Мировой опыт привлечения прямых иностранных инвестиций в условиях глобализации экономики – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Правовое регулирование иностранных инвестиций в россии и в зарубежных странах. курсовая работа (т). основы права. 2021-10-15

Правовое регулирование иностранных инвестиций в России

и в зарубежных странах

Содержание

иностранный инвестиция зарубежный правовой

Введение

Глава 1. Система правового регулирования иностранных инвестиций в зарубежных странах

.1 Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций

.2 Национально-правовое регулирование иностранных инвестиций

Глава 2. Правовые основы регулирования иностранных инвестиций в Российской Федерации

.1 Система нормативно-правовых актов, регулирующих привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику

.2 Особенности правового регулирования иностранных инвестиций в России

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Формирование единого рыночного и экономического пространств требует свободного перемещения всех факторов производства. Глобальная взаимосвязь международных экономических отношений в современном мире объективно обусловливает необходимость перелива капитала, перемещения его из одной страны в другую, важной формой которою стали иностранные инвестиции. Сегодня мировой рынок иностранных инвестиций оценивается в 7 трлн. долл., и его объем может увеличиться более чем на 50% за счет потенциальных инвестиционных ресурсов, накопленных в национальных фондах суверенного богатства стран — экспортеров нефти. Вовлечению в инвестиционный оборот все большего числа стран способствует процесс глобализации. В середине второй половины ХХ в. только 25 стран выступали инвесторами, сегодня — уже 85 стран. Именно инвестиции стали сейчас действенным средством эффективного международного экономического развития.

В соответствии с принципом территориального суверенитета каждое государство вправе самостоятельно определять режим и регулирование иностранных инвестиций. При этом для привлечения иностранных инвестиций требуется создание благоприятного инвестиционно-делового климата и эффективного законодательно-административного обеспечения их защиты в принимающей стране с целью реализации социально-экономических программ.

В целях привлечения иностранных капиталовложений многие страны модернизируют национальное законодательство. Только за 2001 — 2021 гг. число стран, вносивших изменения в свои инвестиционные режимы, возросло с 35 до 76, т.е. более чем в 2 раза, а количество внесенных ими изменений — с 82 до 151. Характерно, что в 2021 г. 90 % всех изменений были направлены на либерализацию или содействие привлечению иностранных инвестиций.

Российская экономика, российский рынок и особенно потребительский рынок нашей страны потенциально перспективны и привлекательны для иностранного предпринимателя, но вести бизнес здесь пока еще довольно сложно — иностранному предпринимателю приходится преодолевать чрезмерно много препятствий с риском для бизнеса. Проблема заключается также и в том, что иностранными инвестициями надо управлять, направляя их в те отрасли и регионы, которые требуется развивать в интересах отечественного потребителя, в интересах отечественной экономики, в интересах российского общества.

Существенным фактором, затрудняющим приток иностранного капитала в Россию, является также несовершенство правового регулирования в этой сфере, недостаточная защищенность средств зарубежных инвесторов от некоммерческих рисков. Для Российской Федерации эта задача является наиболее важной и требующей адекватного правового решения. Все указанное свидетельствует о том, что крайне важно изучить и провести сравнительный анализ правовых форм привлечения иностранных инвестиций в экономику России и зарубежных стран.

Степень разработанности проблемы. Вопросам, связанным с правовым регулированием иностранных инвестиций в России и за рубежом, посвящен обширный круг научных трудов. Так, можно указать на работы следующих ученых: Абалкиной А., Аксеновой Н., Барановой А., Богданова Л., Булыгиной В., Володиной Т., Головешкиной Е., Гусева К., Землянской С., Кузнецова А., Лашко Н., Филимоновой Т., Шаброва Р. и др. Однако законодательство, как российское, так и иностранное, постоянно обновляется и нуждается в теоретическом осмыслении. Изменение социально-экономических условий требует разработки научно обоснованных рекомендаций по правильному применению правовых норм и предложений по совершенствованию механизма привлечения иностранных инвестиций в современных условиях.

Цель исследования состоит в проведении сравнительного анализа правового регулирования иностранных инвестиций в России и в зарубежных странах. Исходя из этих целей, автор поставил перед собой следующие задачи:

проанализировать теоретические положения и представления о правовом регулировании иностранных инвестиций;

проанализировать международно-правовые акты, регулирующие отношения в области иностранных инвестиций;

исследовать нормативно-правовое регулирование иностранных инвестиций в нашей стране и за рубежом;

выявить общее и особенное в правовом регулировании иностранных инвестиций в России и в отдельных зарубежных странах;

сформулировать предложения по совершенствованию правового регулирования иностранных инвестиций в России.

Объект исследования составляют правовые отношения, возникающие при осуществлении иностранных инвестиций.

Предметом исследования является исследование правового обеспечения процессов инвестирования иностранного капитала в России и за рубежом.

В процессе работы использованы общенаучные методы системного анализа, обобщения нормативных правовых актов, диалектический и конкретно-исторический подходы к рассмотрению изучаемых проблем.

Нормативно-правовую базу исследования составляют: законодательство Российской Федерации и ряда зарубежных стран об инвестициях; инвестиционные соглашения, а также другие международно-правовые акты, регулирующие отношения в области иностранных инвестиций.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, разделенных на четыре параграфа, заключения, списка использованных нормативных правовых актов и научной литературы.

Глава 1. Система правового регулирования иностранных инвестиций в зарубежных странах

.1 Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций

Повышение эффективности международно-правового регулирования межгосударственных экономических отношений неразрывно связано с утверждением в практике межгосударственного экономического сотрудничества международно-правовых принципов, которые выражают основные характеристики международно-правового регулирования межгосударственных экономических отношений и образуют его нормативный фундамент. В их числе следует отметить принцип недискриминации в экономических отношениях, вытекающий из принципа суверенного равенства и сотрудничества государств и имеющий характер общеобязательной нормы обычного права. Основное содержание этого принципа заключается в противоправности введения дифференцированных, т.е. характеризующихся избирательной направленностью, ограничений в области внешнеэкономических связей. Принцип недискриминации не препятствует введению общих ограничений в области внешнеэкономических связей, он лишь требует, чтобы любые условия, в т.ч. и ограничительные устанавливались и применялись одинаково ко всем государствам. Если ограничительная мера не имеет избирательной направленности, она не противоречит принципу недискриминации.

Все более широкое распространение и применение в международных экономических отношениях находит и принцип наибольшего благоприятствования, однако в современных экономических условиях он практически не применяется без ограничений. Это объясняется особенностями формирования внешнеэкономических связей, интересами экономической безопасности принимающих инвестиции государств, обуславливающими их стремление сохранить возможность введения определенных ограничений и исключений из названного выше режима.

В числе многосторонних соглашений, получивших значительный резонанс в мире, следует назвать Вашингтонскую конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и национальными субъектами права иных государств от 18 марта 1965 г., которая вступила в силу 14 октября 1966 г. (далее — Вашингтонская конвенция), и Сеульскую конвенцию о об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 г., вступившую в силу 12 апреля 1988 г. (далее — Сеульская конвенция). Названные многосторонние Конвенции, в которых участвует более ста государств, являются ярким примером универсальной унификации права в сфере правового регулирования иностранных инвестиций. Каждая из этих Конвенций касается отдельного аспекта регулирования иностранных инвестиций.

Благодаря Сеульской конвенции система государственного и частного страхования дополняется международной системой страхования иностранных инвестиций, основанной на многостороннем сотрудничестве государств. Созданное в соответствии с Сеульской конвенцией Агентство по гарантиям инвестиций (МИГА) имеет функцией заключение договоров страхования и перестрахования некоммерческих рисков, которым могут подвергаться иностранные инвестиции стран-участниц Сеульской конвенции. Агентство вправе производить дополнительные ассигнования в целях расширения деятельности по обеспечению притока инвестиций в развивающиеся страны-участницы договора, которые рассматриваются в качестве таковых для целей Сеульской конвенции. В Сеульской конвенции содержатся понятия гарантий, инвестиций, подпадающих под гарантии, инвестора, подпадающего под гарантии, содействия капиталовложениям (ст.ст. 12, 13).

Также действует Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам, принятое 15 апреля 1994 г. в рамках Уругвайского раунда переговоров государств-участников ВТО (далее — ТРИМС), явившееся результатом достижения договоренности между странами-экспортерами капитала об устранении препятствий на путях осуществления инвестиций в широких международных масштабах. Оно направлено на закрепление обязательств государств-участников по неприменению в инвестиционных отношениях мер, сковывающих международную торговлю, а также установление в договорном порядке перечня подобных мер. Соглашение конструируется как средство содействия либерализации мировой торговли, расширения потоков иностранных инвестиций для целей ускорения экономического роста торговых партнеров, в том числе развивающихся стран-членов ВТО. Из числа недопустимых, согласно содержанию ТРИМС, мер можно назвать требование, касающееся «потребления местного компонента», т.е. закупки или использования в процессе производства предприятием с иностранным участием конкретных товаров отечественного происхождения в определенных объемах, или требование об ограничении импорта товаров для целей производства посредством увязки его с объемом валютных поступлений на счет данного предприятия и др. Вместе с тем Соглашение не исключает использование государствами в инвестиционной политике и правовом регулировании таких связанных с торговлей инвестиционных мер, как положения рестрикционного характера, обусловленные соображениями национальной безопасности, здоровья населения и т.д. (ст. 3).

Яркими примерами унификации инвестиционного законодательства на универсальном уровне являются Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования (2001 г.) (далее — Кейптаунская конвенция), Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге (1988 г.) (далее — Конвенция о лизинге) и Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (2001 г.) (далее — Конвенция об уступке дебиторской задолженности).

Кейптаунская конвенция является документом, направленным на гармонизированное взаимодействие правовых систем. Данная Конвенция обеспечивает реальные механизмы защиты прав кредитора в случае неисполнения должником финансовых обязательств.

Конвенции о лизинге и об уступке дебиторской задолженности содержат унифицированные коллизионные нормы, применяемые к договорам международной торговли, которые квалифицируются как договоры, направленные на осуществление инвестиций. Указанные документы касаются правовых проблем, тесно связанных, с одной стороны, с современными методами и практикой финансирования международного коммерческого оборота, а с другой — они представляют правовые отношения, для адекватного регулирования которых традиционные институты гражданского и торгового права были недостаточны, что в известной мере препятствовало их развитию на международном уровне. Унифицированное регулирование, содержавшееся в указанных Конвенциях, должно применяться к отношениям, осложненным иностранным элементом. Обе Конвенции вступили в силу.

Однако, поскольку участие большинства государств мира в вышеназванных международных договорах не является подавляющим, правовое регулирование взаимных отношений по иностранному инвестированию осуществляется на двусторонней основе. Ведущие страны Запада широко прибегают к использованию двусторонних соглашений о взаимной защите и поощрении иностранных капиталовложений в отношениях с развивающимися странами.

Помимо выражения в материально-правовых нормах, вопросы иностранных инвестиций иногда включены в коллизионно-правовое регулирование. Так, Римской конвенцией о праве, применимом к договорным обязательствам (далее — Римская конвенция), предоставлены различные возможности выбора сторонами права на основе автономии воли. В частности, в области инвестиционных контрактов между государством и частным инвестором предусматривается стабилизационная оговорка, «замораживающая» действие норм избранного правопорядка на момент выбора. Кроме того, государство может согласиться на соблюдение условий договора в таком объеме, форме и содержании, как это было определено в момент его заключения, либо исполнять договор невзирая на последующие изменения в законодательстве. Однако следует заметить, что в рамках анализа предписаний ст. 3 Римской конвенции подобные суждения вызывают дискуссии. В то же время метод «отложенного выбора» права допускается Конвенцией безоговорочно. Он состоит в том, что сторонам или стороне контракта предоставляется возможность выбора правопорядка какого-либо государства на более поздних этапах от момента заключения договора в зависимости от наступления каких-либо событий, скажем, возникновения спора.

Конвенция о защите прав инвестора 1997 г. стран СНГ, в свою очередь, предусматривает, что в случае, если после вступления настоящей Конвенции в силу, сторонами будут изменены законодательные нормы, касающиеся инвестиций, которые, по мнению одной или нескольких заинтересованных сторон, ухудшают условия и режим инвестиционной деятельности, этот вопрос может быть внесен на рассмотрение Экономического суда Содружества Независимых Государств и/или иных международных судов или международных арбитражных судов (ст. 5).

Читайте также:  Иностранные инвестиции в экономику Китая. Экономическая война Китая и США – Новости РуАН

Существенным элементом в сфере правового регулирования, охватываемой соглашениями, является проблема разрешения инвестиционных споров. При этом сохраняется дифференциация межгосударственных споров (т.е. споров, возникающих между участниками межгосударственного договора в связи с его исполнением) и гражданско-правовых — между инвестором и принимающим государством, между иностранными инвесторами, а также между национальными и иностранными участниками инвестиционной деятельности. Принципиальным положением в этой части является предусматриваемый соглашениями порядок арбитражного (третейского) разбирательства подобного рода разногласий.

Итак, международно-правовое регулирование иностранных инвестиций включает различные категории международных соглашений: многосторонние универсальные, региональные и двусторонние.

.2 Национально-правовое регулирование иностранных инвестиций

Для многих из ведущих западных стран типично строить национально-правовое регулирование не на специальном законодательстве по иностранным инвестициям, а на основе применения к таким отношениям общих норм валютного, налогового, антитрестовского, банковского, корпоративного права (США, Великобритания, Франция, Япония, ФРГ, Швейцария, Испания, Португалия и др.). С другой стороны, подобные акты, рассматриваемые в качестве традиционных инструментов регулирования, свойственных странам Азии, Африки и Латинской Америки, имеются не только в развивающихся государствах, но и в некоторых развитых странах (Новой Зеландии, Восточно-Европейских странах, новых государствах Балтии, Российской Федерации, других странах СНГ, КНР, Монголии, Вьетнаме и т.д.).

Правовое регулирование отношений по иностранным инвестициям, как правило, осуществляется не с помощью коллизионного метода, а посредством использования материально-правовых норм. Указанные специальные акты содержат правила, непосредственно определяющие права и обязанности иностранных инвесторов. В этих актах устанавливается общий порядок допуска иностранных предприятий и физических лиц в национальную экономику, а также те организационно-правовые формы, в которых осуществляются иностранные инвестиции, условия функционирования иностранного капитала в стране и т.п.

В одних случаях вводится разрешительный порядок. В частности, законодательство об иностранных инвестициях Кыргызстана устанавливает, что иностранные инвестиции в республике требуют специального разрешения (лицензии), которое выдается Кабинетом министров Республики Кыргызстан не позднее чем в 30-дневный срок со дня поступления заявки иностранного инвестора. Регистрация иностранных инвесторов производится Министерством финансов республики (ст. 13 Закона об иностранных инвестициях в Республике Кыргызстан от 28 июня 1991 г.).

Некоторые страны применяют принцип «открытых дверей», т.е. для иностранного капитала устанавливается свободный доступ в страну.

В третьем варианте действуют достаточно специфичные условия для функционирования иностранных компаний и юридических лиц. К последним, в частности, относится Индия. В законодательстве этой страны для зарубежных компаний, избравших в качестве места осуществления бизнеса Индию, предусматривается особый статус — «зарегистрированной иностранной компании, имеющей в Индии место осуществления своей деятельности» (ст.ст. 591-602 Закона о компаниях 1956 г.).

Правовое регулирование Китая по иностранным инвестициям представляет собой образец разрешительной системы и содержит ряд актов различной юридической силы по иерархии органов, принимавших их, однако образующих в определенной мере цельную совокупность национально-правовых актов, начиная с Конституции Китайской народной республики (далее — КНР) 1982 г., в которой в общей форме провозглашается разрешение иностранным предприятиям и другим иностранным хозяйственным организациям и отдельным лицам вкладывать капиталы в Китае и осуществлять в различных формах экономическое сотрудничество с китайскими хозяйствующими субъектами. Согласно Закону КНР о предприятиях с иностранным капиталом от 12 апреля 1986 г., а также принятым в целях его развития и осуществления Правилам от 28 октября 1990 г. на территории КНР могут создаваться предприятия со стопроцентным участием иностранного капитала, которые, получив необходимое разрешение на деятельность в пределах территории КНР со стороны компетентных государственных органов (свидетельство об одобрении), осуществляют регистрационные мероприятия для целей осуществления производственной (торговой) деятельности и получения лицензии по профилю. Дата выдачи лицензии считается датой учреждения предприятия с иностранным капиталом (ст. 13 Правил). Следует особо подчеркнуть, что созданные в соответствии с указанной в упомянутых Законе и Правилах процедурой предприятия с иностранным капиталом становятся юридическими лицами китайского права и подчиняются китайскому правопорядку (ст. 8 Закона).

Законодательство Литвы, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Украины, Эстонии — стран, имеющих специальные акты в области регулирования иностранных капиталовложений, — в той или иной форме запрещает дискриминацию иностранных инвесторов и устанавливает либо национальный режим, либо режим наибольшего благоприятствования. Статья 5 Закона Узбекистана, ст. 21 Закона Эстонии, ст. 1 Закона Украины обеспечивают полную правовую защиту иностранных инвестиций. В дополнение к этому ст. 6 литовского Закона провозглашает защиту со стороны литовского государства не только иностранных инвестиций, но и доходов, прав и законных интересов иностранных инвесторов на территории Литвы. В случаях национализации или реквизиции иностранному инвестору выплачивается компенсация (ст. 21 Эстонского закона, ст. 25 Закона Казахстана, ст. 3 Украинского закона, ст. 11 Закона Узбекистана).

Обходя молчанием вопрос о национализации и реквизиции, Закон об иностранных инвестициях в Республике Кыргызстан от 28 июня 1991 г. и Закон о концессиях и иностранных концессионных предприятиях в Республике Кыргызстан от 6 марта 1992 г. предусматривают в качестве гарантий иностранных инвесторов и концессинеров полную компенсацию их убытков, включая недополученную прибыль, возмещаемых в том числе и за счет казны. Закон Литвы применительно к аналогичным обстоятельствам вводит такую меру обеспечения государственных интересов в области регулирования иностранных капиталовложений, как приостановление инвестиционной деятельности. Согласно его ст. 11 инвестиционная деятельность, будь то деятельность совместного предприятия или предприятия с иностранным капиталом, может быть приостановлена литовским правительством, если она: а) противоречит законам Литвы; б) не отвечает экономическим требованиям; в) не соответствует уставу предприятия.

Важнейшими мерами общего характера по стимулированию или ограничению иностранного капитала со стороны принимающих государств являются следующие: государственный контроль за допуском и осуществлением деятельности в особых областях производства и секторах экономики, в частности, добычи полезных ископаемых и разработки недр; недопущение или ограничение допуска иностранных юридических лиц в стратегические отрасли народного хозяйства либо снятие или сокращение каких-либо запретов на допуск; регулирование с помощью поощрительного либо ограничивающего нормирования перевода прибылей за границу, реинвестирования средств в национальную экономику принимающего государства, налогообложения; установление экспортно-импортного контроля и др.

В привлечении иностранных инвестиций в экономику развивающихся государств играют значительную роль инвестиционные контракты-соглашения. Инвестиционные соглашения в виде административных контрактов заимствованы из французской практики, предусматривавшей возможность заключения контрактов между правительством и физическим или юридическим лицом. Такой тип инвестиционного контракта широко распространен в странах Азии и Африки — бывших колониях Франции, Бельгии, Италии, Нидерландов.

В ряде стран создаются соответствующие государственные органы по управлению и регулированию иностранного инвестирования. Так, в аппарате Президента США есть специальные управления, занимающиеся разработкой и реализацией политики в области иностранных инвестиций. В Японии при премьер-министре действует Совет по сделкам с иностранным капиталом. Во Франции функционирует Инвестиционный комитет.

Итак, национально-правовое регулирование вложения иностранных средств в отечественную экономику конкретной страны может осуществляться либо пакетом нормативных актов, либо единым комплексным документом, специально посвященным этому блоку отношений.

Глава 2. Правовые основы регулирования иностранных инвестиций в Российской Федерации

.1. Система нормативно-правовых актов, регулирующих привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику

В дореволюционной России специальное регулирование иностранных (как и внутренних) инвестиций, по сути, отсутствовало. В советский период правовое регулирование внутренних инвестиций осуществлялось нормами бюджетного законодательства в порядке распределения капитальных бюджетных расходов. Внешние инвестиции были возможны лишь в период нэпа (иностранные концессии), а затем только в последние годы существования СССР. Так, в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 30.11.1989 № 1074 «Об утверждении Положения о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков, организаций» и Указом Президента СССР от 26.10.1990 № УП-942 «Об иностранных инвестициях в СССР» иностранным инвесторам предоставлялся национальный режим хозяйствования.

Содержание инвестиционного правоотношения составляют субъективные права и обязанности участников инвестиционной деятельности. В современной России эти субъективные права являются конкретизацией конституционных прав, закрепленных ст.ст. 8, 34 Конституции РФ, которые юридически гарантируют свободу использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, в том числе и инвестиционной, т.е. свободу экономической деятельности.

В настоящее время, согласно ст. 14 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ (ред. от 28.12.2021) «О Правительстве Российской Федерации», важными полномочиями Правительства РФ в сфере экономики выступает выработка государственной внутренней и внешней инвестиционной политики и принятие мер к ее реализации. Практика специального законодательного регулирования иностранных инвестиций является распространенной главным образом в развивающихся странах и странах с переходной экономикой. Так, правовое регулирование иностранных инвестиций в системе российского законодательства осуществляется на основании специальных федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации и иных нормативных правовых актов.

Российское законодательство об инвестициях носит не систематизированный характер, поэтому отдельные нормы инвестиционного права содержатся в различных нормативных правовых актах разной отраслевой принадлежности (Налоговый кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон от 29.11.2001 № 156-ФЗ (ред. от 27.07.2021) «Об инвестиционных фондах», Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ (ред. от 29.04.2008) «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — ФЗ об иностранных инвестициях), Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ (ред. от 23.07.2021) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — ФЗ об инвестиционной деятельности), Федеральный закон от 05.03.1999 № 46-ФЗ (ред. от 19.07.2009) «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и др.).

ФЗ об иностранных инвестициях определяет иностранные инвестиции как «вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации». Кроме того, в ФЗ об инвестиционной деятельности под иностранными инвестициями понимаются «денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного экономического эффекта».

В международной практике под прямыми иностранными инвестициями понимается «перемещение материальных и нематериальных объектов гражданских прав из одной страны в другую с целью их использования в этой стране для увеличения благосостояния под полным или частичным контролем собственника (иностранного инвестора) таких объектов гражданских прав». По мнению большинства авторов, занимающихся проблемой прямых иностранных инвестиций, данное определение наиболее широкое и адекватное.

В практике Международного валютного фонда, что, в частности, отражено в Руководстве МВФ по платежным балансам, прямые иностранные инвестиции определяются как инвестиции, сделанные инвестором для приобретения долгосрочного права в предпринимательской деятельности, которая осуществляется в форме, отличной от формы предпринимательской деятельности инвестора, а также с целью получения реального доступа к управлению данной предпринимательской деятельностью.

Приведенное определение корреспондирует положениям российского законодательства. В ФЗ об иностранных инвестициях под прямыми иностранными инвестициями понимается приобретение иностранным инвестором не менее 10 % доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества в соответствии с гражданским законодательством России; вложение капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица, создаваемого в Российской Федерации; осуществление на территории России иностранным инвестором как арендодателем финансовой аренды (лизинга) оборудования, указанного в разделах XVI и XVII Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности СНГ от 3 ноября 1995 г., таможенной стоимостью не менее 1 млн. рублей (ст. 2 ФЗ об иностранных инвестициях).

Читайте также:  Шкала кредитных рейтингов Standard & Poor's - для чего нужна инвестору - Финансовая азбука -

Очевидно, что приведенные выше определения иностранных инвестиций и прямых иностранных инвестиций, взятые из международной и российской практики, являются равнозначными по сути, что подчеркивает согласованность подхода российского законодательства к проблеме регулирования иностранных инвестиций в национальном законодательстве в соответствии со сложившейся международной практикой.

. Приобретение иностранным инвестором десяти и более процентов уставного капитала российской компании, осуществляющей пользование участком недр федерального значения, или 50 и более процентов уставного капитала компании, относящейся к перечню, установленному ст. 6 ФЗ № 57-ФЗ, требует предварительного согласования с Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации, действующей на основании Постановления Правительства РФ (далее соответственно — Правительственная комиссия и Постановление № 510). Такое согласование требуется и в случае, когда иностранный инвестор получает лишь косвенный контроль за акциями или долями участия в капитале российского хозяйственного общества, причем, даже если эти сделки осуществляются за рубежом (п. 5 ст. 2). В случае, когда иностранный инвестор прямо или косвенно получает возможность обеспечить избрание своего представителя в совет директоров российского хозяйственного общества, осуществляющего пользование участком недр федерального значения, а такой совет директоров насчитывает девять и менее членов, то соответствующая сделка также подлежит предварительному согласованию. Наконец, если иностранный инвестор представляет собой организацию, находящуюся под контролем иностранного государства, то за предварительным согласованием такой организации следует обращаться в Правительственную комиссию при приобретении 25 и более процентов российской компании, просто входящей в перечень, предусмотренный Постановлением № 510, и/или при приобретении пяти и более процентов компании, осуществляющей пользование участком недр федерального значения.

. Иностранный инвестор, приобретающий пять и более процентов акций (долей), составляющих уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение, обязан уведомлять об этом Правительственную комиссию (ст. 14 ФЗ № 57-ФЗ). Порядок такого уведомления установлен Постановлением Правительства РФ и предусматривает раскрытие информации не только непосредственно о компании, которой принадлежат акции (доли) российского хозяйственного общества, но и о лицах, под чьим контролем она находится. Впрочем, санкции за неуведомление о приобретении иностранным инвестором пяти и более процентов акций (долей), составляющих уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение, ФЗ № 57-ФЗ непосредственно не предусмотрены.

Следует отметить, что за время, прошедшее после вступления ФЗ № 57-ФЗ в силу, в прессе прошли сообщения о приблизительно двух десятков сделок, подпадающих под действие этого Закона, причем в ряде случаев в качестве покупателей выступали оффшорные структуры известных российских предпринимателей. В ряде случаев (согласно прессе) в согласовании было отказано или решение вопроса откладывалось до проведения новых переговоров с инвестором. Так что ФЗ № 57-ФЗ не остался просто на бумаге, как это подчас бывает с нашими законами, он несомненно работает, по крайней мере в части, связанной с функционированием Правительственной комиссии.

Положения, определяющие правовой режим иностранных инвестиций в нашей стране, содержатся и в заключенных многосторонних международных договорах. Такие соглашения имеются с Евросоюзом (1994 г.), со странами — членами СНГ (1993 г.), представляющий рамочное соглашение о правилах международного сотрудничества в области торговли энергоресурсами, их транзита и инвестиций в сфере энергетики. Данный Договор предоставляет иностранным инвесторам равные условия с отечественными предпринимателями, включая недискриминационный доступ к трубопроводным системам.

В совместной политической декларации о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом, в частности, отмечается, что Россия и Евросоюз взаимно предоставляют благоприятные условия для учреждения и деятельности компаний, для найма ключевого персонала и либерализуют движение текущих платежей и капиталов, связанных с прямыми инвестициями. Отмечается, что принятие совместных международных актов должно закладывать основу создания благоприятных условий инвестиционной деятельности на территориях друг друга.

Россия является участницей Вашингтонской и Сеульской конвенций, обеспечивающих возможность регулировать вопросы, связанные с некоммерческими рисками при осуществлении иностранных инвестиций и страховать такие инвестиции.

Наряду с многосторонними соглашениями у России имеется целый ряд двусторонних межгосударственных и межправительственных соглашений с многими государствами, включая ведущие державы. Эти договоренности определяют нормы установления правовых режимов для инвесторов из стран контрагентов и содержат положения о взаимной защите иностранных инвестиций. Двусторонние договоры о взаимной защите иностранных инвестиций предусматривают, что стороны будут избегать принятия неоправданных или дискриминационных мер, которые могут нанести ущерб управлению и пользованию капиталовложениями, их содержанию, передаче, преобразованию или ликвидации. Большинство двусторонних соглашений предусматривают предоставление иностранным инвесторам национального режима или режима наибольшего благоприятствования.

Например, согласно положениям ст. 14 Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерации и Азербайджанской Республикой (Москва, 3 июля 1997 г.), стороны взяли на себя обязательство обеспечивать развитие экономических, торговых, научно-технических отношений на уровнях органов государственной власти и управления; банков и финансовой системы; органов территориального и местного (муниципального) самоуправления; предприятий, объединений, организаций и учреждений; совместных предприятий и организаций; индивидуальных предпринимателей. Российская Федерация и Азербайджан должны содействовать созданию на своей территории благоприятных экономических, финансовых и правовых условий для предпринимательской и иной хозяйственной деятельности, включая стимулирование и взаимную защиту инвестиций. Аналогичные нормы закреплены и в других двусторонних договорах России со странами СНГ.

Таким образом, основными особенностями формирования нормативно-правовых основ регулирования инвестиционной деятельности в Российской Федерации выступают, во-первых, большая доля международно-правового регулирования инвестиционной деятельности в РФ; во-вторых, разрозненность и бессистемность норм национального законодательства об инвестиционной деятельности, в-третьих, отсутствие единой концепции формирования и развития нормативно-правовых основ регулирования инвестиционной деятельности.

.2 Особенности правового регулирования иностранных инвестиций в России

Объем иностранных инвестиций в Россию в первой половине 2021 г. составил 20 млрд. долл., что на 20% меньше соответствующего периода предыдущего года. Сокращение наблюдалось по всем трем категориям иностранных инвестиций, учитываемых Росстатом (прямые, портфельные и прочие инвестиции). Основные страны-инвесторы в I квартале 2021 г. — это Кипр, Нидерланды, Великобритания, Германия, Швейцария, США, Франция, Ирландия. На их долю приходилось 71,2% от общего объема накопленных иностранных инвестиций. Больше всего зарубежных средств в первой половине 2021 г. получили российские обрабатывающие производства — 16,914 млрд. долл. Меньше всего — 10 млн. долл. — было инвестировано в сферу здравоохранения и социальных услуг. В добычу полезных ископаемых инвестировано 6,4 млрд. долл., в производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 1,7 млрд. долл., в торговлю — 12,9 млрд. долл. В географической направленности прямых иностранных инвестиций (далее — ПИИ) также наблюдается доминирование отдельных регионов: на 6 регионов (наиболее развитых в экономическом отношении) приходится до 73% накопленных прямых инвестиций.

Сокращение объема инвестиций, помимо того, что является следствием мирового финансового кризиса, свидетельствует и об отсутствии эффективной политики привлечения и использования ПИИ. Свидетельствует об этом и геоотраслевое распределение ПИИ.

В целом, взаимоотношения нашей страны с иностранными инвесторами развиваются весьма непросто, что можно проиллюстрировать рядом примеров. Первый — это незначительный период существования возглавляемого вице-премьером Российского агентства по международному сотрудничеству и развитию, ответственного за взаимоотношения с иностранными инвесторами (расформировано за отсутствием инвестиций). Второй — это плачевное состояние российской статистики иностранных инвестиций, отсутствует законодательно закрепленный порядок учета об объеме инвестиций, их использовании и эффективности для национального хозяйства. Минэкономики дает одни цифры, Центробанк — другие, Минфин — третьи. Третий — российская власть, представленная чиновниками, слабо и неумело устанавливает и поддерживает деловые отношения с иностранными инвесторами в силу слишком сильной вертикали власти — её централизации. Нижестоящий чиновник боится принять самостоятельное решение, ему необходима команда сверху.

Перечень причин, сдерживающих приток иностранных инвестиций в страну длинный. Он содержит совокупность политических, социальных, экономических, правовых проблем, отражающихся на результатах деятельности иностранных инвесторов. Здесь и слабость государственной инвестиционной политики, неспособной выделить и простимулировать приоритетные направления приложения иностранного капитала, что, в частности, выражается в неспособности органов власти устанавливать и поддерживать должные деловые взаимовыгодные отношения с действующими и потенциальными иностранными инвесторами, в отсутствии согласованных действий между всеми уровнями государственной власти. Особое место занимает непредсказуемость рисков. Широта предоставляемых российским законодательством правовых гарантий, возможно, не полностью устраивает всех иностранных инвесторов.

Например, с 1 июля 2009 г. в силу вступили поправки к Федеральному закону от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 28.12.2021) «Об обществах с ограниченной ответственностью». Их главная цель — воспрепятствовать широко распространенной практике регистрации предприятий за границей и, главным образом, на Кипре, в Люксембурге или Швейцарии, которые предлагают льготные налоговые и нормальные, стабильные правовые режимы. Новая редакция названного Закона затрагивает большинство действующих в России иностранных фирм, включая примерно 6000 немецких фирм и прежде всего те, которые работают как совместные предприятия. Поправки в основном рациональны, но имеются узкие места. В них не учитывается, что регистрация компании в офшорах — это не только налоговые преференции, но и стабильное правовое поле. Поправки требуют проведения реструктуризации, что влечет за собой некоторую юридическую неопределенность. Ее ликвидация — вопрос времени, но процесс реструктуризации, по мнению сотрудника фирмы CMS в России г. Томаса Хайдеманна, будет затянут, а это нежелательные дополнительные издержки и упущенные возможности. Оформление реструктуризации через российские суды потребует дополнительного материально-финансового напряжения. Проведение реструктуризации в соответствии с принятыми поправками усугубляется мировым финансово-экономическим кризисом: ухудшение финансового положения российских партнеров, сокращение объемов заказов, неплатежи, плавная девальвация рубля.

Следующий пример. По действующему российскому законодательству изъятие собственности (реквизиция) осуществляется в интересах государства и общества с соответствующей компенсацией стоимости. Размер компенсации может быть оспорен в судебном порядке (ст. 242 ГК РФ). Безвозмездное изъятие допускается только по решению суда в качестве санкции за правонарушение, например как наказание за преступление. В отдельных случаях изъятие допускается по административному решению, также с возможностью судебного обжалования такого решения (ст. 241 ГК РФ). Признавая принципиальную возможность национализации инвестиций, международное право сформировало минимальные условия легитимности такого изъятия. Собственность может изыматься: 1) исключительно в публичных целях; 2) с выплатой понесенных убытков и на равноправной основе в соответствии с принципами правового государства.

Актуальное состояние российского законодательства пока идет по пути формирования ограничительного списка сфер инвестиций с сильной разрешительной системой. Так, в ФЗ № 57-ФЗ предусмотрено 42 вида деятельности, закрытых или ограниченных для иностранных инвестиций. Среди них производство специальной и военной техники, авиа- и космостроение, атомная энергетика, естественные монополии, разработка недр федерального значения, контроль над монополистами-производителями металлов и сплавов военного назначения. Основной режим регулирования в соответствии с ФЗ № 57-ФЗ — разрешение сделок по инвестированию в регулируемые секторы экономики. Более того, осуществляется ограничение приема на работу в стратегические компании иностранных менеджеров. Общие ограничения на инвестиции распространяются на капиталовложения иностранных компаний и зависимых компаний, учрежденных по российскому праву.

Также отсутствие гарантий на предынвестиционной стадии является существенным препятствием для инвестирования в Россию. Так, например, крупный фармацевтический концерн Cilesio приостановил переговоры о покупке фармацевтической группы в России только на основании слухов о планах государства о включении фармацевтической промышленности в число стратегических отраслей, обеспечивающих безопасность государства.

Российская экономика сохраняет стратегический интерес на расширение участия в мировом экономическом процессе. Гарантирование иностранных инвестиций на своей территории является неотъемлемой частью этого процесса. Представляется, что расширение практики использования международных механизмов защиты инвестиций могло бы стать эффективным инструментом для уменьшения влияния неправовых методов давления на инвесторов со стороны государства.

Читайте также:  Инвестторгбанк - услуги и продукты банка, адреса отделений, официальный сайт, телефоны, рейтинг, справка

Кроме того, сравнивая российское инвестиционное законодательство и соответствующее законодательство других стран, следует отметить, что конкретные положения внутригосударственных нормативно-правовых актов, посвященных регулированию иностранных инвестиций, касающиеся процедуры допуска иностранных инвесторов, являются первичными правовыми инструментами, находящимися в распоряжении уполномоченных органов государств, которые принимают решения о допуске, его исключении или соблюдении определенных ограничений для иностранных инвестиций (иностранных инвесторов). Вопрос о регулировании допуска иностранного инвестора осложняется тем, что суверенное государство обладает полномочиями исключать или ограничивать дееспособность иностранного инвестора при принятии решения о его допуске на свой рынок. Менее распространенный подход заключается в принципиальной недопустимости принятия любых внутригосударственных ограничений в отношении иностранных инвестиций. Такая позиция широко пропагандируется и поддерживается США как через официальную доктрину открытости страны для иностранных инвесторов и иностранных инвестиций, так и путем заключения международных договоров различного рода, предусматривающих либеральный подход к иностранным инвестициям.

ФЗ об иностранных инвестициях устанавливает национальный режим для иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 4). Требование национального режима для иностранного инвестора признано в подавляющем большинстве государств. В этом отношении российское законодательство об иностранных инвестициях отвечает международно-правовым и национально-правовым стандартам в данной области, не допуская произвольного ограничения прав и привилегий иностранных инвесторов и их дискриминации.

С особым вниманием следует относиться и к деятельности в современных условиях в России транснациональных корпораций (ТНК). Аккумулируя значительные финансовые ресурсы, эти экономические империи приобретают и соответствующую политическую мощь, уходя из-под контроля и задавая ориентиры всей международной экономической политике. ТНК являются крупными инвесторами как в научно-технический прогресс, так и в экономики развивающихся стран. Вместе с тем деятельность ТНК ознаменована и тревожащими последствиями: внедряясь на национальные рынки, они разрушают сложившееся соотношение сил и теснят местных производителей. Используя свою принадлежность, определяемую по «гражданству» головной компании, не совпадающему с «гражданством» государства базирования предприятий, непосредственно выпускающих продукцию, ТНК фактически уходят от национальной ответственности перед государством, где размещают свое производство, ссылаясь на иностранное «гражданство».

В связи с тем что проблема международного регулирования деятельности ТНК закончилась неудачей (в 70-х гг. прошлого столетия государствам под эгидой специализированных учреждений ООН так и не удалось принять Кодекс поведения ТНК), сегодня регулирующая роль права для этих мощных факторов экономических отношений должна быть акцентирована на национальном законодательстве. Однако в Российской Федерации в этой части имеется обширный законодательный «пробел», в том числе сказывающийся и на развитии отечественного инновационного потенциала. Необходимо поставить твердый законодательный «заслон», препятствующий деятельности недобросовестных ТНК, подрывающих российскую экономику путем монополий, демпинга, ухода от налогообложения и иными действиями, которые «камуфлируются» под прикрытием отсутствия унифицированного международно-правового регулирования ТНК как нетрадиционных субъектов международного права.

Итак, было бы неверно утверждать, что государственное вмешательство в бизнес имеет в России особую природу или способы выражения, нежели в других странах. По сути, государство в любой стране мира контролирует инвестиционные отношения и вмешивается в них. Однако есть относительно устойчивые критерии допустимого вмешательства. Вмешательство должно быть кратковременным с целью поддержки приоритетных направлений развития и не допускать дискриминации по отношению к различным по происхождению инвесторам. Главную роль в государственном регулировании должна играть сфера инвестирования, а не источник инвестиций.

Заключение

Для привлечения иностранных инвестиций требуется создание благоприятного инвестиционно-делового климата и эффективного законодательно-административного обеспечения их защиты в принимающей стране с целью реализации социально-экономических программ. В соответствии с принципом территориального суверенитета каждое государство вправе самостоятельно определять режим и регулирование иностранных инвестиций. Положения инвестиционного законодательства, помимо достижения их основной цели — правового регулирования иностранных инвестиций, выполняют вспомогательную функцию — уточняют положения заключенных такой страной международных соглашений об инвестициях.

Проблема привлечения иностранных инвестиций стоит в развитых в промышленном отношении странах не столь остро, как в развивающихся или в странах с переходной экономикой. Страны с развитой рыночной экономикой обычно не имеют специального национального законодательства по регулированию иностранных инвестиций. Они имеют достаточные внутренние источники инвестирования и в то же время активно импортируют иностранный капитал. Регулирование же иностранных инвестиций осуществления посредством законодательных актов общего характера, относящихся ко всем субъектам хозяйствования, а также через специальные международные двусторонние договора. С целью ускоренного развития отдельных отраслей и регионов эти страны активно используют свободные экономические зоны различных типов. Инвесторов в этих странах привлекают высокая политическая и коммерческая безопасность, развитая инфраструктуру, квалифицированные кадры, но им приходится сталкиваться с проблемой жесткой конкуренции, высокими требованиями к экологии и другими проблемами.

Что касается развивающихся стран и стран с переходной экономикой, то из-за острой нехватки внутренних источников инвестирования и большой потребностью в финансовых и прочих ресурсах, им приходится решать гораздо более сложные задачи. С одной стороны они стремятся привлечь как можно больше иностранных инвестиций (что само по себе требует решения целого комплекса непростых проблем), с другой — снизить до минимума негативное воздействие этих инвестиций, сохранив привлекательность страны для инвестирования. Каждая страна по-своему решает эти проблемы.

Россия последовала общемировой тенденции и приняла на вооружение либеральную модель инвестиционной деятельности, которая, имея свои недостатки, на данном этапе вполне конкурентоспособна по сравнению с другими растущими рынкам, в частности Индии и Китая. В стране создана и совершенствуется правовая система, регулирующая инвестиционные отношения, определяющая организационно-правовые формы иностранных инвестиций и устанавливающая правила входа и деятельности иностранных инвесторов в российской экономике, а также систему государственных гарантий иностранным инвесторам. Но действует эта система пока еще недостаточно эффективно. Принимаемые к нормативным актам поправки нередко всесторонне не продумываются: будучи направленными против одного негативного явления, порождают массу других негативов.

Российская инвестиционная модель должна быть безусловно ориентирована как на международные стандарты, так и на передовые западные технологии, однако их учет не должен быть «слепым» копированием — отечественную инвестиционную систему следует выстраивать в первую очередь в духе преемственности лучших традиций российских технологий и качества, возрождения научного прогресса отечественной науки во всех областях, включая самые современные и наукоемкие.

Процессы глобализации и либерализации международной предпринимательской деятельности носят всеобщий характер и заметно влияют на национальные инвестиционные рынки и масштаб международной инвестиционной деятельности. В связи с этим следует признать временный характер действия российского законодательства об иностранных инвестициях, необходимость в котором отпадет при нормализации экономики страны.

Список литературы

Нормативно-правовые акты

1.Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. (с поправками от 30 декабря 2008 г.) // Российская газета. — 21.01.2009.

2.Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и национальными субъектами права иных государств от 18 марта 1965 г., вступила в силу 14 октября 1966 г. // #»justify»>Научная и учебная литература

1.Абалкина А.А. Банки с иностранными инвестициями в России: реакция на финансовый кризис // Финансы и кредит. — 2021. — № 28. — С. 22-29.

2.Авдеева А.В. ТНК в современном мире как фактор осуществления глобализации мировой экономики // Новые технологии. — 2021. — № 1. — С. 72-78.

.Аксенова Н. Государственное регулирование иностранных инвестиций // Проблемы теории и практики управления. — 2021. — № 9. — С. 85-92.

.Алешин В.В. О некоторых особенностях вещных прав в международном частном праве // Юриспруденция. — 2021. — Т. 16. № 4. — С. 5-9.

.Баранова А.Н. Правовая природа концессий и концессионных соглашений как механизма привлечения иностранных инвестиций // Законодательство. — 2007. — № 6. — С. 56-59.

.Богданов Л. Рейтинги инвестиционной привлекательности: о чем они говорят? // Вестник ФГУ «Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции». — 2009. — № 1. — С. 22-25.

.Булыгина В.В. Иностранные инвестиции в российской банковской сфере: правовые гарантии и реальность (на примере сотрудничества с ЕБРР) // Вестник экономики, права и социологии. — 2008. — № 1. — С. 47-52.

.Володина Т. Иностранные инвестиции: особенности государственной политики // Власть. — 2007. — № 1. — С. 47-49.

.Головешкина Е.Г. Проблемы и особенности формирования прямых иностранных инвестиций в России // Международный журнал экспериментального образования. — 2021. — № 4. — С. 10-15.

.Гусев К.Н. Стимулирование инноваций в России: потенциал иностранных инвестиций // Вестник Федерального государственного учреждения Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации. — 2021. — № 2. — С. 53-58.

.Дегтерева А.М. Субъекты современного мирового хозяйства и их место в мировой экономике // Международный журнал экспериментального образования. — 2021. — № 4. — С. 11-14.

.Землянская С.Ю. Различия в прямых иностранных инвестициях в экономику развивающихся регионов мира // Вестник экономики, права и социологии. — 2021. — № 2. — С. 17-21.

.Краснояров В.Н. Мировая экономика: перспективы посткризисного развития // Современная Европа. — 2021. — № 4. — С. 72-76.

.Круглов В.Н. Иностранные инвестиции: проблемы и решения // Финансы и кредит. — 2008. — № 23. — С. 52-57.

.Кузнецов А. Прямые иностранные инвестиции: «эффект соседства» // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. — № 9. — С. 40-47.

.Лазарева Т.П. Международно-правовое регулирование обеспечительных сделок: Конвенция УНИДРУА о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования // Журнал российского права. — 2006. — № 11. — С. 11-15.

.Лашко Н. Международно-правовые принципы и способы защиты прямых иностранных инвестиций // Корпоративный юрист. — 2009. — № 1. — С. 15-19.

.Лепёшкина К.Н. Пути повышения устойчивости к кризисам на мировом финансовом рынке // Молодой ученый. — 2021. — № 1-2-1. — С. 221-225.

.Медведь А.А., Смирнов В.В. Иностранные инвестиции в развитии топливно-энергетического комплекса России // Экономика и управление. — 2021. — № 7. — С. 50-55.

.Нарышкин С.Е. Иностранные инвестиции в современной системе мирохозяйственных связей // Вестник Самарского государственного экономического университета. — 2008. — № 7. — С. 150-156.

.Немецкий фармацевт испугался национализации // Коммерсантъ. — 14.12.2007. — № 231(3807).

.Панкратов П.А. Иностранная инвестиция (поиск формулировок) // Внешнеторговое право. — 2006. — № 1. — С. 16-20.

.Папихин В.С. О гарантиях инвестиций иностранных организаций в Российской Федерации // Аспирант и соискатель. — 2021. — № 2. — С. 63-65.

.Петров А.А. Россия на мировом рынке инвестиций // Журнал «Российское право в Интернете». — 2009. — № 4. — С. 3-6.

.Руководство по платёжному балансу. Пятое издание. Пер. с англ. — МВФ, 1993. — 225 с.

.Фархутдинов И.З. Иностранные инвестиции: вызов экономическому суверенитету // Московский журнал международного права. — 2008. — № 3. — С. 5-9.

.Фархутдинов И.З., Трапезников В.А. Инвестиционное право: Учеб.-практ. пособие. — 3-е изд. — М.: Волтерс Клувер, 2006. — 456 с.

.Хазанович Э.С. Прямые иностранные инвестиции: проблемы законодательного регулирования // Вестник Федерального государственного учреждения Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции Российской Федерации. — 2021. — № 1. — С. 33-37.

.Шабров Р.В. Угроза национальной безопасности как основание ограничения допуска иностранных инвестиций Комитетом по иностранным инвестициям США (CFIUS) // Адвокат. — 2009. — № 11. — С. 92-107.

30.Официальный сайт Росстата // <http://www.gks.ru>.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Комментарии запрещены.