Иностранные прямые инвестиции | Блог | Портфельное зарубежное инвестирование

Взаимосвязь международной торговли и прямых иностранных инвестиций

Торговая политика использует разные методы воздействия для стимулирования прямых иностранных инвестиций. Существующие условия высоких тарифных ставок создают предпосылки для развития иностранных инвестиций, способствующих развитию экономического рынка в той стране, где они осуществляются.

Также этому могут способствовать и другие ограничения, созданные за рубежом. То, что японские компании перевели свое производство в страны Европейского Содружества и в Америку, не случайно. Это обусловлено ограничениями, якобы добровольными, на основании которых было установлено ограничение на количество экспортируемых из Японии автомобилей.

ПИИ также могут быть использованы для нейтрализации протекционизма. Инвестиционные отношения, которые базируются на принципе «ты — мне, я — тебе» основываются на убеждении, что наценка на стоимость товара, изготовленного за рубежом, с лихвой окупается при большой вероятности введения новых незначительных ограничений в стране на экспорт данной категории товара.

В качестве примера имеются предположения, что вероятная угроза протекционизма в свое время способствовала воздействию японских ПИИ в Америке в конце 19 столетия на снижение протекционистских мер, которые были результатом антидемпинговых решений, а также решений с клаузулой вероятностью отказа.

В тот период, когда инвестируемые страны намеренно устанавливают высокие тарифы как стимул для инвестиций, выгоды от таких ограничений лимитированы. ПИИ, которые привлекаются на протекционистские рынки, со временем превращаются в отдельные производства, зависящие от внутреннего рынка без конкурентных возможностей изготовления товаров на экспорт.

Высокие наценки на ввоз импортного сырья и комплектующие детали позволяют только снизить конкурентную способность на мировом рынке, особенно при высоких ценах на местное сырье или при его плохом качестве, что дает возможность защитить отечественного производителя данного товара.

Нежелательное воздействие высоких тарифов на импорт материалов и сырья можно нейтрализовать, используя на таможне льготные схемы на импорт сырья, используемого для изготовления товаров на экспорт. Эти льготы являются стандартным пакетом, который предлагается иностранным инвесторам тех стран, где инвестируемые производства изготавливают продукцию на экспорт.

Прослеживается четкая взаимосвязь международной торговли и прямых иностранных инвестиций. Невысокие тарифные ставки на импорт всегда служат фактором, позволяющим привлечь высокие объемы ПИИ. Особенно привлекательным для международных иностранных инвестиций выглядит обязательный характер таких ставок.

В этом случае низкие тарифы даже более привлекательны, чем таможенные льготы. В ходе недавнего исследования, направленного на сравнение прямых международных инвестиций государств азиатского региона с латиноамериканскими государствами, была получена картина, демонстрирующая привлекательность для международных иностранных инвестиций, направленных на экспортное производство относительно открытых рынков (Азия), и привлекательность для ПИИ, направленных на удовлетворение внутренних потребностей для относительно защищенных рынков. Такие данные совпадают с выводами еще одного исследования, которое было проведено в 1992 году, согласно которому:

— Объем экспорта в общем потоке продаж японских предприятий в Азии составляет 45%;

— Объем экспорта в общем потоке продаж японских предприятий в Латинской Америке составляет 23%.

Все это позволяет утверждать, что низкая тарифная политика является эффективным инструментом для государств, которые ставят задачу глубокой интеграции с международным рынком, особенно в случае обязательности низких тарифов.


Это можно объяснить также долгосрочным характером прямых международных инвестиций. Дело в том, что таможенные льготы обычно носят временных характер, а для инвестиций неопределенность по срокам всегда является негативным фактором.

Региональные торговые соглашения и ПИИ. Размер рынка служит решающим фактором в принятии положительного решения международной компанией по осуществлению прямых иностранных инвестиций. Именно поэтому снятие таможенных барьеров, формирование свободных экономических зон, создание таможенных союзов и другие подобные процессы дают возможность предприятиям работать на интегрированном рынке и использовать эффект масштаба для получения личных преимуществ.

Такая ситуация положительно сказывается на международных иностранных инвестициях. Политика единого рынка, реализуемого ЕС, стимулирует масштабные международные иностранные инвестиции в этом регионе. Такая тенденция наблюдается по иностранным инвестициям как со стороны членов ЕС, так и со стороны других государств. Такое же влияние на иностранные инвестиции оказывали и некоторые другие региональные торговые договоры.

Наиболее часто используемой формой региональных торговых договоров выступают зоны свободной торговли (ЗСТ). В отличие от таможенных союзов для соглашений по зонам свободной торговли присуще сохранением собственной системы внешней тарификации для участников ЗСТ.

https://www.youtube.com/watch?v=M9rsyc0Mbm0

При таких условиях возникает необходимость формирования нормативов по установлению происхождения товара. Необходимо установить применимость правил, которые приняты для продукции, выпускаемой на территории стран-участниц ЗСТ. Нужно установить по каждому товару, который импортирован государством ЗСТ и подвергнут последующей переработке, является ли страной его происхождения третье государство, либо он уже перешел в разряд продукции государства ЗСТ.

Необходимо учесть протекционистский характер правил установления происхождения продукции. Они, иногда даже и не преднамеренно, могут формировать направление движения иностранных инвестиций. К примеру, одежда, выпускаемая на мексиканской территории, согласно нормам Североатлантического соглашения о свободной торговле (НАФТА), не облагается пошлинами при поступлении на рынок Соединенных Штатов, если при ее производстве полностью использовалось сырье, поставленной из Северной Америки. В результате мексиканские компании, работающие на рынке одежды стоят перед выбором:

— Закупить сырье в Североамериканском регионе и обеспечить себе преимущества беспошлинного ввоза продукции на крупнейший рынок;

— Найти поставщиков сырья вне НАФТА по более низкой цене и потерять возможность беспошлинного ввоза.

Учитывая достаточно высокие ставки ввозных пошлин на готовую одежду в Соединенных Штатах, мексиканские производители вынуждены закупать сырье в пределах соглашения НАФТА и не заниматься поиском более дешевых предложений. Такая ситуация создает привлекательность для иностранных инвестиций со стороны производителей текстиля из третьих стран в производственные мощности на территории НАФТА для возмещения потерянных прибылей.

Ряд соглашений по региональной интеграции привели к формированию систем с единым центром, от которого отходят лучи. Примером такого образования может служить Таможенный Союз ТС. В этом случае участники соглашения могут подписывать торговые договора со странами, которые не имеют торговых соглашений между собой.

В результате они являются как-бы лучами от единого центра ТС, не связанными между собой. Подобные схемы нарушают структуры прямых иностранных инвестиций, так как стимулируют инвестиции в центр системы, в результате которых можно получить преимущества беспошлинной торговли на рынках всех стран «лучиков».

Влияние иностранных прямых инвестиций на торговлю. Существует мнение, что прямые иностранные инвестиции служат причиной снижения объема экспорта продукции из определенного государства, являющегося источником ПИИ, и, наоборот, способствуют росту экспортных операций в стране инвестирования.

Такое мнение основано на традиционном взгляде на иностранные инвестиции, согласно которому иностранное зарубежное производство используется в качестве альтернативы экспорту на иностранные рынки. Мнение о замещении прямыми иностранными инвестициями экспорта основано на следующих фактах:

— Согласно статье, опубликованной в 1957 году, свобода перемещения капитала может служить альтернативой свободной торговли. В упрощенном понимании это говорит о том, что свободное перемещение средств производства приводит к таким же результатам, как и свободное перемещение продукции или услуг;

— До 80-х годов прошлого века в развивающихся странах была популярна политика по замещению импортных операций. Устанавливая преграды для импорта, власти таких стран стимулировали увеличение прямых иностранных инвестиций. Результатом таких действий становилось замещение импорта внутренним производством.

Читайте также:  Инвестиции в строительство в России 2019

Нужно ответить, что вышеописанное традиционное представление об иностранных инвестициях и международной торговле как о замещающихся факторах не учитывает целый комплекс устоявшихся связей в современной мировой экономике. Прямые иностранные инвестиции, замещая некоторую часть объемов экспорта в инвестируемой стране, могут и не приводить к снижению объемов экспорта в государство инвестирования.

Для иллюстрации данного утверждения можно привести пример компании, которая не имеет разрешения на осуществление иностранных инвестиций и, поэтому, экспортирует продукцию на конкретный рынок. Если в будущем предприятие получает возможность совершения иностранных инвестиций, то объемы экспорта государства источника иностранных инвестиций будут определяться следующими факторами.

При сохранении объемов производства компании экспорт будет замещен организацией производства в стране инвестирования. Такая ситуация может привести к росту объемов экспорта промежуточной продукции и услуг из государства источника иностранных инвестиций.

В то же время, как правило, основная задача международных иностранных инвестиций заключается в повышении уровня конкурентоспособности компании перед другими компаниями в данной нише бизнеса. Повысить показатели конкурентоспособности можно несколькими способами:

— Доступ к недорогому сырью и дешевым трудовым ресурсам;

— Снижение затратной части за счет приближения производства к рынку потребления.

Учитывая вышесказанное, можно отметить, что иностранные инвестиции приводят к росту объемов продаж, так как при этом растет потребность в промежуточных ресурсах и средствах производства. Такая ситуация способствует увеличению экспорта из страны источника иностранных инвестиций, потому что филиалы компаний импортируют промежуточную продукцию и услуги в увеличивающихся объемах.

В зависимости от степени потребности филиала в закупке средств производства и сырье из страны источника иностранных инвестиций, а также от роста объемов продаж международной корпорации происходит прирост объемов экспорта (при изменении структуры экспорта за счет увеличения части промежуточных продуктов).

Рассмотрим также воздействие прямых иностранных инвестиций на импорт государства источника инвестиций. Определенный процент, а возможно и полный объем, ресурсов и средств производства, которые импортировались до внедрения иностранных инвестиций перестанут импортироваться в страну источник иностранных инвестиций.

В то же время филиал, размещенный в стране инвестирования, может через некоторое время начать обслуживание внутреннего рынка страны источника иностранных инвестиций. Это приведет к росту объемов импорта готовой продукции. Учитывая описанные выше, а также ряд других факторов, можно сказать, что утверждения о взаимном вытеснении прямых иностранных инвестиций и импорта инвестирующей страны являются безосновательными.

Дискуссии о взаимном влиянии прямых иностранных инвестиций и торговли государства источника инвестиций продолжаются до настоящего времени. Нужно понимать сложность установления связей между иностранными инвестициями и торговлей государства инвестирования.

Характер взаимосвязей может определяться эмпирическим путем в процессе анализа данных. Это утверждение подкрепляется тем фактом, что динамика влияния иностранных инвестиций на государство объект инвестирования может меняться под влиянием факторов стимулирования внедрения инноваций, повышения конкурентоспособности, производительности труда и так далее.

Факторы воздействия прямых иностранных инвестиций имеют важное значение для формирования состава импорта и его объема. Установить связь иностранных инвестиций с объемами импорта и торговли в целом намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

Положительное влияние. Существующие исследования демонстрируют незначительное преобладание положительных моментов во влиянии прямых иностранных инвестиций на экспорт страны источника инвестиций. Нет существенных эмпирических подтверждений негативного воздействия иностранных инвестиций на объемы экспорта из государства инвестора.

Существующие данные демонстрируют отсутствие конкуренции между прямыми иностранными инвестициями и экспортом государства объекта инвестирования, а также, хоть и небольшое, но все же положительное влияние иностранных инвестиций на импорт такого государства.

Выгодность пии для компании-инвестора

Компания-инвестор получает преимущества от прямых иностранных инвестиций на рынках принимающей страны по сравнению с местными компаниями[1]:

  • согласно эклектической парадигме[en]Дж. Даннинга[en] за счет географического размещения своего производства в принимающей стране, абсолютного преимущества в издержках за счет низких цен факторов производства, занятия доли рынка в стране за счет обхода торговых барьеров, за счет эффекта от масштаба;
  • согласно теории монополистических преимуществ[en]Стивена Хаймера[en] и Чарльза Киндлбергера за счет имеющегося специфического преимущества фирмы-инвестора, чтобы преодолеть преимущества отечественных предприятий принимающей страны: маркетинговые знания, доступ к финансовым ресурсам, управленческие знания, синергия вертикально-интегрированной структуры;
  • согласно Г. Джонсону за счет технологических знаний и опыта фирмы[3];
  • согласно Р. Кейвзу[en] за счет дифференциации продукции[4];
  • согласно теории интернализации[en], описанных в работах П. Бакли и М. Кэссона[5], Д. Тиса[en], С. Мэйджи, А. Рагмэна[en][6], за счет экономии транзакционных издержек, связанных с поиском партнеров по сделкам, заключением сделок и контролем за их исполнением.

Интересные особенности международных иностранных инвестиций


Можно отметить перечень специфических моментов, характерных для международных инвестиций в России, оказывающих негативное воздействие на их устойчивость и характер.

Во-первых, большая доля международных инвестиций в РФ торговыми или другими видами кредитов. Более 30% кредитных средств российских компаний, работающих в нефинансовой сфере, а также свыше 50% долгосрочных кредитов имеют зарубежное происхождение.

Эти показатели намного уступают аналогичной статистике ведущих государств, где прямые или портфельные международные инвестиции превышают 0,9 общих объемов кредитования. Если оценить вклад международных инвестиций прямого характера в валовом приросте основного капитала в РФ, то получим достаточно низкий показатель (не более 5%). В других государствах эти показатели будут значительно выше:

— Соединенные Штаты до 18%;

— Бразилия до 29%;

— Польша – до 25%;

— Китай до 15%.


Особенно выделяется в этом перечне Казахстан, где в определенные периоды доля международных инвестиций в приросте капитала достигала 55%.

Следует отметить, что именно международные инвестиции в виде займов несут угрозу стабильности, что подтвердил международный финансовый кризис, при котором наблюдался массовый отток иностранных капиталов.

Во-вторых, международные инвестиции привлекаются преимущественно в сырьевой сектор, пищепром и торговлю. Примеры таких международных инвестиций:

— В 2004 году участники проекта «Сахалин-1» для разработки месторождения инвестировали порядка 1,8 млрд долларов США;

— Предприятие из Норвегии Orkla купило компанию «СладКо»;

— Компания InBev (Бельгия) при поглощении SUNInterhrew вложила 650 долларов;

 — В 2006 году Sinopec (Китай) провела одну из крупнейших сделок по покупке ОАО «Удмуртнефть»;

— В этом же году французская компания Societe General приобрела акции Росбанка;

— В 2008 году бренд «Ашан» выкупил часть торговых площадей «Рамстор»;

— Компания PepsiCo произвела покупку ОАО «Лебедянский».

Нашей стране необходимы международные инвестиции в области высоких технологий и внедрения передовых достижений в области науки и техники. В то же время на практике чаще всего привлечение иностранных финансов происходит в те сектора экономики, которые привязаны к месторождениям природных ископаемых и рынкам сбыта, а, следовательно, такой бизнес не может развиваться в других регионах.

В-третьих, международные инвестиции в реальные области отечественной экономики не способствуют снижению объемов вывоза капитала. Увеличение объемов валютной выручки за счет увеличения экспорта товаров сопровождается выводом капитала с использованием «серых схем».

Анализируя такую ситуацию, можно отметить, что очень часто в виде международных инвестиций в экономику России возвращаются средства «российского» происхождения, которые за счет невозврата валютной выручки и фиктивных импортных операций были выведены из-под контроля налоговых органов.

Читайте также:  530 млрд тенге инвестиций привлечено в Карагандинскую область

Эксперты, невзирая на положительный инвестиционный рейтинг, основанный на долговых обязательствах, присвоеный ведущими мировыми организациями S&P, Moody’s и Fitch, указывают на преимущественно неблагоприятные условия бизнеса в России. Это обусловлено политическими рисками, закрытостью отечественных корпораций, низким уровнем проведения реформ экономического и конституционного характера.

Главным фактором, снижающим инвестиционную привлекательность российского рынка, подавляющее большинство инвесторов считают коррупцию. По данным ежегодного анализа уровня коррупции в разных государствах мира, который проводится Transparency International, в 2020 году наша страна занимала 119 место из 168.

Объем иностранных инвестиций, поступающих в российскую экономику, сдерживается также из-за бюрократических тенденций, которые приводят к увеличению затратной части бизнеса. Сложности с получением лицензий, разрешительной документации, согласований и других документов существенно усложняют работу компаний и ведут к затягиванию сроков реализации проектов с международными инвестициями. Решить проблему призвано упрощение данных процедур для иностранных компаний или предприятий смешанных фирм.

Существенным барьеров для иностранных инвестиций в России является несовершенное законодательство и отсутствие надлежащей правовой практики в этой области. В мировом рейтинге Всемирного экономического форума за 2020 год наша страна занимает 45 место, что на 8 пунктов выше предыдущего года.

РФ соседствует с Маврикием и Латвией. Доклад ВЭФ (Восточный экономический форум) отмечает, что повышение рейтинга инвестиционной привлекательности связано с факторами, имеющими макроэкономический характер, и в том числе с пересмотром Международным Валютным Фондом покупательной способности национальных валют.

Даже несмотря на нахождение в состоянии рецессии, основные макроэкономические показатели отечественной экономики превосходят показатели целого ряда государств. Авторы доклада к преимуществам экономики РФ отнесли уровень высшего образования и вовлеченность в него населения, развитую инфраструктуру, повышение уровня внутренней конкуренции.

Для того чтобы воспользоваться такими конкурентными преимуществами Россия должна повысить эффективность функционирования государственных институтов, потенциал в области инноваций, уровень доверия иностранных инвесторов и уровень развития рынка финансов.

К негативным факторам, оказывающим влияние на иностранные инвестиции в настоящее время добавилось падение спроса на внутреннем рынке, а также экономические санкции и снижение мировых цен на нефть. Все это в совокупности с традиционными явлениями российской экономики – коррупцией, неэффективностью госуправления, высокими налогами снижает конкурентоспособность и создает существенные препятствия на пути иностранных инвестиций.

В сложившихся условиях повысить рейтинг РФ на мировом рынке, достойно выйти из кризиса можно, только улучшив имидж страны и проводя политику привлечения иностранных инвестиций. Решение таких задач предполагает эффективное проведение экономико-административных реформ, преодоление коррупции, развитие права и практики применения законодательных норм.

Как осуществляется защита иностранных инвестиций

Международная защита иностранных инвестиций предполагает удовлетворение заинтересованности инвестора в рассмотрении споров не в национальных судебных организациях, а в третейском суде – коммерческом международном арбитраже. Этот вариант рассмотрения споров может предусматриваться договором между инвестором и правительством, международными соглашениями (при участии конкретной страны) или многосторонними договорами.

Для того чтобы стимулировать иностранные инвестиции государства, заключают соглашения, регулирующие защиту капиталовложений. Эти акты имеют много общего. Впервые такое соглашение появилось в 1959 году. Сейчас в мире насчитывается более полутора тысяч соглашений в области иностранных инвестиций.

К числу самых интересных для инвестора пунктов соглашений об иностранных инвестициях относятся положения по экспроприации. В стандартном варианте соглашения запрещают экспроприацию, кроме ситуаций, когда такие действия необходимы для общественных интересов, не носят дискриминационных характер и сопровождаются выплатой без задержки соответствующей и эффективной компенсации.

— В Арбитраж Торговой Палаты Стокгольма;

— В международный арбитраж или суд ad hoc, который назначается по отдельной договоренности или формируемый Арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли.

В большинстве подобных договоров инстанцией разрешения споров определяется Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), специализированное учреждение под эгидой ООН и Всемирного банка. Данное учреждение основано по Вашингтонской Конвенции 1992 года и является обязательным для всех ее участников.

МЦУИС объединяет около 160 стран, включая практически все развитые страны, за исключением РФ. Можно привести также договора международного сотрудничества многостороннего характера в конкретных экономических сферах, в которых также представлены положения по экспроприации и арбитражном порядке разрешения споров.

Это, к примеру, Энергетическая хартия и Договор к энергетической хартии ДЭХ (1994 год), которые являются договорами относительно иностранных инвестиций в энергетике. Второй документ подписали более 50 государств и Европейский Союз. Он подписан и Россией, но пока не ратифицирован.

ДЭХ подписала 51 страна и ЕС, но 5 стран, включая РФ, его не ратифицировали. В ДЭХ включены стандартные положения, запрещающие экспроприации:

— Кроме случаев, когда экспроприация необходима в государственных интересах;

— Кроме случаев присутствия дискриминации;

— Без соблюдения предусмотренных юридических процедур;

— Без своевременной и адекватной компенсации.

В договоре представлены также возможности по разрешению спорных ситуаций в арбитраже. Относительно РФ ситуация здесь такая же – ДЭХ подписан, но не ратифицирован.      Согласно 45-й статье этого соглашения, в течении срока от подписания до ратификации соглашения оно обязательно для применения при условии отсутствия противоречий с конституцией государства его законами.

Консультации по вопросам присоединения РФ к ДЭХ велись между Евросоюзом и РФ почти до 2004 года, после чего наша страна отошла от этого вопроса. А в последствии в 2009 году Россия и вовсе заявила об отсутствии намерений ратифицировать ДЭХ. Поэтому, сказать с большой вероятностью о применении/неприменении ДЭХ к нарушениям в области иностранных инвестиций в РФ невозможно.

В средине 90-х правительство Венесуэлы проводило политику содействия иностранным инвестициям вплоть до прихода к власти Уго Чавеса в 1999 году. Через 2 года после этого правительство ввело ограничения на участие частных иностранных инвестиций в нефтяных корпорациях, а также были сильно увеличены налоги на добычу «черного золота».

Все это привело к национализации нефтяного капитала (при этом нельзя говорить об их экспроприации). Венесуэла участвовала как в Вашингтонской конвенции, так и в международных договорах по иностранным инвестициям. Иски по сложившейся ситуации были отправлены во многие мировые арбитражи, в том числе и в МЦУИС.

 — Иск на 30 млрд долларов США от ConocoPhillips;

— Иск на 15 млрд долларов от ExxonMobil.

Есть подобные иски и в других арбитражных инстанциях. Арбитраж Международной торговой палаты по аналогичному иску выставил Венесуэле к возмещению более 900 млн долларов в пользу ExxonMobil. Подобные решения могут приниматься в любой стране, где наличествуют активы Венесуэлы.

Немец Франц Зедельмайер создал в 1991 году совместную компанию с ГУВД Санкт-Петербурга. Согласно договору, ГУВД вносило недвижимое имущество, на реконструкцию которого 2 млн долларов выделил бизнесмен. В 1995 году реконструированное здание изъяли в пользу Управления делами президента РФ, а Зедельмайеру отказали в визе.

Стокгольмский арбитраж вынес решение о возмещении бизнесмену 2 350 000 долларов, которые Франц взыскал в виде недвижимых объектов на территории Германии. Это была собственность торгового представительства СССР. Россия пыталась опротестовать данное решение, указывая на дипломатический иммунитет сооружения.

Огромные налоговые требования к ЮКОСу были выдвинуты в 2003 году. Глава концерна Михаил Ходорковский был осужден на 10 лет по различным статьям УК. Это привело к банкротству компании, состояние которой оценивалось в 40 млрд долларов США. Активы ЮКОСА были выкуплены «Байкалфинансгрупп», а в дальнейшем перепроданы Роснефти.

Читайте также:  Основные виды инвестиций. Классификация

Совладельцы обанкроченной компании на основании норм ДЭХ подали иск в 2005 году. Размер требований составил 114 млрд долларов. Через 4 года РФ заявила об отказе ратифицировать данную конвенцию. Гаагский Арбитраж в 2020 году все же удовлетворил данный иск.

Отрицательный эффект от пии

Зарубежный инвестор в принимающей стране — это чаще всего олигополист или монополист на каком-либо рынке, которые осуществляет ПИИ с целью удушения конкуренции и сохранения контроля над рынком согласно выводам Стивена Хаймера[en][9].

Отрицательное воздействие ПИИ на принимающую экономику связано[1]:

  • согласно модели Маркузена—Хорстманна—Венейблс[en][10], со снижением благосостояния национальных компаний и последующего вытеснения их с рынка, так как отечественная экономика является малой, а значит национальные предприятия не могут обеспечить более низкие среднее издержки из-за эффекта масштаба по сравнению с многонациональными корпорациями (МНК);
  • согласно эмпирическим исследованиям Дж. Конингса[11], С. Дянкова и Б. Хоэкмана[12], с отсутствием положительных эффектов от трансферта технологий и снижением производительности в национальных компаниях: иностранные компании перетягивают наиболее квалифицированную рабочую силу из национальных компаний, и технологический уровень национальных компаний находится на таком низком уровне, что не позволяет эффективно использовать передовые технологии компаний с ПИИ;
  • согласно эмпирическому исследованию Беаты Смарыньской[13], в котором подтверждается факт, что инвесторы, пришедшие на рынки принимающих стран, не обладают высокими технологиями, не относятся к высокотехнологическим отраслям, и используют стандартные, устоявшиеся технологии, с помощью которых находят рынки сбыта, вытесняя национальные компании с рынка;
  • согласно работе Кадочникова С. М. и результатам эмпирических исследований Б. Аиткена и А. Хэррисона[14], М. Хаддада и А. Хэррисона[15], которые приходят к выводу, что большинство компаний, инвестирующие в принимающей экономике, ориентированы не на снижение издержек производства и последующего экспорта продукции, а на завоевание местного рынка;
  • согласно эмпирическому исследованию А. Кокко[16], в котором не подтверждается гипотеза Р. Финдли[en] о высоком темпе роста технического прогресса в стране-импортёре в случае технологического отрыва инвестора от местных компаний.

Пии в мире

Иностранные прямые инвестиции | Блог  | Портфельное зарубежное инвестирование

По данным UNCTAD, общий объём ПИИ в мире в 2008 году составил $ 2,1 трлн[17], что приблизительно равно 53% от бюджета США 2009 года ($ 3,9 трлн[18])

При этом в общем объёме ПИИ, на долю развивающихся экономик приходится, как правило, более 60%. Это объясняется тем, что развивающиеся рынки хоть и обладают повышенным риском невозврата средств, но компенсируют это более высокой доходностью в более сжатые сроки (в случае успешной реализации инвестиционного проекта).

По состоянию на 2001 год ПИИ в Китае составили $ 493 млрд[20]. В 2009 году общий объём ПИИ из Китая превысил $ 180 млрд[21].

По итогам 2020 года, в Россию поступило $ 41,2 млрд[22], в Китай — $ 105,7 млрд, а в Бразилию — $ 48,5 млрд. Индия получила — $ 23,7 млрд.
По данным UNCTAD за 2020 год крупнейшим реципиентом прямых инвестиций в мире были США, затем шёл Китай, а на 3-ем месте – Россия (которая единовременно поднялась на рекордно высокое место за счёт сделки между BP и Роснефтью)[23]. В 2020 году Россиия занимала 19 место в списке стран по полученным ПИИ.

Примечания

  1. 123456789Кадочников С.М. Прямые зарубежные инвестиции: микроэкономический анализ эффектов благосостояния. — СПб.: Экономическая школа, 2002. — С. 15, 19-20, 120, 190, 202, 210, 218, 220, 222, 241. — ISBN 5-900428-77-Х.
  2. Пушкин А. Правовой режим иностранных инвестиций в Российской Федерации // Альпина Паблишер. — М., 2020. — С. 24. — ISBN 978-5-9614-1954-2.
  3. Johnson H.G. The efficiency and welfare implications of the international corporations // The International Corporation / C.P.Kindleberger (eds). — Cambridge; London: Cambridge University Press, 1970. — P. 35-55. — ISBN 9780262610148.
  4. Caves R.E.[en].International Corporations: The Industrial Economics of Foreign Investment // Economica, Vol. 38, No. 149. — 1971. — P. 1-27. — DOI:10.2307/2551748.
  5. Buckley P.J., Casson M.C.The internalisation theory of the multinational enterprise: A review of the progress of a research agenda after 30 years // Journal of International Business Studies. — 2009. — № 40. — P. 1563–1580.
  6. Rugman A.M.[en]. Internalization as a general theory of foreign direct investment: A re-appraisal of the literature // Weltwirtschaftliches Archiv, Bd. 116, H. 2. — 1980. — P. 365-379.
  7. Болаев А.В.Привлечение прямых иностранных инвестиций как фактор внедрения зарубежных технологий в стране-реципиенте в условиях экономической глобализации (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал : Журнал. — 2020. — Апрель (№ 64). — ISSN1999-4516.
  8. Болаев А.В.Основные пути влияния привлечения прямых иностранных инвестиций на инновационное развитие экономики страны на примере Китая и России. (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. — 2020. — Февраль (№ 62). — ISSN1999-4516.
  9. Линдерт П. Экономика мирохозяйственных связей. — М.: Прогресс, 1992. — С. 466-468.
  10. Markusen J.R., Venables A.J.[en].Multinational firms and the new trade theory // Journal of International Economics. — 1998. — № 46. — P. 183–203.
  11. Konings J.The effect of direct foreign investment on domestic firms: Evidence from firm level panel data in emerging economies // Centre for Transition Economics by Catholic university of Leuven. — Mimeo, 1999.
  12. Djankov S., Hoekman B.Foreign investment and productivity growth in Czech enterprises // The World Bank Development Research Group Trade. — May 1999. — № PRWP 2115.
  13. Smarzynska B. K.Composition of foreign direct investment and protection of intellectual property rights in transition economies // The World Bank Development Research Group Trade. — February 2002. — № PRWP 2786.
  14. Aitken B.J., Harrison A.E.Do domestic firms benefit from direct foreign investment: Evidence from Venezuela // The American Economic Review. — 1999. — Vol. 89, № 3. — P. 605-616.
  15. Haddad M., Harrison A.E. Are there positive spillovers from direct foreign investment? Evidence from panel data for Morocco // Journal Development Economics. — 1993. — Vol. 42, № 3. — P. 51-74.
  16. Kokko A.Technology, market characteristcs, and spillovers // Journal of Development Economics. — April 1994. — № 43 (2). — P. 279-293. — DOI:10.1016/0304-3878(94)90008-6.
  17. World Investment Report
  18. Обама представил бюджеты США на 2009 и 2020 годы (Newsru.com)
  19. Бюджет на 2008—2020 годы (Минфин России)
  20. Профессор Ху Аньган: рост китайской экономики принес всему миру небывалые шансы развития | ЦентрАзия
  21. Региональное экономическое сотрудничество ШОС
  22. Статистика внешнего сектора на сайте Банка России
  23. Global Investmen Trend Monitor
  24. Yudaeva K.V., Kozlov K.K., Melentieva N.Y., Ponomareva N.B.Does Foreign Ownership Matter? Russian Experience // Working paper, WP/2001/027. — Moscow, New Economic School, 2001.
  25. Болаев А.В.К вопросу об изучении основных условий положительного влияния прямых иностранных инвестиций на сокращение технологического отставания и переход на инновационный путь развития экономики страны на примере России и Китая. (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. — 2020. — Июль (№ 55). — ISSN1999-4516.
Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.