Прямые иностранные инвестиции (ПИИ): понятие, формы.

Выгодность пии для компании-инвестора

Компания-инвестор получает преимущества от прямых иностранных инвестиций на рынках принимающей страны по сравнению с местными компаниями[1]:

  • согласно эклектической парадигме[en] Дж. Даннинга[en] за счет географического размещения своего производства в принимающей стране, абсолютного преимущества в издержках за счет низких цен факторов производства, занятия доли рынка в стране за счет обхода торговых барьеров, за счет эффекта от масштаба;
  • согласно теории монополистических преимуществ[en] Стивена Хаймера[en] и Чарльза Киндлбергера за счет имеющегося специфического преимущества фирмы-инвестора, чтобы преодолеть преимущества отечественных предприятий принимающей страны: маркетинговые знания, доступ к финансовым ресурсам, управленческие знания, синергия вертикально-интегрированной структуры;
  • согласно Г. Джонсону за счет технологических знаний и опыта фирмы[3];
  • согласно Р. Кейвзу[en] за счет дифференциации продукции[4];
  • согласно теории интернализации[en]*, описанных в работах П. Бакли и М. Кэссона[5], Д. Тиса[en], С. Мэйджи, А. Рагмэна[en][6], за счет экономии транзакционных издержек, связанных с поиском партнеров по сделкам, заключением сделок и контролем за их исполнением.

Определения

Прямые иностранные инвестиции – инвестиции, обеспечивающие контроль инвестора над хозяйственными операциями компании-получателя в другой стране, подразумевая прямой контроль над менеджментом или другими активами компании-получателя инвестиций[1].

Прямой контроль – участие в собственности компании, которое позволяет эффективно контролировать управление компании. Размер доли собственности компании, необходимой для эффективного управления, в разных странах устанавливается законодательно (в Германии и Великобритании более 20%, в России и в ряде других стран более 10%).

Контроль может осуществляться через владение технологии, ноу-хау, лицензионных соглашений, через контракты, через контроль поставок материалов, соглашений о менеджменте, кредитных ресурсов[1].

Инвестиции – средства, направляемые на достижение целей, а не на потребление: в физический капитал (оборудование, машины, здания и инфраструктуру), в человеческий капитал (расходы на образование, обучение, развитие профессиональной мобильности), в технологии (финансирование НИОКР), в финансовые активы (акции, облигации)
[1].

Иностранные инвестиции – инвестиции одной страны в другую[1].

Прямые инвестиции – вложения, обеспечивающие длительный контроль инвестора над хозяйственными операциями компании-получателя, чем и отличаются от портфельных инвестиций, которые ориентированы на краткосрочные финансовые выгоды[1].

Отрицательный эффект от пии

Зарубежный инвестор в принимающей стране — это чаще всего олигополист или монополист на каком-либо рынке, которые осуществляет ПИИ с целью удушения конкуренции и сохранения контроля над рынком согласно выводам Стивена Хаймера[en][9].

Отрицательное воздействие ПИИ на принимающую экономику связано[1]:

  • согласно модели Маркузена—Хорстманна—Венейблс[en][10], со снижением благосостояния национальных компаний и последующего вытеснения их с рынка, так как отечественная экономика является малой, а значит национальные предприятия не могут обеспечить более низкие среднее издержки из-за эффекта масштаба по сравнению с многонациональными корпорациями (МНК);
  • согласно эмпирическим исследованиям Дж. Конингса[11], С. Дянкова и Б. Хоэкмана[12], с отсутствием положительных эффектов от трансферта технологий и снижением производительности в национальных компаниях: иностранные компании перетягивают наиболее квалифицированную рабочую силу из национальных компаний, и технологический уровень национальных компаний находится на таком низком уровне, что не позволяет эффективно использовать передовые технологии компаний с ПИИ;
  • согласно эмпирическому исследованию Беаты Смарыньской[13], в котором подтверждается факт, что инвесторы, пришедшие на рынки принимающих стран, не обладают высокими технологиями, не относятся к высокотехнологическим отраслям, и используют стандартные, устоявшиеся технологии, с помощью которых находят рынки сбыта, вытесняя национальные компании с рынка;
  • согласно работе Кадочникова С. М. и результатам эмпирических исследований Б. Аиткена и А. Хэррисона[14], М. Хаддада и А. Хэррисона[15], которые приходят к выводу, что большинство компаний, инвестирующие в принимающей экономике, ориентированы не на снижение издержек производства и последующего экспорта продукции, а на завоевание местного рынка;
  • согласно эмпирическому исследованию А. Кокко[16], в котором не подтверждается гипотеза Р. Финдли[en] о высоком темпе роста технического прогресса в стране-импортёре в случае технологического отрыва инвестора от местных компаний.

Пии в мире

По данным UNCTAD, общий объём ПИИ в мире в 2008 году составил $ 2,1 трлн[18], что приблизительно равно 53% от бюджета США 2009 года ($ 3,9 трлн[19])

При этом в общем объёме ПИИ, на долю развивающихся экономик приходится, как правило, более 60%. Это объясняется тем, что развивающиеся рынки хоть и обладают повышенным риском невозврата средств, но компенсируют это более высокой доходностью в более сжатые сроки (в случае успешной реализации инвестиционного проекта).

По состоянию на 2001 год ПИИ в Китае составили $ 493 млрд[21]. В 2009 году общий объём ПИИ из Китая превысил $ 180 млрд[22].

По итогам 2020 года, в Россию поступило $ 41,2 млрд[23], в Китай — $ 105,7 млрд, а в Бразилию — $ 48,5 млрд. Индия получила — $ 23,7 млрд.
По данным UNCTAD за 2020 год крупнейшим реципиентом прямых инвестиций в мире были США, затем шёл Китай, а на 3-ем месте – Россия (которая единовременно поднялась на рекордно высокое место за счёт сделки между BP и Роснефтью)[24]. В 2020 году Россия занимала 19 место в списке стран по полученным ПИИ.

Примечания

  1. 123456789Кадочников С.М. Прямые зарубежные инвестиции: микроэкономический анализ эффектов благосостояния. — СПб.: Экономическая школа, 2002. — С. 15, 19-20, 120, 190, 202, 210, 218, 220, 222, 241. — ISBN 5-900428-77-X.
  2. Пушкин А. Правовой режим иностранных инвестиций в Российской Федерации // Альпина Паблишер. — М., 2020. — С. 24. — ISBN 978-5-9614-1954-2.
  3. Johnson H.G. The efficiency and welfare implications of the international corporations // The International Corporation / C.P.Kindleberger (eds). — Cambridge; London: Cambridge University Press, 1970. — P. 35-55. — ISBN 9780262610148.
  4. Caves R.E.[en].International Corporations: The Industrial Economics of Foreign Investment // Economica, Vol. 38, No. 149. — 1971. — P. 1-27. — doi:10.2307/2551748.
  5. Buckley P.J., Casson M.C.The internalisation theory of the multinational enterprise: A review of the progress of a research agenda after 30 years // Journal of International Business Studies. — 2009. — № 40. — P. 1563–1580.
  6. Rugman A.M.[en]. Internalization as a general theory of foreign direct investment: A re-appraisal of the literature // Weltwirtschaftliches Archiv, Bd. 116, H. 2. — 1980. — P. 365-379.
  7. Болаев А.В.Привлечение прямых иностранных инвестиций как фактор внедрения зарубежных технологий в стране-реципиенте в условиях экономической глобализации (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал : Журнал. — 2020. — Апрель (№ 64). — ISSN1999-4516.
  8. Болаев А.В.Основные пути влияния привлечения прямых иностранных инвестиций на инновационное развитие экономики страны на примере Китая и России. (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. — 2020. — Февраль (№ 62). — ISSN1999-4516.
  9. Линдерт П. Экономика мирохозяйственных связей. — М.: Прогресс, 1992. — С. 466-468.
  10. Markusen J.R., Venables A.J.[en].Multinational firms and the new trade theory // Journal of International Economics. — 1998. — № 46. — P. 183–203. Архивировано 10 января 2020 года.
  11. Konings J.The effect of direct foreign investment on domestic firms: Evidence from firm level panel data in emerging economies // Centre for Transition Economics by Catholic university of Leuven. — Mimeo, 1999.
  12. Djankov S., Hoekman B.Foreign investment and productivity growth in Czech enterprises // The World Bank Development Research Group Trade. — May 1999. — № PRWP 2115.
  13. Smarzynska B. K.Composition of foreign direct investment and protection of intellectual property rights in transition economies // The World Bank Development Research Group Trade. — February 2002. — № PRWP 2786.
  14. Aitken B.J., Harrison A.E.Do domestic firms benefit from direct foreign investment: Evidence from Venezuela // The American Economic Review. — 1999. — Vol. 89, № 3. — P. 605-616.
  15. Haddad M., Harrison A.E. Are there positive spillovers from direct foreign investment? Evidence from panel data for Morocco // Journal Development Economics. — 1993. — Vol. 42, № 3. — P. 51-74.
  16. Kokko A.Technology, market characteristcs, and spillovers // Journal of Development Economics. — April 1994. — № 43 (2). — P. 279-293. — doi:10.1016/0304-3878(94)90008-6. Архивировано 12 августа 2020 года.
  17. Минчичова Валерия Сергеевна.Регулирование иностранных инвестиций в международном бизнесе (рус.) // МАКС-Пресс : учебное пособие. — 2020. — ISSN978-5-317-05200-3.
  18. World Investment Report (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 июля 2020.Архивировано 2 июля 2020 года.
  19. Обама представил бюджеты США на 2009 и 2020 годы (Newsru.com)
  20. Бюджет на 2008—2020 годы (Минфин России)
  21. Профессор Ху Аньган: рост китайской экономики принес всему миру небывалые шансы развития | ЦентрАзия
  22. Региональное экономическое сотрудничество ШОС
  23. Статистика внешнего сектора на сайте Банка России
  24. Global Investmen Trend Monitor
  25. Yudaeva K.V., Kozlov K.K., Melentieva N.Y., Ponomareva N.B.Does Foreign Ownership Matter? Russian Experience // Working paper, WP/2001/027. — Moscow, New Economic School, 2001.
  26. Болаев А.В.К вопросу об изучении основных условий положительного влияния прямых иностранных инвестиций на сокращение технологического отставания и переход на инновационный путь развития экономики страны на примере России и Китая. (рус.) // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. — 2020. — Июль (№ 55). — ISSN1999-4516.

Прямые иностранные инвестиции

Экспорт-импорт предпринимательского капитала в форме иностранных инвестиций наряду с международной торговлей товарами и услугами, международными финансово-кредитными отношениями и международной миграцией рабочей силы является важнейшей формой МЭО в условиях глобализации мировой экономики.

Читайте также:  Апартаменты: как получать доход без забот

Прямые иностранные инвестиции — долгосрочные вложения капитала, которые отражают заинтересованность резидентов одной страны (прямых инвесторов или материнской компании) в приобретении собственности, находящейся в другой стране (в форме предприятий с иностранными инвестициями и зарубежных филиалов материнской компании). При этом складываются долгосрочные связи между прямыми инвесторами и предприятиями с иностранными инвестициями, и создается возможность контроля за их деятельностью.

В соответствии с определением экспертов ЮНКТАД, которое является сейчас общепринятым, к НИИ относятся вложения капитала, на которые приходится не менее 10% акций или паев в компании, расположенной на территории страны — реципиента ПИИ.

Портфельные иностранные инвестиции — вложения капитала, не дающие зарубежному инвестору права контроля за деятельностью предприятий с иностранными инвестициями. На них приходится менее 10% акций или паев в компании.

Надо отметить, что такое количественное деление на прямые и портфельные инвестиции является достаточно условным и принято ЮНКТАД для возможности проведения сравнительного анализа. Такое же определение прямых и портфельных иностранных инвестиций принято в законодательстве России, а также, например, США.

Формы осуществления ПИИ:

  • — взносы в уставный фонд фирмы;
  • — внутрифирменные займы;
  • — реинвестированные прибыли.

Инвестиции «зеленого поля» (англ, greenfield investment) — «инвестиции с нулевого цикла», (вложения в новые производства, инвестирование в строительство новых сооружений).

Основными участниками процессов иностранного инвестирования являются транснациональные компании (главным образом, корпорации), которые состоят из материнской компании и ес филиалов, в том числе, зарубежных (более подробно о роли ТНК см. гл. 28 учебника).

Масштабы ПИИ в мировой экономике все время растут. Это не исключает их циклического характера, подъемов и спадов, которые прежде всего связаны с общемировыми трендами развития. По сравнению с 1990 г. приток ПИИ увеличился к 2008 г. в 9 раз (отток — примерно в 10 раз). Даже учитывая, что данные приведены в текущих ценах, нельзя не отметить высокую степень динамичности процессов ПИИ (табл. 21.1).

Таблица 21.1

Отдельные показатели прямого иностранного инвестирования и международного производства в мировой экономике в 1990—2020 гг.,

млрд долл.1

Показатели

1990

2008

2009

2020

2020

2020

2020

Приток ПИИ

208

1493

1819

1222

1422

1700

1330

1452

Отток ПИИ

241

1532

1999

1171

1468

1712

1347

1411

Трансграничные слияния и поглощения

99**

III***

322

344

332

349

* В среднем за предкризисный период.

** Данные в Докладе 2020 г.

*** Данные в Докладе 2020 г.

С начала 1990-х до 2000 г. наблюдался рост объемов прямого иностранного инвестирования в мировой экономике, который усилился в 1996— 2000 гг. (среднегодовой темп прироста ПИИ составил около 40%). Причем среднегодовые темпы прироста ПИИ превышали (иногда в несколько раз) соответствующие показатели в отношении мирового ВВП, мирового экспорта и валовых капиталовложений в основной капитал. Например, в 1991 — 1995 гг. среднегодовой темп прироста мировых ПИИ составил примерно 20%, а мирового ВВП и валовых капиталовложений в мировую экономику — только 6% (меньше почти в 3 раза), а мирового экспорта — 9% (меньше примерно в 2 раза). В 1996—2000 гг. аналогичные показатели для ПИИ равнялись примерно 40%, а для мирового ВВП и валовых капиталовложений — 1%, для мирового экспорта — 4%. Таким образом, процессы прямого иностранного инвестирования стали настоящими «драйверами» развития всей мировой экономической системы в 1990-е гг.

После рекордного уровня мирового объема ПИИ в 2000 г. более 1 трлн долл, началась тенденция к снижению масштабов ПИИ, которая продолжалась в течение 2001—2003 гг. Однако с 2004 г. наблюдается рост объема мировых ПИИ.

Последний мировой экономический кризис не смог не внести свою лепту в процессы иностранного инвестирования: они уменьшились примерно на 14%. Если в 2007 г. объем притока ПИИ в мире составлял 1,975 трлн долл., то в 2008 г. — только 1,791 трлн долл. По оттоку ПИИ соответствующие цифры составили: 2007 г. — 2,198 трлн долл., 2008 г. — 1,969 трлн долл. [1]

Причем надо отметить, что даже эти сниженные показатели превышают «пик» инвестиций 2000 г. В 2020 и 2020 гг. масштабы ПИИ в мировой экономике стали расти, в 2020 г. снизились, однако в 2020 г. опять стали повышаться (см. табл. 21.1).

Если анализировать долгосрочные тренды в масштабах накопленного в различных регионах и странах иностранного капитала в виде НИИ, то складывается следующая картина. Больше всего «накопили» ПИИ развитые страны. По нашим расчетам в 1990 г. на них приходилось 75% всего объема кумулятивного объема ПИИ в мире, в 2000 г. — 76%, в 2020 г. — 62%. Приведенные данные говорят о том, что только за последние 12 лет доля данной группы стран снизилась с 3/4 до 2/3 в общемировом объеме накопленных ПИИ. Это связано с определенными причинами, о которых будет сказано ниже.

Рассмотрим группы стран, которые в последние три года выступили основными реципиентами ПИИ в мировой экономике (табл. 21.2).

Таблица 21.2

Структура мирового притока ПИИ по группам стран, %*

Группа стран

2009 г.

2020 г.

2020 г.

2020 г.

2020 г.

Развитые страны

50,6

49,4

49,7

41,5

39,0

PC

43,3

45,2

44,5

52,0

53,6

Страны с переходной экономикой

6,0

5.3

5,8

6,5

7,4

Читайте также:  Виды ресурсов и организация финансирования в инвестиционной деятельности

Основываясь на данных (см. табл. 21.3), можно сделать вывод о том, что и в последние годы ключевыми инвесторами остаются развитые страны (на них приходится около 2/3 оттока ПИИ). Примерно половина мирового притока ПИИ теперь приходится на PC (табл. 21.3).

Таблица 21.3

Структура мирового оттока ПИИ по группам стран, %2

Группа стран

2009 г.

2020 г.

2020 г.

2020 г.

2020 г.

Развитые страны

73,0

68,4

70,5

65,4

60,7

PC

22,8

27,5

25,2

30,6

32,2

Страны с переходной экономикой

4,2

4,1

4,3

4,0

7,0

В последние годы существенно изменяются позиции различных регионов в притоке и оттоке мировых ПИИ. При этом наиболее модифицируется роль PC и стран Юго-Восточной Европы и СНГ, которые все больше выступают на мировом инвестиционном поле как государства-инвесторы. В первую очередь это касается азиатских стран, в том числе Китая, Гонконга (Китай) и России. [2]

Надо отметить, что Россия в настоящее время входит в 10 ведущих стран — реципиентов ПИИ. В 2020 г. она занимала 8-с место в мире, а объем привлеченных ПИИ составил 41 млрд долл, (по данным ЮНКТАД). В 2020 г. соответствующий показатель равнялся примерно 53 млрд долл. (9-е место), а в 2020 г. — 79 млрд долл. (4-е место после США, 188 млрд долл., Китая, 124 млрд долл, и Британских Виргинских островов, 92 млрд долл.). Более удивительным является выдвижение России в число крупнейших инвесторов в мире. В 2020 г. она также занимала 8-е место по легальному оттоку ПИИ, их стоимость равнялась 52 млрд долл., в 2020 г. — 8-е место (51 млрд долл.), а в 2020 г. 4-е место (95 млрд долл., после США, 338 млрд долл., Японии, 136 млрд долл, и Китая, 101 млрд долл.). Еще несколько лет назад такой сценарий развития событий трудно было представить, поскольку Россия очень медленно «набирала обороты» даже в качестве страны-реципиента. Примерно с середины первого десятилетия XXI в. наступил некий «перелом», и Россию даже стали называть в зарубежной прессе «звездой мирового инвестиционного рынка».

Отметим, однако, что часть ПИИ из России уходит в офшоры, а оттуда, в свою очередь, часть из них возвращается «на Родину». Однако, во-первых, это явление характерно не только для России, а во-вторых, важно, что растут и объемы реальных прямых инвестиций российских компаний в других странах.

Ниже приводятся сравнительные данные по оттоку и притоку ПИИ в страны БРИКС и США за 2005-2020 гг. (табл. 21.4).’

Таблица 21.4

Приток и отток ПИИ в страны БРИКС в 2008—2020 гг., млрд долл.1

Страна

В среднем за 2005-2007 гг.»

2008

2009

2020

2020

2020

2020

Россия Приток ПИИ Отток ПИИ

КНР

Приток ПИИ Отток ПИИ

Бразилия Приток ПИИ Отток ПИИ

Индия

Приток ПИИ Отток ПИИ

ЮАР

Приток ПИИ Отток ПИИ

4,6

1 UNCTAD. World Investment Report 2020. UNCTAD: New York; Geneva, 2020; UNCTAD. World Investment Report 2020. UNCTAD : New York ; Geneva, 2020. P. 205—208. URL: http:// unctad.org/en/pages/Statistics.aspx (дата обращения: 11.11.2020).

Страна

В среднем за 2005-2007 гг.*

2008

2009

2020

2020

2020

2020

США

Приток ПИИ Отток ПИИ

* В среднем в предкризисный период.

Из данных табл. 21.4 следует, что КНР прочно удерживает свое лидерство по притоку ПИИ среди стран БРИКС. Кроме того, Китай занимает в настоящее время 2-е место в мире по притоку 11И И после США.

Ниже показаны основные страны-реципиенты (табл. 21.5) и страны- инвесторы (табл. 21.6).

Таблица 21.5

Основные страны-реципиенты в 2020 и 2020 гг.1

2020

2020

США

США (188 млрд долл.)

Китай

Китай (124 млрд долл.)

Гонконг

Британские Виргинские острова (92 млрд долл.)

Бразилия

Россия (79 млрд долл.)

Британские Виргинские острова

Гонконг (Китай) (76 млрд долл.)

Таблица 21.6

Основные страны-инвесторы в 2020 и 2020 гг.2

2020

2020

США

США (338 млрд долл.)

Япония

Япония (136 млрд долл.)

Китай

Китай (101 млрд долл.)

Гонконг (Китай)

Россия (95 млрд долл.)

Великобритания

Гонконг (Китай) (76 млрд долл.)

Выдвижение Китая и Гонконга (Китай) на высокие позиции как среди стран-реципиентов, так и среди стран-инвесторов в последние годы объясняется не только традиционными факторами их привлекательности, с одной стороны, и возросшей экономической мощью для выхода «на мировую арену» уже в качестве инвесторов — с другой, но и значительными взаимными инвестициями между Китаем и Гонконгом (Китаем). Как 1

UNCTAD. World Investment Reports. URL: http://unctad.org/en/pages/DIAE/World% (дата обращения: 20.12.2020).

2 Там же.

известно, Гонконг является с 1 июля 1997 г. частью Китая, однако провозглашенный принцип: «Одна страна — две экономики» до сих пор реализуется. И статистические данные собираются отдельно по континентальному Китаю и отдельно — по Гонконгу (Китай). Взаимные инвестиции между ними составляют примерно 40—50%. И поскольку их объемы растут, повышаются позиции и Китая, и Гонконга (Китай) на мировом рынке инвестиций. Однако отметим, что примерно половина ПИИ приходят туда из других стран, и эти объемы также весьма значительны.

Существенно изменилась отраслевая структура мировых ПИИ. Если анализировать долгосрочные тренды, то в начале 1970-х гг. на долю сферы услуг приходилась примерно 25% суммарного объема ПИИ в мире, а в 1990 г. — уже 49% (т.е. она возросла почти в 2 раза). По последним данным доля первичного сектора в общемировом объеме ПИИ равна 15%, обрабатывающей промышленности — 45%, а сферы услуг — 40%. Последний мировой экономический кризис позитивно повлиял на рост ПИИ в добывающую промышленность, так как в соответствии с прогнозами экспертов в долгосрочном периоде ожидается рост цен на нефть и газ (несмотря на их снижение в 2009 г.). Более того, среди отдельных отраслей обрабатывающей промышленности возрастет инвестиционная привлекательность наукоемких производств, например, фармацевтики, а также пищевой промышленности, продукция которой имеет относительную низкую эластичность спроса. В то же время, иностранные инвестиции в автомобильную промышленность постепенно снижаются из-за так называемых «избыточных мощностей». Объем ПИИ в сферу услуг существенно различается по их отраслевой структуре и странам-реципиентам, поэтому глубокий анализ можно проводить только с учетом этой специфики.

Читайте также:  Фундаментальный анализ акций «Mail.Ru Group» или «есть куда расти» | Essence of markets

На макроэкономическом уровне можно выделить как позитивные, так и негативные последствия оттока или притока ПИИ (соответственно для стран-инвесторов и принимающих стран). Это и влияние на объем ВВП, темпы экономического роста, отраслевую и региональную структуру экономики, состояние конкурентной среды, процессы передачи технологии, управленческого опыта, обучения и переобучения рабочей силы, состояние окружающей среды и др.

Существенным образом влияют ПИИ на платежный баланс всех стран, участвующих в экспорте-импорте ПИИ. Это влияние отражается как в первом разделе платежного баланса «Счет текущих операций» — в статье «Доходы от прямых инвестиций», так и во втором разделе платежного баланса «Счет движения капитала и финансовых инструментов» — в статье «Прямые иностранные инвестиции».

Основная задача любой страны, участвующей в процессах иностранного инвестирования, состоит в формировании эффективной системы государственного регулирования объема, структуры и качества ПИИ с точки зрения обеспечения долговременного экономического роста и стабильного социального развития.

В мировой практике существует четыре уровня государственного регулирования иностранных инвестиций: национальный, двусторонний, региональный, многосторонний. Национальная система государственного регулирования государств, участвующих в процессах иностранного инвестирования, включает в себя, как правило, законодательные основы, касающиеся притока и оттока иностранного капитала; режим, устанавливаемый для иностранных инвесторов; гарантии, предоставляемые иностранным инвесторам на государственном уровне; меры государственного регулирования, связанные с регулированием всех вопросов функционирования предприятий с иностранными инвестициями.

На двустороннем уровне заключаются два основных вида договоров, касающихся взаимных процессов инвестирования: двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения (BIT) и двусторонние соглашения о взаимной защите и взаимной поддержке иностранных инвестиций (DTI). В настоящее время существует около 6000 двусторонних соглашений этих типов.

В долгосрочном периоде проявляется тенденция к либерализации условий функционирования предприятий с иностранными инвестициями, хотя в последние годы усиливается стремление стран, владеющих топливно- энергетическими ресурсами и стратегическими запасами черных и цветных металлов, ограничить доступ к ним иностранных инвесторов. На это повлияли как повышение цен на нефть, газ и некоторые другие виды промышленного сырья на мировых рынках, так и стремление PC осуществлять более жесткое государственное регулирование в этих отраслях (вплоть до национализации отдельных производств). Поэтому в настоящее время все больше государств-реципиентов склоняются к протекционистской политике в области привлечения ПИИ.

В 2020 г. доля «менее благоприятных» изменений из общего числа внесенных в национальные системы государственного регулирования привлечения иностранных инвестиций составила 25%. В 2020 г. она была еще больше — 33%. Но это объясняется, скорее, не смягчением протекционистских тенденций в этой сфере, а тем, что в течение нескольких предыдущих лет рядом государств были уже приняты законодательные меры, ограничивающие присутствие иностранных инвесторов в различных сегментах их национальных экономик.

Однако надо отметить, что многие азиатские PC и страны с переходной экономикой все больше применяют селективный подход к проектам с участием иностранных инвесторов. Своеобразным примером может служить Китай, для которого характерна продуманная государственная политика стимулирования и ограничения притока ПИИ. Долгие годы все инвестиционные проекты с ПИИ делились на приоритетные, разрешенные, ограничиваемые и запрещенные. Причем к приоритетным относились следующие проекты:

  • — производство нового оборудования и новых материалов, которые КНР не может в достаточном количестве производить «своими силами»;
  • — производство экспортной продукции на уровне мировых стандартов;
  • — выпуск продукции с улучшенными потребительскими свойствами;
  • — ресурсосберегающие технологии;
  • — производство машин и оборудования для энергетики, транспорта и добывающих отраслей.

Как видно из приведенного перечня, в качестве приоритетных объектов выбираются не любые производства в определенных отраслях национальной экономики КНР, а стратегически значимые сферы деятельности. Таким образом, в основу приоритетности положен не отраслевой, а проблемный подход, что делает селективность как принцип государственной политики иностранных инвестиций в КНР еще более эффективной.

В настоящее время в КНР приоритетными являются проекты с привлечением ПИИ в сфере энергосберегающих технологий; в наукоемких отраслях; в экологических проектах и ряде других областях, что является вполне грамотной современной корректировкой приоритетов государственного регулирования с целью обеспечения динамичного социально-экономического развития.

Выработка многостороннего соглашения в области регулирования процессов иностранного инвестирования в масштабе мировой экономике — задача серьезная, долговременная, решение которой возможно, скорее всего, по линии ВТО и соответствующих структур этой организации.

В последних докладах ЮНКТАД о мировых инвестициях отмечалось, что глобальные дисбалансы, социальные проблемы приводят к пересмотру экономической политики на глобальном уровне. Во-первых, в долгосрочном периоде произошли существенные изменения позиций PC и стран с переходной экономикой в сторону их усиления по сравнению с позициями развитых стран. Во-вторых, последний мировой финансовый кризис усилил роль государства в экономике как в странах со зрелой рыночной экономикой, так и во многих других группах государств. В-третьих, сама природа «вызовов» современного общества, которое все больше приобретает «глобальные черты», такова, что ни одна страна в одиночку не способна решить все проблемы своего социально-экономического развития, что повышает роль императива международного сотрудничества. В-четвертых, глобальный политический и экономический контекст происходящих событий и «вызовов» приводит «полисмэйкеров» к формированию новой парадигмы развития, в которой проблемы социального развития, охраны окружающей среды и устойчивого развития в целом становятся не менее важными, чем проблемы экономического роста самого по себе.

Таким образом, в условиях нарастания различного рода кризисных явлений, использование потенциала иностранных инвестиций может внести значительный вклад в устойчивое развитие всех стран, участвующих в процессах иностранного инвестирования.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Какова динамика притока ПИИ в последние годы в мировой экономике?
  • 2. Какие отрасли являются для иностранных инвесторов наиболее привлекательными в разных группах стран?
  • 3. Перечислите потенциальные позитивные и негативные последствия привлечения ПИИ в странах-реципиентах.
  • 4. Каковы основные формы осуществления НИИ в современных условиях?
  • 5. Как изменилась роль отдельных стран и регионов мира как инвесторов и реципиентов ПИИ?
  • 6. Какие основные принципы заложены в государственном регулировании иностранного капитала в КНР?
  • 7. Какова специфика разных уровней государственного регулирования процессов иностранного инвестирования в мировой экономике?

Рекомендуемая литература

Зубченко, Л. А. Иностранные инвестиции / Л. А. Зубченко. — М.: КноРус, 2020. Ивасенко, А. Г. Иностранные инвестиции / А. Г. Ивасенко, Я. И. Никонова. — М.: КноРус, 2020.

Лучко, М. Л. Иностранные инвестиции в мировой экономике / М. Л. Лучко. — М.: МАКС Пресс, 2009.

UNCTAD. World Investment Report. URL: http://www.unctad.org (дата обращения: 10.10.2020).

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.