Прямые иностранные инвестиции в мире в 2020 г. упали до минимума за 15 лет

Прямые иностранные инвестиции в мире в 2020 г. упали до минимума за 15 лет Вклады Газпромбанк

2022: отток $151,5 млрд

Чистый отток капитала из России в 2022 году составил $151,5 млрд. В такую сумму его оценил Центробанк РФ. Это почти в 2,5 раза больше, чем в 2022 году ($61 млрд), и даже больше, чем в кризисном 2008 году ($133,6 млрд).

«Существенным фактором увеличения чистого вывоза капитала частным сектором в 2022 г. наряду с наращиванием иностранных активов стали выплаты по внешнему долгу компаний и банков в условиях сужения возможностей для рефинансирования долга из-за санкций», — пишет ЦБ.

Под конец 2022 года Минэкономразвития оценивало отток капитала из России в $125 млрд. Президент РФ Владимир Путин давал примерно такую же оценку. Он считает, что половина денег, которые считаются ушедшими из России, на самом деле остались в стране.

2022: отток $56,9 млрд

Чистый вывоз капитала банками и предприятиями из России составил в 2022 г. $56,9 млрд, что в 2,7 раза меньше, чем в 2022 г. ($153 млрд), сообщает Банк России.

“В отличие от предыдущих лет, главной составляющей в структуре чистого вывоза капитала стало погашение частного внешнего долга. Наиболее значимым было сокращение внешних обязательств банков, которое осуществлялось не только за счет продажи иностранных активов, но и за счет средств, аккумулируемых по операциям текущего счета. Прочие секторы, находясь в жестких условиях внешнего финансирования, также вынуждены были осуществлять погашение внешней задолженности при минимальном за последние годы размере наращивания иностранных активов, главным образом в форме прямых инвестиций”, – отмечает ЦБ.

ЦБ также пересмотрел данные по движению капитала в III квартале 2022 г.: приток капитала сохранился, но составил $3,4 млрд против первоначальной оценки на уровне $5,3 млрд. В IV квартале 2022 г. отток капитала составил $9,2 млрд.

По оценке ЦБ, чистый вывоз капитала из России составит в 2022 г. $53 млрд, в 2022 г. – $48 млрд, в 2022 г. – $46 млрд.

2022: отток $19,2 млрд

Отток капитала из России составил в 2022 г. $19,2 млрд, сообщал Банк России.

По данным Банка России, отток капитала из страны в период с 1994 по 2022 гг. составил почти $675 млрд[3].

2022: $31,3 миллиарда (прогнозировали $12 млрд)

По предварительным данным ЦБ, отток капитала составил в январе-феврале 2022 года $5,1 млрд против $4,8 млрд в январе-феврале 2022 года. По прогнозу ЦБ (март 2022), отток капитала замедлится в 2022 г. до $12 млрд и останется на этом уровне в 2022-2022 гг.

“Что касается оттока капитала, на наш взгляд, он будет стабилен: $12-13 млрд в год на протяжении трехлетнего периода”, – заявила 24 марта глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

По словам Набиуллиной, в 2022 году отток капитала сохранится на низком уровне и не превысит базового прогноза ($13 млрд).

“Этому в том числе будет способствовать снижение чистых выплат компаний по внешнему долгу”, – пояснила глава ЦБ.

По итогу 2022 года вывоз капитала из России компаниями частного сектора Банк России оценил в $31,3 миллиарда. При этом по итогу 2022 года отток капитала оценивали в $19,8 миллиарда, то есть за минувший год показатель вырос примерно на 60%.

2022: отток $76 млрд

В марте 2022 года Банк России повысил оценку чистого оттока капитала из РФ в 2022 году до 76 миллиардов долларов с 67 миллиардов долларов.

2022: отток капитала из россии в 1-м кв вырос в 3,6 раза, до $64,2 млрд.

Чистый отток капитала в 1 квартале 2022 г увеличился до $64,2 млрд или в 3,6 раза по сравнению с показателем за аналогичный период 2021 года.

Выше показатель поднимался только в 2022 году: тогда чистый отток капитала из России за четвертый квартал составил $152,1 млрд.

Отток $59 млрд за 9 мес

Чистый отток частного капитала из России за девять месяцев 2021 г составил $59 млрд. Это почти на 50% больше показателя за аналогичный период прошлого года.

Оценка влияния пандемии covid-19 на движение прямых иностранных инвестиций

Научно-образовательный журнал для студентов и преподавателей «StudNet» №6/2021

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА ДВИЖЕНИЕ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

ASSESSMENT OF THE IMPACT OF THE COVID-19 PANDEMIC ON FOREIGN DIRECT INVESTMENT

УДК 339.727

Маглинова Татьяна Григорьевна, доцент кафедры бизнес-процессов и экономической безопасности, Академия маркетинга и социально-информационных технологий, ИМСИТ, Краснодар

М^Ипоуа Т.О. kim_tg555@mail.ru

Аннотация

В статье рассматриваются приток и отток прямых иностранных инвестиций в рамках развитых и развивающихся сран в период пандемии 2020 года. Глобализация мировой экономики позволила открыть возможности по движению ПИИ, однако события 2020 года внесли свои корректировки, анализ глобальных потоков ПИИ зафиксировался на уровне 1999 года. Развитые страны не смогли стабилизировать обстановку с ПИИ, и показали отрицательную динамику движения капитала. Из стран G-20 только Китай смог выйти из трудной ситуации, тем самым продемонстрировал эффективную политику, проводимую правительством по удержанию инвестиций, направляемые в высокотехнологичные отрасли страны.

Annotation

The article examines the inflow and outflow of foreign direct investment in developed and developing countries during the 2020 pandemic. The globalization of the world economy has opened up opportunities for the movement of FDI, but the events of 2020 made their adjustments, the analysis of global FDI flows was fixed at the 1999 level. Developed countries were unable to stabilize the situation with FDI, and showed negative dynamics of capital flows. Of the G-20 countries, only China was able to get out of the difficult situation, thereby demonstrating the effective policy pursued by the government to retain investment in the country’s high-tech industries.

Ключевые слова: прямые иностранные инвестиции, транснациональные корпорации, слияния и поглощения, новые проекты «с нуля», отток, приток, развитые страны, развивающиеся, валовой внутренний продукт.

Keywords: foreign direct investment, transnational corporations, mergers and acquisitions, new greenfield projects, outflow, inflow, developed countries, developing countries, gross domestic product.

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) включают в себя трансграничные слияния и поглощения, международное проектное финансирование и корпоративные инвестиции в новые проекты «с нуля» за рубежом и могут быть индикатором роста корпоративных цепочек поставок, которые играют важную роль в глиальной торговле [1,3].

Инвестиционные стратегии транснациональных корпораций (ТНК) могут обеспечить важные дополнительные сведения о тенденциях ПИИ. Глобализация является неотъемлемой частью корпоративных стратегий в настоящее время, а ПИИ воплощают эти стратегии. Более того, появление новых технологий (например, Интернета) предлагает компаниям все более эффективную стратегию проникновения на зарубежные рынки [2].

Рост ПИИ в определенной степени являются самовоспроизводящимися: конкуренты следуют друг за другом на новые рынки, а прямые иностранные инвестиции могут стимулировать другие инвестиции в вертикальной цепочке. Помимо структурных факторов, рост прямых иностранных инвестиций во многом зависит от делового цикла, как в странах базирования, так и в странах пребывания. Продолжающаяся политика расширения своего присутствия американскими компаниями помогли глобальным потокам прямых иностранных инвестиций получить и сохранить динамику. Данные изменения способствовали восстановлению азиатских стран, ранее пострадавших от финансовых кризисов. Региональные соглашения по стимулированию инвестиционных потоков также открыли путь для более высокого уровня ПИИ [1].

Однако пандемия 2020 года значительно изменила планы на рынке ПИИ, в 2020 году глобальные потоки ПИИ упали до 846 млрд долл США, что на 38% меньше, чем в 2022 году, до самого низкого уровня с 2005 года. В 2020 г. глобальные потоки ПИИ составляли лишь 1% мирового ВВП, это самый низкий уровень с 1999 года [5].

Читайте также:  Выгодные вклады в Промсвязьбанке в Волгограде в 2022

Возобновление трансграничных слияний и поглощений, которое началось во второй половине 2020 года и продолжалось до первого квартала 2021 года, в состоянии увеличить объемы ПИИ в текущем году.

Приток ПИИ резко упал в большинстве стран в 2020 году. В зоне стран Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) он снизился на 51% до 389 млрд долл США, это самый низкий уровень с 2005 года [6].

Так например, приток ПИИ значительно упал в Ирландии (48 млрд долл США), Великобритании (26 млрд долл США) и Канаде (24 млрд долл США) в 2020 году по сравнению с 2022 годом. Однако в странах: Австрия, Норвегия и Швейцария отрицательная динамика притока ПИИ наблюдается уже третий

год. И только в экономику Люксембурга и Швеции приток ПИИ увеличился более, чем на 10 млрд долл США [5].

Приток ПИИ в страны ЕС-27 упал на 70%, в основном из-за вывода инвестиций из Нидерландов.

Приток прямых иностранных инвестиций в экономики G20 снизился на 28%. Они упали на 40% в странах ОЭСР G20 и 9% в странах G20, не входящих в ОЭСР.

В 2020 году, пораженном коронавирусом, снижение притока ПИИ было широко распространена во всех странах G20, не входящих в ОЭСР, за исключением Китая и Индии, где зарегистрирован более высокий уровень ПИИ, приток капитала составил 14% и 27% соответственно, что частично отражает всплеск активности трансграничных слияний и поглощений во второй половине года [7].

Китай второй раз за шесть лет обогнал Соединенные Штаты по количеству прямых иностранных инвестиций. Притоки ПИИ в эти две страны составили 212 млрд долл США и 177 млрд долл США соответственно [7].

Общие инвестиционные потоки в Китай остаются на высоком уровне, отчасти потому, что Китай был одной из первых стран, сумевших контролировать пандемию и возобновить свою производственную систему в стране. Тем временем китайское правительство приняло эффективные меры по удержанию инвестиций для обслуживания операций транснациональных корпораций, действующих в стране, а также ввело новые меры по привлечению инвестиций.

Большая часть ПИИ, направлялась в высокотехнологичные отрасли Китая. Так по оценкам специалистов, стоимость сделок по слияниям и поглощениям в стране выросла на 84 % в 2020 году, в основном в сфере информационных услуг и электронной коммерции, в то время как несколько транснациональных компаний также увеличили свои инвестиции в Китай [7].

Следующими по величине получателями ПИИ оказались Индия и Люксембург.

Отток ПИИ из стран ОЭСР снизился на 48% в 2020 году до 425 млрд долл США, это также самый низкий уровень с 2005 года [5].

В около 20 странах ОЭСР наблюдалось сокращение оттока ПИИ в 2020 году, превышения в объеме 30 млрд долл США зарегистрированы в Канаде и Ирландии, причем последняя также регистрирует отрицательные оттоки ПИИ. Отрицательный динамика оттока также была зафиксирована в Австрии, Норвегии и Великобритании [6].

Отток ПИИ из 27 стран ЕС снизился на 77%, что составляет 13% от глобального оттока ПИИ в 2020 году по сравнению с 30% в 2022 и 2022 годах.

Отток ПИИ из экономик G20 снизился на 43%. В G20 ОЭСР объем ПИИ сократился на 41% и на 49% в странах G20, не входящих в ОЭСР [5].

В 2020 году основными странами инвесторами ПИИ во всем мире были Люксембург, Соединенные Штаты, Япония и Китай. Последние две страны являются представителями с наибольшим объемом иностранных инвестиций, в 2020 году отток ПИИ снизился [7].

В 2020 году приток ПИИ в экономику стран ОЭСР упал на 74%, что составляет 0,2% от территории ОЭСР.

В мировой экономике был зафиксирован самый низкий уровень ВВП с 2005 года, что еще более усиливает нисходящую тенденцию, начавшуюся в 2022 г., когда объем корпоративных изменений в данном секторе снизился. Падение в 2020 году во многом было обусловлено значительным изъятия инвестиций из экономик Швейцарии, Нидерландов и США [5].

Доход от ПИИ состоит из доли иностранного инвестора в доходах его филиалов и чистых процентов от межфирменной задолженности. Изменения в прибыли отражают изменения прибыльности инвестиций. Заработок далее разбивается на дивиденды и реинвестированную прибыль [1,4].

В 2020 году выплаты доходов от ПИИ в ОЭСР снизились на 15%, что составляет 2% ВВП ОЭСР, что сопоставимо с 2022 годом. Поступления доходов от ПИИ в ОЭСР снизились на 16%, что составляет 2,9% ВВП ОЭСР. В среднем это составляет до 3,3% в 2022-2022 годах и до 2,9% в 2022 году. Достигнув пика в 2022 году, доходы от ПИИ стран ОЭСР начали снижаться в

2022 году, что, возможно, отражает замедление темпов роста мировой экономики [5].

В 2020 году доходы от ПИИ упали еще больше из-за различных вспышек COVID-19. Выплаты и поступления доходов для годовых темпов роста были сопоставимы с темпами, зарегистрированными в мировой финансовый кризис.

В 2020 году доходы ОЭСР от ПИИ упали на 17%, в основном за счет Соединенных Штатов.

Снижение доходов от ПИИ было широко распространено во всех странах ОЭСР, за исключением Ирландии. В целом 51% этих доходов были распределены между родителями-иностранцами по сравнению с 58% в 20222022 годах [6].

Прибыль от вывоза ПИИ также сократилась на 17%, в основном за счет США и Нидерландов, однако это снижение одинаково ощущалось в большинстве стран ОЭСР. В целом, 73% этих доходов были распределены между родителями-резидентами ОЭСР, как и в 2022 году.

Потоки акционерного капитала тесно связаны с новыми инвестициями, независимо от способа входа (трансграничные слияния и поглощения, инвестиции с нуля). Данные о трансграничных слияниях и поглощениях из базы данных Refiшtiv показывают снижение на 12% стоимости завершенных сделок в странах с развитой экономикой в 2020 г. по сравнению с 2022 г., при этом количество заключенных сделок уменьшилось на 10%. Большая часть падения по стоимости завершенных сделок произошло в третьем квартале

2020 года, в то время как количество сделок снизилось во втором квартале года [5].

Стоимость завершенных сделок трансграничных слияний и поглощений на развивающихся рынках и в развивающихся странах выросли на 4% в 2020 году из-за восстановления активности данных операция. Однако во втором полугодии количество заключенных сделок в целом снизилось на 18%. Трансграничная стоимость слияний и поглощений была обусловлена несколькими крупными сделками в определенных секторах, таких как трансграничные сделки Unilever, слияние его голландских и британских юридических лиц на дискреционное потребление. Кроме того, сделок в сфере здравоохранения и технологий в 2020 году было больше, чем в предыдущие годы.

Активность трансграничных слияний и поглощений резко возросла в последнем квартале 2020 года, и они продолжали расти в первом квартале 2021 года в странах с развитой экономикой, так как многие компании перешли на международные операции воодушевленные более низкими затратами по займам, ожидаемым падением цен на приобретения и более радужными перспективами с вакциной. Это может способствовать росту потоков ПИИ в 2021 году, если только крупные продажи не сильно повлияли на чистые потоки ПИИ в 2020 году, продолжатся [6].

Последние данные об объявленных новых проектах ПИИ показывают, что последствия пандемии COVID-19 для инвестиций в новые проекты более ощутимы в странах с развивающейся экономикой интенсивнее, чем в странах с развитой экономикой.

В 2020 году капитальные затраты снизились на 15% по сравнению с предыдущим годом в странах с развитой экономикой, в то время как в развивающихся они упали на 43%. Отраслевая разбивка показывает, что расходы на производство, услуги и инфраструктуру упали примерно на 43% в каждом секторе и на 85% в добывающих отраслях, хотя последнее, вероятно, отражает падение цен на нефть [5].

Читайте также:  Американская экономика-2021 - стимулирующие меры и мягкий вариант Blue wave - Разбор полетов -

Несмотря на падение на совокупном уровне, наибольший рост инвестиционной активности с нуля наблюдался в биотехнологиях и коммуникациях, где капитальные затраты почти удвоились с 2022 года.

Развивающиеся страны привлекли 72% мировых ПИИ ( 616 млрд долларов США в 2020 году), что является самой высокой долей за всю историю наблюдений, несмотря на сокращение на 12% в годовом исчислении. Например, Индия и Турция привлекают рекордное количество сделок в сфере ИТ-консалтинга и цифровых технологий, включая платформы электронной коммерции, услуги обработки данных и цифровые платежи [7].

Ожидается, что темпы спада в развивающихся странах стабилизируются из-за признаков надвигающегося восстановления в Восточной Азии, но ожидается, что глобальный спад продолжится с дальнейшим сокращением на 5-10 % в 2021 году.

Падение было очень неравномерным по развивающимся регионам [6]:

— 37% в Латинской Америке и Карибском бассейне;

— 18% в Африке;

— 4% в развивающихся странах Азии.

ПИИ являются наиболее важным источником внешнего финансирования для развивающихся стран, превосходящим денежные переводы, банковские ссуды и зарубежную помощь в целях развития.

Несмотря на прогнозы восстановления мировой экономики в 2021 году, ожидается, что потоки ПИИ останутся слабыми из-за неопределенности в отношении развития СОУГО-19 и глобальной инвестиционной политики.

Таким образом, любое увеличение глобальных потоков ПИИ в 2021 году будет происходить не за счет новых инвестиций в производственные активы, а за счет трансграничных слияний и поглощений, особенно в сфере технологий и здравоохранения [6].

Литература

1. Маглинова Т.Г. Тенденции развития прямых иностранных инвестиций в современных условиях // Современная наука в теории и практике. Ларина Е.А., Маглинова Т.Г., Пучкова В.В., Слива-Щерба Ю.В. Монография. Научный редактор М.Л. Вартанова. Москва, 2022. С. 21-40.

2. Маглинова Т.Г. Будущее глобальной экономики // Экономика и бизнес: теория и практика. 2020. № 7 (65). С. 144-146.

3. Международные валютно-кредитные отношения: учебное пособие для вузов / А.В. Бризицкая. – 2-е изд., испр. и доп. – Москва : Издательство Юрайт, 2022. -205 с.

4. Мугаева Е.В. Проблемы государственного регулирования инвестиционной деятельности регионов // В сборнике: Внедрение результатов инновационных разработок: проблемы и перспективы. Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. 2022. С. 137-140.

5. FDI IN FIGURES April 2021 [Электронный ресурс]. — Режим доступа — URL: https://www.oecd.org/investment/FDI-in-Figures-April-2021.pdf / (Дата обращения 10.05.2021).

6. Global foreign direct investment down 42% in 2020 [Электронный ресурс]. — Режим доступа — URL: https://www.aa.com.tr/en/economy/global-foreign-direct-investment-down-42-in-2020/2121726# / (Дата обращения 10.05.2021).

7. Global foreign direct investment halved amid pandemic, but China remained resilient [Электронный ресурс]. — Режим доступа — URL: https://news.un.org/en/story/2020/10/1076232 / (Дата обращения 10.05.2021).

Literature

1. Maglinova T.G. Trends in the development of foreign direct investment in modern conditions // Modern science in theory and practice. Larina E.A., Maglinova T.G., Puchkova V.V., Sliva-Shcherba Yu.V. Monograph. Scientific editor M.L. Vartanov. Moscow, 2022.S. 21-40.

2. Maglinova T.G. The future of the global economy // Economics and business: theory and practice. 2020. No. 7 (65). S. 144-146.

3. International monetary and credit relations: textbook for universities / A.V. Brizitskaya. – 2nd ed., Rev. and add. – Moscow: Yurayt Publishing House, 2022.-205 p.

4. Mugaeva E.V. Problems of state regulation of investment activity of regions // In the collection: Implementation of the results of innovative developments: problems and prospects. Collection of articles on the results of the International Scientific and Practical Conference. 2022.S. 137-140.

5. FDI IN FIGURES April 2021 [Electronic resource]. — Access mode — URL: https://www.oecd.org/investment/FDI-in-Figures-April-2021.pdf / (date of the application 10.05.2021).

6. Global foreign direct investment down 42% in 2020 [Electronic resource]. — Access mode — URL: https://www.aa.com.tr/en/economy/global-foreign-direct-investment-down-42-in-2020/2121726# / (date of the application 10.05.2021).

7. Global foreign direct investment halved amid pandemic, but China remained resilient [Electronic resource]. — Access mode — URL: https://news.un.org/en/story/2020/10/1076232 / (date of the application 10.05.2021).

Показатель: прямые иностранные инвестиции (пии)

На графиках, которые мы построили на основе статистики ЦБ, хорошо видно: за 10 лет заметно сократился и объем оттока, и объем притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию. Отчасти это связано с ухудшением инвестклимата, отчасти — с тем, что деньги перестали возвращаться из офшоров: приток из них сокращался в первую очередь, отмечали аналитики ЦБ. До санкций и кампании по деофшоризации от 60 до 80% ПИИ в Россию приходилось на офшоры, в которые деньги на самом деле попадали также из России, писал в 2022 году экономист РАН Борис Хейфец. В 2022 году МВФ оценил (.pdf) долю «фантомных» иностранных инвестиций в Россию — то есть не зарубежных, а российских по происхождению — в 50%.

Теперь же при небольшом сокращении оттока средств падает и приток — в первую очередь именно из офшорных зон, например, с любимого россиянами Кипра, писали аналитики ЦБ в 2022 году. Рекордный за 12 лет подсчетов отток капитала на Кипр из России произошел в 2022 году. Чистый отток инвестиций (разница между тем, что вывели и завели) из России на Кипр составил почти $21 млрд, подсчитывает руководитель направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки» ЦСР Наталья Сафина. Судя по 2022 году и первым двум кварталам 2020 года, резкого возврата средств в том же объеме не последовало, добавляет она.

На втором месте после Кипра по оттоку российских ПИИ находится Великобритания — несмотря на многочисленные попытки британских властей избавиться от российских денег и «купленных» ВНЖ (подробно мы рассказывали об этом здесь). В 2022 году отток составил рекордные за 10 лет $2,5 млрд. За Великобританией следует Сингапур. Рекордный отток туда был в 2022 году (минус $6,4 млрд), притока за 10 лет не было ни разу. Отток в Германию в 2022 году стал рекордным за девять лет: минус $1,4 млрд.

Похожая тенденция и в других популярных офшорах: Люксембурге, Ирландии, Джерси, Багамах и Белизе. На Джерси в 2022 году вообще зафиксирован рекордный отток ПИИ — $1,2 млрд.

К началу кампании по деофшоризации в 2022 году за границей накопилось и осело столько российских денег, что их массовый приток обратно в страну не остался бы незамеченным. В 2022 году группа экономистов во главе с автором «Капитала в XXI веке» Томасом Пикетти выпустила исследование о неравенстве и собственности в России. Они обратили внимание на разрыв между российским положительным торговым сальдо в 1990–2022 годы и сравнительно небольшим накоплением внешних активов. По их мнению, «естественное объяснение этого парадокса — деньги в офшорах». К 2022 году объем активов, выведенных в них из России, составлял 75% ВНД, или 60,75 трлн рублей, оценивали исследователи. Это около $800 млрд по нынешнем курсу и примерно $1,8 трлн по курсу до 2022 года.

Мы знаем, что с тех пор отток не прекращался. Если представить, что эти деньги — а полученная учеными сумма больше всех сбережений россиян на депозитах — вернутся в Россию, их с лихвой хватит, чтобы погасить внешний долг целиком, мечтал в 2022 году Forbes, признавая, что «с большей частью этих денег, похоже, придется попрощаться навсегда».

Показатель: сомнительные или неклассифицированные операции

Это самый консервативный показатель. ЦБ в своем блоге пишет, что это и есть «бегство капитала». За 10 лет в рамках таких операций из России вывели $135,5 млрд. В 2022–2022 годах «сомнительным» считался вывод около $1 млрд в год, в 2022–2022-м — по $20–30 млрд. Ущерб бюджету от таких операций составляет около 30%, оценивал Игнатьев в 2022 году. При этом за последние пять лет больших изменений объема сомнительных операций не было — сейчас этот показатель действительно мал (по $0,1 млрд в 2022–2022 годах).

Все опрошенные The Bell экономисты солидарны: это результат борьбы с отмыванием средств, которая активизировалась в 2022 году с приходом Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ и началом банковской чистки. Такое же объяснение дает и FATF (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Не без участия российских властей полностью или частично прекратили работать самые популярные отмывочные схемы 2000-х: «молдавская прачечная» и «Тройка», пишут аналитики FATF. Через них за 2007–2022 годы провели порядка 1,2 трлн рублей (больше $16 млрд), оценивал глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин.

Читайте также:  Вклады Россельхозбанка в марте 2022: какие сегодня проценты и условия

Еще одна, хотя и не основная, причина — чисто техническая. Статистику стали считать более точно. Чаще получается определить природу операций, которые раньше просто попали бы в «сомнительные», говорит Донец из «Ренессанс Капитала».

Совершенствуются и технологии нелегального вывода денег за рубеж. Обналичка, победой над которой власти частично объясняют снижение объема сомнительных операций, не исчезла — а переехала в другие сферы экономики. К такому выводу пришел The Bell в прошлогоднем исследовании. Это значит, что отток может происходить там, где его пока не видит ЦБ. «Деньги как уходили из российской экономики, так и продолжают из нее уходить», — призывает не питать иллюзий Наметкин из ЦСР.

Основной объем нелегального оттока капитала из России продолжает происходить в «стандартном» виде: переводы по фиктивным договорам, уверен он: «об этих схемах знают представители и кредитных, и контролирующих организаций — просто схемы становятся сложнее, и в ней участвуют другие банки». По-прежнему популярен вывод денег по поддельным решениям судов, отмечает он. В январе 2021 года ЦБ и Минюст сообщили, что наконец нашли способ перекрыть этот канал (по такой же схеме часто работают и обнальщики в России, писал The Bell). Метод ЦБ сложно назвать изысканным: предлагается просто запретить все переводы по иностранным исполнительным листам.

Наконец, люди продолжают возить наличку из России за рубеж, подчеркивали аналитики FATF в 2022 году. Но декларировать ее нужно только на границах ЕврАзЭС. А между Россией и Белоруссией, Арменией, Казахстаном (это вторая по протяженности наземная граница в мире) и Кыргызстаном чемоданы с деньгами можно перемещать беспрепятственно. По данным FATF, Россия ежегодно взимает чуть меньше $7 млн штрафов за незаконную перевозку кэша через границу. FATF считает эту сумму незначительной и упрекает российские власти в том, что они чаще всего расследуют простые схемы с небольшими суммами вывода.

Показатель: чистое приобретение финансовых активов

Приобретение финансовых активов «прочими секторами», то есть не банками и не государством, — еще один показатель оттока капитала. Он чуть точнее сальдо, говорит Донец из «Ренессанс Капитала». Если смотреть на него, тренд на сокращение оттока за последние 10 лет очевиден. До 2022 года за границу уходило в среднем по $94 млрд в год, после — в среднем $23,6 млрд. Всего за 10 лет из России по этому показателю вывели $613 млрд.

Но тренд за последние пять лет говорит об обратном: объем оттока понемногу увеличивается, а бурного роста, который свидетельствовал бы о возвращении денег на родину, не наблюдается. «Устойчивой тенденции по сокращению оттока капитала из России констатировать нельзя», — подтверждает руководитель центра инвестиционного анализа ЦСР Даниил Наметкин.

Показатель: чистый ввоз и вывоз капитала

За 10 лет отток капитала по этому показателю составил $603 млрд ($394 млрд без учета банковского сектора), следует из статистики ЦБ. Его пик пришелся на 2022 год, когда Запад ввел против России масштабные санкции. Тогда он стал рекордным за всю историю измерений ЦБ с 1994 года и составил больше $150 млрд (44% из этого — в банковском секторе). Основная причина заключалась в том, что банкам пришлось срочно гасить иностранные кредиты в условиях санкций. Но в 2020 году затормозившийся было отток капитала снова ускорился. За три квартала он оказался заметно выше, чем за весь 2022 год, а без учета банковского сектора — вообще стал рекордным с 2022 года и составил $152,1 млрд.

Проблема в том, что этот показатель — не «абсолютно идеальный или единственно верный», признавал экс-глава ЦБ Сергей Игнатьев. Российская компания погасила кредит перед иностранным банком — это отток, россиянин купил дом за границей — отток, объяснял он. Если отечественная компания взяла кредит за рубежом — это приток (хотя его придется отдавать).

С одной стороны, отток капитала не всегда плох и связан с чем-то нелегальным, соглашается Донец из «Ренессанс Капитала». Например, экспортеры держат часть средств на депозитах в иностранных банках, чтобы обслуживать свои внешние операции, — и это нормально. И чем меньше Россия взаимодействует с внешним миром, тем меньше получается отток, отмечает Донец.

С другой — «частный капитал должен перетекать из стран, где экономика им насыщена, туда, где его не хватает», формулировал общее правило Игнатьев. У первых должен быть отток, у вторых — приток капитала. То есть отток может быть и неплохим симптомом. Но Россия — не перенасыщенная частным капиталом страна, и в нашем случае отток — тревожный знак. Здесь причина другая: плохой инвестклимат, говорил Игнатьев.

Прогноз цб – отток $35 млрд

В марте 2022 года ЦБ РФ скорректировал прогноз оттока капитала из России на 2022 год до 35 миллиардов долларов с 20 миллиардов долларов, следует из материалов регулятора.

Также регулятор повысил ожидания на 2020 год до 17 миллиардов долларов с 13 миллиардов долларов, в 2021 году — до 13 миллиардов долларов с 11 миллиардов долларов[2].

Прямые иностранные инвестиции в мире в 2020 г. упали до минимума за 15 лет

Москва. 4 мая. procenty-po-vkladam.ru – Глобальные потоки прямых иностранных инвестиций (ПИИ, FDI) по итогам 2020 года упали на 38% – до $846 млрд, что является минимальным показателем за 15 лет. Об этом сообщает Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

При этом на ПИИ пришелся всего 1% мирового ВВП, что стало самым низким уровнем с 1999 года.

В первом полугодии объем FDI снизился на 37%, во втором полугодии – на 17%.

Приток инвестиций в страны ОЭСР в прошлом году рухнул на 51%, в основном из-за Швейцарии и Нидерландов, в государства G20, не входящие в организацию, сократился всего на 9% из-за хороших показателей Китая и Индии.

Китай обогнал США и стал основным получателем FDI (соответственно $212 млрд и $177 млрд), далее следуют Индия ($64 млрд) и Люксембург ($62 млрд). Основными источниками ПИИ были Люксембург, США и Япония.

Восстановление активности в сфере трансграничных сделок по слияниям и поглощениям (M&A), начавшееся во втором полугодии 2020 года и продолжившееся в январе-марте этого года в странах с развитой экономикой, может способствовать росту FDI в 2021 году, сообщается в отчете.

Отток ПИИ из России в прошлом году составлял $47 млрд против $79 млрд в 2022 году. Между тем российские инвестиции за рубежом сократились до $6 млрд по сравнению с $22 млрд.

Созданная в 1961 году ОЭСР является одной из ведущих экономических организаций мира, которая включает 37 наиболее развитых государств. В настоящее время в нее входят Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Колумбия, Латвия, Литва, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, Словакия, Словения, США, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Чили, Швейцария, Швеция, Эстония, Южная Корея и Япония. Штаб-квартира ОЭСР находится в Париже.

Чистый отток капитала из россии за год вырос на 42% до $72 млрд

Отток капитала из России в 2021 году вырос до $72 млрд с $50,4 млрд годом ранее, то есть на 42%. Чистый отток средств нерезидентов из ОФЗ и евробондов за тот же год составил $3,2 млрд против притока $3,9 млрд годом ранее.

Денежный отток проходил при «практически нейтральном влиянии» операций банков. «Определяющую роль сыграло приобретение иностранных активов прочими секторами преимущественно в форме прямых инвестиций»,— сообщили в Банке России.

«Значительный рост прямых инвестиций прочих секторов за рубеж стал следствием прежде всего реинвестирования доходов иностранных дочерних компаний, а также увеличением вложений в капитал связанных зарубежных корпораций»,— отметили в регуляторе.

Оцените статью
Adblock
detector