Основные тенденции на мировом рынке прямых иностранных инвестиций в 2014 г. Ситуация в России – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Основные тенденции на мировом рынке прямых иностранных инвестиций в 2021 г. ситуация в россии

ISSN 2311-875X (Online) ISSN 2073-2872 (Print)

Международные экономические отношения

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИИ В 2021 г. СИТУАЦИЯ В РОССИИ

Галина Владимировна КУЗНЕЦОВА

кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики,

Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Москва, Российская Федерация gkuznetsova@rambler.ru, gkuznet3@gmail.com

История статьи:

Принята 10.07.2021 Одобрена 23.07.2021

УДК 339.727 JEL: F20, F21, F23

Ключевые слова: прямые иностранные инвестиции, ввоз и вывоз капитала, офшоры, деофшоризация

Аннотация

Тема. В статье рассмотрены новые тенденции в сфере международного движения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 2021 г.

Цели. Выявление основных характеристик международных потоков капиталов на современном этапе, определение места России, анализ основных направлений вывоза российского капитала. Автором сделана попытка показать роль офшорных юрисдикций, выявить возможные перспективы движения ПИИ в России.

Методология. В работе использованы данные международной и отечественной статистики.

Результаты. Отмечено усиление роли развивающихся стран как реципиентов либо источников инвестиций. Отмечен возрастающий удельный вес Китая, который в прошлом году вышел на первое место как получатель инвестиций, и на второе — как источник инвестиций за рубежом. Проведен анализ роли ТНК в движении ПИИ, процессах слияний и поглощений. Рассмотрено участие России в международном движении капиталов, отмечено снижение ввоза и вывоза ПИИ в 2021 г по сравнению с рекордными показателями 2021 г Дана оценка прогноза ЮНКТАД на ближайшие три года.

Выводы. По итогам исследования сделаны выводы о том, что в современных реалиях российская экономика теряет свою привлекательность в качестве получателя иностранных инвестиций, а сохраняющаяся рецессия во многих регионах и ухудшение геополитической обстановки препятствуют развитию предпринимательской деятельности российских компаний за рубежом. При этом Россия остается в числе мировых лидеров по использованию офшорных юрисдикций. Сделан вывод, что интеграция в рамках ЕАЭС, развитие практики заключения соглашений о свободной торговле, осуществление инвестиционных проектов с Китаем и другими развивающимися странами в совокупности с внутренними структурными реформами позволят России к 2021 г. улучшить свои позиции в мировой хозяйственной системе.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2021

Характерной чертой развития глобальных экономических отношений на современном этапе является возрастающая роль международного движения капиталов, в первую очередь прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Так, в 2021 г. объем совокупных ПИИ по отношению к глобальному ВВП составил 33,7%. Это говорит о том, что движение капиталов остается основным двигателем экономического роста.

Вместе с тем 2021 г. оказался проблемным не только для нашей страны, но и для всего мира. Темпы роста ВВП и мирового экспорта практически застыли на уровне прошлых лет, многие ведущие страны не смогли выбраться из рецессии, выявились новые геополитические проблемы. На этом фоне приток глобальных прямых инвестиций снизился на 16%

и составил 1,23 трлн долл. Такие итоги выглядят достаточно контрастно по сравнению с 2021 г., когда приток ПИИ увеличился по сравнению с 2021 г. на 9% до 1,45 трлн долл. В целом в 2021 г. общий объем накопленных иностранных инвестиций составил 26 трлн долл. (табл.1).

В 2021 г. продолжился опережающий рост поступления инвестиций в развивающиеся страны, и объем их притока достиг рекордной суммы в 681 млрд долл. Доля развивающихся стран в общем поступлении ПИИ достигла 55%, лидером среди получателей оказался Китай (129 млрд долл.). На 2-м месте находился Гонконг — 103 млрд долл., на 3-м месте — потерявшие свое былое лидерство США (92 млрд долл.). Следует отметить, что из первых 15 стран по размерам притока ПИИ восемь

Таблица 1

Движение глобальных ПИИ, млрд долл. (в текущих ценах)

Показатель 2005-2007 гг. (среднее значение) 2021 г. 2021 г. 2021 г. 2021 г.

Приток ПИИ 1 493 1 700 1 330 1 467 1 228

Отток ПИИ 1 532 1 712 1 347 1 306 1 354

Накопленный приток ПИИ 14 790 21 117 23 304 26 035 26 039

Накопленный отток ПИИ 15 884 21 913 23 916 25 975 25 875

Слияния и поглощения (СиП) 780 556 332 313 399

Продажи иностранных филиалов 21 469 28 516 31 532 33 775 36 356

Добавленная стоимость на зарубежных филиалах 4 878 7 004 7 105 7 562 7 882

Активы зарубежных филиалов 42 179 83 754 88 536 95 230 102 040

Экспорт зарубежных филиалов 5 012 7 463 7 469 7 688 7 803

Число занятых в зарубежных филиалах, млн чел. 53,3 63,4 69,4 71,3 75,1

Глобальный ВВП 51 288 71 314 73 457 75 453 77 283

Мировой экспорт товаров и услуг 14 927 22 386 22 407 23 063 23 409

Источник: составлено по данным UNCTAD. World Investment report 2021. Investing in the SDG: An Action Plan, N.Y. and Geneva: 2021. P. 30; World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N. and Geneva: 2021. P. 18.

составили развивающиеся государства. Кроме упомянутых Китая и Гонконга, это Сингапур, Бразилия, Индия, Чили, Мексика и Индонезия. По мнению проф. Л.Л. Клочковского, современная система мирохозяйственных связей свидетельствует о важных переменах, в частности — о расширении возможностей развивающихся стран укреплять свои позиции на мировых финансовых и товарных рынках [1].

Развитые страны, наоборот, в 2021 г. существенно снизили свои позиции на рынке ПИИ. Приток инвестиций в этой группе стран упал на 28%, до 499 млрд долл. в основном за счет США, сокративших ввоз на 40% (рис. 1). Снижение притока капитала в страны Европы составило 11%. Наихудшие показатели в этом регионе были у Ирландии, Бельгии, Франции и Испании. Рост притока ПИИ наблюдался в Великобритании, Швейцарии и Финляндии. Некоторые исследователи связывают тенденцию снижения доли развитых стран в общих потоках ПИИ с движением инвестиций в наукоемкие отрасли, технологии и экономику знаний, не требующих столь масштабных капиталов, как промышленно сть1.

Приток ПИИ в страны с переходной экономикой в 2021 г. упал в два раза — до 48 млрд долл., и связано это было с сокращением на 70% поступлений капиталов в Российскую Федерацию. Здесь

1 Федоров Ю.Ю. Экономика глобализации и проблемы национальной и международной безопасности // Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2021. №№ 4 (44); URL: http://m-economy. ru/art.php?nArtId=4301.

сказался комплекс внешних и внутренних проблем, с которыми столкнулась наша страна, приведших к существенному ухудшению инвестиционного климата и снижению международных рейтингов. Вместе с тем не следует забывать, что высокие результаты России по притоку ПИИ в 2021 г. были в основном результатом сделки по поглощению ОАО «Роснефть» компании ТНК-ВР на сумму около 60 млрд долл.2. В целом совокупная доля стран переходного периода в общем притоке ПИИ в 2021 г. составила около 4%, снизившись с 7% в 2021 г.3.

Главной движущей силой роста международного движения ПИИ остаются транснациональные корпорации (ТНК). Возрастание их роли в значительной степени объясняется объективными тенденциями увеличения фрагментации мирового производства и формирования глобальных стоимостных цепочек, ГСЦ (Global Value Chains, GVC), что подразумевает распределение технологических стадий производства и сбыта товара или услуги между предприятиями, расположенными в двух или более странах. По оценкам экспертов ЮНКТАД, 60% мировой торговли (что соответствует 12 трлн долл.) составляют промежуточные товары и услуги, которые в дальнейшем используются для производства готовых изделий. При этом на каждое готовое изделий приходится в среднем 28% стоимости, добавленной за рубежом (рис. 2). Таким образом, практически 1/3 всего мирового

2 Сделка года: «Роснефть» покупает ТНК-ВР. URL: http://forbes. ru/sobytiya-package/kompanii/172488-sdelka-goda-rosneft-pokupaet-tnk-bp.

3 UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. and Geneva: 2021.

Рисунок 1

Приток ПИИ в 20 стран — мировых лидеров, млрд долл.

1 — в 2021 г.; 2 — в 2021 г.

250

200

150

100

50

И И .11

-50 <5^

/

/ ¿Р ^

Ii i

/у*

1

.1

I I

Источник: составлено по данным UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. And Geneva: 2021. P. 5.

Рисунок 2

Доля добавленной стоимости, произведенной за рубежом, в экспорте некоторых стран и регионов в 2021 г., %

Страны переходной экономики Наименее развитые страны Африка Латинская Америка Западная Азия Южная Азия Ю-В Азия Развивающиеся страны Япония США ЕС

Развитые страны МИР

10

15

20

25

30

35

40

45

Источник: составлено по данным World Investment Report 2021: Global Value and Trade for Development 2021. N.Y and Geneva: 2021. P. 127.

экспорта состоит из компонентов для дальнейшей сборки. Особенно это относится к отраслям машиностроения (производству средств транспорта, электротехнических и электронных товаров), а также к текстильной промышленности. Удельный вес ГСЦ в экспорте некоторых стран весьма внушителен4: Сингапур — 82%, Бельгия — 79, Нидерланды — 76%, Великобритания — 76, Гонконг (КНР) — 72, Швеция -69, Китай — 59, Россия — 56, Япония — 51, США — 45, Мексика — 44, Бразилия — 37, Индия — 36%.

Читайте также:  Сущность инвестиций, экономическая сущность инвестиций - виды инвестиций, инвестиционное планирование

Каждая из 500 крупнейших транснациональных корпораций США в среднем имеет подразделения более чем в 10 отраслях, а наиболее мощные действуют в 30-50 отраслях. В группе 100 ведущих промышленных фирм Великобритании многоотраслевыми являются 96, в Германии — 78, во Франции — 84, в Италии — 90 компаний. Про ТНК обычно говорят, что они выступают одновременно в ролях создателя идеи и производителя продукции, посредника при продажах и продавца товара на рынке. Действительно, ТНК являются крупными рынками для внутрифирменных торговых операций и одновременно способствуют экспорту товаров и услуг за пределы корпорации. Они осуществляют активную деятельность в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), содействуя созданию и распространению новых товаров, услуг и технологий. Иными словами, на современном этапе для ТНК характерна интернационализация всего процесса производства, обращения и потребления. Это подтверждается, в частности, данными о масштабах добавленной стоимости, произведенной на зарубежных филиалах: в 2021 г. ее размер составил 7,8 трлн долл. Доля ТНК в международной торговле достигает 25% всего мирового экспорта товаров и услуг, а в экспорте и импорте отдельных развитых стран она может быть существенно выше. Объем продаж зарубежных подразделений ТНК за период с 1990 по 2021 г. увеличился почти в семь раз — с 5,1 до 36,4 трлн долл. (см. табл. 1).

Американский эксперт в области развивающихся рынков и глобальных рисков Д. Роткопф отмечает, что многие исследователи, чтобы показать могущество и глобальную власть ТНК, сравнивают их суверенными государствами. Он пишет: «Из 166 хозяйствующих субъектов в мире, у которых объем продаж или ВВП превышают 50 млрд долл., 106 представлены ТНК и только 60 — странами» [2].

4 UNCTAD. World Investment Report 2021: Global Value and Trade for Development 2021. N.Y. and Geneva: 2021.

Действительно, зарубежные активы крупнейших ТНК вполне сопоставимы с ВВП небольших развитых стран: у General Electric — 331,6 млрд долл., Royal Dutch Shell — 301,9 млрд долл., Toyota Motor Corporation — 274,1 млрд долл., в то время как ВВП Австрии в 2021 г. составил 361 млрд долл., Израиля — 274, Греции — 266, Финляндии — 194 млрд долл.5.

В 2021 г. активность ТНК за рубежом выросла. Экспорт зарубежных филиалов увеличился до 7,8 млрд долл. (в 2021 г. — 7,7 млрд долл.), зарубежные активы превысили сумму в 100 трлн долл., число занятых на иностранных филиалах составило 75 млн чел. Новым фактором стал рост инвестиционной активности ТНК, происходящих из развивающихся стран. Их инвестиции за рубежом выросли на 23% и составили 468 млрд долл., т.е. 35% от всех инвестиций ТНК. При этом инвестиции корпораций из Юго-Восточной Азии выросли на 29%.

Важную роль в ускоренном развитии ПИИ играет механизм слияний и поглощений (СиП). В 2021 г. общий объем сделок слияний и поглощений составил 399 млрд долл. (в 2021 г. — 313 млрд долл.), увеличившись на 28%. Особенностью 2021 г. стал рост объемов СиП из развивающихся стран. Если в 2003 г. только 10% сделок приходилось на ТНК из развивающихся стран, то в настоящее время их уже 40%. Большая часть сделок СиП пришлась на сферу услуг — 341 млрд долл., в обрабатывающей промышленности общий объем таких сделок составил 312 млрд долл., в добывающей — 42 млрд долл.6.

Если глобальный приток ПИИ в 2021 г. снизился, то отток вырос на 3,7% и составил 1 354 млрд долл. (в 2021 г. — 1 306 млрд долл.). Здесь лидерство было за США — 337 млрд долл. (328 млрд долл. — в 2021 г.). Далее следовал Гонконг (КНР) — 143 млрд долл. (81 млрд долл.), на 3-м месте — Китай — 116 млрд долл. (101 млрд долл.). В области вывоза инвестиций на долю развивающихся стран пришлось 35% от всего их объема (рис. 3).

Что касается положения России на мировых рынках инвестиций, то ее позиции в 2021 г. вследствие геополитических проблем и исчерпания традиционных источников экономического роста заметно ухудшились. По данным ЮНКТАД, приток ПИИ снизился в три раза — с 69,2 до 21,0 млрд

5 URL: http:// imf.org/external/pubs/ft/weo/2021/01/weodata/ weorept.aspx?.

6 UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. and Geneva, 2021.

Рисунок 3

Отток ПИИ: 20 стран — мировых лидеров, млрд долл.

1 — в 2021 г.; 2 — в 2021 г.

Источник: составлено по данным UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. and Geneva: 2021. P. 5.

долл. В мировом рейтинге получателей инвестиций Россия переместилась с 3-го места в 2021 г. (после США и Китая) на 14-е место ( см. рис. 1). Следует отметить, что до 2021 г. наша страна рассматривалась иностранными инвесторами как быстрорастущий и перспективный рынок. Приток инвестиций развивался поступательно, и даже в кризисном 2009 г. он оставался на уровне 36,6 млрд долл. В 2021 г. он вырос до 43,0 млрд долл., в 2021 г. составил — 55,1 млрд долл., в 2021 г. — 50,4 млрд. долл. Введенные в 2021 г. западными странами санкции привели к сворачиванию многих проектов с участием иностранного капитала, в первую очередь в области нефте- и газодобычи. Падение внутреннего спроса и кризис сбыта в российском автопроме вынудили ряд компаний сократить свое производство на российских предприятиях (Volkswagen, General Motors), снизились продажи продукции компаний Danone, New Look GroupLtd., EM&F, Zara, Uniglo.

В качестве причин столь резкого снижения интереса иностранных инвесторов к нашей стране эксперты называют санкции против России, сохраняющуюся экономическую неопределенность, плохие прогнозы по росту ВВП, неблагоприятный инвестиционный климат, отток капитала, политическую конъюнктуру в мировой экономике [3].

Вме сте с тем были заключены и новые инвестиционные контракты. Наиболее крупными проектами с участием иностранного капитала явились контракты с китайскими корпорациями: China Triumph International Engineering Со по строительству цементного завода в Ульяновске с объемом сделки на сумму почти 3 млрд долл., Hawtai Motor Group и Great Wall Motors — по строительству автомобильных заводов на сумму 1,1 и 0,5 млрд долл. соответственно, New Hope Group — по строительству пищевого комбината

Таблица 2

Наиболее крупные международные операции по слиянию и поглощению с участием российского капитала в 2005-2021 гг.

Год Стоимость сделки, млрд долл. Поглощенная компания Российская компания-приобретатель

Название (страна) Сфера деятельности Название Сфера деятельности

2005 2,0 Nelson Resources Ltd. (Великобритания) Золотодобыча НК Лукойл Нефть и газ

2007 1,6 Stabag SE (Австрия) Промышленное строительство, складское хозяйство КВЕ Инвестиционная компания

2008 2,1 ISAB Sri (Италия) Нефть, газ НК Лукойл Нефть и газ

2008 1,5 Oriel Resources PLC (Великобритания) Цветные металлы, промышленное строительство, складское хозяйство Мечел Черная металлургия

2008 0,9 Formata Holding BV (Нидерланды) Продуктовые магазины Пятерочка Холдинг Продуктовые магазины

2009 1,9 MOL MogyarOlaj es Gazpari Nyrt (Венгрия) Нефть, газ Сургутне фтегаз Нефть и газ

2009 1,6 Lukarco BV (Нидерланды) Трубопроводы НК Лукойл Нефть и газ

2021 1,6 Ruhr Oel Gmbh (Германия) Нефтехимия Роснефтегаз Нефть и газ

2021 1,1 BASF Antwerpen NV-Fertilizer Production Plant (Бельгия) Азотные удобрения МКНК Еврохим Минеральные удобрения, химия

2021 1,0 Gefco SA (Франция) Грузовые перевозки РЖД Железные дороги, перевозки

2021 0,9 Bulgarian Telecommunications Co AD (Болгария) Телекоммуникации Инвестор-Групп Инвестиции

2021 4,7 ОАО RN Holding (бывш. ТНК-BP Холдинг) Нефтегазовая отрасль Novy Investment Ltd. Инвестиции

Источник: составлено по данным UNCTAD. World Investment report 2021: Investing in the SDG: An Action Plan. N.Y. and Geneva, 2021. P. 75; UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y and Geneva, 2021. P. 14.

(инвестиции 0,5 млрд долл.)7. Имеются и перспективы роста привлеченных инвестиций в агропромышленный комплекс. В этой связи проф. С.В. Иванова отмечает, что в условиях дефицита средств у отечественных товаропроизводителей, ограниченности их финансирования целесообразно привлечение иностранного капитала в отрасль. Создание с помощью иностранных инвесторов эффективно функционирующих предприятий АПК способствует расширению емкости отечественного

о

продовольственного рынка8.

Не уходит иностранный капитал и из торговых сетей. Как пишет К.И. Хубиев, в торговых центрах, особенно мегауровня, принадлежащих зарубежным инвесторам, где продаются иностранные товары с

7 UNCTAD. World Investment report 2021: Refoiming International Investment Governance. N.Y and Geneva, 2021.

8 Россия в условиях ВТО: аграрный аспект // Энциклопедия российских деревень. 2021. Вып. 42.

использованием импортного торгового оборудования, технологий, персонала, очень своевременно «улавливают» доходы отечественных потребителей. Зарубежный торговый капитал движется вслед за сырьевыми доходами, полученными российскими экспортерами за рубежом [4]. В целом накопленные иностранные инвестиции в России оцениваются ЮНКТАД в 378, 5 млрд долл. По сравнению с 2000 г. этот показатель вырос в 10 раз (32,2 млрд долл.)9.

Продолжал развиваться и вывоз за рубеж российских инвестиций, хотя в меньшем объеме, чем в 2021 г. По этому показателю в 2021 г. наша страна находилась на 6-м месте в мире (см. рис. 2), и накопленные за рубежом российские инвестиции оценивались в 431,9 млрд долл.10.

Читайте также:  Словарь экономической лексики: «инвестиции»

9 UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. and Geneva, 2021.

10 Там же.

Говоря о российских зарубежных инвестициях, следует отметить, что практически 3/4 всего вывоза ПИИ обеспечивают крупные корпорации, которые практически уже превратились в глобальные. При этом больше половины средств приходится на нефтегазовый сектор — это ПАО «Лукойл», «Газпром», ГНК «Роснефть», ОАО «Зарубежнефть». Почти 1/4 объема — телекоммуникационный бизнес, в котором лидируют ПАО «Вымпелком» и «МТС». Можно также отметить металлургические компании ПАО «Северсталь», «Евраз Групп», а также «Еврохим». Большая часть вывоза ПИИ происходит за счет слияний и поглощений — СиП (табл. 2).

В отечественных СМИ вывоз российского капитала за рубеж часто рассматривают как одно из главных бедствий России, говорят о «бегстве» финансов, об «обескровливании экономики» и т.д. Очевидно, что указанные явления присутствуют, однако главной особенностью является то, что благодаря вывозу предпринимательского капитала Россия, как другие развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, все более активно интегрируется в мировое экономическое пространство. Российские корпорации выходят на сопоставимый с другими странами БРИКС уровень зарубежного инвестирования и даже опережают многих из них11.

По мнению проф. А.В. Кузнецова, «…постепенное приближение ведущих российских ТНК по многим признакам к «классическим» ТНК,распространенным в развитых странах, сопровождается также тем, что более понятными для западных экспертов оказываются основные мотивы российских инвесторов за рубежом. Все чаще стремление «застраховать» активы или усилить «переговорные позиции» с помощью экспорта ПИИ отходят на второй план по сравнению с такими типичными мотивами экспансии ТНК, как освоение новых рынков или получение доступа к ресурсам»12. Вывоз капитала в производственной форме создает дополнительные стимулы для развития национальной экономики, поскольку формирует новые возможности для активизации экспорта товаров, услуг, оптимизирует налогообложение, обеспечивает международно-правовую защиту капиталовложений, приобщение к зарубежному опыту, научно-техническим достижениям, повышение качества человеческого

11 Шаракшанэ С. Президиум РАН: как относиться к экспорту капитала. URL: http://scientificrussia.ru/artides/eksport-kapitala.

12 Кузнецов А.В. Меняющаяся роль России в экспорте инвестиций // Прямые инвестиции. 2021. № 5.

капитала. Известно, что экспорт прямых инвестиций стал одним из важнейших трендов развития всех стран с быстро формирующейся экономикой -Китая, Индии, Бразилии, Тайваня, Сингапура, Гонконга.

В то же время российские компании продолжают оставаться в числе лидеров по использованию офшорных юрисдикций. Следует отметить, что, несмотря на усилия мирового сообщества по обеспечению контроля за движением финансовых потоков, офшорные юрисдикции и компании специального назначения (Special Purpose Entity, SPE), действующие в обычных странах13, но обладающие набором финансовых и налоговых льгот, продолжают играть заметную роль в деловой практике большинства крупных компаний. По оценкам ЮНКТАД, до 30% всех зарубежных инвестиций проходит через эти так называемые инвестиционных хабы. Например, в 2021 г. приток капиталов на Британские Виргинские о-ва составил 76 млрд долл. (5-е место в мире в качестве реципиента ПИИ) при объеме вывоза инвестиций с островов в 64 млрд долл. И это лишь один из многих примеров перекачки финансов через офшоры.

Офшорные хабы задействованы российским бизнесом с начала 1990-х гг. Согласно оценкам агентства «Эксперт-400», из 50 наиболее крупных российских частных компаний с совокупной выручкой 16 трлн руб. 23 либо зарегистрированы в офшорах или спарринг-офшорных юрисдикциях, либо размещают там центры принятия решений или распределения прибыли14. Многие аналитики полагают, что в реальности эти показатели намного выше. Офшорные зоны и страны со специальными налоговыми режимами для компаний специального назначения находятся в числе лидеров по объему привлеченных российских инвестиций. По оценке О. Комолова, в 2021 г. на их долю пришлось 76,2 млрд долл. — 37,8% всех капиталов, ушедших из России за рубеж15. Согласно исследованию британской компании Tax Justice Network (TJN), к 2021 г. в офшорах было накоплено российских капиталов почти на 800 млрд долл. По этому поводу

13К таким странам обычно относят Нидерланды, Австрию, Швейцарию, Лихтенштейн, Люксембург, Великобританию и др. В них действуют льготные режимы налогообложения холдингов вплоть до полного освобождения от налогов отдельных видов доходов.

14 Обухова Е., Огородников Е. Пора возвращаться с островов. URL: http://expert.ru/expert/2021/04/pora-vozvraschatsya-s-ostrovov.

15 Комопов О. «Дырявое ведро», или куда бежит российский капитал. URL: http://comstol.info/2021/10/ekonomika/9911.

Таблица 3

Прямые инвестиции резидентов Российской Федерации за рубеж (участие в капитале, реинвестирование доходов и долговые инструменты) в 2007-2021 гг., млрд долл.

Страны 2007 2008 2009 2021 2021 2021 2021 2021

СНГ 3,6 3,6 3,9 1,3 4,4 2,3 2,2 0,9

В том числе Украина 1,7 0,1 0,7 0,5 0,7 0,6 0,5 -0,5

Дальнее зарубежье 41,2 52,1 39,4 51,3 62,4 46,5 92,3 55,6

В том числе:

— Бермудские острова 2,7 1,3 0,9 1,1 1,1 1,1 0,6 3,0

— Великобритания 2,5 3,9 2,0 1,2 1,5 0,6 1,3 1,9

— Виргинские острова 1,3 4,0 2,3 1,8 3,9 7,4 61,8 0,0

— Кипр 14,7 15,5 15,3 18,3 22,9 21,0 11,2 22,5

— Нидерланды 12,0 4,7 3,4 7,0 9,9 2,6 -3,4 1,9

— Германия 0,7 1,9 1,5 1,9 1,0 1,1 1,2 1,5

— Швейцария 1, 4 2,4 1,8 1,8 3,7 0,07 1,4 6,9

— США 1,0 7,2 1,6 1,0 1,6 0,7 0,8 1,7

Всего 44,8 55,7 43,3 52,6 66,9 48,8 94,9 56,4

Источник: составлено по данным URL: http:// cbr.ru/statistics.

А.Н. Зеленюк пишет: «…реинвестирование денег в экономику России происходит при активном использовании офшоров. Ими российский бизнес пользуется не только и даже не столько в целях экономии на налогах и сокрытия экономических неналоговых поступлений, сколько для защиты собственности, спасения от недружественных слияний и поглощений. И просто для того, чтобы сделать операции с активами более удобными»

[5].

В 2021 г. основными получателями российских инвестиций были офшорные юрисдикции или страны базирования специализированных компаний на Кипре — 22,5 млрд долл., в Швейцарии — 6,9, на Бермудах — 3,0, в Нидерландах — 1,9 млрд долл. В 2021 г. за счет сделки по поглощению ГНК «Роснефть» компании ТНК-ВР главным получателем российских инвестиций оказались Британские Виргинские острова (табл. 3).

В настоящее время в России активно проводится политика деофшоризации отечественного бизнеса; руководством к действию является Федеральный закон от 25.11.2021 № 376-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации»16. Данная политика была инициирована российским правительством еще в начале 2021-х гг., однако серьезный импульс получила в связи с кипрским кризисом 2021 г. Тогда правительство Кипра приняло меры по обеспечению

16URL: http://garant.ru/news/585498/#ixzz3eNpRQlZb.

транспарентности банковских операций, а также ввело налог на зарубежные вклады. При этом около 30% вкладов, т.е. 20 млрд долл., в кипрских банках принадлежали российским физическим и юридическим лицам. Чуть позже основным аргументом в пользу возвращения капиталов из офшоров стали западные санкции против ряда российских банков и компаний. Принятый в конце 2021 г. закон обязывает физических и юридических лиц сообщать в налоговые органы об участии в капитале иностранных компаний, а также создает механизм налогообложения прибыли офшорных компаний. В середине июня текущего года истек срок подачи россиянами уведомлений о владении долями в контролируемых иностранных компаниях (КИК).

Эксперты отмечают, что реализовать свои намерения Правительству РФ будет непросто. Подавляющее большинство участников списка Forbes владеют своими активами через холдинговые структуры, зарегистрированные в разных юрисдикциях. Так, например, В. Потанин до недавнего времени владел акциями «Норильского никеля» через кипрскую компанию Interros International Investment Ltd. М. Фридман владеет акциями «Альфа-банка» через ABH Holdings S.A. В целом отечественный крупный бизнес не торопится стать российским налоговым резидентом и продолжает внедрять различные схемы сохранения прежнего статуса. В российском Forbes уже 17 человек не являются налоговыми резидентами РФ. Так, в Швейцарии

Рисунок 4

Динамика притока иностранных инвестиций в Россию и оттока российских инвестиций за рубеж, млн долл.

Источник: URL: http://unctadstat.unctad.org/TableViewer/tableView.aspx.

платят налоги Г. Тимченко, В. Кантор, В. Анисимов и др., некоторые переводят свои компании на ближайших родственников или используют трасты. Но даже те, кто объявили о «возвращении домой», сохраняют внушительную часть своих активов в офшорах. Например, А. Усманов в конце 2021 г. сообщил о переводе контрольного пакета акций ОАО «Мегафон» и ПАО «Металлоинвест» в российские холдинговые компании, однако на эти активы, по оценкам экспертов, приходится только 40% состояния предпринимателя17.

Анализ географической структуры притока ПИИ и движения за рубеж российских ПЗИ подтверждает точку зрения А.В. Кузнецова, который считает, что часть инвестиций, полученных Россией, являются псевдоиностранными, «путешествующими по кругу». Исследователь полагает, что на них приходится треть всего полученного и вывезенного капитала18. Показательно, что входящие и исходящие

17 БерезанскаяЕ. Еду я на Родину. URL: http://m.forbes.ru/article. php?id=285853.

18 Кузнецов А.В. Меняющаяся роль России в экспорте инвестиций //

Прямые инвестиции. 2021. № 5.

из России ПИИ демонстрируют практически зеркальную картину (рис. 4).

В настоящее время, в отличие от 1990-х гг., когда основные операции российского бизнеса были сосредоточены в СНГ, все более активно развивается экспансия в страны дальнего зарубежья19. В последние годы доля стран СНГ в вывозе российского капитала составляла всего 5-6%, а в 2021 г. она снизилась до 2%.

По прогнозу ЮНКТАД, в 2021-2021 гг. должен наблюдаться рост притока ПИИ как в развитые, так и развивающиеся страны. При этом приток в развитые страны будет более динамичным (например, до 23% в 2021 г.) по сравнению с развивающимися. Пессимистический прогноз делается в отношении стран с переходной экономикой: в 2021 г. ожидается падение притока на 2,3%, но уже в 2021 г. прогнозируется рост на 5,3%, а в 2021 г. -12,3% (табл. 4). Однако тут следует отметить, что

Читайте также:  А?парт ж?не а?парат т?рлері - презентация, доклад, проект

19 Кузнецова Г.В. Россия в системе международных экономических отношений: учебник и практикум. М.: Юрайт, 2021. 353 с.

Таблица 4

Динамика движения мировых ПИИ в 2005-2021 гг. и среднесрочный прогноз до 2021 г., млрд долл.

Показатель Среднегодовые показатели 2021 2021 Прогноз

2005-2007 2009-2021 2021 2021 2021

Приток ПИИ 1 397 1 359 1 467 1 228 1 368 1 484 1 724

Развитые страны 917 718 697 499 634 722 843

Развивающиеся страны 421 561 671 681 707 734 850

Страны с переходной 60 81 100 48 45 47 53

экономикой

Приращение

Приток ПИИ 40,1 3,1 4,6 -16,3 11,4 8,4 16,2

Развитые страны 48,2 3,0 2,7 -28,8 23,8 13,9 16,7

Развивающиеся страны 26,1 4,8 5,0 1,6 3,3 3,9 15,8

Страны с переходной 48,8 -1,1 17,0 -51,7 -2,3 5,3 12,3

экономикой

Источник: составлено по данным UNCTAD. World Investment report 2021: Reforming International Investment Governance. N.Y. And Geneva, 2021. P. 21.

современное динамичное развитие с постоянными новыми угрозами и вызовами не всегда делают прогнозы реальностью. Достаточно вспомнить, что в прошлом году ЮНКТАД предсказывал улучшение общих макроэкономических показателей, стабилизацию международных финансовых рынков, восстановление активности в реальном секторе, рост ПИИ в 2021 г. на 12,5% [2]. Прогнозировался также рост ПИИ в экономику России на высоком устойчивом уровне. Как можно видеть, жизнь обычно корректирует прогнозы.

В перспективе улучшение положения России на мировом рынке инвестиций помимо преодоления геополитических проблем зависит от реализации назревших внутренних реформ, связанных с совершенствованием предпринимательского климата в стране. Работе в этом направлении уделяет серьезное внимание Минэкономразвития России. В качестве важнейших задач на ближайшие годы заявлено дальнейшее упрощение административных процедур в сфере строительства и миграционной политики, снижение стоимости подключения новых инвестиционных проектов к электросетям и инженерно-коммуникационной инфраструктуре, совершенствование таможенного администрирования, а также либерализация контроля за иностранными инвестициями и уголовного законодательства в экономической сфере.

Важная роль отводится политике по активизации интеграционных процессов. Помимо укрепления сотрудничества в рамках ЕАЭС Россия намерена расширять список стран-партнеров по соглашениям о свободной торговле. Быстрое увеличение

емкости внутренних рынков в густонаселенных развивающихся странах (таких как Нигерия, Индонезия, Филиппины, Эфиопия, Танзания, Бангладеш, Пакистан) открывает новые возможности для вывоза российского предпринимательского капитала. Особые перспективы просматриваются в рамках укрепления сотрудничества с Китаем и другими партнерами по БРИКС. Таким образом, можно ожидать, что трудности 2021 г. будут преодолены, и оправдается прогноз ЮНКТАД на 2021 г. относительно роста инвестиционной активности в России.

Восстановление объемов прямых иностранных инвестиций возможно только при реализации двух основных условий, отмечает А. Погорелов, главный экономист Credit Suisse по России20. Во-первых, страна должна быть экономически стабильной и привлекательной в долгосрочной перспективе (т.е. от 5 лет и далее), во-вторых, должна проводить предсказуемую политику. Если бы российская экономика росла на 8% в год, то инвесторы простили бы ей все. Так, в Китае им абсолютно неважно, коммунистическая партия у власти или какая-нибудь другая. Хорошие темпы экономического роста могли бы сделать неважной политическую ситуацию, а раз их нет, приходится анализировать перспективы, которые не очень хороши, отмечает А. Базаров, вице-президент Сбербанка России21. Если страна не удовлетворяет данным требованиям, то

20 За 2021 год прямые иностранные инвестиции в Россию упали на 65%. URL: http://thequote.ru/2021/05/2021-fdi-in-russia-drop.

21 Базаров А. Экономика тревоги и счастья. URL: http:// bricsmagazine.com/ru/articles/ekonomika-trevogi-i-schastya.

для привлечения инвесторов ее активы должны быть крайне дешевы, чтобы компенсировать возможные риски. Также понятно, что Россия не должна быть изолирована или каким-то явным образом исключена из международных экономических отношений. Именно поэтому ЕАЭС изначально нацелен на сотрудничество со странами Европы, а новые механизмы БРИКС ни в коем случае не задуманы для запуска процессов фрагментации системы мировых финансов [6].

Завершить анализ можно словами Джеффри Сакса, экономиста с мировым именем: «Тенденция является положительной: Россия станет рыночной экономикой с высоким уровнем дохода, с сильной перспективой роста ВВП и высокого технологического прогресса в случае, если она будет преследовать разумную экономическую стратегию в течение ближайших лет»22.

22 Сакс Дж. От Москвы до Сочи. http://bricsmagazine.com/ru/ articles/ot-moskvy-do-sochi.

Список литературы

1. Клочковский Л.Л. Транснациональный капитал и развивающиеся страны: новая повестка дня // Современная экономика: концепции и модели развития: материалы VI Международной научно-практической конференции. М.: Изд-во РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2021.

2. Роткопф Д. Суперкласс. Те, кто правит миром. М.: АСТ, Астрель, Полиграфиздат, 2021. 475 с.

3. Юшкевич О.С. Иностранный капитал и инвестиционная привлекательность России: анализ и перспективы // Международная торговля и торговая политика. 2021. № 1. С. 49-57.

4. Хубиев К.А. Системный подход к потенциалу развития и факторам торможения российской экономики // Экономическое возрождение России. 2021. Т. 43. № 1. С. 23-30.

5. Зеленюк А.Н. Проблемы деофшоризации предпринимательской деятельности // Российский внешнеэкономический вестник. 2021. № 4. С. 3-16.

6. Минин Б.В. Россия в усложнившихся международных экономических отношениях: риски и новые возможности // Современная экономика: концепции и модели развития: материалы VII Международной научно-практической конференции. М.: РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2021. С. 42.

ISSN 2311-875X (Online) ISSN 2073-2872 (Print)

International Economic Relations

THE MAIN TRENDS IN THE GLOBAL MARKET OF FOREIGN DIRECT INVESTMENT IN 2021: THE SITUATION IN RUSSIA

Galina V. KUZNETSOVA

Plekhanov Russian University of Economics, Moscow, Russian Federation gkuznetsova@rambler.ru, gkuznet3@gmail.com

Article history:

Received 10 July 2021 Accepted 23 July 2021

JEL classification: F20, F21, F23

Keywords: Foreign Direct Investment, capital flight, inward investment, offshore, deoffshorization

Abstract

Importance The article reviews new trends in global flows of Foreign Direct Investment (FDI) in 2021.

Objectives The article characterizes the current global flows of capital, determines the place of Russia in the process, and analyzes the principal directions of the Russian capital flight. I tried to demonstrate the role of offshore jurisdictions and identify possible scenarios for FDI in Russia. Methods The research relies upon international and national statistical data. Results The article mentions that emerging economies strengthen their significance as recipient or sources of investment. I also emphasize the growing specific weight of China, which took the lead last year as the investee, and went second as a source of investment abroad. The research analyzes the role of transnational corporations in movements of FDI, mergers and acquisitions, and considers Russia’s involvement in global capital flows, indicating a reduction of inward and outward FDI in 2021 as compared with the record high indicators of 2021. The article evaluates the UNCTAD forecast for three coming years.

Conclusions and Relevance Currently, the Russian economy becomes less attractive as an investee, with the ongoing recession in many regions and worsening geopolitical situation impeding the development of the Russian businesses abroad. However, Russia remains one of the leaders using offshore jurisdictions for business purposes. I conclude that Russia will have strengthened its position in the global economic system by 2021 through the EEU integration, developed practice of free trade agreements, investment projects with China and other emerging economies, and domestic reforms.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2021

References

1. Klochkovskii L.L. [Transnational capital and developing countries: a new agenda]. Sovremennaya ekonomika: kontseptsii i modeli razvitiya: materialy VI Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii [Proc. 6th Int. Sci. Conf. Contemporary Economy: Concepts and Models for Development]. Moscow, Plekhanov Russian University of Economics Publ., 2021.

2. Rothkopf D. Superklass. Te, ktopravit mirom [The Superclass: The Global Power Elite and the World They Are Making]. Moscow, AST, Astrel’, Poligrafizdat Publ., 2021, 475 p.

3. Yushkevich O.S. Inostrannyi kapital i investitsionnaya privlekatel’nost’ Rossii: analiz i perspektivy [Foreign capital and the investment attractiveness of Russia: analysis and prospects]. Mezhdunarodnaya torgovlya i torgovayapolitika = International Trade and Trade Policy, 2021, no. 1, pp. 49-57.

4. Khubiev K.A. Sistemnyi podkhod k potentsialu razvitiya i faktoram tormozheniya rossiiskoi ekonomiki [A systems approach to the potential of development and factors of slowdown in the Russian economy].

Ekonomicheskoe vozrozhdenie Rossii = Economic Revival of Russia, 2021, vol. 43, no. 1, pp. 23-30.

5. Zelenyuk A.N. Problemy deofshorizatsii predprinimatel’skoi deyatel’nosti [Challenges in de-offshorization of business operations]. Rossiiskii vneshneekonomicheskii vestnik = Russian Foreign Economic Bulletin, 2021, no. 4, pp. 3-16.

6. Minin B.V. [Russia in more complicated international economic relations: risks and opportunities]. Sovremennaya ekonomika: kontseptsii i modeli razvitiya: materialy VII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii [Proc. 7th Int. Sci. Conf. Contemporary Economics: Concepts and Models for Development]. Moscow, Plekhanov Russian University of Economics Publ., 2021, p. 42.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.