Москва снова не Россия: деградация регионов — главный вызов 2020-х — Новости политики, Новости России — EADaily

Территориальная конкуренция в современном экономическом пространстве

СТРАТЕГИЯ РАЗБИТИЯ РЕГИОНА

УДК 332.1:339.137.2

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

И. С. ВАЖЕНИНА, доктор экономических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Е-таП: isvazhenina@mail. ги

С. Г. ВАЖЕНИН, кандидат экономических наук,

заведующий сектором территориальной конкуренции Е-таП: svazhen’m@mail. ги Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

В статье на основе анализа экономической действительности, а также на базе проведенного авторами социологического исследования сформулированы основные особенности конкуренции между территориями на современном этапе. Выделены цели и индикаторы межтерриториальной конкуренции, определен набор возможных конкурентных преимуществ, рассмотрены некоторые инструменты повышения конкурентного иммунитета территории.

Ключевые слова: межтерриториальная конкуренция, конкурентоспособность, территория, иммунитет, конкурентные преимущества, нематериальные активы.

Вступление мировой экономики в фазу глобализации сопровождается, в частности, обострением межтерриториальной конкурентной борьбы (между странами, регионами, городами). Традиционная борьба за сферы влияния в конце XX — начале XXI в. приобрела новые формы и цели. В настоящее время соперничество между территориями ведется в том числе и за население, бизнес, привлечение инвестиций, туристов и т. д.

Все более явно прослеживается закономерность, в соответствии с которой перевес в усиливающейся и видоизменяющейся конкурентной борьбе получают не только и не столько территории, которые изначально имеют следующие преимущества объективного характера:

— природно-климатические условия;

— земельные ресурсы;

— водные ресурсы;

— минерально-сырьевые ресурсы и т. д.

Или территории, обладающие значительными материальными активами, созданными в процессе предшествующей экономической деятельности людей.

В современном экономическом пространстве хорошие перспективы в глобальной конкуренции имеют территории, которые активно формируют и укрепляют свои нематериальные активы, включая привлекательный имидж и позитивную репутацию [3]. Улучшают свои конкурентные позиции также и те территории, которые содействуют росту мобильности своей экономики, включая «созидательное разрушение» на соответствующем (страновом,

Таблица 1

Оценка конкуренции между территориями в 2007 и 2020 гг. по итогам опроса в Уральском федеральном округе, в процентах к итогу

Отношение респондентов Всего Власть Бизнес Эксперты

2007 2020 2007 2020 2007 2020 2020

Положительное 42,1 41,5 42,8 50,0 41,1 25,0 45,7

Скорее положительное, чем отрицательное 43,3 39,0 40,2 37,5 48,1 50,0 34,8

Скорее отрицательное, чем положительное 8,1 8,5 10,3 6,3 4,6 20,0 4,3

Отрицательное 5,6 6,1 6,2 6,2 4,6 — 8,7

Затрудняюсь ответить 0,9 4,9 0,5 — 1,6 5,0 6,5

региональном, муниципальном) рынке хозяйствующих субъектов, т. е. активизацию процесса входа на рынок новых компаний и ухода с рынка старых неэффективных бизнес-структур.

Признание существования межтерриториальной конкуренции как объективной реальности не исключает неоднозначного отношения к ней. В 2007 [1] и 2020 гг. Институт экономики Уральского отделения РАН проводил социологические опросы на территории Уральского федерального округа, в которых приняли участие представители органов власти, бизнесмены и эксперты (в качестве последних выступали члены научного сообщества)1. Эти опросы показали, что более 80 % респондентов поддерживают конкуренцию между территориями (субъектами РФ либо муниципальными образованиями). Однако если среди представителей власти доля тех, кто «положительно» и «скорее «положительно» относится к территориальной конкуренции, имеет некоторую тенденцию к повышению (с 83 % в 2007 г. до 87,5 % в 2020 г.), то среди представителей бизнеса наблюдается обратная картина -89,2 % в 2007 г. и лишь 75 % — в 2020 г. (табл. 1).

Разброс мнений по группам респондентов достаточно велик. Положительное отношение к конкуренции в 2020 г. продемонстрировали 50 % представителей властных структур (в 2007 г. -42,8 %) и лишь 25 % бизнесменов (в 2007 г. — 41,1 %). Отрицательно или скорее отрицательно в 2020 г. отнеслись к межтерриториальной конкуренции 13,7 % опрошенных. В том числе:

1 Традиционные количественные исследования особенностей конкуренции все чаще дополняются качественными исследованиями, в которых реальное положение дел раскрывается в том числе на основе анкетных опросов непосредственных участников конкурентной борьбы. Социологические опросы позволяют заглянуть как бы внутрь самой конкурентной борьбы, оценить ее масштабы и уровень, а также зарождающиеся тенденции. Именно с этих позиций авторами в 2007 и 2020 гг. были проведены социологические исследования на территории Уральского федерального округа. Всего было получено 420 анкет от представителей власти, бизнеса и научного сообщества.

— 12,5 % — представителей власти (в 2007 г. -16,5 %);

— 20 % — бизнесменов (в 2007 г. — 9,2 %);

— 13 % — экспертов.

Думается, что столь существенное уменьшение доли сторонников и одновременно рост удельного веса противников межтерриториальной конкуренции среди бизнесменов связаны со следующими факторами:

— кризисная ситуация;

— экономическая нестабильность;

— сложность ведения бизнеса в России;

— вероятные экономические потери в результате обострения рыночной конкуренции в современном экономическом пространстве.

И в данном контексте отрицательная психологическая реакция на слово «конкуренция» понятна.

Методология исследования территориальной конкуренции предполагает уточнение конкурентных целей, т. е. определение, за что разворачивается соперничество между регионами и городами2. Респондентам был предложен комплекс конкурентных целей, из которого нужно было отобрать несколько наиболее важных. Всего в 2020 г. было получено более 400 ответов (табл. 2).

Наибольший процент голосов получил тезис о необходимости обеспечения высокого уровня и качества жизни населения территории. Настораживает существенное снижение доли респондентов, отметивших этот пункт в 2020 г., — только 20 % против 31 % в 2007 г. Возможно дело заключается в

2До настоящего времени в России еще сохраняется борьба субъектов РФ и муниципальных образований за федеральный ресурс, за средства государственного бюджета, за финансовую поддержку «сверху». Следует подчеркнуть, что с позиций страны такая конкуренция бесплодна: она лишь перераспределяет ранее созданные ресурсы, не способствует созданию новой стоимости, не увеличивает богатство нации. Представляется, что подобные «битвы», порождая иждивенческие настроения, ни в коей мере не поддерживают саморазвитие регионов, рост их экономической самостоятельности и укрепление конкурентного иммунитета.

РЕГИОНАЛЬНАЯ экономикА: теория и практика

3

Таблица 2

Определение конкурентных целей территории на основе опроса в Уральском федеральном округе, доля в общем количестве ответов в процентах

Конкурентная цель Все респонденты Власть Бизнес Эксперты

Обеспечение высокого уровня и качества жизни населения территории 20,0 19,4 19,7 20,3

Создание благоприятного предпринимательского климата на своей территории 16,4 12,9 14,5 18,5

Привлечение российских и иностранных инвестиций 13,8 12,9 10,5 15,6

Достижение экономической стабильности и финансовой устойчивости территории 12,1 16,1 10,5 11,4

Привлечение и закрепление квалифицированных рабочих кадров и специалистов 10,2 12,9 11,8 8,4

Обеспечение экологической безопасности на территории 8,9 11,3 6,6 9,0

Лидерство в инновациях, в том числе патентах, лицензиях и т. д. 7,5 1,6 5,3 10,8

Лидерство в развитии образования, медицины, в спортивных достижениях 6,6 4,8 13,2 4,2

Организация новых хозяйствующих структур (компаний, организаций) 3,0 6,5 2,6 1,8

Расширение территории путем покупки новых земель или поглощения других территорий 1,5 1,6 5,3 —

сформировавшемся сдержанном отношении к этим проблемам в верхних эшелонах власти, которое транслируется и на все общество3.

В качестве непреложной конкурентной цели территории 16,4 % респондентов выделили создание благоприятного предпринимательского климата. При этом данную проблему бизнесмены и эксперты по важности поставили на второе место, в то время как представители власти — лишь на третье (пятое). Специалистами качество конкурентной среды в России в целом оценивается ниже среднего уровня. По индексу «глобальная конкурентоспособность 2020-2020» Всемирного экономического форума Россия заняла 63-е место среди 142 стран [6]. Основная причина, как считают эксперты, — неэффективность работы рынков, а также излишний протекционизм российских властей во взаимодействии с бизнесом.

Читайте также:  Сколько зарабатывают на бирже трейдеры и инвесторы: ликбез для новичков

В рейтинге благоприятности условий для предпринимательской деятельности по исследованию Всемирного банка «Ведение бизнеса — 2020 г.» позиция России еще хуже — 120-е место среди 183 стран [7].

3 Усугубляется это и тем, что качество и уровень жизни в России и даже процесс физического воспроизводства населения и рабочей силы находится в сильнейшей зависимости от импорта товаров, т. е. внутреннее производство не способно удовлетворить первоочередные, самые насущные потребности людей в продуктах питания, жилье, одежде, обуви, лекарствах и т. д. Неудовлетворительно обстоят дела и с услугами таких социально значимых отраслей, как здравоохранение, образование, социальное обеспечение и т. д., которые предоставляются в рамках конкретных регионов и муниципалитетов.

В условиях взятого страной курса на модернизацию и инновации по меньшей мере странно выглядят результаты исследования, касающиеся лидерства в инновациях как конкурентной цели территории: среди представителей власти этот пункт не набрал и 2 % голосов (бизнес — немногим более 5 %, эксперты — около 11 %). Эти данные показывают, что общество в целом и особенно органы власти мало ориентированы на инновационный путь развития. Кроме того, мировой экономический кризис серьезно усложнил для России выход на траекторию инновационного развития. Ухудшилось финансовое состояние предприятий. В условиях сокращения доходов бюджета более жесткой стала бюджетная политика, что ограничивает возможности использования государством финансовых стимулов для наращивания инновационной активности.

В подготовленной Минэкономразвития России Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. подчеркнуто, что в целом не получилось переломить ряд значимых для инновационного развития тенденций. Не удалость кардинально повысить инновационную активность и эффективность работы компаний, в том числе государственных, создать конкурентную среду, стимулирующую использование инноваций. Восприимчивость бизнеса к инновациям технологического характера остается низкой. В настоящее время разработку и внедрение технологических инноваций осуществляет 9,4 % от общего числа

предприятий отечественной промышленности, что значительно ниже значений, характерных для Германии (69,7 %), Бельгии (59,6 %), Чехии (36,6 %). Мала доля предприятий, инвестирующих средства в приобретение новых технологий (11,8 %) [8]. Ключевой проблемой остается низкий спрос на инновации в российской экономике.

Государственная власть в России пока неинновационна. Вследствие этого не достигнуто значимых успехов в создании благоприятного инновационного климата как в регионах, так и в стране в целом. Неинновационный характер государства в первую очередь выражается в недостаточном объеме финансирования научной и инновационной сферы (ассигнования на гражданскую науку из средств федерального бюджета в 2009 г. составили 0,56 % ВВП). В отличие от стран с благоприятной инновационной системой слабо развита система частно-государственного партнерства в реализации бизнесом инновационных проектов: доля организаций, получающих финансирование из бюджета на эти цели, составляет в России 0,8 % (Германия — 8,8 %, Бельгия — 12,7 %).

Важной предпосылкой повышения инновационной активности экономики станет активизация деятельности по реализации инновационной политики, осуществляемой органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и крупнейших городских округов. В целях повышения эффективности деятельности регионам целесообразно адаптировать опыт успешных инновационно активных субъектов РФ. К таким относятся Санкт-Петербург, Новосибирская, Томская области, Республика Татарстан, Республика Мордовия и др. Это необходимо для совершенствования институциональной среды и механизмов использования инновационной инфраструктуры, являющихся основой успешного развития.

В пакете основных инструментов реализации политики модернизации и инновационного развития на региональном уровне особое место должна занять кластеризация экономики. Известно, что в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г. предусматривается:

— создание сети территориально-производственных кластеров, реализующих конкурентный потенциал территорий [2];

— формирование ряда инновационных высокотехнологичных кластеров.

К настоящему времени кластерный подход уже занял одну из ключевых позиций в стратегиях соци-

ально-экономического развития ряда субъектов Российской Федерации и муниципальных образований (например, становление фармацевтического кластера в Екатеринбурге и химического кластера в Нижнем Тагиле). Подчеркнем, что реализация кластерной политики способствует не только росту конкурентоспособности бизнеса, но и созданию конкурентного иммунитета отдельных территорий.

Конкурентоспособность территорий или ее отдельные аспекты обычно фиксируются рейтингами и комплексными оценками, ранжирующими территории по различным критериям. Определение рейтинга конкретной территории — способ оценить ее значимость, масштабность, позицию и место среди других территорий. Сравнение осуществляется на основе использования комплекса показателей и индикаторов. Однако определенная «статичность» рейтингов, их формирование на основе данных о прошлых (в лучшем случае имеющихся на данный момент) показателях территории снижает возможности их применения на практике. Хотя это и дает определенные отправные ориентиры для выработки и корректировки стратегии укрепления конкурентного иммунитета территории.

В 2020 г. авторами была предпринята попытка с помощью социологического опроса определить наиболее значимые индикаторы для оценки конкурентоспособности территории. На основе предложенных вариантов респонденты дали более 400 ответов (табл. 3).

По результатам опроса наибольший процент голосов набрали следующие индикаторы:

— уровень и качество жизни населения — 13,1 %;

— доступность и качество услуг здравоохранения и образования — 8,0 %;

— экономическая стабильность и финансовая устойчивость территории — 7,8 %;

— наличие признанных конкурентных преимуществ — 7,3 %;

— инвестиционный потенциал территории -7,3 %.

При этом по разным группам респондентов мнения существенно отличаются. Так, представители органов власти с большим отрывом на первое место поставили доступность и качество услуг здравоохранения и образования (23,5 %), на второе — уровень и качество жизни населения (12,2 %), третью и четвертую позиции разделили экономическая стабильность и финансовая устойчивость территории, а также инвестиционный потенциал территории (по 8,2 %).

Таблица 3

Определение индикаторов конкурентоспособности территории на основе опроса в Уральском федеральном округе, в процентах от общего количества ответов

Индикатор конкурентоспособности Все респонденты Власть Бизнес Эксперты

Географическое положение и природно-климатические условия 5,8 4,1 5,2 6,9

Экологическая ситуация 5,3 5,1 3,1 6,4

Наличие признанных конкурентных (отличительных) 7,3 1,0 9,4 9,3

преимуществ

Экономическая стабильность и финансовая устойчивость 7,8 8,2 11,5 5,9

территории

Прогрессивность структуры экономики (высокая доля 6,3 6,1 3,1 7,8

обрабатывающих и наукоемких производств)

Производительность труда и динамика ее роста 2,7 2,0 1,1 3,9

Инвестиционный потенциал территории (российские 7,3 8,2 3,1 8,8

и иностранные инвестиции)

Степень инновационной активности 5,0 3,1 8,3

Мобильность компаний (приход на рынок новых и уход с рынка 1,7 1,0 4,1 1,0

старых компаний)

Качество бизнес-среды, предпринимательский климат 5,0 5,1 6,3 4,4

Политика местных властей, взаимоотношения власти с бизнесом 4,8 5,1 4,2 4,9

Уровень и структура внешнеэкономической деятельности 1,0 — 2,1 1,0

Уровень занятости населения 4,3 5,1 9,4 1,5

Уровень и качество жизни населения 13,1 12,2 14,6 12,8

Доступность и качество услуг здравоохранения, образования 8,0 23,5 3,1 2,9

Наличие зрелищных и развлекательных заведений 0,3 — — 0,5

Наличие оздоровительных и спортивных объектов 1,2 1,0 1,0 1,5

Уровень социальной защищенности 5,3 4,1 10,4 3,4

Безопасность, уровень правонарушений 3,5 3,1 3,1 3,9

(число зарегистрированных преступлений)

Имидж и репутация территории 4,3 5,1 2,1 4,9

Читайте также:  Инвестиции в земельные участки - способы инвестирования в землю

заведения могут придавать территории совершенно новые яркие имиджевые характеристики, привлекающие, например, туристов4.

Уровень и структура внешнеэкономической деятельности непосредственно отражают:

— особенности развития экономики территории;

— ее структуру;

— возможности диверсификации;

— вовлеченность в международное разделение труда;

— способность конкурировать на внешних рынках5.

^Екатеринбург, например, не так давно стал рассматриваться в качестве центра отдыха и развлечений: в городе действует крупнейший в России крытый аквапарк «Лимпопо». В аквапар-ке 12 бассейнов, 18 горок общей длиной более полукилометра, детская развлекательная зона, сауны, фитнес-центр. Благодаря масштабам водного комплекса он уже превратился в объект развлечения окружного значения.

5По данным Росстата, в 2009 г. экспорт в расчете на одного жителя, например, в Южном федеральном округе был в 8,3 раза ниже, чем в Центральном федеральном округе, а импорт -соответственно был ниже в 7,5 раза. На территории Уральского

Представители бизнеса первое место отдали уровню и качеству жизни населения — 14,6 %, второе — экономической стабильности и финансовой устойчивости территории — 11,5 %, третье — уровню социальной защищенности — 10,4 %.

Эксперты в качестве важнейших индикаторов конкурентоспособности территории выделили уровень и качество жизни населения — 12,8 %, наличие признанных конкурентных преимуществ — 9,3 %, а также инвестиционный потенциал территории — 8,8 %.

Нельзя не заметить, что представители властных структур практически не рассматривают в качестве индикаторов конкурентоспособности территории следующие показатели:

— степень инновационной активности;

— уровень и структура внешнеэкономической деятельности;

— мобильность компаний;

— наличие зрелищных и развлекательных заведений.

Думается, что такая позиция не относится к числу правильных. Зрелищные и развлекательные

Растущая ориентация российской экономики на повышение конкурентоспособности объективно определяет интерес к регулированию мобильности организаций, вступлению на рынок новых компаний и уходу старых. Примечательно то, что в Программе развития конкуренции в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 19.95.2009 №№ 691-р, проблема входа компаний на российские рынки и выхода с рынка выделена особо.

Созидательное разрушение, органично встраиваясь в механизм рыночной экономики, становится согласно теории роста Й. Шумпетера стратегическим ресурсом повышения качества экономического развития. В России оборачиваемость организаций (вход и выход с рынка) составляла 13,1 %, коэффициент входа на рынок новых компаний — 8,9 %, а выхода с рынка — 4,2 % (к общему числу организаций в 2009 г.). В то же время наблюдается и ярко выраженная дифференциация мобильности компаний в региональном формате.

В связи с тем, что темпы экономического роста различались по макрорегионам России, то определенные изменения отмечены в территориальной структуре вновь зарегистрированных организаций Российской Федерации. И хотя более половины общероссийского входа на рынок новых организаций приходится на Центральный и Северо-Западный федеральные округа, все же заметна тенденция укрепления позиций на данном рынке организаций восточной части России. Например, доля новых компаний из Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов в общероссийском количестве вступивших на рынок новых хозяйствующих субъектов выросла с 23,5 % в 2001 г. до 26,2 % в 2009 г. В основе данной прогрессивной тенденции лежит активизация экономического развития Урала, Сибири и Дальнего Востока, ставшая заметной в модернизируемой России.

На протяжении 2001-2009 гг. наблюдается тенденция к росту абсолютного количества официально ликвидированных организаций. При этом сохраняются территориальные особенности выбытия компаний с рынка. Заметна тенденция к снижению доли восточных макрорегионов РФ в общероссийском выходе организаций с рынка и тенденция к росту доли Центрального и Северо-Западного федеральных

федерального округа экспорт в расчете на одного жителя в индустриально развитой Свердловской области в 8,2 раза превосходил соответствующий показатель в экономически менее развитой Курганской области, а импорт — соответственно в 2,6 раза.

округов. Так, доля Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов в 2001 г. составляла 34,0 %, а в 2007 г. — 26,4 %. Доля же Центрального и Северо-Западного федеральных округов возросла за рассматриваемый период с 26,3 до 49,5 %. Представляется, что среди причин, объясняющих данную ситуацию, преобладают отраслевые особенности «продолжительности жизни» хозяйствующих субъектов, функционирующих в этих регионах страны.

В среднем за 2001-2009 гг. наиболее высокие значения общей оборачиваемости организаций наблюдались в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах. Эти же федеральные округа демонстрируют наиболее заметный выход старых компаний с рынка хозяйствующих субъектов. Лидером по входу новых компаний на рынок среди федеральных округов является Уральский округ, а внутри его тон задает Свердловская область (табл. 4).

Региональные различия в мобильности компаний объясняются рядом факторов:

а) специфические особенности существующего потенциала территории:

— сырьевая и отраслевая специализация;

— уровень инфраструктурного обустройства и

т. д.;

б) развитость институциональной среды;

в) место и роль в общероссийском разделении труда.

Однако анализ данных о «перемешивании организаций», как правило, указывает на то, что в более конкурентоспособных, устойчивых, динамично развивающихся регионах темпы входа новых компаний на рынок хозяйствующих субъектов выше, чем в других регионах. В значительной степени общая оборачиваемость организаций определяется:

— насыщением рынка хозяйствующих субъектов малыми предприятиями, организациями с участием иностранного капитала;

— интенсивностью процессов слияния и поглощения организаций.

Повышение конкурентоспособности территории является непреложной задачей, решать которую призваны администрации городов и регионов. В табл. 5 представлено мнение респондентов относительно действий администрации города/области, предпринимаемых для обеспечения конкурентоспособности территории. Всего в ходе опроса 2020 г. было получено 290 ответов.

Реализацию стратегии развития на первое место среди действий администраций территории

Таблица 4

Динамика поведения организаций на рынке хозяйствующих субъектов в 2001-2009 гг. в целом по России, в федеральных округах и некоторых областях, в процентах к общему числу организаций

Среднегодовой вход Среднегодовой выход Среднегодовая общая обо-

Субъект Федерации на рынок новых с рынка старых рачиваемость организаций

организаций организаций (вход и выход с рынка)

Российская Федерация 10,2 3,1 13,3

Центральный федеральный округ 10,5 2,4 12,9

Северо-Западный федеральный округ 10,3 2,8 13,1

Южный федеральный округ 7,9 4,4 12,3

Приволжский федеральный округ 10,5 4,7 15,2

Уральский федеральный округ 11,5 3,3 14,8

Курганская область 7,6 5,3 12,9

Свердловская область 12,9 3,9 16,8

Тюменская область* 10,0 3,1 13,1

Ханты-Мансийский автономный округ 9,4 2,2 11,6

Ямало-Ненецкий автономный округ 9,4 2,6 12,0

Челябинская область 11,3 3,5 14,8

Сибирский федеральный округ 11,1 5,2 16,3

Дальневосточный федеральный округ 10,4 5,0 15,4

*Включая Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Таблица 5

Оценка действий администрации города/области в целях обеспечения конкурентоспособности территории, доля в общем количестве ответов, %

Действия администрации Все респонденты Власть Бизнес Эксперты

Реализует стратегию развития города/области 21,7 20,3 12,5 25,3

Разрабатывает региональную программу развития конкуренции 3,6 5,1 6,3 2,1

Организует работу по развитию производственной инфраструктуры 4,0 3,4 — 5,5

Привлекает российские и иностранные инвестиции 14,2 10,2 18,8 14,4

Содействует организации и становлению нового бизнеса на территории 4,4 3,4 10,4 2,7

Организационно и финансово поддерживает инновационные проекты, разрабатываемые и реализуемые в городе/области 3,2 1,7 4,2 3,4

Содействует подготовке, привлечению и закреплению специалистов 3,6 5,1 8,3 1,4

Расширяет экономическую интеграцию с другими муниципальными образованиями и субъектами РФ 8,3 6,8 6,2 9,6

Развивает сотрудничество с бизнесом на основе государственно-частного 5,9 5,1 4,2 6,8

партнерства

Формирует благоприятный бизнес-климат, содействует снятию 1,2 1,7 2,1 0,7

Читайте также:  Вклады Меткомбанка для физических лиц: ставки и проценты в 2019 году

административных барьеров

Реализует региональные/муниципальные социальные программы 13,8 15,2 8,3 15,1

и проекты

Организует строительство жилья и реконструкцию объектов ЖКХ 5,9 11,8 6,2 3,4

Организует строительство объектов социальной инфраструктуры 3,5 5,1 4,2 2,7

Работает над созданием привлекательного имиджа и формированием 6,7 5,1 8,3 6,9

позитивной репутации территории

поставили представители органов власти (более 20 %) и эксперты (более 25 %). Бизнесмены отдают предпочтение привлечению российских и иностранных инвестиций (почти 19 %).

Абсолютными аутсайдерами по набранным голосам респондентов стали формирование благоприятного бизнес-климата и содействие снятию

административных барьеров. Практически незамеченными остались следующие действия администраций городов и регионов:

— поддержка инновационных проектов на подведомственной территории;

— разработка региональных программ развития конкуренции;

— подготовка, привлечение и закрепление на своей территории квалифицированных специалистов.

Представляется, что подобное положение вещей абсолютно неприемлемо как с позиций поддержания конкурентоспособности территории, так и с позиций формирования и укрепления ее конкурентного иммунитета.

Конкурентный иммунитет территории [4], по мнению авторов, — это ее способность в настоящем и особенно в будущем успешно вести конкурентную борьбу с другими регионами и городами за инвестиции, бизнес, людей (в том числе квалифицированные кадры) и т. д. для достижения следующих целей:

— обеспечение устойчивого экономического роста;

— создание и сохранение оптимальных производственных, коммерческих и социальных связей;

— последовательное повышение уровня и качества жизни населения.

Конкурентный иммунитет территории предполагает наличие внутренних, порой еще не востребованных и не задействованных ресурсов или активов территории, обеспечивающих не только возможность оказания противодействия конкурентам, но и способность территории противостоять потенциальным рискам от внешних и внутренних потрясений (кризис, стихийное бедствие, авария и другие чрезвычайные ситуации).

Вопросы формирования конкурентного иммунитета должны стать определяющими для властных структур, так как уровень иммунитета в первую очередь свидетельствует о способности территории:

— участвовать в конкурентной борьбе;

— нивелировать потенциальные угрозы;

— выходить из экстремальных ситуаций с минимальными потерями.

Практика показывает, что успеха в соперничестве территорий добиваются именно те из них, которые имеют высокий конкурентный иммунитет. Залог сохранения и укрепления конкурентного

иммунитета территории — обладание устойчивыми конкурентными преимуществами, их воспроизводство, защита и постоянное дополнение новыми.

Понимание того, что в современной экономике каждому городу или области необходимо иметь конкурентные (отличительные) преимущества, сохранять их и формировать новые, нашло свое отражение и в результатах проведенных авторами опросов (табл. 6).

В 2020 г. почти 38 % респондентов отметили, что у региона есть конкурентные преимущества (2007 г. — около 33 %). Еще большее число участников опроса решили, что «скорее да, чем нет». Однако разброс мнений по разным группам опрошенных очень велик. Если ныне более 60 % представителей властных структур не сомневаются в наличии конкурентных преимуществ у их территории, то среди представителей бизнеса таких оптимистов всего 15 %. «Скорее да, чем нет» ответили более 30 % сотрудников органов власти и 70 % бизнесменов. У экспертов ответы «да» и «скорее да, чем нет» в сумме набрали около 80 % голосов, что меньше, чем у бизнесменов и представителей власти.

Мнения респондентов относительно имеющихся или формирующихся конкурентных преимуществ г. Екатеринбурга и Свердловской области отражены в табл. 7.

В качестве имеющихся или формирующихся конкурентных преимуществ Свердловской области и г. Екатеринбурга в 2020 г. респонденты особо выделили:

— географическое положение;

— высокий научный потенциал;

— инновационную активность;

— сложившийся кадровый потенциал.

Неудовлетворительно обстоят здесь дела со следующими показателями конкурентоспособности:

— социальная стабильность;

— комфортное социальное самочувствие населения;

Ответ Всего Власть Бизнес Эксперты

2007 2020 2007 2020 2007 2020 2020

Да 32,7 37,8 33,0 62,5 31,8 15,0 39,1

Скорее да, чем нет 41,4 45,1 35,0 31,3 51,2 70,0 39,1

Скорее нет, чем да 15,1 7,3 19,1 6,2 9,3 5,0 8,7

Нет 8,3 1,2 10,8 — 4,6 5,0 —

Затрудняюсь ответить 2,5 8,6 2,1 — 3,1 5,0 13,1

Таблица 6

Распределение ответов на вопрос: «Существуют ли у вашего города/области конкурентные (отличительные) преимущества?» в 2007 и 2020 гг., %

Таблица 8

Инструменты формирования привлекательного имиджа и позитивной репутации, используемые в регионах, 2007 и 2020 гг., в процентах от общего количества ответов

Инструмент формирования Все респонденты Власть Бизнес Эксперты

позитивной репутации 2007 2020 2007 2020 2007 2020 2020

Разработка официальной символики (герб, 19,2 23,6 18,6 23,7 20,3 29,6 21,6

флаг, гимн и т. д.)

Информационные кампании, РЯ, реклама 10,7 13,9 9,5 10,5 12,7 20,4 12,7

Специальные региональные интернет-сайты 13,1 15,3 13,6 15,8 12,2 13,6 15,7

Организация выставок, ярмарок 21,3 21,8 21,9 23,7 20,4 18,2 22,4

Культурные мероприятия 15,2 11,1 14,1 13,2 17,0 9,1 11,2

Публикация достоверной статистической 6,3 2,3 8,0 2,6 3,6 2,3 2,2

отчетности

Активная инвестиционная политика 8,1 7,4 8,2 10,5 7,9 4,5 7,5

Активная инновационная политика 3,8 2,8 3,5 — 4,1 — 4,5

Прогрессивное законодательство, 2,3 1,8 2,6 — 1,8 2,3 2,2

налоговые льготы

региона в анкетах, полученных от представителей власти, названы:

— отсутствие средств — 12,5 % (в 2007 г. — около 60 %);

— отсутствие опыта — 19 % (2007 г. — 40 %) %;

— отсутствие специалистов — 19 % (в 2007 г. -30 %).

О том, что «нет заинтересованности» сообщил каждый третий респондент (в 2007 г. — около 5 %). Получается, что почти треть представителей властных структур, принявших участие в опросе, вообще не интересует, какова репутация его региона.

В процессе исследования авторами была сделана попытка определить наиболее популярные инструменты формирования привлекательного имиджа и позитивной репутации региона (табл. 8).

Наиболее применяемыми инструментами формирования имиджа и репутации региона по результатам опроса 2020 г. у представителей власти стали организация выставок и ярмарок, а также разработка официальной символики. У представителей бизнеса и экспертов среди инструментов формирования имиджа и репутации по доле набранных голосов лидируют разработка официальной символики, а также организация выставок и ярмарок. Из этого следует вывод, что пока наибольшее внимание уделяется инструментам, формирующим внешние отличительные признаки территории, эмоциональную привлекательность.

Парадоксально, но в условиях провозглашенного в стране курса на модернизацию экономики в регионе менее всего востребованы инструменты, наиболее активно влияющие на соответствующие характеристики его имиджа и репутации:

— прогрессивное законодательство и налоговые льготы отметили менее 2 % респондентов;

— активную инновационную политику — около

3 %;

— активную инвестиционную политику — немногим более 7 %.

Ни один представитель органов власти не назвал в качестве инструментов формирования имиджа и репутации региона активную инновационную политику и прогрессивное законодательство, налоговые льготы. То есть инструменты, способные непосредственно влиять на саму территорию, форсировать развитие ее экономики, работающие на ее репутацию, практически не применяются.

Формирование привлекательного имиджа и позитивной репутации территории немыслимо без активной, грамотной и эффективной коммуникационной политики. В настоящее время предпринимаются лишь первые попытки оценить итоги этой деятельности. Первый коммуникационный рейтинг российских регионов по материалам зарубежных СМИ был проведен в рамках совместного проекта агентства «Смыслография» и компании Dow Jones8 [10]. Он выявил лидеров коммуникационного рейтинга, составленного на базе данных о восприятии

8Разработанная специалистами агентства «Смыслография» методика включает количественную и качественную проработку упоминаний субъектов Российской Федерации в ТОП-100 ведущих англоязычных СМИ, проанализированных с использованием информационно-аналитической службы Factiva (подразделение компании Dow Jones). Общий балл, присваиваемый каждому региону, учитывает оценку региона как по количеству его упоминаний, так и по доле благоприятных публикаций. Из рейтинга была исключена Москва, являющаяся бесспорным лидером по упоминаемости в зарубежных СМИ.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.