ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

Цб рф заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

Москва. 29 июня. procenty-po-vkladam.ru — Инвестиции в основной капитал в РФ в мае продолжили снижаться в помесячном выражении, а в годовом сравнении произошло ускорение падения, говорится в обзоре ЦБ о ситуации в экономике.

«Годовая динамика косвенных индикаторов инвестиционной активности в мае была разнонаправленной. В динамике перевозок строительных материалов железной дорогой возобновился рост, однако сокращение производства и импорта инвестиционных товаров продолжилось. В целом в годовом выражении снижение инвестиций в основной капитал в мае, по оценкам Банка России, ускорилось», — отмечается в докладе.

«По оценкам Банка России, в мае инвестиции в основной капитал продолжили снижаться в помесячном выражении. Несмотря на частичное восстановление косвенных индикаторов инвестиционного спроса, резкое падение инвестиционной активности в апреле стало причиной понижательной динамики инвестиций и в мае в силу высокой инерции в динамике данного показателя.

Импорт машиностроительной продукции в мае вырос, хотя и остался заметно ниже уровня марта текущего года. Выпуск инвестиционных товаров также продемонстрировал частичное восстановление. В условиях ослабления режима самоизоляции и возобновления строительных работ в ряде регионов России выросли железнодорожные перевозки стройматериалов», — комментируют в ЦБ ситуацию с инвестициями.

Как сообщалось, Минэкономразвития ожидает падения инвестиций в основной капитал в 2020 году на 10,4%.

В докладе ЦБ также говорится, что в мае деловая активность в российской экономике оставалась пониженной под действием ограничительных мер по сдерживанию эпидемии коронавируса.

«По оценкам Банка России, во II квартале спад ВВП может превысить 8% в годовом выражении из-за существенного влияния ограничительных мер на экономическую активность, а также сокращения внешнего спроса. Основной вклад в снижение выпуска внесет динамика конечного потребления домохозяйств и экспорта. В III квартале постепенное смягчение ограничений как в зарубежных странах, так и в России создаст условия для восстановления экономической активности. Тем не менее, годовые темпы экономического роста во втором полугодии останутся отрицательными. В 2020 г., по оценкам Банка России, ВВП снизится на 4 — 6%», — подтвердили свой прогноз по ВВП в ЦБ.

Барьеры для инвестиций

Чуть более половины компаний (51,2%) указали, что инвестировали недостаточно, в основном это малые и средние предприятия. Сочли свои инвестиции достаточными чуть менее половины опрошенных (47,3%), в основном – крупный бизнес.

Впрочем, это субъективные оценки, которые следует интерпретировать с осторожностью: предприятия могут считать, что инвестировали недостаточно, однако относительно низкий уровень инвестиционных вложений может объясняться объективными факторами, связанными с отсутствием на тот момент структурных стимулов для роста инвестиций в конкретной отрасли.

Тем не менее, если предприятия указывают на недостаточный объем инвестирования, важно понимать, является ли дефицит финансовых вложений следствием существующих финансовых ограничений или вызван барьерами, связанными с проблемами в реальном секторе экономики.

Так, в ряде отраслей более половины предприятий отмечали недостаток инвестиций: это фармацевтика, легкая промышленность, производство стройматериалов, производство машин и оборудования, пищевая промышленность. Однако в пищевой промышленности потенциал для наращивания инвестиций в 2020–2020 гг. был уже практически исчерпан в связи с активными вложениями в импортозамещение в предыдущие годы.

Норма доходности инвестпроектов, по данным предприятий, в 2020–2020 гг. составила в среднем 10,9%, при этом ожидаемая доходность по будущим проектам возросла в среднем до 12% (медианные значения – 8% и 13% соответственно). Средневзвешенная стоимость капитала – собственных и заемных источников финансирования с учетом их доли в финансировании инвестиций – в среднем за 2020–2020 гг.

Средневзвешенная процентная ставка по банковским кредитам в среднем за период, по данным Банка России, составила 10,8% (снизившись с 13,1% в 2020 г. до 8,7% в 2020 г.), то есть была выше средневзвешенной стоимости капитала. Это объясняется тем, что в структуре стоимости капитала существенная доля приходится на более дешевые собственные средства.

Для выявления причин недостаточного инвестирования в анкете (по аналогии с анкетой Банка Англии) мы привели перечень факторов, которые могли сдерживать инвестиционную активность бизнеса в 2020–2020 гг., из которых предлагалось выбрать не более пяти самых существенных (см. график).

В целом ограничивающие факторы можно классифицировать на препятствия финансового и нефинансового (экономического) характера. Первые связаны с ограниченным доступом к финансированию и приоритетом неинвестиционного использования средств. Вторая группа ограничений объясняется неопределенностью экономической ситуации, низкой отдачей от инвестиционных вложений, инерционностью в инвестиционном поведении фирм и пр.

Отдельно стоит выделить недостаток собственных средств. С одной стороны, он представляет собой финансовое ограничение. С другой стороны, этот фактор можно отнести к экономическим барьерам, так как размер собственных средств определяется прибыльностью предприятия, в том числе конкурентоспособностью и спросом на выпускаемую продукцию.

Источники финансирования инвестиций

В 2020–2020 гг. подавляющее большинство опрошенных российских предприятий финансировали инвестиции из собственных средств: 87% использовали накопленную нераспределенную прибыль, при этом 46% из них покрывали за счет собственных средств более 50% своих вложений.

Согласно теории иерархии (pecking order theory), компании при принятии инвестиционных решений в первую очередь отдают предпочтение внутренним источникам финансирования в силу сопряженных с этим наименьших трансакционных издержек и наибольшей информационной прозрачности, а уже затем – заемному и акционерному капиталам.

Предприятия, способные полностью или в значительной степени обеспечить свои инвестиционные вложения за счет внутренних источников, получают значительные конкурентные преимущества и благоприятные возможности для роста за счет уменьшения издержек по привлечению дополнительного капитала и снижения рисков.

Источники финансирования инвестиций в 2020–2020 гг., % от общего количества респондентов

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

Вторым по значимости источником финансирования инвестиционных вложений среди российских компаний стали банковские кредиты: их использовали 43% опрошенных, 10% из них – для финансирования более половины своих потребностей в инвестициях. В Великобритании банковское кредитование в качестве основного источника для покрытия инвестиций используют 60% компаний, в том числе 15% – в качестве единственного.

В целом по сравнению с зарубежной практикой российский бизнес в 2020–2020 гг. менее активно привлекал банковское кредитование, но в этом исследовании у нас не было возможности проанализировать, как менялась зависимость инвестиций от внутренних источников финансирования по сравнению с внешними.

Читайте также:  Инвестиции в образование – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

На структуру источников финансирования инвестиций предприятия влияют и его масштабы. Очень крупные компании (более 1000 работников) чаще пользуются банковским кредитованием, малый бизнес (до 100 работников) при заимствовании чаще прибегает к торговым или небанковским кредитам и в большей степени финансирует инвестиции за счет собственных средств.

Уровень диверсификации источников финансирования инвестиций крайне низок: 44% опрошенных предприятий использовали только один источник, а четыре и более – только 8%. Для сравнения: в исследовании Банка Англии на один источник полагались 20% компаний, а на четыре и более – 30%.

Посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянуться

Посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянутьсяКризис в нефтезависимой экономике часто приводит к серьезному изменению ее структуры из-за падения доходов на фоне устойчивого снижения цен на сырье. При этом значительные изменения неизбежно происходят в инвестиционном процессе. В России общее замедление инвестиционной активности и падение инвестиций в основной капитал на 7,6% по итогам второго квартала 2020 г. (при кратно большем снижении в сегменте малого бизнеса) сопровождается некоторыми среднесрочными позитивными изменениями в структуре инвестиций. Они, однако, пока недостаточны для успешной диверсификации экономики в новых условиях.

Инвестиционная пауза в преддверии кризиса. Низкие темпы роста капиталовложений в последнее десятилетие были и остаются одной из причин, не позволяющих российской экономике уверенно вступить на путь ускорения роста ВВП. Уже перед началом нынешнего кризиса, вызванного пандемией и падением цен на нефть, российская экономика испытывала острую потребность в активизации инвестиционной деятельности. Если в период 1999–2020 гг. среднегодовой прирост инвестиций составлял 9,7% (даже с учетом провала на 13,5% в 2009 г.), то в 2020–2020 гг. он снизился до 1,9% за год. Еще меньше (а именно на 1,2% в годовом выражении) инвестиции увеличились в первом квартале 2020 г., не дотянув до уровня в 1,7% прироста в 2020 г. и до примерно 5% ежегодно в 2020–2020 гг. При этом в кризисном втором квартале 2020 г. инвестиции, по данным Росстата, упали на 7,6% относительно того же периода прошлого года, или на 7,7% к предыдущему кварталу со снятой сезонностью, по нашим оценкам (рис. 1 и табл. 1).

Если ориентироваться на темпы падения в годовом выражении (что логично в кризисный период, когда «хвосты рядов со снятой сезонностью могут особенно сильно вилять»), то нынешнее падение пока не дотягивает до пиковых спадов, наблюдавшихся во время двух последних рецессий: во втором квартале 2009 г. темпы падения инвестиций достигали 21% год к году, в третьем квартале 2020 г. – 14%. При этом периоды сокращения инвестиций относительно соответствующих кварталов предыдущего года в ходе двух последних рецессий составляли шесть и восемь кварталов соответственно, сейчас же он длится пока всего один квартал. Поэтому возможно, что все еще впереди.

Примерно такая же картина складывается, если ориентироваться на ряды со снятой сезонностью (рис. 1), исключая тот факт, что в этом случае можно говорить о небольшом падении инвестиционной активности еще в четвертом квартале 2020 г., то есть до пандемического и нефтяного шоков (рис. 1). Возможно, здесь сыграл свою роль рост общей неопределенности в мировой экономике и политике на фоне нарастающих трений США и Китая и других противоречий.

Рис. 1. Динамика ВВП и инвестиций в основной капитал в реальном выражении, I кв. 2007=100% (левая ось), и прирост к предыдущему кварталу, п.п. (правая ось), сезонность устранена

Динамика ВВП и инвестиций в основной капитал в реальном выражении

Источник: расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ на основе данных НИУ ВШЭ, Единого архива экономических и социологических данных

Инвестиции и Covid-19. На фоне кризисного падения в 2020 г. и без того невысокого в последнее десятилетие уровня инвестиционной активности происходят заметные изменения структуры инвестиций. Можно ли их оценивать как благоприятные с точки зрения последующего ускорения темпов роста экономики? Рассмотрим краткосрочный и среднесрочный аспекты этой проблемы.

Прежде всего, можно отметить настоящий провал в текущем году в инвестициях малого бизнеса, которые Росстат досчитывает, добавляя к оценкам, полученным по прямой отчетности крупных и средних компаний. Согласно своей методике, Росстат в этом году исходит из того, что на их долю приходится почти 21% всех инвестиций в денежном выражении. Учитывая, что, по официальным данным, во втором квартале 2020 г. падение инвестиций по полному кругу компаний (с досчетом) составило 7,6% год к году в реальном выражении, и оценивая динамику инвестиций крупного и среднего бизнеса величиной минус 0,4%, можно рассчитать, что падение инвестиций в досчитываемом сегменте, охватывающем малый бизнес, составило примерно 36%. Это, конечно, подрывает перспективы самостоятельного развития этого самого мобильного, незабюрократизированного и креативного сегмента экономики и повышает значимость дополнительных мер поддержки со стороны государства.

Фактически во втором квартале 2020 г. объемы инвестиций в основной капитал по полному кругу компаний упали относительно того же периода прошлого года не только в сопоставимых ценах, но и в номинальном выражении – на 1,6%, или на 67,5 млрд руб. Это бывает не часто. Учитывая, что инвестиции по крупным и средним компаниям в номинальном выражении выросли при этом на 180,4 млрд руб. (это следует из данных Росстата об итогах первого квартала и полугодия в целом), инвестиции в досчитываемый сектор, включая малый бизнес, сократились во втором квартале 2020 г., по нашим оценкам, почти на 248 млрд руб. относительно того же периода прошлого года (с примерно 1065 до 817 млрд руб.). При этом на прямые субсидии малому и среднему бизнесу, потерпевших урон от коронавируса отраслей, правительство России направило сначала 81,1 млрд руб., а позднее, в связи с расширением списка пострадавших секторов, еще 23 млрд руб. Суммарно получается всего 104,1 млрд руб.

Конечно, были и другие меры поддержки малого бизнеса: в уплате налогов (за исключением НДС) и по страховым взносам, в погашении кредитов и арендных платежей. Однако в основном все это направлено на поддержку текущей деятельности, а не инвестиций. А те меры антикризисной поддержки МСП, которые имели кредитный характер и потенциально могли быть использованы на инвестиции, накладывают на предприятия дополнительные обязательства в будущем и не всегда могут быть высоко эффективными и пользоваться спросом в условиях высокой неопределенности.

Читайте также:  Особенности инвестирования в Польше: бизнес, ценные бумаги

Если говорить о структурных изменениях инвестиций в сегменте крупного и среднего бизнеса, то среди отраслей, наиболее пострадавших во втором квартале текущего года, можно назвать (см. табл. 1): туристическую деятельность (в силу фактического закрытия границ инвестиции здесь снизились на 22% год к году); деятельность некоторых видов транспорта (в условиях самоизоляции перевозки были ограничены); административную деятельность (низкоквалифицированные услуги оказались невостребованными в кризис); строительство; деятельность гостиниц и ресторанов; автопром; некоторые традиционные аутсайдеры в плане инвестиций (так, в табачной промышленности наблюдалось рекордное снижение инвестиций более чем на 76% год к году).

Спад наблюдался и в инвестициях в добычу полезных ископаемых (минус 7,2%), в частности, в добычу нефти и природного газа (минус 0,6%), что связано с необходимостью сокращения добычи нефти по соглашению ОПЕК . При этом инвестиции в обрабатывающую промышленность в целом упали меньше – на 0,4% в реальном выражении. Однако несмотря на это абсолютный объем инвестиций нефтегазодобытчиков во втором квартале текущего года (почти 723 млрд руб.) превысил совокупный объем инвестиций во всю обрабатывающую промышленность (почти 571 млрд руб.) примерно на 27%. Если же учесть, что в составе обработки почти 136 млрд руб. пришлось во втором квартале на нефтепереработку, то превышение суммарного ТЭКа без угля (нефть, газ и нефтепереработка) над «очищенной» обработкой станет двукратным (табл. 1). В таких условиях весьма трудно ожидать диверсификации российской экономики, роста ее независимости от «нефтяной иглы» (уже набившее оскомину, но, по сути, точное сравнение). Для преодоления этой зависимости, видимо, потребуются дополнительные усилия.

Необходимо отметить, что в ряде отраслей инвестиции во втором квартале, напротив, наращивались. Так, несмотря на пандемию (а в чем-то и благодаря ей), очень высокий прирост инвестиций наблюдался в здравоохранении, образовании, государственном управлении (74, 45 и 44% соответственно). В лидерах оказалось также производство одежды (рекордный прирост на 125%) и мебели, что, возможно, было связано с необходимостью поставок оснастки и спецодежды в больницы. Особое место занимают инвестиции в почтовую и курьерскую деятельность, связанные с небывалой ранее актуализацией курьерской доставки продуктов и прочих товаров.

Таким образом, в целом изменение структуры инвестиций во время кризиса можно оценить как умеренно негативное, что выразилось, прежде всего, в снижении абсолютного объема инвестиций в сфере малого бизнеса.

Таблица 1. Инвестиции в основной капитал в I и II кварталах 2020 г. в разрезе видов экономической деятельности (без учета неформальной деятельности и малого бизнеса, если не указано иное; отсортировано по темпам прироста в реальном выражении, по убыванию во II квартале 2020 г.)

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

*СКИ – склонность к инвестированию, то есть соотношение номинальных объемов инвестиций и балансовой прибыли за период, в %. ** По полному кругу хозяйствующих субъектов, включая досчеты на инвестиции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами. *** Без субъектов малого предпринимательства и объема инвестиций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами. Источник: Росстат, расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Почему инвестиции в 2020 г. пока не обрушились у крупных и средних компаний несмотря на ухудшение состояния корпоративных финансов? Общая склонность к инвестированию, то есть соотношение номинальных объемов инвестиций в основной капитал и балансовой прибыли, во втором квартале 2020 г. сократилась со 144,2% в первом квартале до 117,2%, что говорит о снижении желания предпринимателей рисковать.

Рис. 2. Номинальные ежеквартальные объемы инвестиций в основной капитал и их финансовых источников (балансовой прибыли и прироста суммы выданных кредитов реальному сектору), экономика России в целом, трлн руб.

Номинальные ежеквартальные объемы инвестиций в основной капитал и их финансовых источников (балансовой прибыли и прироста суммы выданных кредитов реальному сектору), экономика России в целом, трлн руб.

Источник: расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ на основе данных Росстата и Банка России.

Кризисные явления обусловили не только рост неопределенности и снижение в связи с этим субъективной склонности инвестировать, но и банальное уменьшение финансовых источников инвестиций. Исторически в российской экономике наблюдалась высокая корреляция (заметная на графике даже визуально) между номинальным квартальным объемом инвестиций в основной капитал и суммарным объемом балансовой прибыли и увеличением кредитной массы в сегменте нефинансового сектора (рис. 2). С начала 2020 г. потенциал самофинансирования инвестиций начал ослабевать, но пока на объемах инвестиций это в полной мере не сказалось, даже несмотря на инвестиционный провал во втором квартале 2020 г. Пока инвестиции снижаются гораздо меньше, чем текущий приток ликвидности в реальный сектор.

Так, объемы балансовой прибыли экономики уже в первом, далеко не кризисном, квартале 2020 г. сократились относительно того же периода прошлого года почти на 60%; во втором квартале падение составило 34% год к году. Также во втором квартале 2020 г. впервые за три года стал отрицательным приток кредитов в нефинансовый сектор экономики. Правда, уже в июле он восстановился, но факт наличия двойного финансового шока для инвесторов в первом полугодии нельзя отрицать.

На фоне ухудшения финансового состояния быстрого восстановления инвестиционной активности может и не произойти, если не предпринять дополнительных усилий для нивелирования растущей неопределенности и полномасштабной стабилизации, и восстановления адекватного финансирования инвестиций. Если этого сделать не удастся, то посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянуться, то есть пойдет по обычной для всех стандартных рецессий траектории, когда падение инвестиций происходит заметно большими темпами, чем падение ВВП.

Сейчас, в силу необычного характера нынешней рецессии, ВВП упал сильнее, чем инерционные инвестиции (рис. 1), и важно этот импульс стабильности не утратить и не войти в состояние перманентного инвестиционного падения. На фоне намечающейся структурной перестройки экономики, позволить бизнесу полностью утерять «инвестиционный кураж» было бы непозволительной роскошью.

Читайте также:  Анализ распределения иностранных инвестиций по видам экономической деятельности - Анализ динамики и структуры иностранных инвестиций в экономику России

Учитывая все еще значительные объемы финансовых резервов и у государства, и у крупнейших компаний (накопленных в предшествующие три года на фоне роста цен на нефть при одновременном ослаблении номинального курса рубля), для поддержания инвестиционной активности и расширения спектра активно инвестирующих секторов важны два момента: во-первых, поддержание и восстановление оптимизма, подорванного, в частности, пандемией, и во-вторых, поиск финансовых источников длинных инвестиций для проектов в сфере транспорта и жилищного строительства. Для России, лежащей на пересечении важнейших транспортных путей и располагающей огромной территорией для проживания и отдыха в экологически чистых районах, это весьма важно.

Среднесрочные изменения структуры инвестиций. В целом, несмотря на серьезное падение общего объема инвестиций во втором квартале 2020 г. (и прежде всего в секторе малого бизнеса), общие тенденции структурных изменений в экономике за последние, скажем, три года (то есть после восстановления от рецессии 2020 г.) можно оценивать со сдержанным оптимизмом. Хотя с точки зрения кумулятивной динамики объемов инвестиций в секторах российской экономики в этот период наблюдается серьезное расслоение (фактически 50/50 по числу увеличивающих и уменьшающих инвестиции отраслей), однако в числе лидеров увеличения, если исключить абсолютно вырвавшихся вперед производителей кокса, находятся весьма стратегически значимые сегменты: информационные технологии, здравоохранение, фармацевтика, образование, железнодорожные перевозки (рис. 3). В то же время, как нам видится, экономике явно недостает источников долгосрочных крупных инвестиций. Иначе трудно объяснить, почему важнейшие инфраструктурные сектора (и прежде всего транспорт, кроме железнодорожного), а также многие важные сектора обрабатывающей промышленности в последние три года оказались в инвестиционном упадке.

Конечно, если говорить о космическом и трубопроводном транспорте, то некоторые причины более или менее понятны: относительное усиление конкурентов – для первой отрасли и, возможно, переинвестирование в предыдущие годы – для второй. Но почему снижаются инвестиции в водный, воздушный и автомобильный сегменты транспортного комплекса? Почему падают капитальные вложения в автопром, производство электрооборудования, компьютеров и оптики и, что очень важно, в научные исследования и разработки?

Эти сектора во многих своих сегментах могут ускоренно развиваться в постпандемической России. Сюда, в частности, в рамках процессов решоринга может вернуться часть обрабатывающих производств из Азии. Конкурентами страны в этом процессе будут другие ареалы исторического обитания обрабатывающей промышленности в Восточной Европе. Россия при этом, конечно, также нуждается в повышении транспортной доступности своей обширной территории на основе развития всего спектра перевозящих грузы и людей средств.

Рис. 3. Прирост инвестиций в основной капитал в секторах экономики в 2020 – 1-м полугодии 2020 гг. накопленным итогом, в % в реальном выражении (ранжировано по убыванию прироста)

 Прирост инвестиций в основной капитал в секторах экономики

Источник: расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ на основе данных Росстата.

Факторы сдерживания инвестиционной активности предприятий в 2020–2020 гг., % ответивших

ЦБ РФ заявил об ускоренном падении инвестиций в основной капитал в мае

Результаты опроса показывают, что недостаток собственных средств представляет собой главное ограничение для инвестиций (на это указали 81% предприятий с недостаточным уровнем инвестирования); далее с большим отрывом следуют высокая стоимость заемного финансирования (47%), высокая неопределенность экономической ситуации (45%) и длительный срок окупаемости инвестиционных вложений (38%).

Предприятия, заявившие о недостаточных инвестициях, чаще, чем остальные, сталкиваются с различными финансовыми трудностями. Основные проблемы с получением заемного финансирования таких компаний связаны с ограничениями по объемам и срокам, на которые привлекаются заемные средства.

84% производителей с недостаточными инвестициями отметили, что не могли занимать столько, сколько необходимо, 69% имели ограничения по срокам займа и 20% считали кредит дорогим, поэтому не подавали заявку на его получение. Таким образом, высокая стоимость заемного финансирования в числе препятствий может быть обусловлена недостаточной финансовой устойчивостью компании, неочевидной конъюнктурной привлекательностью отрасли, которую она представляет, в результате чего кредитные организации закладывают повышенные кредитные риски в процентную ставку по долговым обязательствам для таких заемщиков.

Предприятия с недостаточными инвестициями не привлекали долговое финансирование, так как по сравнению с теми, кто инвестировал достаточно, считали 2020–2020 гг. неблагоприятным для этого периодом (37% опрошенных). Ограниченное использование долгового финансирования могло быть связано с целенаправленной политикой компаний по снижению долговой нагрузки в это время, высоким уровнем процентной ставки по кредиту, низкими стимулами к инвестициям в этот период.

Почти 90% компаний полученную в 2020–2020 гг. прибыль частично направляли на инвестиции, частично оставляли на балансе – очевидно, либо накапливая собственные средства для последующих инвестиций, либо занимая выжидательную позицию в условиях низких стимулов к инвестициям в период экономической и геополитической нестабильности 2020–2020 гг. У 59% прибыль направлялась на дивиденды, и только 8% вкладывали ее в финансовые активы.

С учетом упомянутой выше жесткости инвестиционных целей (при этом чем чаще они пересматриваются, тем чаще не меняются) компании становятся менее чувствительны к снижению стоимости финансирования, в результате чего действенность кредитного канала денежно-кредитной политики снижается.

Снижение стоимости кредитных ресурсов позволяет компаниям сокращать долговую нагрузку, экономя на процентных выплатах, и улучшать финансовый результат: в результате этого высокоэффективные компании, скорее всего, направят больше средств на выплату дивидендов, а низкоэффективные и закредитованные – несколько улучшат свое кредитное качество, оставаясь низкоэффективными.

Однако адаптация бизнеса к проводимой денежно-кредитной политике, направленной на снижение инфляции, все же происходит. Среди тех, кто свои инвестиционные цели поменял (чуть более половины компаний), 34% сочли допустимой более низкую рентабельность или более долгую окупаемость против 19% установивших, наоборот, более высокую рентабельность и в более короткие сроки.

В целом результаты опроса показывают, что низкая инвестиционная активность промышленных компаний в период 2020–2020 гг. была обусловлена сочетанием целого ряда ограничений, которые во многом носят нефинансовый характер. Инвестиции носили в основном замещающий характер, что объясняет их низкую чувствительность к кредитным ставкам.

Если такая модель инвестиционного поведения компаний сохранится, смягчение денежно-кредитной политики окажет лишь слабый эффект на рост инвестиций в промышленности: для ускорения роста инвестиций необходимо в первую очередь решать структурные проблемы.

Закладка Постоянная ссылка.
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии запрещены.