка биотехнологий к 2024 году достигнет $775,2 млрд, прогнозирует
американское агентство Global Market Research. По мнению аналитиков, он будет расти в среднем на 9,9% в год. Для сравнения, еще в 2021 году объем рынка был на уровне $399,4 млрд, а в 2021 году составлял $330,36 млрд.

Доминирующее положение с точки зрения доли доходов на рынке биотехнологий занимает США. Здесь наблюдается более широкое внедрение продуктов на основе этих технологий за счет продвинутого рынка частной медицины. За американским следует европейский рынок. И эта тенденция продолжится и впредь, считают аналитики Global Market Research.

Также аналитики предрекают отличные возможности для роста рынка биотехнологий в Индии, Китае и Бразилии за счет большой численности населения, увеличения их доходов, улучшения медицинского обслуживания и усилиям государств в продвижении биотехнологий. Российский рынок тоже входит в исследование, но отдельных данных по нему нет.

Биотехнология – это наука, которая изучает возможность использовать живые организмы (а не химические элементы) для практических нужд человечества, в частности лечения от болезней.

Не быть обузой

Татьяна Фирсова «АиФ-Красноярск: Юлия Викторовна, вы приехали в Красноярск, чтобы встретиться с медицинским сообществом и рассказать о перспективах развития гериатрии. Что это за направление?

Новые звезды

Основными площадками для IPO компаний биотехнологического сектора являются биржи NASDAQ и Euronext. 

Некоторые стартапы привлекают на IPO впечатляющие средства. Так, например, компания Orchard Therapeutics, основанная в 2021 году в Лондоне и занимающаяся разработкой генной терапии для лечения редких генетических заболеваний, в октябре 2021 года в ходе IPO на NASDAQ привлекла $225 млн. Тогда инвесторы оценили компанию в $1,25 млрд.

Есть и более интересные примеры IPO, говорит Исуф Ацканов: например Guardant Health, которую на IPO в 2021 году оценили в $2,6 млрд, к текущему моменту практически утроилась в цене.

Российские биотехнологические компании в первой половине 2021 года привлекли венчурных инвестиций на $5,1 млн, говорится в исследовании компаний Dsight, Национальной ассоциации участников рынка альтернативных инвестиций, DS Law и EY. VEB Ventures вложит деньги в проект «Онко Атлас», а Российская венчурная компания – $4,7 млн в Personal Medication &

На мировом рынке за первое полугодие количество сделок в биотехе выросло и превысило 1 700 на сумму $21 млрд, сообщает РБК.

Обдумать риски

Биотехнологии – это индустрия, инвестиции в которую сопровождаются высокими доходностями, но и высокими рисками, предупреждает Регина Ходитц, управляющий партнер немецкой венчурной компании Wellington Partners Life Sciences. Зачастую проходит более десяти лет, прежде чем биотехнологическая компания разработает новое лечение или лекарство, которое действительно помогает людям и принесет прибыль.

О высоких рисках говорит и Денисов. По его словам, большинство биотехнологических компаний подходит только для краткосрочных инвестиций – не больше одного квартала при значительной диверсификации активов. А рост капитализации здесь зависит от данных научных исследований по продукту компании и постоянного привлечения капитала, отмечает Денисов.

Главный риск для большинства инвесторов в секторе биотехнологий – непонимание того, во что они инвестируют, говорит Исуф Ацканов: «И от него не избавиться, только если нет желания посвящать изучению темы львиную долю времени (а в идеале еще получить степень MD)».

Для роста капитализации компании в секторе не всегда достаточно успешных результатов исследования. Даже если стартап получил одобрение FDA и готов после десятков лет исследований, наконец, начинать продавать свою разработку от какой-то болезни, то нет гарантий, что отсутствуют альтернативные лекарства других компаний, поясняет он:

Диверсификация критически важна, напоминает Исуф Ацканов, и лучший способ инвестировать либо в ETF, либо в активные специализированные фонды.

Сто миллионов на вечную жизнь

Запущен венчурный фонд Longevity Vision Fund, который сфокусирован на инвестициях в технологии и бизнесы, улучшающие жизнь человека. Одной из целей фонда является продление жизни людей. Об этом Forbes сообщил основатель фонда Сергей Янг.

Объем фонда составит $100 млн, фокусом станут инвестиции в ранние стадии технологий, продукты и сервисы, служащие для активного долголетия.

Управляющим фонда стал выходец из России Сергей Янг. Он уже имеет опыт инвестирования в технологии продления жизни человека: в частности, является партнером по сектору продления жизни и долголетия фонда Bold Capital Partners. Кроме того, Янг входит в инновационный совет директоров фонда Xprize Foundation: финансирует на благотворительной основе разработку программы будущего глобального конкурса Xprize по продлению жизни. 

Ян сообщил Forbes, что первые инвестиции планируются в области терапии стволовыми клетками, обработки генетических данных, применении искусственного интеллекта (ИИ) в разработке лекарств, а также в раннюю диагностику онкологических заболеваний и болезней сердца — главных причин смерти людей старше 50 лет. Географический фокус инвестиций — США, Китай и Индия.

Фонд Longevity Vision создается в партнерстве с Питером Диамандисом и его фондом Bold Capital Partners. Диамандис известен как организатор конкурса Xprize, в котором награждаются прорывные решения в разных областях человеческой деятельности.

«Увеличение на 20-30 лет срока активной здоровой жизни людей даст огромные возможности для всей Земли», — объясняет выбранное направление для инвестиций Питер Диамандис. Он считает, что сочетание редактирования генома, ИИ и клеточной медицины позволит совершить прорыв, в результате которого 100-летний возраст станет столь же привычным, как сейчас — 60-летний.

«За последние несколько лет ситуация в биогеронтологии радикально изменилась. Появились биомаркеры старения, действительно перспективные терапевтические препараты и компании, которые готовы играть по правилам фарминдустрии, чтобы довести продукты до рынка и показать, что на этом можно заработать деньги. Также возникли фонды, которые не только хотят продлить здоровое долголетие, но и делают глубокий анализ индустрии, работают только с профессионалами, разрабатывают новые модели бизнеса и зарабатывают инвесторам деньги», — объяснил ситуацию в сфере исследований долголетия Алекс Жаворонков, глава Insilico Medicine, разрабатывающей лекарства и раскрывающей новые свойства существующих препаратов с помощью моделирования и алгоритмов искусственного интеллекта. 

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.